Прям как в той истории...

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Пучок Перцепций. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.

Сижу, помню с батей на рыбалке, малой еще совсем, лет пять – шесть. Вокруг ранее утро, темень, шкреков да комаров только слышно. Ставок отражает полоску белой, слегка синюшной луны, от чего всё происходящее отдает волшебством сияющего сна. На горизонте, видны какие-то красные точки, может вышки заводов, или чего-то, еще сложного для моего детского ума. Сзади нас, где-то далеко, около костра мелькает дядька Юрка. Его толком не разглядеть, только запахи с казана доносятся. Картошки жареной на смальце, вместе с чесноком и домашней колбасой. За день до этого, его жена тетя Алла, всё сокрушалась — опять скоты напьются и ничего не наловят, куда им меня мелкого брать. Всё вокруг убаюкивает, только комары спать не дают. Больше с той ночи толком деталей не помню. Хотя нет, была еще одна. Удочку из рук выпустил, она чвякнула мне под ноги, в жижу берега, прибитую муляку и сбившиеся стебли камышей. Засыпал, наверное, и выронил. Сбоку вижу силуэт бати, такой большой поворачивается в мою сторону:

— Удочку выронил? — спросил он, и смотрит на меня, так пугающе.

— Да, пап, — говорю я, еще сонным, неуверенным детским голосом.

— Засыпал, наверное? — вновь спрашивает он, и такой весь страшный, голос вкрадчивый, тихий.

— Засыпал, — сдаюсь я.

А он всё смотрит на меня, долго, становится жутким, будто призрака увидел, и говорит:

— Прям как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел.

Смотрю на него, а мне так страшно, темно слишком еще, лицо хорошо рассмотреть не получается, да и боюсь всматриваться в него. И так тихо стало сразу, звуки пропали, ночь замолкла. Не пойму еще ничего, малой совсем, но страх испытываю. Каким-то детским чутьем понимаю, происходит нечто нехорошее, жуткое. Хочу было что-то сказать, а батя, как ни в чем не бывало, наклоняется, поднимает мою удочку, вновь упирает её в землю, и говорит держать покрепче. Голову мою потрепал по-доброму, и будто ничего и не было сидит, дальше рыбачит. Тут и звуки вернулись, вновь дядьку Юрку вдали стал слышать, комаров, шкреков.

Проходили годы, и эпизод этот смешался в моей памяти с детскими воспоминаниями, и снами. Сказать однозначно сон то был, или нет, для себя я не мог. Жил, как и все нормальные дети. Учился, старался, ходил в секцию бокса, мечтал о новом компе на день рождения. Года проходили, я рос, менялся, и к пятнадцати годам, как это бывает, совсем отбился от рук. Был то две тысячи седьмой год. Просиживали с пацанами, помню, где-то за городом целые дни на пролёт, курили траву. Незаметно вся моя жизнь стала крутиться только вокруг травы, другое меня как-то абсолютно не интересовало. Летом с «друзьями», бывало, целый день по посадкам за городом ходили, искали дичку, чтоб наварить с неё «молока», либо «каши» нажарить. Не знаю, дожили эти приколы до наших дней, но в моем юношестве они были. Вот и помню один такой день, долгое время заставлял себя его забыть, но помню.

Собрались мы как обычно с пацанами на поиски, пошли за город в сторону посадок. Человек нас пять было, обычно толпой ходили, все вместе, а тут, чтоб быстрее всё сделать, решили по одному прочесывать местность. Условились, что через пару часов встречаемся на обозначенном месте, и если повезет что-то нарвать - день удался. Всё решили и разошлись. Ну а за городом как: поле-посадка, поле-посадка и так почти без конца. Так я и шел, выискивал траву, высматривал её. Час другой шел, и стал понимать, что очередная посадка не кончается, не переходит в поле. Иду, будто в лесу каком. У меня тогда был телефон «k 700i», и три песни, что играли по кругу, начинали уже подзадалбывать. Смотрю по сторонам, а везде непроглядные стены деревьев. Ноги о ветки и коряги цепляются, в листве тонут. Человек там словно никогда не ходил. Всё как в глухом лесу, хоть в моём регионе их нет. Шел я так, думал уже назад повернуть, как гляжу, а вдали дедок, на секунду подумал, может охотник или грибник какой. Но что первое, что второе было абсурдом. Для грибов не сезон, да и охотится не на что у нас тут. Вижу его, и замечаю, что дед прям суетится, как-то озирается, неспокойно туда-сюда ходит. Вокруг очень темно, и он в этой темноте выделяется, как пятно света. Подумал тогда, может деда бомжи или алкашня дикая лесная ограбила, да стал в его сторону идти. Приближаюсь и вижу, как он заметил меня, повернулся, жестами прогоняет, руками крест показывает, и так усиленно всё это делает. Вдруг мне увиделось всё это в зловещем свете, из беззащитного старика дед трансформировался в очередного провинциального маньяка. Себе я представлял, что у него там наверняка где-то позади лежит связанный мелкий. Слишком уж он подозрительным был, нарочито сильно не хотел что бы я приближался к нему, а я наоборот шел всё стремительнее. Хотел поймать его с поличным, в голове у себя уже героем был. Подхожу, а рядом с дедом никаких тел нет. Смотрю на него, и замечаю, что дед глухонемой. Он еще такие звуки мычащие издавал, не хочу их пародировать, даже в тексте, но было это что-то вроде «ням-ням». Только более воющее, утробное и пугающее, будто причиняло ему страшную боль. Стою перед ним, и вообще не соображаю.

Мы в глуши, не пойми где, тут этот дед-инвалид, воет, мычит, руками машет, свои жесты показывает. Но главное всё так делает, настырно что ли. Не успокаивается, всё хочет мне что-то сказать. Смотрел на него, и меня словно осенило, достал свой телефон, открыл смс, и впечатал в пустоту вопрос, «У вас что-то случилось?». Показал ему, он давай головой усиленно кивать, и мычать. Стер написанный текст, и дал ему телефон, головой показываю, мол, пишите. Писал он минут пять. Я поначалу смотрел, как он борется с буквами, но потом чуть отошел от него, чтоб не нависать, не нервировать. Он всё пыхтел, печатая текст на моём телефоне. В это время я осматривался вокруг, не замечая ничего подозрительного. Тут слышу, опять мычание, дописал дед, и тянет мне телефон. Вижу, что руки у него трясутся. Беру телефон, и замираю от прочитанного. «Там демон». Я головой, деду киваю, жестом спрашивая «где», и руками развожу для наглядности. Сам хоть и думал, что дед до чертиков намедни напился, но от того что прочитал, желудок холодило. Дед подошел ко мне, и пальцем показывает в сторону большого поваленного дерева вдали, показывает, а рука ходуном ходит. Гляжу туда, и в голове себе говорю «какие демоны», с этими мыслями и стал в сторону дерева идти. Позади меня, дед словно обезумел, выть начал будто в огромный костер его швырнули. Повернулся на него, а он натурально плачет, и так горько, с надрывом, по-народному. Для себя решил точно сходить, туда, чтоб дед увидел — там никого нет. Иду, а дед сзади издает такие звуки словно его рвут на части, сдирают кожу. Подхожу всё ближе к поваленному дереву. Оно здоровенное, толстое, корневая система вся в земле. Стеной закрывает яму, образовавшуюся после падения дерева. Ступаю к этой яме, и слышу такие неприятные звуки оттуда, будто у кого-то в горле кость застряла. Хрип, спазматическое отрыгивания, бульканье и чавканье. Медленно огибаю стену из корневища и земли. Обхожу её, и начинаю глазами различать то, чего там быть не может. От низа двигаюсь взглядом, по сизым копытам, которые плавно переходят в такие выпуклые квадратики глянцевой кожи, как у куриных лап. Только всё темное, земляное. Конечности все в грязи, шерсть под ней слиплась. Где-то червь выползет, где-то змея, опоясывая туловище, проползет. Вижу, что этот «кто-то» спиной ко мне сидит, а на ней не ребра и позвонки проглядываются, а словно окаменелости. Грубые, резкие и острые линии. Всё засаленное, закопченное. Существо словно почувствовало меня, и стало медленно разворачиваться. Оно знало что я стою в оцепенении от ужаса, и не спешило. Явило сначала острый, весь в неровностях подбородок. Пасть, лениво оторвавшуюся от обгладывания своей руки. Вдруг я понял, что те звуки не были пожиранием. Этот демон словно изрыгал сам себя из своей пасти. Доставал себя из своих же недр. Когда моему страху уже не было предела, я увидел его глаза... Там были не угли, нет. Даже не черные бездны. Там не было ничего. Вообще ничего. Сквозные дыры в голове, через которые можно было спокойно смотреть на то, что за ним. Он стал медленно разгибаться и вставать. Идти на меня. В ужасе я и пошевелиться не мог, ничего не мог, даже глаза закрыть, а он всё приближался. Подошел вплотную, уперся в моё лицо, так, что стал я смотреть через его глаза, как в смотровой бинокль на набережной. Смотрю в них, а вокруг те же деревья, темные глубины посадки вдали. Всё точно также, одинаково, гляжу по сторонам и понимаю, что нет никакого демона. Оглядываюсь, нет его нигде, почудилось. Назад смотрю, и деда нет. Взгляд перевожу на то место, где демон померещился, в яму от упавшего дерева, а там огромные кусты травы. Со здоровенными шишками, что сочатся серебристым переливанием. Всматриваюсь в эти кусты, а они не зеленого цвета, а черного, даже не темно фиолетово, какой у базилика бывает, а именно черного. Да что-то не решился к ним притронутся. С того дня вообще к наркоте не притрагивался.

Назад повернул, и стараясь не оглядываться двинул в сторону города. Шел через то место где дед привиделся, ступал на что-то хрустящее под ногами, белое, но особо не всматривался, только шаг ускорял. Тучи за это время небо заполнили, во все стороны темнота, почти ночь, хоть и день был еще. Так и шел, в страхе, не в силах обернутся. За пару часов вышел на условленное место, дождался пацанов, которые вернулись ни с чем. Стали мы назад в город идти. Незаметно навалилась ночь, и путь нам освещала огромная, белая луна. Рассказывал им это, а они смеялись, думали, жути нагоняю на ночь глядя. Говорил, и сам себя спрашивал — а не правы ли они? Смотрел на белую луну на небе, далекую, холодную. Смотрел, а вместо неё видел, как где-то на заборе сидит тот темный демон, подогнув мизинец перед своим лицом. Луна светит ему на ноготь, а в этом отражении, на ногте мизинца идем мы с пацанами, и я рассказываю им всё это.

После того лета я взялся за голову. Нашел более хорошую компанию, вновь принялся за тренировки, даже пытался учиться. Девушку нашел, первую любовь. Встречался с ней, любил, думал, на всю жизнь. Шестнадцать лет, романтика. Но через год после того жуткого лета мы расстались. Убивался, помню, по ней месяцами, страдал, думал, конец жизни. Лето проходило, нормальные друзья звали гулять, но им я предпочитал компании, где можно попить пива и водки. И вот помню, сижу с одним таким «дружочком», на гаражах, вечер уже, почти ночь. Двушка «мицного» пива перед нами, сбоку телефон горланит песню со словами «не нужна мне корона, принцесса и горы», а в пальцах, уже истлев до фильтра, пованивает сигарета. Сидим мы, я жалуюсь на несправедливость судьбы, ною. Пьяно всё преувеличиваю в своих жалобах, в быдлячьем порыве предлагаю поехать ловить её нового парня. Говорю всё это, а сам только к двушке прикладываюсь, да сладкое пиво глотаю, жду каких-то слов от «дружочка». А он послушал меня, послушал, и говорит «Ну да, это же как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел». Я ему «Ах ты пид*рас, тебе шо сука давно будку не били?!», и сидя спать его отправил с удара. Проснулся он, и стал клясться что не говорил такого, хоть убей. Ударили по рукам, и забыли, в пьяном угаре пошли бродить в потемках.

Про его фразу забыл и я. Лето закончилось, любовь всей жизни забылась, стал я, как раньше, ходить на бокс, учиться и периодически играть в любимую «линейку» и «тзшку». Избегал разные нехорошие компании, старался не вляпываться в истории. Учился, думал о будущем. Были последние классы школы. Время сжималось, и не хотелось пойти в технарь или бурсу после школы. Так что последние два года я всеми силами старался, и в итоге поступил в институт «ДПИ». Ходил туда каждый день, не прогуливал пары, стал таким редкостным занудой — что не пьет, с группой толком не гуляет вне института, и друзей не ищет. Сидел у себя на уме, и после пар домой. Семестр так проучился, а потом заболел. Зима была, грипп свиной начал свирепствовать. С температурой в больницу собрался ехать, вышел на улицу, холодрыга, морозит, трусит всего, так и пошел на остановку. Наушники в уши вставил, пришел к скоплению людей, стою, жду автобус. От болезни музыка казалась неприятной, аж зуд мелкий по шее пробегал. Стою и чувствую, что одергивает меня за рукав кто-то, поворачиваюсь, смотрю, а там мелкая старушка. Вся закутанная в кучу одежд и платков, говорит мне что-то, достаю один наушник из уха, склоняюсь над ней, а она:

— Я повеситься хочу, — говорит, и смотрит на меня.

От услышанного я отпрянул, напрягся, а она вновь меня тянет за рукав, и на ухо говорит.

— Прям как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел.

Вырвался из её старческих рук, думал, будет горланить или преследовать, а она спокойно мимо меня прошла, и побрела куда-то вдоль дороги. Смотрел ей вслед, и ни хрена понять не мог, только зуд голову пробивал, да мороз по коже шел.

Дождался вскоре автобуса, приехал в больницу, занял очередь, сижу. Рядом с кабинетом, куда мне выписали направление, также кабинет детского участкового врача. Этаж такой длинный, под потолками люминесцентные лампы, неприятно гудят. Очередь разнородная, и мелкие дети с мамашами, и старики присмертного вида. Шум вокруг, гомон, дети носятся мимо, убегают вдаль длинного, почти изгибающегося на пределе видимости коридора. Их мамы шикают на них, пытаются успокоить. Бабки рядом причитают, показательно страдают. Справа от меня гопарик стоит, без перерыва по телефону говорит. Фразы такие «Братан, скажи и я скажу.. та ну короче.. эта которая ну ты понял..», от его разговора, мне словно стало еще хуже. Глаза сами закрываются, жарко и холодно одновременно, липко. В этой хаотичной экспозиции смотрю, а спереди мелкий сидит, и ногтем нитку поддевает на свитере старушки, что справа от него. Настырно так выковыривает, и тянет, а она вообще не замечает его движений, мамаша малого увидит, что он делает, по руке хлопнет, и дальше в облаках витает. Тот немного выждет, и опять давай ковырять нитку. Ну, а я от этого взгляд оторвать не могу. Наблюдаю. Нитка всё не дается ему, маленький краюшек только проступает, не более, но малой не отступает. Наклонился, зубами себе помог, и как рванет в сторону бесконечного коридора. Все еще не поймут что происходит, а я то вижу как за бегущим малым тянется длинная нить свитера, а тот просто исчезает на глазах, распускается. Исчезает вместе с рукой старушки. Бабка начинает орать, распускающаяся нитка уже пожирает её плечо, ныряет в сторону туловища, и продолжает «исчезать» бабушку. Малой уже где-то незримо далеко, на границе видимости, бежит, от гонящейся за ним матери. Туловище бабки уже исчезло на половину, от чего она завалилась на бок скамьи. Люди вокруг крестятся, кто-то громко молится. Через весь коридор тянется длинная нить, которая сочится красным цветом. У бабки уже не осталось ног, туловища и левой руки, только правая рука и голова. Кто-то с криком, не придумав ничего лучше, чем закрыть остатки бабки курткой, накрывает её. Визг бабки превращается в неразборчивое «бубубу», доходит до пика, стихает, после чего из под куртки выползает конец нитки, и уползает в даль коридора, подобно паразиту. Справа стоящий от меня гопарик, что без перерыва говорил по телефону, оживился, во всей тишине звучал только он. «Братан прикинь, тут бабку распустили! Да, вот так взяли и распустили, малой какой-то! На нитки! Ха! Малой тупо красава! Дядя я тебе отвечаю! Бабки нет теперь! Прям как в той... скажи и я скажу... в той истории... где парень демону в глаза посмотрел».

Открываю глаза, бабки нет. На её месте лежит чья-то куртка. Смотрю на неё, тут подходит человек, благодарит, что придержали ему место, забирает куртку и садится туда. Все ждут своей очереди, как ничего и не было. Гопарик справа стоял молча. Головой потрусил я тогда, подумал привиделось. Температура под тридцать девять, укол сделали, антибиотиков выписали, да домой опустили. Полечился неделю дома, выздоровел окончательно, и забыл всё опять.

Шли года, я больше не сталкивался с подобным, с этой проклятой «фразой». Забыл её даже. Женился. Ребенка завел. Сына. Работал. Сеть кофемашин открыл в городе (которые автомобили с аппаратами внутри). Заработок хороший был, да и всё вокруг было стабильным. Сын рос, жена своими делами занималась. Время летело, а потом, когда сынишке уже пять лет стукнуло, решили взять его с женой впервые на пасху в церковь. Напомнили, как правильно крестится за неделю до этого. В день пасхи оделись так тепло, холодно, помню, было, да пошли в церковь. Стали с корзинкой между людей, жена свечи в куличи воткнула, зажгла их. Сыну дали вареное зеленое яйцо, сказали дяде в корзинку кинуть. Стоим, ждем. Видим, вдали батюшка идет, всех святой водой поливает, «Христосе Воскресе» проговаривает. Сына подбодрили, напомнили что делать. До нас батюшка дошел, всех водой святой облил, а сын мой, может разнервничался, может из-за того что правой рукой яйцо держал, взял да слева на право перекрестился. Батюшка это увидел да как вскрикнет «СЛЕВА НАПРАВО ПЕРЕКРЕСТИЛСЯ!!! ПРЯМ КАК В ТОЙ ИСТОРИИ... ГДЕ ПАРЕНЬ ДЕМОНУ В ГЛАЗА ПОСМОТРЕЛ». И все вокруг давай на нас глазеть. Мне подурнело. Мы быстро собрались, ушли, даже не кинув в корзины заготовленные деньги и яйца.

С того дня мы стали с женой ругаться. Вроде поначалу это было из-за мелочей, всякие пустяки, дай только повод. И было это обоюдным, даже если старались сглаживать углы. «Ах ты мне одолжение делаешь?! Стараешься ситуацию сгладить? Спасибо, обойдусь!». С такими словами она уезжала к своей маме, вместе с нашим сыном. Сначала дня на три, а потом на месяца. Выпьет из меня всю кровь, и исчезает. Только в себя приду, снова нарисуется и давай под любым предлогом скандалить. Пить тогда начал. Чтоб нервы в порядок привезти. Начиналось всё с пива. Она еще тогда приходила ко мне иногда, зайдет в квартиру, скажет что срач, попросит сына проведать, а я не мог. Было как-то стыдно в таком виде, думал пару дней высплюсь, посвежею и тогда зайду к нему, а под вечер вновь напивался. Она всё приходила, просила меня, а потом смотрит на меня, да и выпалит «Да... жизнь свою похеришь, если не остановишься, прям как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел». Сказала и ушла. Я тогда так испугался, вместо того чтоб бросить пить, пошел и купил литр водки. Выжрал его. Не помню как отрубился, но сон, что мне приснился, вспоминаю отчетливо, в деталях. Будто вновь оказался в той посадке, где встретился с демоном пятнадцать лет назад. Только всё темное там, зловещее. Застывшее, и мрачной тоской отдает. Двигаюсь там без шума, словно по воздуху, плыву к тому дереву, плыву, и знаю, что сейчас буду огибать огромную стену из корней и земли. Знаю, что за ней демон сидит, спиной ко мне, вырыгивает себя из своей же плоти. Знаю это и просыпаюсь. Начал тогда я бухать по-черному. Пил водку каждый день, из дома толком не выходил, только за проклятой водкой. Напивался, вырубался и вновь видел этот жуткий сон. Его отныне я видел каждую ночь. Каждый раз от этого сна я просыпался с бешено колотящимся сердцем, весь в поту. Дошел до помешательства, натурального безумия. Напился и в браваде выдвинул кровать на центр комнаты, вокруг неё пролил круг из водки, и думаю, ну теперь то вы до меня не доберетесь, бесы проклятые. Лег спать, и вновь тот жуткий сон, но словно на миллиметр всё продвинулось вперед, не оборвалось как обычно. На следующую ночь то же самое. Каждый день я становился ближе к тому моменту, где сидящий за стеной из земли и корней демон покажется, и начнет медленно поворачиваться в мою сторону. Решил с водкой завязать, в надежде не видеть тот сон более, выкинул все пустые бутылки, протрезвел, прокапался в больничке, пару дней в бреду спал. Домой вернулся, уже трезвым лег спать, а тот сон никуда не ушел, и всё также приходил ко мне каждую ночь. Неделя минула, утром в магазин пошел, мясо покупаю, в очереди стою. Смотрю на людей, все сонные куда-то бредут. Моя очередь подходит, заказываю фарш себе на котлеты. Дайте говорю, грамм восемьсот фарша свиного. Продавщица на руки одела пакетик, и зачерпнула шматок фарша.

— Килограмм оставляем? — спросила она.

— Не, мне ровно восемьсот, — говорю я, а она так разозлилась и сквозь зубы выдавит.

— Мог бы и килограмм взять, там всё-таки моя мама!

— ЧТО!? — вообще ничего не поняв, переспросил я.

— Мама моя, говорю, в фарше! Мама моя фарш! Что за не уважение, мог бы и килограмм взять! Ведешь себя прям как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел! — проговорила она, и кинула передо мной на прилавок пакет с фаршем.

Купил я его, и сразу выкинул. Домой пришел, стал думать, кого искать, психолога или психиатра. Остановился на первом. Нашел, по отзывам в интернете, денег кучу отвалил, записался, на прием шел как на собеседование, нервничал.

Психолог (или психологиня) сидела молча, и внимательно слушала меня. Записывала почти каждое слово, периодически извинялась, когда её лежащий рядом телефон, вибрируя, принимался звонить. Себя перед ней я выпотрошил, вытрусил, словно старую сумку, всё вывалил, буквально. Она дослушала, блокнот свой положила, и говорит:

— Ну, здесь всё очень просто, это же случай как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел.

На её блокнот глянул, где она якобы все два часа делала записи, а там всякие пошлые и примитивные рисунки. Надписи с ошибками, будто ребенок писал: «праблемы с алкаголем», «усшла жина», «ведит голюцинации». Все надписи в окружении очень плохо нарисованных отрубленных кошачьих и собачьих голов, половых актов и каких-то мерзких подобий гениталий. Посмотрел на неё, ничего не сказал, понял, что не поможет.

Стал думать, что в церкви помогут, сходил туда. Купил большую икону, размером чуть меньше моего монитора на ноутбуке. Поставил её перед кроватью на столе, лег и стал надеяться на нормальный сон. Лежу, засыпаю и слышу такое тихое «пссс», «псс». Глаза открываю, в темноте чувствую, что звук из иконы идет.

— Спишь? — вылетел тихий шепот из неё.

— Сплю, — непонятно зачем ответил я.

— Прям как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел, — ответил мне шепот из иконы.

Вскочил после этого, свет включил, смотрю на неё, передо мной самая обычная икона. Без демонический изменений, и прочей херни. Понял тогда, что и церковь мне не поможет.

Бывало, из дома выйду, по совсем безобидным делам, и тут же наткнусь на кого-то с этой фразой. Бросят мне её, и уходят как всегда с непонимающим видом. Месяц так походил, наслушался вдоволь, теперь из дома не выхожу. Дошел практически до ручки. Хотел вспомнить старые добрые времена. Скачал мод на сталкера, запустил игру, бегаю по зоне, собираю артефакты, военных и бандитов отстреливаю. Вместе с ностальгией испытал забытое чувство покоя. Играл так пару дней, квест какой-то взял, на базу «чистого неба» надо было идти. Пришел туда, продал артефакты и шмот, затарился патронами и аптечками, назад иду мимо костра, где «npc» сидят и травят заскриптованные байки, что я с годами выучил практически наизусть. И слышу, как рассказчик заканчивает привычную историю про «артефакты и бабло» словами «прям как в той истории.. где парень демону в глаза посмотрел». Больше в сталкера играть не мог.

Телек проделал тот же финт, только в более извращенной форме. Смотрел передачу про затонувшие корабли двадцатого века, показывают съемки глубин. Подводники проникают в маленькие отверстия едва видимого на дне корабля. Достают оттуда какие-то уцелевшие предметы, поднимают их на поверхность. Снимают с себя подводные маски, начинают оживленно беседовать, обсуждать находки. Говорят, а потом один взял да и выпалил привычное мне «прям как в той истории...». Телевизор больше не смотрю.

Спать тоже не могу. Боюсь не проснутся. Сон больше не выглядит сном. Там я всё ближе к демону, к моменту, когда он повернется. И я знаю, что стоит ему повернутся, случится что-то нехорошее. Каждый день я стараюсь не спать. Наркоту я презираю, еще с пятнадцати лет, поэтому, чтобы не спать покупаю много черного чая и энергетиков. Завариваю три столовых ложки чая, пью эту гадость, на время помогает. Пью энергетики. Банок по пять в день. Чтоб не спать. Быт у меня тяжелый и странный, я просто смотрю в пустоту. Не могу выходить из дома, или с кем-то общаться. Не могу смотреть фильмы, сериалы или телевизор. Там непременно кто-то бросит эту фразу. За компом тоже не могу что либо делать, там она везде меня найдет. Книги не читаю, в них эта фраза встречается через предложение. Сижу целый день, и смотрю в никуда.

Сердце болит от всех этих энергетиков и крепких чаев постоянно. Вышел на свою голову в аптеку, купить что-то от сердца. Боялся что либо лишнее сказать, а уж тем более услышать. Купил дорогое лекарство, пришел домой, инструкцию читаю а там : «Если после приема вы почувствуете ухудшение состояния, то помните это как в той истории... где парень демону в глаза посмотрел». Таблетки выкинул.

Я изо всех сил стараюсь не спать, выдерживаю не более недели в бреду, в настоящем аду наяву. Забываю всё вплоть до своего имени, и тогда засыпаю. И мне снятся те зловещие посадки. Застывшие деревья, темные просветы вдали. Небо черное, непроглядное. Во все стороны мрачные заросли, тишина. Вижу вдали поваленное дерево, ту стену из корней и грязи, что закрывает яму, где сидит демон. Дерево далеко, а меня тянет туда по воздуху. Медленно. По застывшему окружению. Вдоль поваленного ствола, огибая грязь и огромные корни, к яме. Туда, где сидит спиной ко мне демон. Он также как и тогда изрыгает себя, достает своё черное существо из своего же жуткого нутра. Я вновь стою, как вкопанный, не в силах повернутся, наблюдаю за тем, как он долго поворачивается в мою сторону. Являет пустые глаза, в которых нет ничего, и движется ко мне. Приближается вплотную, и я смотрю через него на мир.

Кроме этого сна в моей жизни больше ничего не осталось. Я всё чаще спрашиваю себя, был ли это сон. Быть может, я сам сон, вся моя жизнь, а на самом деле я так и стою перед тем демоном. Смотрю в его глаза до сих пор. Уже пятнадцать лет подряд. А всего этого, всей моей жизни никогда не было. Меня никогда не было. Может, я тогда на самом деле умер, и всё это не более чем набор хаотичного бреда в последних не высохших нейронах моего мозга. Быть может, тот старик, встреченный мной на пути, в посадке, и есть я, бывший там так долго, что состарился, потерял дар речи, и оглох от пережитого ужаса. Что если на самом деле у меня еще есть шанс спастись, оторваться от демонических глаз, и перестать видеть весь этот бред, что я считаю своей жизнью. Что если можно реально оторваться от них... эта мысль не дает мне покоя. Решил написать об этом. Написал всю свою жизнь, перечитал, и понял, что это и есть та история... где парень демону в глаза посмотрел.

Текущий рейтинг: 78/100 (На основе 98 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать