Заглавная страница

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Мракопедия — энциклопедия ужасов

Мракопедия является открытым онлайн-сборником тёмного фольклора, городских легенд, просто страшных историй, иными словами — крипи. Вы предупреждены.

Что такое крипипаста и с чем её едят
Delicious creepypasta
Под словом "крипи" (англ. creepy — стрёмный, страшный) чаще всего имеются в виду страшные истории. Всё началось с так называемых крипи-тредов на 4chan.org, регулярно начавших появляться в 2006 году и почти полностью состоящих из таких историй. Как и многие другие замечательные вещи, эта традиция была скопирована на первую российскую имиджборду 2ch.ru практически без изменений, даже само их название не было переведено — только транскрибировано. С тех пор традиция расползлась далеко за пределы имиджборд, а слово "крипи" стало в некоем роде собирательным определением таких понятий, как "страшный рассказ", "крипипаста", "страшная картинка", "хоррор" или просто жуткая ситуация из жизни. Подробнее об этом жанре интернет-фольклора можно прочитать здесь.

Итак, мы занимаемся крипи.


Известные персонажи, явления и мемы крипи-среды:
Deep WebGoddess BunnyHerobrineSCPSlenderManБЕЗНОГNMВайомингский инцидентВИDКрипи-тредНЁХПеревал ДятловаПопобаваСамосборУбийца ДжеффУжасный ночной гостьЭффект МанделыФайлы 21
Полезная статья: Начинающим авторам
Предлагаем подписаться на наш Телеграм

Обращение администрации Мракопедии

Дорогие друзья, читатели и авторы Мракопедии. Скорее всего, сейчас вы здесь, потому что не понимаете, что происходит с ресурсом, откуда взялась плашка и зачем втягивать в это всё вас.

Кто-то сидит в группах в ВК и «Телеграма», кто-то просто постоянный резидент сайта, но, так или иначе, вы не видите того, что происходит «за кулисами» ресурса.

Долгое время (больше десяти лет!) мы просто были объединены одной целью: собрать тексты, которые пугают, дать платформу для авторов, которые их пишут, и удобный интерфейс для людей, которые их читают. У нас был один язык, на котором мы общались, у нас были слова, понятные для всех, у нас был смысл…

Так случилось, что началась война. (Давайте называть всё своими именами, мы же честны друг с другом?) Мракопедия была и остается ресурсом, который родился в Украине, который поддерживался, в том числе финансово, украинскими ребятами. Которые, как и вы, не ожидали, что в один день придут русские солдаты и начнут рушить их дома, убивать родственников и перечеркивать все надежды на будущую мирную жизнь.

Мы все здесь публиковали страшные истории. Хорошие, плохие. Неважно. Этот ресурс нас объединял. Давал эмоции, вдохновение. Кто-то благодаря ему получал и гораздо большее: новые знакомства и друзей.

Но сейчас мы сами оказались внутри страшной истории. Самой страшной истории, которая человечеству и не снилась.

Трудно это говорить, но давайте останемся честны до самого конца. Невозможно быть аполитичным, когда завтра ракета может унести жизни дорогих тебе людей. Невозможно сохранять статус-кво, когда в Украине погибают мирные люди, а солдаты убивают друг друга. Нет никаких шансов остаться «вне этого», когда мир заливается кровью, потому что кто-то так решил.

Многие из нас не хотят войны. Многие из нас до сих пор пытаются усидеть на двух стульях. Ребята, простите. Такого не бывает.

Так получилось, что мировоззрение нескольких администраторов Мракопедии стало различаться. Нет, мы не ссорились, не ругались. Просто разошлись по разные стороны баррикад и с грустью приняли этот мир таким, какой он есть.

Паблик в ВК отныне живет своей жизнью. Что это значит для авторов и читателей?

  • Авторы вольны публиковаться там, где им будет удобно.
  • Авторы могут попросить удалить их творчество: что в паблике, что на сайте. Никто их за это не будет судить, все всё понимают.
  • Читатели, соответственно, и там, и там получат свою долю эксклюзивного контента.

Мы работаем для вас. Пишем для вас. Переводим для вас. Сохраняем творчество.

В этот непростой момент сложно подобрать подходящие слова. Сохраняйте разум, берегите себя и своих родных, не позволяйте событиям рушить дружеские и семейные связи.


Василий Шульженко, "Верхом на кентавре"

Пил Колька горько. И ладно б пил как все — по праздникам там, или хотя бы пиво по пятницам, так нет — запоями, да такими, что хоть святых выноси. Бывало, Зинка придет с работы — а он уж лыка не вяжет: по квартире ползает, с мёртвыми сослуживцами спорит, а то и с кулаками лезет. Сам Колька нигде не работал, да и где его такого терпеть будут – только первая получка и поминай, как звали. Всё больше подрабатывал – тут дорожку от снега почистить, там с переездом подсобить, у Зинки в магазине опять же на разгрузке. Зинка как ни крутилась – и бутылки по дому прятала, и получку отбирала, да без толку – что-что, а выпивку Колька всегда добыть умел. Словом, был он настоящим алкоголиком.

Зинка – баба неглупая, не старая еще, понимала, что жить так никак нельзя. Сперва поговорить пробовала, мол, ты, Николаша, совсем, пардон, обнаглел. Колька разорался, обиделся, ушёл средь ночи, а вернулся домой лежа, на бровях. Ни посулы, ни угрозы не работали. Стала Зинка по врачам Кольку водить – но и тут сплошное расстройство.

Сначала терапевт вяло, со скукой предложил:

— Ему бы какое увлечение найти, знаете, хобби. Ну, чтобы отвлекаться. Против алкоголя шибко сильно культура действует, искусство. Театр, кино ну или на худой конец карусель с музыкой.

Театр Кольку не впечатлил совершенно. Руками машут, говорят чего-то, голоса зычные – словом, фиглярство сплошное. Дождался Колька антракта, да так в буфете налакался, что его швейцар взашей вытолкал и милицией грозился.

Предлагали в наркологию лечь, прокапаться – Колька разбушевался:

— Не позволю, — говорит, — дьяволы, ветерана в психушку упекать!

Читать полностью

История июля: Буквы
Tatoo.jpeg

Вовремя он ко мне подошел, что тут скажешь. Я только после вчерашнего оклемался, голова немного варить начала. Проснулся на пляже, когда солнце припекать начало, проморгался, в речку залез, умылся. Зашел поглубже, поглотал воды, пить хотелось страшно. Сижу, обсыхаю, прикидываю, где и как найти денег на опохмел, а тут он. Приди он на полчаса позже, и все, разминулись бы.

— Денег заработать хочешь?

Я только улыбнулся. Фигура у меня заметная, про то, что в горячих точках служил, наверное, весь поселок знает. Предлагали и такое.

— Смотря кому морду бить надо, — ответил я, а он рассмеялся.

— Нет, я не по этому поводу.

— А по какому? — сразу насторожился я.

Парень присел рядом на песок. «Мой ровесник», – прикинул я, – «может, немного старше. Если и пьет, то не в моих объемах. Приличный, подтянутый. Обеспеченный поди. Дилер? Сутенер?»

— Я понимаю, что это прозвучит немного странно… — начал он. — Если вкратце, то есть один чокнутый миллиардер, который готов платить деньги за довольно странные вещи.

— Знаешь, иди-ка ты отсюда по-хорошему, – начал закипать я. — Я, может, и алкаш тот еще, но ни на какие мерзости подписываться не собираюсь!

— Не настолько странные, — не смутился незнакомец, — я про твою татуировку.

Читать полностью

Приз зрительских симпатий

Мемориал пустот

В Северодвинске у меня жила тётка по матери, о существовании которой я знал лишь формально. Когда рак сожрал её кости изнутри, я приехал сюда, чтобы забрать у лысеющего, затюканного нотариуса конверт с ключами от квартиры и короткое письмо от покойной. В письме та деловито попрощалась и объяснила, как управляться с водяным котлом на кухне. Тем пасмурным днём я ещё не знал, что приехал, чтобы остаться.



Голосовать за историю августа · Предыдущие победители

Остальные номинанты: "Иголка и Нитка", "Держатель", "Черновик", "Инцидент с Агриппой", "Паровозные гудки", "Лукавый зашел в гости"