Die Dunkelheit

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Chekist1937. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.
Сов. секретно
Zapisnaya knijka.jpg

СССР
НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
г. МОСКВА

ПРИЛОЖЕНИЕ №1 К ОТЧЁТУ

Перевод текста дневника немецкого офицера, найденного в аномальной зоне

Документ представляет собой записную книжку размером 15x10 см в переплёте из коричневой ткани. На обложке тиснёная серебряная эмблема германских военно-воздушных сил (люфтваффе) — летящего орла со свастикой в когтях. На форзаце чернильная надпись: «Собственность обер-лейтенанта Клауса Бертольда Хоффмана, парашютно-десантные войска. Эрфурт, Готтхардштрассе, 13». Все дальнейшие записи сделаны карандашом. Несколько листов в начале вырвано.

«...задание на территории большевиков. Что именно потребуется от моих людей, пока не известно, и эта неизвестность тяготит меня. Впрочем, могу поспорить на сотню рейхсмарок, что дело будет как-то связано с тем чёртовым городом с именем Сталина! Войска фюрера успешно отвоёвывают его у Советов, и думаю, какая-нибудь неожиданная диверсия в тылу русских лишний раз снизит их боевой дух. Завтра мне передадут пакет с заданием, и я подтвержу свои догадки.

27 сентября.
Я не ошибся! Взвод действительно десантируется в районе Сталинграда, чтобы вывести из строя железную дорогу, по которой поставляют снабжение, и перекрыть кислород Иванам. Наконец-то работа! Если всё пройдёт гладко, очередной крест мне обеспечен.

28 сентября. 8:14.
Всё пошло не так. "Юнкерс" без каких-либо видимых причин рухнул — похоже, будто пилот заснул и бросил управление. Оба сразу? И штурман тоже спал? Так или иначе, мы почувствовали, что падаем, и, после недолгих попыток достучаться в кабину, я отдал приказ покинуть борт. Положение самолёта характеризовалось как крутой штопор, и прыгать было откровенно опасно, но у всех моих людей хватило профессионализма долететь до земли. Точка приземления — окраина рощи в глухой степи. Заметные рукотворные ориентиры отсутствуют.

(Несколько букв смазано. Почерк сбивается, становится торопливым.) Пропал унтер-офицер Кох. Мы искали больше часа. Как может исчезнуть человек в редком лесочке посреди чистого поля? Да не просто человек, а солдат специального десантного подразделения в полном вооружении? Так или иначе, мы не можем задерживаться здесь надолго. Я рискую, оставляя на дереве записку с указанием примерного направления отхода. Прочтёт ли её хоть кто-нибудь?..

16:42.
Понятия не имею, где мы. Компас будто бы сошёл с ума. Первоначальная попытка определить район приземления по карте оказалась неудачной, и мы шли, следуя ошибочному расчёту. Мне показалось, что именно эта дорога выведет нас к железной дороге. Но даже через многие часы пути проклятая степь не собиралась заканчиваться, и уже показалось, что отряд ходит кругами, когда Герман заметил на горизонте дома. Это брошенная деревня. Внешне выглядит жилой — дома не покосились, металлические предметы не тронуты коррозией, окна целы. Можно найти бытовую утварь. Но ни одного человека или домашнего питомца здесь нет. Это странно само по себе, но ещё большее удивление вызывают вещи в домах. Всё будто из прошлого столетия. Одежда из самодельной ткани, прялки с колесом, деревянная посуда. Похоже на музей. Эта страна действительно отсталая до невозможности. Любопытно, что никакой большевистской символики вроде красных флагов мы не нашли.

(Пустая страница.)

1. Где мы находимся? Почему на карте отсутствует похожая местность?
2. Где находятся жители деревни? По каким причинам они покинули её?

(Ниже лист испещрён крестиками, спиралями и прочими не имеющими смысла знаками, как если бы автор машинально водил карандашом по странице.)

Я НЕ ЗНАЮ.

18.15.
Скоро стемнеет. Придётся здесь заночевать, а с рассветом выйти в путь. Не удалось ни определить свои координаты, ни заставить радиотелефон уловить хоть одну частоту. Покидать деревню ночью не вижу смысла — до самого горизонта лишь трава, и только Бог знает, на сколько километров эта глухомань тянется ещё. Заблудиться будет равнозначно смерти. К сожалению, эта вынужденная ночёвка не радует. Местные жители не найдены, несмотря на тщательные осмотры подвалов и сараев. Также было обнаружено, что в данной местности отсутствуют животные и птицы. Будто Гаммельнский крысолов всех увёл.* Люди пытаются хоть как-то развеять её разговорами и игрой на губных гармошках, но я вижу – они боятся. Мне самому часто кажется, что из темных окон кто-то смотрит в спину.

19:03.
Нервный припадок у ефрейтора Берга. Помнится, в личном деле он охарактеризован как боец спокойный и хладнокровный. Что ж, все лгут, и даже психиатры из KWEA.**

21:37.
В самом большом доме обустроен лагерь, чтобы переночевать. Разожжены костры для лучшей видимости. Четверо бойцов расставлены караулом вокруг дома, четверо отдыхают. Я не сплю, а периодически проверяю караулы. Ночью нужно будет их сменить.

(Чрезвычайно быстрый, неразборчивый почерк.) Проклятье! Все четверо исчезли на посту! Я не понимаю, в чём дело. Нет ни следа в сторону, словно они вознеслись на небеса. Костры совершенно погасли, даже не тлеют. Я пишу это, пока оставшиеся люди готовятся к бою. Диверсия?

(время и дата не указаны)
(Пляшущий почерк. На странице следы крови.) Теперь-то я понимаю, куда девались люди. Их сожрала темнота. Стоит человеку оказаться никем не видимым, и нечто уносит его. Оно способно окутать мраком и поглотить. Ещё никогда мне не было так страшно. На моей пряжке написано: "Бог с нами". Так пусть же Он сделает так, чтобы костёр не погас до рассвета.

Осталось двое, я и Герхард. После выхода из дома первым пропал несчастный Берг — истерически закричал, бросил оружие и побежал в темноту. Как только он исчез из виду, вопли просто оборвались на полуслове. Вторым ушёл Коулманн. Когда он уронил фонарь и лампа разбилась, на него никто не успел посмотреть. Мы лишь услышали вскрик. Майер начал палить во все стороны, не понимая, что вокруг никого нет. Успокоив его, мы решили выбираться из этого проклятого места, ибо даже у костра оставаться было опасно. Мы крались меж домов спина к спине, освещая фонарями всё вокруг, но это не помогало — через два метра начиналась непроглядная темнота. Кажется, будто мы шли несколько часов, но луч фонаря иногда всё ещё освещает стену или телегу. Эта деревня бесконечна.

Спустя время Майер заметил прямо перед собой что-то и с диким криком вновь открыл огонь. Герхард попытался его остановить, но получил пулю. И вот он лежит у огня с бинтами на животе. Он жив, но в глазах нет ни капли смысла. Майера я застрелил сам. Кстати, тьма поглощает и мёртвых тоже. Теперь у нас нет никаких шансов уйти, даже если рассвет наступит. Я не знаю, зачем продолжаю писать. Возможно, это спасёт кого-то, кто придёт сюда, от нашей судьбы. Костёр гаснет, и неумолимо слипаются глаза. Прости меня, мама.


* Имеется в виду персонаж германской легенды, якобы похитивший всех детей в городе Гаммельн. — Прим. перев.
** Kreiswehrersatzamt, букв. "рекрутское управление" — структура, аналогичная военным комиссариатам. — Прим. перев.


Переводчик
Ст. л-нт ПЕТРЕНКО

Командир специального поискового отряда
Подполковник МАРТЫНОВ

Народный комиссар внутренних дел
Маршал Советского Союза БЕРИЯ

Текущий рейтинг: 81/100 (На основе 261 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать