Солнцеед

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Skalistiy. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Я живу на окраине большого города-миллионника, в окно всегда видно дымящиеся трубы ТЭЦ и серые однообразные многоэтажки. Раньше переезд сюда из более оживленного и светлого района был для меня настоящей трагедией, но наличие собаки и огромного леса за окном поменяло мое мнение. Вскоре я и вовсе пообвыкся и даже полюбил это место больше, чем предыдущее. Зарабатывал я переводами, поэтому имел довольно гибкий график, а также возможность гулять и просыпаться в любое время суток, главное сдать работу в срок.

То позднее зимнее утро было ничем не примечательным, и я, пожалуй, не запомнил бы его, если бы не странный мужик, появившийся в нашем лесу. Я как обычно прогуливался по дорожке между сосен, когда увидел человека, неподвижно стоящего на поляне. Сначала он не привлек особого внимания, я только взял пса на поводок, но, чем ближе я подходил, тем больше цеплялся за него взглядом. Он уже оставался за спиной, когда раздался хруст снега, который исходил точно не из-под моих подошв, что заставило меня обернуться. Мужик был неподвижен, он стоял ко мне полубоком, не издавал ни малейшего звука и с широко открытым ртом смотрел на солнце. Он был бы похож на бомжа или хиппи: такие же длинные волосы до плеч, борода, странный пояс, как бы из пучка тонких полосок кожи, мешковатая одежда, но она была чистой, и никаких посторонних запахов я не учуял, хотя проходил довольно близко. Ситуация показалась мне комичной: вот это вот яркое солнце, блестящий снег и какой-то чувак с открытым ртом пялится в небо. Но мало ли чудаков на свете? Мы с овчаром обошли свой привычный круг и двинулись домой. За 40 минут мужик никуда не делся, казалось, что даже не подвинулся - так и стоял, как статуя или манекен.

С тех пор я видел его довольно часто, всегда неподвижного, всегда около той полянки, хотя и не обязательно точно на первом месте. Как-то за завтраком я рассказал о нём жене, потом мы видели его и вместе, после чего она просветила меня, что это, наверное, солнцеед. Один из тех сумасшедших, которые, по собственным заверениям, вообще не едят продуктов, а питаются только энергией солнца. Была одна особенность - он появлялся только в солнечные дни, и я никогда не видел его в темное время суток. Мы уже привыкли к такому соседству и не обращали особого внимания. Даже мой пес, обычно насторожено косившийся на незнакомцев, перестал подымать холку и напрягаться при виде странного мужика. Солнцеед напоминал мне дерево: безмолвный, неподвижный, отвлеченный. Мы не видели, как он приходил, или уходил, но следы на снегу к нему оставались, значит точно не по воздуху.

А потом где-то в марте мужик пропал. Это был первый солнечный день, когда его не было, и без его присутствия было даже как-то странно. Я вспоминал о нём день-два, но вскоре позабыл. Солнцееда не было всю весну, лето и теплую осень, мы совсем забыли о его существовании, пока одним морозным днем под самый конец осени он вновь не объявился на своей поляне. Так оно и повелось - каждую зиму в течение лет трех-четырех мужик возвращался на свое излюбленное место, а потом также исчезал с наступлением весны, словно его и не было. При чем, он делал это скорее согласно погоде, а не календарным числам. Мог прийти раньше декабря или пробыть до самого апреля. Мне казалось странным, что он исчезает, когда солнца становится вроде-бы больше. Почему бы ему зимой не переехать хотя бы на Юг страны, или почему он не появляется здесь в теплое время года? Несколько раз я слышал, как мамы обсуждали его на детской площадке, мол, не педофил ли. Но, учитывая, что мужик вел себя, как растение, к детям никогда не приближался и людьми не интересовался, его никто тоже не трогал и интерес поутих.

Так мы и жили, пока в нашем районе не завелся маньяк. По новостям передавали, как он подбегает к людям сзади и перерезает им глотки, а у женщин забирает украшения. После нескольких случаев лес начала патрулировать полиция, даже меня несколько раз останавливали и проверяли документы. И хотя маньяка вроде бы словили до наступления холодов, но патрули остались на постоянной основе. Район действительно был не самый спокойный, но не так, чтоб совсем плохой. Периодически кого-то обворовывали, пару раз я видел, как в лесу закапывали какие-то мешки поздно ночью или сжигали документы, причем аккуратно, по листочку, но в целом все было не так уж и страшно.

А с первыми заморозками, как по часам, появился солнцеед. Несколько дней подряд я встречал его во время утренней прогулки по лесу, а потом как-то днем шел мимо него в магазин и в этот раз как раз проезжал патруль. Я обрадовался, что им до меня не было дела, так как вы знаете, какая у нас доброжелательная полиция, но они заинтересовались мужиком. Отойдя на безопасное расстояние, я сделал вид, что завязываю шнурки и заинтриговано наблюдал, как двое ментов пытаются разговорить чудака. Он все так же не шевелился и не издавал ни звука, хотя его уже довольно внушительно тормошили и громко что-то спрашивали. Так оно продолжалось пару минут, пока полицейские не начали на меня поглядывать, и я, от греха подальше не смотался по своим делам. А на обратном пути не было уже ни патруля, ни косматого мужика. Это меня озадачило, такого я еще не помнил. Хотя и не мог ручаться, что стало причиной его пропажи - менты или зашедшее за тучи солнце. Мы еще, помнится, обсудили это вечером с женой после работы, поперебирали косточки нашей полиции, да и успокоились.

На следующий день было пасмурно, мела первая колючая снежная пороша и было весьма зябко. Я весь день мотался по городу с какими-то бюрократическими проблемами, поэтому весьма замерз и проголодался, с иронией вспоминая, что у солнцееда, наверное хватает запаса вчерашнего солнца, чтобы быть сытым и без еды. Но солнце не взошло и на следующий день, и даже через неделю. Под конец второй недели мы уже напряглись. Было то сыро и слякотно, то скользко и холодно, но главное - весьма тоскливо. На пятую неделю я уже изнывал - ситуацию чуть-чуть исправляла елка и разноцветные гирлянды по всей квартире, но на улице оставалось все так же неприветливо и уныло. Поэтому, когда на выходные выпал пушистый снежок, я взял пса и пошел на разведку.

Большое озеро

У нас под домом лес совсем небольшой, ограниченный со всех четырех сторон жилыми массивами и трасами, но вот через дорогу - настоящая чаща, которая доходит с одной стороны до огромного озера, а с другой до ближайшего городка-спутника через приличное количество километров. В дальние прогулки я отправлялся к озеру, но как-то в сентябре заприметил далеко в лесу вышку, скорее всего пожарную, куда все следующие месяцы и подумывал сходить. "Что ж, без солнца, так без солнца, хоть не слякоть", - подумал я, взял рюкзак с термосом и бутербродами и вышел за порог. Жена всё равно была на ночном дежурстве, а дома скучно. На опушке мне еще попадались лыжники или собачники, но чем дальше я отдалялся от трассы, тем меньше людей встречал. Довольно быстро я дошел до пустыря, с которого можно было пойти к озеру, либо углубиться в чащу к вышке, что я и сделал. Раньше я здесь не бывал, хотя в целом неплохо знал лес и приблизительно представлял себе карту. Проблема была в том, что вышки, которую я видел с пустыря, не было на карте, даже в режиме спутника, хотя я часто увлекался поисками объектов на таких изображениях. Поэтому ее месторасположение я знал весьма приблизительно, а в лесу вышки видно не было.

Хотя обычно меня радуют такие прогулки, но в этот раз было очень тихо и как-то мрачно. Утренние сумерки постепенно переходили в вечерние, день так и не родился. Создавалось ощущение, что в уши набили ваты, даже хруст снега был приглушенным. Я ориентировался на небольшое болотце посреди леса, которое нашел на спутнике. И действительно, слева от тропинки на отмеченной точке оказалось то ли слишком грязное озерцо, то ли чересчур чистое болото.
Болото
Я повеселел, даже пес как-то приободрился, значит, мы шли правильно. Иногда приходилось сворачивать с тропинок и ломиться напролом, чтобы не сбиться с предполагаемого курса. Тучи опустились еще ниже, а я порадовался, что предусмотрительно захватил фонарик. Практически без лишних петляний мы таки вышли к пожарной вышке. Я боялся, что рядом будет будка сторожа или, что верхняя площадка окажется закрытой, но мне повезло - лазь не хочу! Я оставил пса и рюкзак внизу, а сам потихоньку карабкался на обзорную площадку. Железные перекладины лестницы жгли руки и были довольно скользкими и ближе к вершине пульс, как обычно зашкаливал. В это время главное не спешить и глубоко дышать, тогда должно обойтись без потерь.
Вышка

Сверху открывался красивый зимний, хотя и сероватый пейзаж. Лес простилался до горизонта, я даже видел где-то вдалеке свинцовую кромку озера, когда от созерцания меня отвлек взволнованный лай. Я взглянул и вниз и увидел, что собака мечется вокруг вышки, периодически поглядывая на меня, и рычит на кого-то, кто, по-видимому, стоит совсем впритык, раз я его не вижу. Это было странно, поскольку при габаритах здоровой овчарки я не переживал за оставленный рюкзак, а сейчас что-то было не так. С одной стороны, мне было не по себе спускаться не известно к кому, с другой - я не мог оставить верного друга и вещи на произвол судьбы. Скрепя зубами и с неспокойным сердцем пришлось спускаться. Кто-то был там, прямо у моего рюкзака, но я не мог рассмотреть кто именно из-за неудобной позы. И вот, когда до земли оставалось где-то четверть расстояния, я наконец-то увидел Его. Увидел и сразу узнал. Такой же недвижимый, как и прежде чуть ниже уровня моих ног, стоял и, не мигая смотрел на меня с открытым ртом солнцеед. Это было так глупо, так неестественно, что спина мгновенно покрылась мурашками, а в животе поселился холодок. Руки не слушались, да я и не спешил закончить спуск. Наверное, прошло минут 5, я не уверен, когда руки совсем затекли, и я скорее, чтобы успокоить нервы крикнул: "Чего надо, мужик?!" Сначала он не подавал признаков жизни, все так же смотрел на меня неотрывно, а потом в его взгляде появилась... осмысленность, что ли? Впервые на моей памяти он медленно повернулся, а потом я с ужасом осознал, что он смотрит на рычащего пса. Я еще больше психанул и достаточно громко, хотя и срывающимся голосом закричал: "Вали отсюда, подобру-поздорову!". Он как-то резко и неестественно дернулся, а потом начал, не оборачиваясь шаркать ногами и закидывать мой рюкзак снегом. Знаете, как бывает это делают собаки, или петухи? У меня волосы под шапкой стали дыбом. Рискуя сорваться, я кое-как перелез на другую сторону лестницы и, сдирая кожу, сполз по ограждению вниз. Радостный пес кинулся ко мне, поскуливая, это было совсем на него не похоже. Сумасшедший все так же загребал снег, теперь вперемешку с землей, стоя спиной ко мне.

Придерживая одной рукой собаку за ошейник, я медленно и по возможности тихо приблизился, схватил рюкзак за виднеющуюся из-под снега лямку и мигом отскочил. Мужик тут же прекратил и его голова начала поворачиваться. Все это происходило с мерзким скрипом, как бывает у старых несмазанных механизмов. Причем сначала он повернул на 180° свою косматую голову, а только спустя пару секунд тело. А потом его вечно открытый рот захлопнулся с лязгом и солнцеед растянулся в широкой улыбке. У него не было ни клыков, ни каких-то странных зубов, но движения, и вся ситуация были такими жуткими, что я думал только про одно - как отсюда дать дёру. И вдруг каким-то искаженным, словно взрослый перекривливает ребенка голосом он сказал:

"Вкусное солнышко согреет горлышко,

Но стало холодно, Тифону голодно,

Людские солнышки согреют косточки.

Вырежу ножичком мясо и кровушку"

А потом плотоядно облизался и начал раскачиваться на своих скрипучих ногах, как спортсмены перед прыжком в длину. Сказать, что я охренел, значит, ничего не сказать. Я рванул, что есть мочи в сторону дома, стараясь не упускать тварь из виду. До людей было так далеко, по снегу бежать было неудобно, рядом, явно в ужасе, галопом бежал овчар, периодически меня перегоняя, но дожидаясь, пока я добегу. И когда я уже поверил в возможность хорошего исхода, сзади послышался топот и скрип снега. Двигалось оно быстро, но пока мне удавалось держать какую-никакую дистанцию. В очередной раз обернувшись, я увидел голодный азартный взгляд и руки, которые телепались, как плети при прыжках. Довольно хрюкнув, оно ускорилось и попрыгало интенсивнее. Я закричал от ужаса, уже не стесняясь и помчался, больше не оборачиваясь.

А затем тропинка и мои следы исчезли... Этого просто не могло быть, потому что снег не падал, дорожка была вполне явная и не могла просто так пропасть. Увидев мое замешательство, тварь радостно завопила, и мне пришлось бежать по пухляку через колючие ветки и поваленные деревья. В конце концов я споткнулся и упал лицом прямо в сугроб. Пару секунд я так и лежал, ожидая скорой смерти, но до меня донеслось недовольные повизгивания и рычание пса. А когда я обернулся, не увидел ни одного, ни второго. Не было ни крови, ни каких-то звуков. Только примятый снег и ничего... Я очень волновался за друга, но в то же время до сих пор был в ужасе от всего пережитого. Ледяные пальцы немного отпустили мое сердце, когда через несколько метров я увидел собачьи следы, уходящие в лес. Солнцееда нигде не было видно, но я не расслаблялся и, постоянно оглядываясь, пошел по следу.

Стемнело окончательно, я давно должен был выйти к домам, но вокруг был лишь зимний лес, пес не отзывался на зов, а я потихоньку выбивался из сил. Телефон не ловил сеть, GPS мракобесил и не двигался с мёртвого места, я был в отчаянии. Оффлайн карты обычно работали без нареканий, такое со мной случилось впервые. Вскоре я начал находить странные, словно вытоптанные круги вокруг деревьев. Как будто на полях по телеку в передачах про инопланетян.
Круги вокруг деревьев
Я сомневался, стоит ли включать фонарик, но, рассудив, что тварь должна видеть в темноте, достал его и брёл дальше. Все это напоминало хреновый ремейк "Ведьмы из Блэр", периодически то слева, то справа от меня раздавался треск веток, но сам солнцеед не показывался. След привел меня к крутому оврагу, пришлось съехать на жопе в самый низ темного неприветливого места. Цепочка собачьих лап обрывалась у какой-то норы, я засомневался, стоит ли лезть внутрь, но позади послышался сильный треск и похрюкивание, так что пришлось ползти.
Вход в пещеру
Так, на четвереньках в свете налобника я пролез в зал, где смог даже выпрямиться, осмотрелся и обомлел. Я знал это место! Оно давно было в списке обязательных к посещению и находилось далеко от моего города. Но я не мог ошибиться! Вот этот вылепленный алтарь, который я рассматривал на фото в интернете, вот портрет девушки со странными глазами...
Алтарь
Девушка со странными глазами
Но как меня занесло за 60 км от дома?! Как будто оглушенный я позвал пса еще раз, но никто не отозвался. Что мне оставалось? Пришлось рассматривать стены. И если про некоторые барельефы я читал или уже видел их в чужих отчетах сталкеров, то кричащее лицо на стене было для меня неожиданностью.
Кричащий человек
Поежившись, я прополз во второй зал и заметил, что все стены здесь украшены подобными кругами-спиралями, которые я уже видел вокруг сосен. Кроме того, в этом зале был лаз, наверняка шкурник - второй очень узкий выход, о котором я читал. Решив для начала заглянуть туда, а потом пофотографировать настенные творения, я стал коленями на уступ и просунул половину тела в лаз, прикидывая пролез ли бы я. И тут я услышал шаги и шорох, словно кто-то пробирается ко мне в зал со стороны главного входа. Плюнув на рюкзак, задрожав от липкого ужаса, я со всей своей прытью полез вперед.

Знаете, я никогда не боялся пещер, но тут было так узко, что у любого развилась бы клаустрофобия. Лаз сужался, и вскоре мне пришлось лечь совсем, извиваясь ужом и измазываясь в глине. Он был сзади, я знал это, чувствовал каждой клеточкой тела и пытался выбраться как можно скорее. А потом я застрял... Сначала я не поверил, пытался барахтаться и так и сяк, но застревал только крепче и в конце концов мне стало сложно дышать. Я обливался потом, кажется, даже плакал, пытался рыть пальцами глину, но ничего не получалось. Вспоминались сообщения о возможных обвалах мягкопородных лазов и о застрявших спелеологах. Из последних сил пытаясь совладать с паникой, я начал глубоко дышать. Вдох-выдох, вдох-выдох... И тут я понял, что кто-то дышит со мной в унисон. Как только я затаил дыхание, послышалось знакомое похрюкивание, меня больно схватили костлявыми пальцами, казалось до костей за ногу, уверенно потащили на себя и заулюлюкали: "Вкусненький, тёпленький!".

Я закричал, как резанный и больно ударился головой о свод туннеля, налобник спал, я заскользил замерзшими пальцами по влажной почве, сдирая ногти и начал брыкаться, как ненормальный. Видимо меня спасло то, что оно сдвинуло меня, и я полез вперед уже немного под другим углом. Никому не пожелаю пережить этот кошмар. Я оставил там кожу с ладоней, не знаю как, но я вылез из пуховика и потерял один ботинок в мертвой хватке его лап. На секунду мне показалось, что выхода нет, что впереди тупик и это конец, я готов был расшибиться о глухую стену, но это был только снег, накрывший узкий лаз. Задыхаясь от снега, полураздетый я понесся по лесу, как сумасшедший. Сзади разочарованно и зло вопило оно, это были уже не игры в кошки-мышки, это был забег, от которого зависела моя жизнь. Впрочем, надежда таяла на глазах, меня отчаянно догоняли, расстояние между нами сокращалось, стоял такой треск, словно за мной несся внедорожник, а потом я увидел свет, мигающий в конце ущелья. Уже виднелись очертания первого домика, когда справа мелькнул силуэт, я инстинктивно дернулся, а потом почувствовал теплую кровь на своей щеке и чуть позже боль. Но времени осматривать себя не было, нужно было бежать, бежать...

Я вломился в дверь дома, перепрыгнув хиленький забор, с такой силой, что, наверное, снес бы и щеколду, если бы она была закрыта. Резко затворив ее за собой, я без запинки опустил тяжелый засов и сам сполз рядом. Хозяева как раз ужинали и вопросительно уставились на меня. Странные хозяева, нетипичные. Их было четверо - мужчина, женщина и пара детей. Одеты в льняные рубахи с вычурной вышивкой, шерстяные жилетки мехом внутрь, они словно сошли со страниц учебника. Но это не была и традиционная наша одежда, скорее какая-то смесь всего понемногу. Тем более у нас в селах люди давно уже предпочитают спортивные костюмы, одеваясь так витиевато разве что на праздники. Стены украшали резбленые изображения спиралей, которые я видел в пещере и в лесу, а там, где у обычных селян расположен иконостас, висел череп оленя с рогами, украшенный цветами, в глазницах его горело по свече. Я проглотил язык и пялился на это изваяние.

Мужчина строго посмотрел на девочку и негромко спросил: "Ты почему дверь не затворила, когда с улицы вернулась?". Девочка потупила взгляд и молчала, потом пролепетала, что-то про огурцы, которые она доносила из погреба к ужину, но запнулась на полуслове. Мать схватилась за сердце и запричитала: "А если бы Тифон зашел, что бы ты тогда делала, а?". "Не трогай ее, - заступился старший мальчик, - Тифон к нам не заходит, мы потребу оплатили еще в сентябре". Отец грозно на него зыркнул, но смягчился и промолчал, а потом встал из-за стола и подошел ко мне. В какой-то момент я подумал, что он ударит меня или вышвырнет за дверь.

- "Сколько солнечных дней в году у нас в стране?". "- Что?", не поверил я своим ушам. Мужик терпеливо повторил свой вопрос. Я читал об этом пару недель назад, случайно забрел на статью, почему так долго нет солнца. - "200 дней в среднем". Мужчина смотрел на меня с полминуты, одобрительно хмыкнул и прошел обратно за стол. Все принялись за еду, а я не знал, куда себя день. И тут в дверь деликатно постучали. Не грубо, нет, кончиками пальцев. Все прервались, кроме хозяина дома, и поглядели на дверь. Стук повторился. "Вкусненький...Тепленький...Хозяин, открывай, выкуп давай". Мужик отмахнулся: " Треба оплачена, нечего тут канючить. Еще целый месяц в запасе у нас". За дверью недовольно завозмущались:

"Вкусное солнышко согреет горлышко,

Но стало холодно, Тифону голодно,

Людские солнышки согреют косточки.

Вырежу ножичком мясо и кровушку"

И так продолжалось с разной периодичностью. Все молча доели, детей отправили спать в другую комнату, и мать пошла с ними. Мной овладело тяжелое отупение. Очнулся я от того что хозяин протягивал мокрую холодную тряпку. - "На вот, пол-лица в крови". Я осторожно ощупал ухо, хороший кусок которого отсутствовал. Кое-как протерев щеку и прижимая тряпку к ране, я набрался смелости, сел на лавку напротив хозяина и спросил: "Кто это там? Это ваш бог?". Мужик пырснул от смеха: "Нет, парень, это только предвестник, Тифон. Заявился к нам лет 5 назад, утверждал, что солнцеед и появляется за 6 лет до Второго солнца. Мы сначала жалели его, юродивого, но потом заметили, что и правда ничего не ест старый, по крайней мере, на людях. А затем приехали ученые из города, начали изучать его, так сказать, в рабочих условиях. Сколотили сарай с прозрачным потолком на опушке и лишили его еды, чтобы посмотреть, правда ли ничего ему не надо, или врет чудак. Да только солнце тогда долго не появлялось, несколько недель подряд... Не показывались долго ученые, пришли мы с мужиками посмотреть, а там... Кисти отрубленные сложены кругами, как лучи солнечные, кишки всюду в спирали закрученные, кожа полосками отсутствует, он ее на ремни себе порезал, и другие ужасы. А след кровавый в пещеру уходит. Мы думали, что маньяк завелся, а его ничего не берет - приехали военные, забрали, да только вернулся он еще злее, чем прежде. Забрал у нас у всех по ребёнку, они сами к нему в пещеру ушли, в один день. Пытались и сжечь его, и пещеру травили, и стреляли - все ему нипочем. Всё твердит про приход Второго солнца и звезду Апокалипсиса.
Звезда Апокалипсиса
Пока ясно на улице, он безопасный, главное, чтоб не голодал. Да и в теплое время года пропадает куда-то. Правда говорят, что можно через его пещеру и летом в зимний лес попасть, но это уже детские байки, как по мне. Единственное, как уезжают за пределы нашего села, забывают про него, словно и не было. Вот мы звонили, обещали приехать и никто не приехал. Я и сам про него не помню, когда за продуктами выезжаю. Только дети не забывают, пока не вырастут. Но мы тут выработали правила, приспособились как-то. Все равно не вытравишь его...".

Я слушал и не верил, что так бывает. Что такой незыблемый, рациональный мир рассыпается у меня на глазах. - "А какую требу вы ему платите?". И тут хозяин помрачнел. - "Не твое дело, пацан, живой и ладно". Я не стал спорить и мечтал дожить до утра. Хозяин пошел спать, дав мне тулуп, чтобы не было так твердо. Кажется, я не сомкнул глаз, но я не ручаюсь. Под рассвет скулеж и бесконечные стихи про «солнышка» за дверью и перестуки за окнами прекратились. Я специально даже головы не оборачивал, не хотел снова даже мельком увидеть его страшную харю. Только две догорающие свечи в глазницах оленьего черепа до сих пор в голове крутятся. А около 6 часов вдруг ожил телефон, я позвонил жене на дежурство, долго объяснял, где и почему меня нужно забрать, но так толком и не объяснил причину, а врать не хотел. В 8 утра встал хозяин, и я слезно попросил его подбросить меня до трассы. Он хмурился, но согласился. При выходе из дома я опасливо озирался, но никого рядом не было, только один из Его ремешков висел на калитке. При виде этого меня замутило. Проходя мимо поленницы я увидел 3 туристических рюкзака, засунутых подальше и присыпанных стружкой. Со своими вещами так не обращаются, тем более качественными, хорошими. Но я сделал вид, что ничего не видел, а хозяин, что не заметил моего взгляда.

По лесной дороге на старом Уазике потряхивало, в тепле печки хотелось спать. Выпуская меня на трассе возле вполне человеческой привычной остановки, где ждали нормальные обычно одетые люди, он кинул на прощание: "Ты это, лучше уезжай подальше, Он тебя теперь запомнил". И укатил назад, в свою чащу. Люди косились на меня с неодобрением: грязный, в куртке с чужого плеча, в одном ботинке и с окровавленной повязкой на ухе, я сидел на лавочке и тупо смотрел в одну точку. К счастью, жена приехала быстро и увезла меня домой из этого кошмара. Пес ждал нас у двери, зашуганный, но безумно счастливый. Он теперь наотрез не ходит в наш лес, хотя в другие места, или там на реку без проблем. Жена у меня хорошая, выслушала, успокоила, может даже поверила, я и сам не знаю, верю ли я себе. Мы и так подумывали о переезде в другую страну, а теперь это стало уверенной целью и мы почти все порешали, осталось дожить до осени.

По приезду я искал все, что только мог про Него в интернете. Но нашел я немного: совсем немного про Звезду Апокалипсиса, это какой-то аналог Второго Солнца, которое предвещает беды на Земле. У этой звезды много имен, одно из которых, кстати, Тифон. Изображения спиралей и вправду совпали со схематическим изображением солнца еще у древних народов. Про какие-либо происшествия в том хуторе, где меня приютили, никакой информации нет. Да и про Солнцееда я нарыл только отдаленно напоминающие криппипасты. Конечно, ни в лес под домом, ни, тем более, в дальний я больше не хожу, разве что до опушки и обратно. Но недавно на самой кромке леса я заметил свой рюкзак, он был, словно новый, но ничего, кроме капкана мне не напоминал. Солнцееда я пока больше ни разу не встречал, хотя купил бинокль и регулярно наблюдал с балкона за окрестностями. Не могу сказать, что я этому не рад.

У меня очень много вопросов, на которые нет ответов. Как я попал в отдаленное село за 60 км от своего дома? Что было бы, если бы я не ответил о количестве солнечных дней в году и какую требу платят жители поселка? Кто они такие и кому поклоняются? Почему Солнцеед не появляется летом? Спасет ли меня переезд в другую страну? Что это вообще всё за хрень? Я стал плохо спать, мне сниться снежный лес с нетронутым снегом-пухляком, одинокая вышка и круги вокруг сосен. Я так и не нашел ничего подобного ни на спутниковых, ни на топографических картах нашей местности. Но иногда, хотя я и сам боюсь себе в этом признаться, меня тянет пойти и проверить. Поискать вновь ту вышку, забраться на нее, побродить в округе в поисках пещеры. Конечно не в одиночку, разумеется, в самый солнечный и длинный летний день в году. Солнцеед ведь вполне безопасен летом, ведь так, а?...


Текущий рейтинг: 74/100 (На основе 27 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать