Виртуальная машина

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Towerdevil. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
Talking-skeleton-3.png
Обсуждение этой статьи как минимум не менее интересно, чем её основное содержимое.

Можно послушать здесь

— А я бывал в Тихом Доме, — вырвалось у Саши. Уже через секунду он пожалел о сказанном, почувствовав на себе тяжело налипшие взгляды. После провала с компиляцией ядра, ему хотелось как-то реабилитироваться, заявить о себе, сбить спесь с этих надменных миллениалов.

Но нечаянно брошенная фраза вызвала пренебрежительный смех.

— Да у нас тут крутой хакер! — тряхнул дредами Морф, затянувшись вейпом, водянистые глаза его недобро блеснули — «Цикаду 3301» тоже ты создал?

— Бери выше, — хохотнул парень в очках и растянутом свитере, со странным именем Емельян, — Наш Нео «Силкроад» проложил, верно говорю?

Что такое «Цикада 3301» и «Силкроад» Саша понятия не имел — когда он учился программированию, всего этого дерьма в Cети было гораздо меньше. Еще не так давно он был на форумах «Батей», а теперь выслушивает колкости от малолеток, которые еще пешком под стол ходили, когда он написал свое первое «Hello World!»

От этих мерзких смешков тянуло рвать и метать, но Саша не хотел подвести Алёну — если и с этой командой не выгорит, то о переводе в престижную фирму придется позабыть. Так и останется кодить за тридцать тысяч в пыльном офисе, а Алёна найдет себе кого-то успешнее, импозантнее и — главное — моложе.

— Алён, ну подтверди! — попытался он сохранить лицо, обратившись к худенькой блондинке в толстовке «NASA”. Подтверждать Алёна, конечно же, ничего не стала. Сделав вид, что вопрос обращен не к ней, она отвлеклась на монитор, сосредоточенно вперившись взглядом в прогресс-бар установщика.

— Ага, подтверди, Алён! — передразнил Морф, измененным, густым голосом, выпуская облако пара изо рта, — И что ты увидел в Тихом Доме? Призраков, Бога, Ад?

— Ну… — протянул Саша неуверенно, пытаясь спешно придумать ответ. Что такое Тихий Дом, он не знал — встретил упоминание на сайте интернет-страшилок, да и запомнил неизвестно зачем. Сейчас он активно шерстил память в поисках хоть какой-нибудь дополнительной информации, чтобы не выглядеть профаном и лжецом.

— Если он скажет, что это пустой чат — я пакую манатки, — громко заявил очкарик, — Ты Алён, конечно, извини, но работать с мракобесом — это зашквар.

— Tы кого мракобесом назвал? — набычился было Саша, но вмешался Морф.

— Ты, Саня, с темы не соскакивай. Что там в Тихом Доме?

Морф потянулся, его стильно драные джинсы немного сползли и глазам открылась резинка трусов с надписью «It's gonna be a Big Bang!”, натянутая меж торчащих тазовых костей. Рисуется, сволочь! Невольно, Саня потер собственное немалое брюхо, которое прятал под мешковатой футболкой.

— Ты у нас один такой, посвященный! Я, например, в Тихом Доме не бывал. Емеля, ты бывал?

— Не довелось, — ответил Емеля, поправляя очки.

— А ты, Алён? — не унимался красавчик с дредами.

— Ребят, давайте уже спокойно поработаем! — огрызнулась Алёна. В изгибе ее спины, в наклоне головы, в нервном пощелкивании мышкой чувствовались стыд и досада. Досада на него, на Сашу, который, попытавшись заработать авторитет, лишь вырыл себе яму в полный рост и сам же в нее сиганул.

— Там, в общем, — прочистив горло, наконец, ответил он, — Самому видеть надо. Не описать.

— Ага. Неописуемо. Лавкрафт бы одобрил, — уже со скукой отозвался Емеля, поворачиваясь к монитору. Кажется, он потерял к Саше интерес.

— А ты сходи туда еще разок,а? — неожиданно, осененный идеей, предложил Морф, — И мы тебе поверим!

— В Тихий Дом? — растерялся Саша.

— Ага. Когда у нас следующая рабочая сессия? Четверг. Дня два должно хватить, — не унимался Морф, — Удиви нас, докажи, что ты крутой хакер. Забъемся?

— На что? — напряженно спросил Саша, не ожидая ничего хорошего. Вряд ли Морфа устроит денежная ставка.

— Ну, скажем… — парень с дредами притворно осмотрелся, но куда целил его взгляд, Саша знал с самого начала, — А, скажем, если ты в четверг не докажешь, что был в Тихом Доме, то вот Алёнка со мной на свидание сходит? Как тебе?

— Совсем дурак? — отозвалась Алёна, но как-то вяло, будто возмущалась не содержанием предложения, а его формой.

— А если докажу? — набычившись, ответил Саша.

— Ну… Тогда я уступлю тебе кресло проект-менеджера. По рукам, Нео? — ухмыльнулся Морф, и, глядя на эти ровные белые зубы, аккуратно постриженную бородку, колечки пирсинга, выбритый на висках узор, Саше хотелось выбросить руку вперед. Расплющить нос, свернуть на сторону челюсть, выдавить глаз… Но, вместо этого, он протянул открытую ладонь и крепко сжал пальцы Морфа, надеясь, что увидит, как его лицо исказится от боли, но чертов хипстер оставался невозмутим.

— Вот и славно! — осклабился он и повернулся к очкарику, — Емельян, разбей!

— Придурки! — буркнула Алёна, даже не глядя в их сторону.

∗ ∗ ∗

В машине Алёна с Сашей ехали, сопровождаемые тягучим молчанием. С каждым днем он ощущал все сильнее, что упускает её. Поначалу девушке с ним было интересно и весело: когда он рассказывал про локальные сети, мемы дофейсбуковской эпохи и про старые игры. Когда превосходил её в знаниях, умениях, казался ей талантливым программистом — все было по-другому. Потом Алёна закончила учебу, получила место графического дизайнера в динамично развивающейся студии по разработке мобильных приложений и… Поняла, что рядом с ней находится застрявший во времени неудачник, чьи знания давно устарели, а титулы и достижения сегодня уже ничего не стоят. И теперь Саша ее терял.

Наконец, oн осмелился заговорить:

— Поехали сегодня ко мне, а? Куплю вина, сыр, фильм посмотрим, а?

— Не хочу. Я слишком устала сегодня, — ответила Алёна, даже не отвернувшись от окна. По стеклу сползали струйки дождя — видимость была почти нулевой. «Она просто не хочет смотреть на меня» — подумалось Саше.

— Слушай, если ты из-за этого спора… — начал было он, но наткнулся на глухую оборону:

— Я не хочу об этом говорить. Высади меня здесь, надо продукты купить.

— Тебе отсюда минут двадцать идти! — возразил он.

— Пройдусь! Останови здесь! — приказала она не терпящим возражения тоном и принялась отстегивать ремень безопасности.

Саша притормозил у обочины перед светофором, и Алёна выскочила из машины, как ошпаренная.

— Набери мне, как будешь дома — я волнуюсь, — крикнул он в стену дождя, но девушка уже растворилась в толпе пешеходов, что переходили дорогу.

Скрипнув зубами, Саша уронил голову на руль и просидел так минуту или две, пока за спиной не завыли клаксоны.

Зайдя домой, Саша с тоской окинул взглядом свою студию. Когда Алёна была здесь, утлая однушка превращалась в уютное гнездышко, где, закутавшись в плед можно было сидеть, обнявшись, смотреть фильмы и сериалы, целоваться и заниматься любовью, пока за окном бушевала стихия. Без нее же это было типичное, захламленное проводами, корпусами системных блоков, неработающими мониторами и пивными бутылками унылое логово холостяка.

Открыв холодильник, Саша достал бутылку “Миллера” и уселся за компьютер. Огромный изогнутый монитор являл собой центр всех линий квартиры, к нему, как в Рим, вели все дороги. Матово светилась зеленым дорогущая механическая клавиатура — подарок от Алёны. Мерно, точно осознавая свою мощь, жужжал похожий на гигантский советский холодильник, кастомизированный системный блок.

Наивно было думать, что, придя домой и спросив у поисковика «Что такое Тихий Дом?», он получит ответы.

Поисковик предложил массу ссылок и статей. Согласно большинству, Тихий Дом являлся последней точкой, лежал на самом дне Интернета, являлся финалом и венцом всего, пересечением Сети с ноосферой. Последней страницей книги, абсолютным знанием и пониманием всего сущего, одновременно являясь концом любого пути.

Данные разнились, но большинство статей и сайтов сходились в одном: Тихий Дом — это просто мистификация, местная легенда наподобие Лох-Несского чудовища.

Отчаяние прокатилось опустошающим вихрем по Сашиным внутренностям и вырвалось протяжным «Твою ма-а-ать!» Лишь теперь он понимал, как на самом деле облажался. Должно быть, это прозвучало как утверждение, что он водит дружбу с йети.

— Ой дебил! — сокрушенно он прижал руки к лицу, представляя себе, что будет в четверг. Понятное дело, Алёна откажется идти на свидание с Морфом, но это поражение пробьет очередную трещину в их отношениях…

«Откажется ли?» — спросил он вдруг сам себя. В голове закрутился калейдоскоп картинок, одна гаже другой. Вот он ведет ее в какое-нибудь модное, навороченное кафе, заказывает смузи и моккачино, они едут в лофт, уже вдвоем. Сальные, с поволокой, рыбьи глаза скользят по туго обтягивающим задницу Алёны леггинсам, бледные, похожие на пауков-альбиносов руки тянутся к ее талии, обрамленные мерзкой бородкой губы приближаются к ее лицу…

— Стоп! — стукнул Саша кулаком по столу. Подскочила бутылка — ее еле удалось поймать, прежде, чем пенный напиток полился на клавиатуру. Алёна была бы в бешенстве. Если она, конечно, еще когда-нибудь придет в эту квартиру.

Все началось из-за кризиса. Засидевшемуся на месте программисту найти работу оказалось не так просто. Пришлось обратиться за помощью, Алёна уговорила своего коллегу принять Сашу в свой стартап, и тот, заинтересованный в опытных кодерах, согласился. Теперь Саша четко понимал — интересовался Морф только Алёной, и, похоже, твердо намеревался воспользоваться ситуацией.

Тут Сашу осенило — а что мешает обратиться за помощью и в этот раз? Наверняка, среди его старых форумных знакомых есть кто-то, разбирающийся в вопросе. Так он хотя бы будет знать, что попробовал все варианты.

Быстренько набросав тему на форуме, он принялся раз за разом обновлять страницу. Волнение не позволяло отвлечься ни на что другое. Перечитывая только что написанное, Саша выдувал одну бутылку пива за другой, не замечая вкуса.

«Здорово, форумчане! Нужна помощь людей компетентных. Хочу спуститься в Тихий Дом. Какие подводные, с чего начать, куда идти? Киньте туториалы, ссылки, распишите, Батя в долгу не останется!»

Поначалу писали всякие тролли — мол, перекинь мне сто штук деревянных, я тебе ссылку дам, и все в таком духе. Повылезали местные знатоки, принявшиеся в нелестных выражениях обсуждать «дегенерата», что повелся на интернет-легенду. Когда четвертая бутылка пива подходила к концу, а досада и отчаяние близились к апогею, при очередном обновлении страницы появилось новое сообщение.

Писал некий «PsychoPMP»:

«На людях такое не обсуждаю. Могу поработать проводником. За подробностями — стучись сюда»

Ниже была ссылка. Прочтя ник еще пару раз, Саша наконец уловил тонкую иронию.

— Психопомп, значит. Ну, поехали! — повеселел он и перешел по ссылке. Сайт оказался похож на одну из тысяч чат-рулеток. Высветился интерфейс, загорелся огонек вебки, хотя никакого разрешения камере Саша, конечно же, не давал, что уже нервировало. Собеседник предпочел разговаривать без изображения — с монитора на него смотрела дефолтная аватарка с темным силуэтом.

— Привет, — раздалось из динамиков так резко, что Саша аж подпрыгнул на месте, снова едва не разлив пиво. Голос был программно изменен на какой-то густой и глубокий бас — сразу вспоминался фильм «Пила».

— Здорово. Так, значит, ты бывал в Тихом Доме? Что там вообще? Он существует?

— Я знаю дорогу туда, — уклончиво ответил Психопомп, — Вожу людей за деньги.

— Какова цена вопроса? Есть какие-то гарантии, доказательства?

— Никаких гарантий. Либо ты мне веришь, и мы идем, либо я отключаюсь.

— Так что по деньгам? — с волнением спросил Саша. На счету у него было не сказать, чтобы густо, — Какие методы оплаты принимаешь?

— Биткоин, Эфириум, Дэш. За один проход беру сто зеленых. Дополнительные расходы на тебе, — казалось, из этого голоса кто-то хирургически удалил эмоции. На секунду Саша предположил, что общается с ботом.

— Оке-е-ей, — протянул он. С Биткоином и прочими криптовалютами он дел раньше не имел, — Слушай, а у тебя Сбер есть? Ты из Москвы? Я бы вживую передал, если не хочешь счета светить.

— Нет, мы не увидимся. Заведи кошелек, я дам реквизиты.

— Я вообще-то еще не согласился, — замялся Саша, — И вообще — если я перекину деньги, что тебе мешает свалить в туман сразу после?

— Найди сайт-гарант. Переведи деньги им. Составь договор, дай мне ссылку. Идёт?

Разумеется, Саша уже давно мысленно согласился на условия Психопомпа. Сто долларов — сумма большая, но он прекрасно осознавал, что если упустит Алёну, то потратит их на то, чтобы напиться до беспамятства и, если повезет, задохнуться в собственной блевотине.

— Идёт. Когда приступаем? Как с тобой связаться?

— Погружение завтра. Свяжемся в двадцать один ноль-ноль по Москве. Мне нужно кое-что сделать. Тебе, кстати, тоже. Я трасернул, это проксовоз? Кинь мне свой Ipsec и почту. Я дам инструкции.

— Может, тебе еще и ключи от квартиры дать, где деньги лежат? — хохотнул Саша. Делиться с каким-то неизвестным типом такими данными не хотелось решительно, — Зачем тебе?

— Мне нужно создать зашифрованный VPN-тоннель, чтобы минимизировать помехи со стороны. Много кто захочет сесть на хвост, нам это не нужно. Чтобы попасть в Тихий Дом, тебе придется довериться мне безоговорочно.

— Вот как? — никакой внутренней борьбы не было. Пока Саша мысленно решался на это действие, его пальцы уже скопировали адрес электронной почты и текст бессмысленного на первый взгляд, протокола в чат, — Надеюсь, ты правда того стоишь. Учти, если обманешь — я найду тебя.

— Не найдешь, — констатировал голос, — Инструкции у тебя на почте. Я отключаюсь. Не опоздай завтра.

— Подожди, — вдруг заволновался Саша. Выдав столько личной информации незнакомцу, теперь он отчаянно желал узнать еще хоть немного больше, получить хоть какие-то подтверждения добросовестности намерений этого Психопомпа, доказательства его компетенции, — Слушай, а что там? В Тихом Доме?

Ответ был всеобъемлющ, и одновременно бессмысленен.

— Там все.

∗ ∗ ∗

На подготовку к погружению у Саши ушел почти весь день. Инструкции были предельно четкими, некоторые казались странными, другие бессмысленными. Например — установить зеркало за спиной так, чтобы в нем отражался монитор. Требовалось установить дополнительную видеокарту и оперативную память, что звучало логично. Поставить Tor и Нексус, что было необходимо, и, в то же время, принести микроволновку с кухни и расположить рядом с компьютером, что казалось безумием. Также в инструкцию входила установка целого пакета эксплойтов и брутфорсеров. В поисках Священного Писания на английском Саша обежал три книжных магазина. Найти ЭЛТ-монитор было задачей попроще — с десяток таких было на Авито. Найдя, как требовал Психопомп, самый древний, ему пришлось ехать на другой конец Москвы. У того же продавца на удачу оказалось и несколько старых жестких дисков, также указанных в инструкции.

Доехав до дома, Саше был вынужден тащить тяжеленный монитор аж из соседнего двора — на его обычном месте, перед самым подъездом припарковался какой-то ржавый фольцовский фургон с наглухо забитыми картоном окнами. Водителя на месте, разумеется, не оказалось.

Уже дома, установив зеркало и перетащив микроволновую печь поближе к компьютеру, Саша, изможденный, повалился на диван. Часы показывали семь вечера. Обычно Алёна выходила с работы в шесть и, оказавшись дома, отправляла ему сообщение. Сейчас же телефон молчал. Под сердцем заворочался гадкий червячок беспокойства. Набрав номер, Саша приготовился слушать гудки, но Алёна взяла трубку необычайно быстро:

— Ты что-то хотел?

— Привет, — огорошенный таким приемом, растерянно протянул Саша, — А ты где?

— Мне отчитываться надо? — с холодной сталью в голосе спросила она.

— Нет, но… Я просто волнуюсь. Ты еще не дома?

— Я задержалась на работе, тут…

— О, Нео? Передавай привет! — послышалось на заднем плане, и Саша напрягся.

Последний, чей голос он хотел слышать в трубке любимой девушки — это Морф.

— Алёна, это он? Что он там делает?

— Он мой коллега, Саша. Мы работаем, — с нажимом ответила Алёна, а Морф на заднем плане все не унимался.

— Можешь сказать своему Отелло, я тебя и пальцем не трону! Если только он не проиграет спор! — глумливо прокричал в трубку Морф, и Сашу захлестнула волна ярости. Через секунду до мозга дошло осознание — если хипстера слышно так хорошо, значит, он орет прямо в трубку и стоит вплотную к Алёне.

— Алён, езжай домой, а? — просяще протянул Саша, не зная, что ему делать и как себя вести в такой ситуации.

— Закончу и поеду. Все, Саш, давай, у меня много работы, — Алёна старалась завершить разговор как можно быстрее.

— Напиши, как будешь дома, ладно?

— Если не забуду, я страшно устала.

— Я люблю тебя! — отчаянно выкрикнул он в последний момент, прежде, чем она положит трубку, будто пингуя подвисший сервер. Словно желая удостовериться, что связь между ними не оборвалась.

— Я тоже люблю тебя, — выдохнула Алёна машинально. Сервер, как и ожидалось, выслал пакет данных обратно. Вновь послышался голос Морфа, Саша силился расслышать, что говорит чертов хипстер, но девушка уже положила трубку.

Нужно было продолжить подготовку. Открыв корпус системного блока со всех сторон, Саша поочередно открутил винтики на материнской плате, кулерах, дисководах и прочем железе. Добавил вторую видеокарту, чтобы повысить производительность и подсоединил параллельно четыре жестких диска, разумеется, не закручивая болты, так что те можно было легким движением вынуть в любой момент. Толстый блокнот и ручка уже лежали рядом с клавиатурой.

Следом Саша заменил свой великолепный монитор на громоздкую развалюху желтого пластика. Стоило подключить этот реликт к компьютеру и запустить, как в глазах тут же зарябило. Скрепя сердце, Саша также поочередно удалил антивирус и отключил файерволл. Деньги уже лежали на Гарант-про, требовавший на редкость грабительский процент за услугу. До сеанса связи оставалось минут пять, и Саша впервые закурил в квартире. Горьковатый дым щипал глаза, итак раздраженные пятью минутами работы за древним монитором. Как он просидит за этой дрянью всю ночь, Саша представлял с трудом. Слегка ошарашенный своим поведением в последние сутки, он сокрушенно осматривал свое изуродованное рабочее пространство.

И без того весьма захламленная холостяцкая однушка теперь напоминала логово обезумевшего хакера из голливудского кино. Разбросанные вокруг корпуса детали компьютера все еще подключенные к системному блоку напоминали внутренности раздавленного на трассе животного, которое еще не осознало свою смерть и упрямо продолжало ползти по асфальту. Микроволновая печь на табуретке, огромный талмуд Священного Писания, мерцающий монитор, отражающийся в узком, в человеческий рост зеркале, которое Саша кое-как закрепил на дверцу шкафа. Три бесперебойника задорно подмигивали из темноты под столом, напоминая люменисцентных подводных тварей. Успокаивающе шумели кулеры, поскрипывали старые жесткие диски.

Затушив бычок в старую с отколотой ручкой чашку — пепельницы у Саши дома не было — он уселся за компьютер и открыл ссылку той безымянной чатрулетки. PsychoPMP был уже в сети — под безликой аватаркой светился зеленый кружочек.

— Ты вовремя, — вновь раздался голос из колонок, заставив Сашу подпрыгнуть в кресле, — Отлично. Все подготовил?

— Все по инструкции, — отрапортовал тот в радостном мандраже. Впереди ждало настоящее приключение — опасное, интересное, с обязательной наградой в финале. Также он выдохнул с облегчением, наконец, увидев, что поход в Тихий Дом не был какой-нибудь аферой, — Монитор, жесткие диски, микроволновка, зеркало, Библия.

— Зеркало вижу. Тор, Нексус установил?

Саша кивнул. Если «луковый» браузер казался ему объяснимым требованием — по-другому на неиндексируемые страницы не попасть, то зачем было скачивать это допотопное убожество, больше похожее на окошко об ошибке — он решительно не понимал.

— Так, теперь пробрось двадцать второй порт через Sat, мне нужно недолго похозяйничать на твоем компе.

— Это еще зачем? — протянул Саша. Полномочия незнакомца ширились с каждой новой «встречей».

— Я, кажется, обсуждал с тобой этот момент, — теперь в голосе слышалось раздражение, — Безоговорочное. Доверие. Или я отключаюсь. Деньги у Гаранта-Про можешь выскребать сам.

— Окей-окей, — в примиряющем жесте воздел руки Саша, — Сейчас тебя подключу. Саша потер глаза. Этот монитор и правда был убийственным. Не зря в его детстве так много говорили, что компьютеры вредны для зрения.

— Готово. Лови. А что ты хочешь сделать?

— Я должен подключить тебя к туннелю и загрузить свои виртуальные машины.

— Куда? — спросил Саша, глядя, как курсор мечется по экрану, открывая и закрывая окна, а цифры печатаются сами собой, повинуясь воле таинственного Психопомпа.

— Это как компьютер внутри компьютера, — пустился в пространные объяснения незнакомец, — На сервере в сети, где-нибудь в Зимбабве, существует операционная система. Мы подключаемся туда и работаем в ней, как на обычном компьютере. Внутри мы подключаемся к ещё одной виртуальной машине, а внутри — к ещё одной, и ещё. Всего — четыре, по одному на каждый уровень Сети.

— Я знаю, что это. Я имел ввиду — зачем? За нами может кто-то следить? — догадался Саша.

— В том числе. Но в первую очередь виртуальные машины нужны, чтобы не умерла твоя система, — кажется, обычно немногословный Психопомп любил поболтать на околокомпьютерные темы, — На каждом уровне Сети есть дыры, ловушки и просто уровни перехода, которые обычный компьютер не выдерживает. На нашем пути их встретится как минимум четыре, разного уровня.

— Ты хочешь сказать, поход в Тихий Дом опасен для компа? — подозрительно спросил Саша, в ответ на что из колонок раздалось жуткое басовитое уханье, точно в них поселился филин. Лишь через пару секунд до него дошло, что так звучит смех, измененный преобразователем голоса.

— Первая система крашнется еще на поверхности. Банальная «ось», ничего особенного.

— А мои харды не сгорят?

— Не ссы, салага! — задорно выкрикнул в колонку Психопомп, и даже через все компьютерные искажения, Саша безошибочно определил, что собеседник лет на десять моложе его самого, — Передаю управление.

— Слушай, а с монитором это обязательно? — мерцающий динозавр — ровесник самого Саши — заставлял глаза слезиться, а картинку — расплываться, — У меня скоро шары вытекут.

— Обязательно. Такое качество изображения необходимо… В общем, есть в Сети такое, от чего и мозги вытечь могут. И лучше это не наблюдать в 4К.

— Для того и старый браузер? — догадался Саша.

— Точно. Погружаемся.

Саша глубоко вдохнул, будто и в самом деле собирался нырнуть в темные неизвестные воды.

— Значит, так, открой Тор и Библию. Прочти первую строфу. Постарайся сделать это одновременно.

— На какой странице? — спросил Саша, чувствуя себя идиотом.

— А это уже решать Дому. Мы должны получить инвайт.

Подцепив краем пальца страницу где-то в середине, Саша нацелил курсор на ярлык в виде луковки и применил всю свою координацию, чтобы совершить оба действия одномоментно.

— "Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам не добрым и кротким, но суровым" — прочел Саша на английском.

— Хорошо. Преобразуй это в цифры в C++, — приказал Психопомп, — Введи их в строку браузера. Так мы немного срежем.

После недолгой процедуры, Саша разочарованно протянул:

— Страница не найдена.

— Повтори. Закрой браузер и книгу, и повтори снова.

— «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, до первенца узника,что в темнице» — прочел Саша и повторил все предыдущие действия.

Ошибка «404» вновь светилась на экране.

— Ещё!

Снова ошибка.

— Ещё! — неистовствовал голос.

— Какой в этом смысл, не потрудишься объяснить?

— Библия — самый популярный ключ для шифров, а в Дипвебе зашифровано все. То, что мы сейчас делаем — почти брутфорс, только медленный. Ещё!

В какой-то момент Саша уже подумал, что так они просидят всю ночь, перепечатывая цитаты из Библии, как вдруг после преобразования в цифры строфы «Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень» страница запестрила мелким текстом. Изуродованный закорючками Юникода, он был совершенно нечитабелен, а по центру топорщилась пикселями монохромная картинка в очень низком разрешении, но у Саши все равно перехватило дух — таким резким и жутким было ее появление.

— Ты чего? — спросил Психопомп, заметив его выражение лица.

— Кажется, есть, — ответил Саша, не в силах оторвать глаз от архивного фото обугленного младенца с пробитым черепом. То ли смерть застала маленького человечка в движении, то ли какой-то неведомый декоратор с извращенным чувством прекрасного поработал над трупом, но младенец, казалось, полз к зрителю и указывал на него пальцем.

— Отлично. Инвайт есть, — удовлетворенно хмыкнул Психопомп, — Выбирай ссылку.

— Ссылку? — недоуменно переспросил Саша, водя курсором по неразборчивому тексту. Тот то и дело высвечивался — все это было огромным их скоплением, — Какую надо выбрать?

— Ты еще не понял? Это твой путь. В Тихий Дом ведет лабиринт, и карты нет.

Одна из комбинаций символов привлекла внимание Саши — если убрать перекладину тут и апостроф там, получалось что-то похожее на имя «Алёна». Недолго думая, он клацнул мышью.

Страница окрасилась розовым, текст потек вниз, а вместо фотографии сожженного младенца появилось масса скриншотов из разнообразных порнороликов.

— Что, баба не дает? — хмыкнул Психопомп, — Не просто так тебя сюда вынесло.

— Не твое дело, — огрызнулся Саша, — Что дальше?

— Ты уже понял принцип. Выбирай ссылку и кликай на нее. Направление только одно — вниз.

Здесь Саша кликнул в случайную картинку с двоящейся, с растянутыми бёдрами бабой — кажется, порно для очков VR. Та выдавала рекомендацию на следующее видео — азиатка, явно фотомодель, давила громадными каблуками котенка. Тот жалобно попискивал, явно доживая последние секунды. Следующая рекомендация — дряблая полуголая старуха в ажурных чулках испражняется в эмалированную кастрюлю на плите. Сашу передернуло: кто мог вообще желать смотреть подобное?

Пока он прыгал по ссылкам, прошло добрых часа два, не меньше — на улице успело стемнеть. Все это походило на какую-то глупую игру. Картинки менялись с невероятной скоростью, непохожие одна на другую, странные, в плохом качестве и почти всегда ужасающие. Люди, пожирающие мозги живой обезьяны. Тощие африканские дети, дерущиеся насмерть за бутылку колы. Прыщавый пацан, решивший постримить, как нюхает клей. Разнополые сиамские близнецы, туповато пялящиеся в мерцающий монитор. Плюгавый мужичок, имеющий толстуху в ее необъятные складки на животе. Гравюры с средневековыми пытками. Исламистские казни. Копрофагия. Зоофилия. Каннибализм. Скримеры, чудовища, кровь, расчлененка, порно, порно, порно…

— Хватит! Сколько можно? Что мы вообще тут делаем? — взорвался Саша, — Зачем я смотрю все это? Это и есть твой путь к Тихому Дому?

— Нет. Туда ведут масса путей. Но я знаю этот. Хочешь отступить? — спросил Психопомп, будто меню компьютерной игры, когда нажимаешь на кнопку выхода.

— Нет, — с досадой ответил Саша, — Долго это будет продолжаться?

— Мы рядом, я чувствую. Продолжай.

И Саша кликал на картинки дальше, переходя по ссылке за ссылкой. Некоторые начали повторяться. Эту облысевшую обезьяну с бейсбольной битой в руках он уже видел. И это небрежно собранное, будто из лоскутов, кукольное шоу — тоже. Чаще других начали встречаться двое детей, сросшиеся затылками. Поначалу похожие на сиамских близнецов, при ближайшем рассмотрении мальчик и девочка оказались погодками, а неаккуратный, в подтеках сукровицы шов не оставлял сомнений — несчастных действительно сшили головами и, судя по лицам, засняли на камеру еще живыми. Сморщившись от вида очередного отвратительного изображения — где глумливый карлик по локоть засовывал руку в анальное отверстие какому-то мужику, Саша всё же почему-то выбрал этих несчастную, соединенных чьей-то злой волей детей. Он нажал на кнопку мыши, не ожидая никаких изменений, но вдруг экран застыл, а потом курсор распался на десяток самоповторяющихся фракталов.

«Ну вот, какой-нибудь троян словил!» — подумал было Саша и потянулся к кнопке перезагрузки компьютера, как услышал громогласное «Не трогай!» из колонок, пробивавшееся даже через жуткую долбежку зацикленного звона.

— Быстро хватай ручку и записывай в блокнот ссылку, по которой перешел! — кричал Психопомп в микрофон, — Нужно успеть, пока виртуальная машина не крашнулась.

Саша резко выбросил руку вперед, и ручка укатилась со стола. Под нервные «Скорей!» невидимого собеседника, он нашарил её на полу и принялся спешно, небрежными каракулями выводить беспорядочный поток символов в блокноте. Стоило написать последнюю цифру, как экран посинел, выплюнул строки каких-то белых букв и погас. Наконец-то затих и сигнал об ошибке, от которого у Саши едва не разболелась голова. Или она болела от мерцающего допотопного монитора?

— Успел? — раздалось из колонок.

— Да.

— Отлично. Значит, Сеть пропускает нас дальше, — облегченно выдохнул Психопомп, — Вирусная стена уничтожила первую виртуальную машину. Можешь её закрыть. С горячих клавиш. Для следующего уровня нужна ось, построенная целиком на файерволлах и антивирусах — мы отправляемся в очень грязное место.

Зажав Аlt и F4, Саша немало был удивлен, увидев вполне рабочий экран Windows, но экран пестрил уведомлениями о блокировках, карантине и обнаружении угроз — удалось узнать по меньшей мере десять антивирусных программ, еще больше осталось неопознанными. В углу ехидным маленьким окошечком все так же висел его с Психопомпом чат. Тот так и не включил камеру, поэтому Саша видел в цифровом отражении только себя. За спиной его миниатюрного изображения зеркало отражало его же спину и монитор. Наверное, можно было бы разглядеть и маленькое окошко чата через гладь амальгамы, но этот полуцифровой зеркальный тоннель оказался слишком коротким из-за низкого качества изображения.

— Открывай Tor и вводи ссылку. Вручную, — скомандовал незнакомец.

Ломая глаза в неверном свете монитора, Саша перепечатал собственные каракули в строку, надеясь, что нигде не ошибся.

— Новое правило, — наставлял Психопомп, — Чувствуешь, что комп виснет или дурачится — переписывай ссылку, не дожидаясь команды. Понял?

— Да, — растерянно проговорил Саша, удивленно рассматривая открывшуюся страницу. Это был его форум — тот самый, на котором он оставил объявление о поиске проводника в Тихий Дом. Только теперь к каждому сообщению крепился дополнительный текст, подписанный пользователями вроде Anon234 или Mask905.

— Что это? — спросил он, пробегаясь глазами по тексту. В сообщениях договаривались о продаже наркотиков, ворованных кредиток, оружия и детской порнографии.

— Паразиты. Лепятся к форумам, соцсетям и чатам на изнанку, обкашливают делишки. Найди свое последнее сообщение.

С этим Саша справился без труда — форум посещали нечасто, и тема все еще висела вверху. Но кликнув на нее, он покрылся холодным потом, читая написанное неким FoxGuy345 под его «Здорово, форумчане…». Дополнительный, белый на черном текст гласил:

«Ваззап, народ. Принимаю заказы на снафф. Предлагаю: вивисекция, отравление, асфиксия, огнестрел. За отдельную стоимость добавлю износ. Стучитесь в личку»

Следя глазами за ответами на это сообщение, Саша едва удержался от соблазна вырубить к чертовой матери компьютер и больше никогда в жизни не посещать это ужасное место. Анонимы спрашивали, можно ли натравить на жертву собак, будет ли изнасилование после убийства стоить дороже, можно ли устроить игру на выживание. Под сообщением самого Саши — он отвечал здесь какому-то троллю — и вовсе висел вопрос «А можно, чтоб был ребенок, не старше двенадцати?»

— Нашел? — вырвал его из кошмарного оцепенения голос Психопомпа.

— Да.

— Хорошо. Переходи по ссылке, которую оставили в ответ.

Проскроллив страницу ниже, Саша увидел, что топикстартер написал: «Дети? Это дорого. Убедись, что готов заплатить. Вот тебе превьюшка на затравку — …» Далее шла состоящая из случайного набора символов ссылка.

— Я не буду этого делать, — твердо заявил Саша, — Не хочу это видеть. Этого не будет на моем компьютере. К черту все!

— Перестань. Это единственный путь. Ты заплатил триста долларов, накупил техники, притащил зеркало для того, чтобы отступить? — кажется, упрашивал незнакомец, — Неужели для этого достаточно одного превью с детским порно?

Саша сопел, глядя в черный силуэт на месте аватарки Психопомпа. Что делать дальше, он откровенно не знал. Разумеется, хотелось достичь цели, доказать этим напыщенным хипстерам, что он круче их всех, но…

— Нет, извини. Игра окончена.

— Это не игра! — громогласно взревели колонки, после чего Психопомп сменил гневный рык на почти нежные увещевания, — Тебе необязательно смотреть видео целиком. Как только заметишь ссылку — сразу по ней перейдешь, и все.

— К черту. Ладно! — злясь на самого себя, рыкнул Саша и ткнул курсором в ссылку. Видео начало загружаться, появилась размытая мыльная картинка, но даже удавалось разглядеть девочку лет семи, привязанную к голой панцирной кровати.

— Куда жать? — кричал он, лихорадочно шаря взглядом по сайту. Отдельные элементы прогружались очень медленно. Стоило задержать взгляд на какой-то ссылке, как та уползала вниз, сталкиваемая не пойми откуда взявшейся картинкой, — Куда?

— Ищи!

В панике Саша просто ткнул наугад в случайное скопление букв и цифр, лишь бы не видеть, как ребенок хнычет в камеру, а чья-то тень уже входит в кадр.

— Куда ты полез, дебил? — ярился голос, пока на экране прогружалось новое видео. В грязной избе, в кружевах помех и полосок, некто в солдатской форме валял сапогами по полу беременную бабу. Та пыталась отползти прочь, но безжалостная тупоносая обувь всюду настигала её. Лица солдата не было видно, но в его позе, в наклоне головы, в этих театрально-выверенных движениях чувствовалось — он знает, что на него смотрят.

— Закрывай, придурок! — выли колонки, — Здесь опасно!

— Сейчас-сейчас, — сосредоточенно елозил Саша по странице курсором в поисках чего-то, что привлечет его внимание, — Вот, есть!

Одна из картинок в углу экрана изображала уже знакомых Саше сшитых затылками детей.

— Быстрей! — паниковал Психопомп, а тем временем, баба под ногами солдата затихла и тот медленно, демонстративно поворачивался к камере, — Ты не должен увидеть его лицо!

Ор проводника навевал панику, и Саша случайно совершил несколько переходов, нажав несколько раз подряд на клавишу мыши. Клик-клик-клик-клик — и вот уже страница демонстрирует какие-то пронумерованные аудиозаписи.

— А это что?

Правительственные радиостанции, — уже, успокоившись, пояснил собеседник, — Здесь потише. Надо теперь вернуться к детскому снаффу и найти правильную ссылку.

— Правительственные? — с интересом Саша уже было ткнул курсором в один из треков, когда глазам его предстал не пойми откуда вылезший рекламный баннер. Волосы зашевелились у него на затылке, когда в бесстыдно задравшей юбку девчонке с запакованным презервативом в зубах он узнал Алёну.

— Чем ты занят? — настороженно спросил Психопомп, видимо заметив у Саши на лице нешуточное волнение. Тот медленно навел курсор туда, на русый треугольник лобковых волос. Услышав то, что раздалось из колонок, он обомлел, узнав до боли знакомый голос:

— Слушай, я не могу! А если Саша узнает?

— Тебя это правда заботит?

Второй насмешливый и ядовитый голосок Саша бы ни за что не спутал. Это был Морф . — Ну же, детка, это ведь будет приятно нам обоим, — липкие, будто слюни, слова Морфа прерывались дыханием и какими-то причмокиваниями.

— Ну перестань, я умоляю тебя, хватит…

Саша уже кипел от ярости, когда разговор любовников прервало басовитое:

— Хватит! Не слушай их.

— Но я хочу…

— Не слушай. Это Сирены. Они покажут тебе что угодно, лишь бы ты кликнул. Они здесь, чтобы сбивать с пути, — терпеливо объяснял Психопомп, — Ничего такого на самом деле не происходит. Это все иллюзия. Фейк.

— А если нет? — не слушая незнакомца, Саша с силой клацнул правой кнопкой мыши. Открылась фотогалерея. Кипя желчью, Саша листал фотографии, сделанные будто бы скрытно — как Морф и Алёна сидят в кафе. Его девушка улыбается, пьет латте, на следующем фото уже держит Морфа за руку. Вот ее губы приоткрываются, глаза слегка прикрыты. Следующая фотография приближает ее ноги в колготках, что видны под столом. Приближение сильнее. Еще. Нет никакого сомнения — рука Морфа лежит у нее на бедре и скрывается под юбкой.

— Доволен? Можем идти? — раздраженно спросил Психопомп.

Но прямо там, где елозила похотливая рука Морфа неожиданно высветились еле заметные на фоне темных колготок синие символы. Совершенно автоматически Саша перешел по ссылке, даже не предполагая, что ему предстоит увидеть.

Комната заполнилась стонами, хлопками и хлюпаньем. Колонки ревели, заглушая голос Психопомпа, а на экране Алёна ритмично двигалась в такт бедрам Морфа, прижатым к ее ягодицам. Никаких сомнений не было — они трахались. Теперь Саша был уверен — слезы текли по щекам не от мерцания древнего монитора, а от осознания этого гадкого, низкого предательства.

— Говорил же, ты не хочешь этого видеть? — пробился сквозь стоны девушки голос незнакомца, — Это все Сирены. Идем. Нам нужно продвигаться дальше.

— Это не настоящее? — спросил Саша, еле сдерживая горькие рыдания, налипшие комьями в горле.

— Так могло бы быть, — прозвучал уклончивый ответ, — Идем.

Но в ответ на шевеление мыши, курсор отозвался лишь слабым подергиванием, его движения на экране напоминали слайд-шоу.

— У меня что-то зависло.

— Говорил тебе, не кликай. Сирены жрут оперативку со страшной скоростью. Поздравляю, теперь кто-то майнит через тебя эфир или использует твой кэш для временного хранения файлов.

— И что теперь?

— Ничего. Эту виртуальную машину придется дропнуть. Следующая в разы слабее — зато менее привлекательная для цифровых форм жизни.

Саша переписал ссылку и закрыл очередное окно, а следом за ним показалось еще одно — на вид это была ручная сборка Windows 95, будто бы нарочито примитивная.

— Поехали. Больше не отвлекайся. Дальше — жестче. Впереди Перевал.

Введя ссылку, Саша с легкостью отыскал следующую ступень — короткое видео, где толстяк-клоун кормит какой-то дрянью через воронку истощенного мужика, прикованного к стулу. Досматривать, к счастью, было необязательно — ссылка была грубо вырезана на спинке стула прямо внутри видео. Вглядываясь через мерцание монитора, он не без труда перепечатал нужны символы.

Экран почернел полностью. Поначалу, Саша подумал, что сдох либо монитор, либо видеокарта, но посередине еле заметно серела строка поиска. Голос из колонок скомандовал:

— Тебе снова нужна Библия. Не ошибись.

Саша долго листал громоздкий талмуд, но все, что ему попадалось не казалось подходящим. Дойдя до последней страницы, он перелистнул вновь в начало, где в глаза ему бросилось «Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен». Переведя строфу в числовой формат, он ввел получившийся набор цифр.

— Тебе сегодня везет, — прокомментировал Психопомп, когда экран расцвел каким-то кошмарными психоделическими цветами. Ссылки наслаивались одна на другую, по экрану сновали, будто автомобили в ускоренной съемке, едва различимые картинки. Люди, пожирающие сырое мясо, подобно зверям. Вгнившие в свои постели трупы. Групповые изнасилования. . И, подобно Белому Кролику, бегало по экрану изображение сшитых головами детей.

Саша попытался несколько раз поймать его, но не хватало скорости.

— Сейчас нужно встроить Нексус. Старый браузер замедлит отображение элементов. Просто открой его через Тор, — наставлял Психопомп.

— Ты же знаешь, что это так не работает? — с сомнением ответил Саша, но все же выполнил указание. К его удивлению, один браузер действительно врос в другой.

— На этом уровне все работает иначе. Твой компьютер уже изменился — Тихий Дом чувствует твое приближение.

Теперь картинки двигались медленнее, кислотные цвета больше не жгли глаз и можно было не спеша нажать на нужную ссылку.

Дождавшись изображения искусственных сиамских близнецов, Саша уже кликнул было прямо в грубый окровавленный шов, что разделял их затылки, как вдруг из разрозненных пикселей в мгновение ока собрался тощий человеческий силуэт. Мельтешение цветов загородило ссылку и тут же исчезло.

— Это что было?

— Не обращай внимание. Просто не упусти в следующий раз, — ответил Психопомп, но голос его был явно напряжен.

Вновь поплыли по экрану нечёткие, из чёрно-белых квадратиков изуродованные дети. Стоило Саше приблизить к ней курсор, как тощий пиксельный силуэт опять вмешался, загородил собой ссылку, чтобы та уползла за пределы экрана, после чего испарился.

— Какого хрена? — выругался Саша, но Психопомп не спешил с ответом.

В этот момент мерцающий силуэт показался крупнее, ближе и саданул по экрану с той стороны, что Саша даже, кажется почувствовал вибрацию. В этом месте монитор обзавелся добрым десятком битых пикселей.

— Чувак, что происходит? — в панике кричал Саша, пока фигура, выскакивая с разных сторон экрана, оставляла все больше и больше черных пятен. Теперь, разглядев ее поближе, Саша, наконец, смог понять, из чего собран этот слишком тощий для человека силуэт — друг друга сменяли мириады миниатюрных аватарок из соцсетей. Рты раскрыты в безмолвном крике, глаза распахнуты так, что, казалось, вылезут из орбит, — Что это за херня?

— Минотавр, — обреченно ответил Психопомп, — Подцепили, сука.

— Это шутка?

— Открой чат.

Саша послушался и развернул окошко, в котором с одной стороны темнел силуэт Психопомпа, а с другой — зернистое изображение с его веб-камеры. В какой-то момент Саша даже не узнал себя — настолько бледное и растерянное было его лицо. А в зеркале за его спиной…

— Никаких резких движений. Не дергайся, если не хочешь поделиться с ним своей аватаркой.

Силуэт стоял в глубине зеркально-цифрового тоннеля и медленно, покачиваясь из стороны в сторону, шагал вперед, приближаясь к Саше. Нанося удар за ударом, он разбивал отражения веб-камеры в зеркале, оставляя за собой темноту.

— Так, это же на экране, да? — сглотнув, спросил Саша, — Это на экране?

— Не дергайся, говорю тебе, сиди тихо. Ты настроил жесткие диски? Параллельное подключение?

— Да. Он же не у меня за спиной?

— Просто медленно протяни руку в системный блок и возьмись за четвертый хард в цепи. Когда скажу — дергай. И главное — не оглядывайся.

Стоило Саше это услышать, как ему безумно захотелось посмотреть — что там за спиной? Убедиться, что монстр, собранный из кричащих аватарок существует только на мониторе компьютера, и там — в зеркале окажется лишь его отражение. А что если отражения достаточно?

— Его же нет в моей квартире, так? — спрашивал Саша напряженно молчащего Психопомпа, — Его же здесь нет?

— Знаешь, откуда он появился? — неожиданно спросил Психопомп.

— Чувак, он у меня за спиной, или нет?

— Когда люди умирали перед вебкамерами, последнее, что от них оставалось — эти две-три секунды видеозаписи, которые, будто грязная вода, сливались в глубины Сети.

— Что за…

— Не шуми! — приказал голос, — Так вот, скапливаясь на дне, они сформировали это создание. Никто не знает, почему он охраняет проход — это его программа, приказ или он просто здесь охотится.

Тем временем, тоннель все темнел и темнел за спиной увеличивающейся в размерах твари. Из-за ее ломаных, дерганых движений казалось, что люди на аватарках двигаются, царапают себе лицо, кричат в объектив, плачут — и все это в стиле двух-трехкадровых гифок. В какой-то момент стало казаться, что нечто вышло из зеркала и его тонкие, зубчатые от пикселей руки вот-вот лягут Саше на плечи.

— Он уже близко!

— Суть в том, что Минотавр опасен не только на экране. Пока он существует в любом виде, пускай даже записанный на флешку, он может нанести вред. Поэтому…

— Чувак, скажи, что это только на экране! Оно ведь ненастоящее? Да?

И вдруг зеркало за спиной Саши лопнуло, обдав его ливнем острых осколков. На секунду он ощутил, как чье-то прикосновение, похожее на легкий удар током коснулось волос на затылке. Колонки взревели, шипя и фоня, паническим:

— Дергай!

В первый раз влажные от пота пальцы соскользнули с гладкого пластика, но Саша тут же ухватился вновь за край жесткого диска и резко вытянул его из порта, оборвав шлейф.

— В микроволновку и включай! Сейчас же! Пока он записан, Минотавр все еще опасен.

Лишь через секунд тридцать, когда пластик уже потек на стеклянную тарелку, а металл искрил под излучением в две с лишним тысячи мегагерц, Саша понял, что не дышит. Шумно вдохнув, будто спасенный в последнюю секунду утопленник, он повернулся к монитору. Очередная виртуальная машина была мертва.

— Я не записал ссылку, — горько сообщил он Психопомпу, закрывая окно.

— Это уже не важно, — был ответ, — Ты преодолел Перевал. В обычный интернет ты уже все равно не вернешься. Продолжай погружение.

Следующая виртуальная машина не была похожа ни на что, знакомое Саше. Какие-то серые блоки из BIOS соседствовали с ультрасовременными элементами визуального интерфейса, больше похожими на психоделические картинки художников-визионеров.

— Что это за ось? — спросил Саша из профессионального любопытства.

— Ты такую не знаешь. Моя собственная. Работает только на самой Глубине, используя ее ресурсы — военные сервера, чужие компьютеры, майнинговые фермы. Такие мощности необходимы, чтобы работал «Арго».

— «Арго»?

— Искусственный интеллект на основе нейросетей. Я написал его сам. Алгоритмов обычной системы недостаточно, чтобы ориентироваться за Перевалом. Инфоперегрузка слишком велика, «Арго» отсеивает лишние данные, ведя нас к цели.

И действительно, вместо привычного Яндекса, стартовой страницей оказался все тот же безымянный поисковик с черным фоном.

— Куда дальше?

— Ты знаешь, что делать. Просто вводи цитату.

На этот раз Саша даже не стал открывать Книгу Книг. «Ищущий да обрящет».

— Отлично. Это последний этап. Нужно только пройти.

— Что это за херь?

Даже аскетичном интерфейсе Нексуса это выглядело совершенно… невероятно и хаотично.

— Где мы?

— Вирусный Суп. Изначальная материя, — со скукой ответил невидимый собеседник, — Все смертельные файлы, несуществующие протоколы, пустые страницы, цифровые формы жизни рождаются здесь. Рекомбинируются, растут и выползают в привычную тебе Сеть.

По экрану ползали ссылки-амебы, файлы-черви метались из угла в угол, шевелили лапками верткие аудиофайлы в бесконечной черноте Глубины.

— Здесь потребуется брутфорсер. Запусти подбор паролей на правильную ссылку. Выбирать уже ничего не надо. Арго поведет тебя.

Саша отнял руку от мыши — и курсор самостоятельно заплясал по экрану. Выцепив собранную из символов юникода многоножку, Арго самостоятельно совершила переход. Высветилась строка ввода пароля.

— Брутфорс займет добрые сутки. И это если код цифровой. У меня нет столько времени, — заметил Саша, все же запустив программу. К его удивлению, когда он договорил фразу, пароль уже был подобран — многострочная белиберда из букв и цифр. Никакая программа подбора не выдала бы результат так быстро, — Как это? Я думал…

— Я знаю. Время здесь течет иначе — прошлое и будущее становятся несущественными. Чем ближе к Тихому Дому, тем быстрее идет время в Сети. Это как Черная Дыра наоборот. Здесь вычислительные системы работают на почти бесконечной скорости. Пока ты кликаешь мышкой — на Глубине проходят годы.

— Не понимаю. Это же всего лишь сеть.

В ответ прозвучал лишь пренебрежительный смешок.

На экране продолжали сменяться окна набора паролей. Брутфорсер справлялся сам, и Саша просто держал зажатой кнопку подтверждения. Тем временем, монитор мерцал все ярче и чаще, заставляя его болезненно потирать глаза. Кулеры шумели, будто пылесосы. В какой-то момент от системного блока начал подниматься едкий дым — пахло горелым пластиком и пылью. Один из жестких дисков заискрил, и Саше пришлось выдернуть и его.

— Чувак, у меня комп горит!

— Частично. Это нормально. При инфоперегрузке такое происходит с любым носителем. Мало какое устройство выдержит такие потоки. У тебя сильная машина, ты должен выдержать.

— Слушай, может…

— Нет, отступить уже не выйдет. Перевал — как горка. Трудно забраться наверх, но на другую сторону ты скатишься уже сам. Лучше не пытайся замедлить падение, а то зацепишься и останешься здесь.

И действительно, картинки на мониторе менялись с бешеной скоростью. Палец с кнопки подтверждения давно был убран — теперь, казалось, система управляет сама собой. В какой-то момент мерцание усилилось до невероятной частоты, казалось, Саша проваливается туда, в бесконечные глубины набитого вирусами, информационным мусором и отвратительными видео космос. Комната размылась, исчезла, он летел через тьму, набитую ссылками и файлами — не было больше видно ни монитора, ни клавиатуры — лишь мерцающий хаос. С каждой секундой или с каждым тысячелетием — Саша не различал — амеб, червей и многоножек становилось все меньше, они расползались по краям, исчезали и, наконец, когда с угла экрана пропала последняя мешанина пикселей, наступила тьма.

— Поздравляю, Нео, ты добра… — окончания фразы Саша уже не слышал.

Он не слышал и не видел уже ничего. Не было ощущения кресла под задницей, не было пластиковой дымной вони из микроволновки, не было мерцающего монитора. Вместо этого Саша просто знал. Знал, что сейчас сидит в своей комнате, а по подбородку текут слюни. Знал, кто скрывался под личиной Психопомпа. Знал молекулярный состав, местонахождение, плотность и температуру каждого предмета во Вселенной, которой когда-либо был и будет.

Морф зашел в квартиру, воспользовавшись ключом, который стащил у Алёны. Плотно заперев за собой, он обернулся к Саше.

— Ну здорово, Нео.

Тот, конечно же, никак не отреагировал на визит своего соперника. Все, на что теперь хватало его мозга, набитого под завязку информацией, это функции вегетативной нервной системы. Под креслом натекла лужица мочи.

— Могу поздравить — спор ты технически выиграл, — ухмыльнулся Морф, доставая ноутбук из своей сумки. Вставив мобильный модем в порт, он включил устройство, — Не волнуйся, на свидание с Алёной я бы не пошел. Впрочем, ты и так знаешь, да? Все знаешь.

Вбивая пароль от системы, Морф довольно улыбался, поглядывая на Сашу, будто увидел его с какой-то новой стороны.

— Ты ведь уже все понял? Виртуальных машин было не четыре, а пять. Ни одно устройство за исключением самого сложного — человеческого мозга — не способно вместить в себя код Тихого Дома. Всякие спецслужбы и тайные лаборатории знали это, пытались воссоздать искусственный интеллект такого уровня, чтобы он мог сравниться с настоящим. Меня одного осенило — ведь можно загрузить Тихий Дом и напрямую в человека. Обладание абсолютным знанием — слишком большая инфоперегрузка. Лезть самому в Тихий Дом — этим или другим способом — чистое самоубийство. Прежде всего, потому, что Тихий Дом — не место, а состояние. Что толку все знать, если не можешь воспользоваться, верно? Зато воспользоваться могу я.

Наконец, браузер на ноутбуке Морфа прогрузился, и тот, размяв пальцы подобно пианисту, занес их над клавиатурой.

— А я ведь почти испугался, что ты увязнешь на Сиренах. Хорошо, что тебе хватило воли. Я знал, что на роль терминала ты подойдешь идеально — у тебя хорошая башка и ты ей не пользуешься. Знаешь, говорят, что Тихий Дом существовал задолго до появления интернета, задолго до появления людей. Это мы до него дотянулись при помощи Сети. Архив всего — прошлого и будущего. Представляешь, какие это возможности? Давай начнем с простого: мне нужен доступ к счетам HSBC Holding. Ключ на двухфакторную идентификацию, логин и пароль.

Саша не отвечал. Стеклянные глаза, совершенно расфокусированные, смотрели в пустоту.

— Ну, я жду?

Тело Саши, похожее на манекен даже дышало как-то осторожно и незаметно, будто скрываясь. Стукнув кулаком по столу, Морф подошел к нему и как следует тряханул.

— Я жду! Доступ к счетам, все логины и пароли, быстро!

Морф пробовал хлестать его по щекам, ковырять под ногтем зубочисткой, орал в ухо и даже тыкал карандашом в глаз, но тот никак не реагировал. Перепробовав все, Морф будто что-то осознал, словно заметил какой-то очевидный просчет во всей своей гениальной схеме. Прогнав мелкую дрожь, он вдруг что-то осознал. Засунув поочередно оставшиеся жесткие диски вместе с материнской платой Сашиного компьютера, он вскипятил их в микроволновке, следом отправился и Сашин телефон — на всякий случай. Оглядев квартиру как следует, Морф протер какой-то тряпкой все поверхности, которых мог случайно коснуться, и самого Сашу. Даже когда грязная ветошь прошлась по глазным яблокам, тот не среагировал, продолжая тупо пялиться куда-то в погасший монитор.

∗ ∗ ∗

Саша ничего не чувствовал, но четко осознавал — он лежит в отделении интенсивной терапии в Первой Градской больнице, подключенной к системе искусственного жизнеобеспечения. Обнаружила Сашу соседка спустя два дня — Морф не стал закрывать за собой дверь. За это время его глазные яблоки высохли, в области крестца и лопаток образовались пролежни, а организм серьезно страдал от обезвоживания. Причину глубочайшей комы третьей степени врачи определить не смогли, впрочем, как и объяснить зашкаливающие показатели ЭЭГ.

Саша же знал все. Знал, как вылечить рак, как избавить мир от войн и нищеты и даже — как вывести первый управляемый шаттл за пределы Солнечной Системы и дальше к бесконечности. Знал, как появился первый живой организм во Вселенной, и знал, как умрет последний. Чего Саша не знал, так это — как пошевелить хотя бы кончиком пальца. В его голове прошлое, будущее и настоящее слепились в единый клубок безвременья. Как божество, он был всеведущ и знал ответы даже на те вопросы, что человек ещё не успел задать, но как человек он был слаб и думал лишь об Алене.

О том, что Морф всё же нарушит свое слово, дождётся, пока девушка позабудет о Саше, предложит попить вместе кофе… Сына они назовут Олегом, дочку — Лилей. Через пять лет, Морф, одержимый идеей получить доступ к Тихому Дому через человеческое сознание попытается создать терминал доступа, соединив два мозга — в надежде на то, что один сможет извлекать информацию из второго. Материалами для эксперимента послужат их с Аленой дети. Поняв, что потерпел неудачу, он скроется в Подмосковье, где замерзнет насмерть в заброшенном деревянном доме. Алена же, вернувшись с работы застанет Лилю и Олега уже мертвыми — Морф сошьёт их затылками без анестезии, чтобы не нарушать ясность мышления. Алёна же умрет в психиатрической лечебнице, спустя восемь месяцев — разгрызет себе запястья и будет втирать в них собственный кал, чтобы вызвать заражение крови.

Абсолютное знание обо всем вытеснило Сашину личность, его воспоминания и эмоции. Он стал ничем и всем. Не было ничего видно и слышно, Саша был будто заперт в глухом коконе. Или же был сам — бесконечный пустой кокон. Саша знал, что пролежит, подключенный к аппарату жизнеобеспечения бесконечно долгие шесть лет, три месяца, пять дней, восемь часов, две минуты ровно, пока не умрет от кровоизлияния в мозг. И еще больше времени пройдет здесь, в Тихом Доме, где, будто в черной дыре, часы останавливались, так что впереди ждала бесконечность. Он хотел кричать, но у него не было рта.

См. Также[править]


Текущий рейтинг: 75/100 (На основе 115 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать