Я вожу школьный автобус

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была переведена на русский язык участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


За семь лет с тех пор, как умер Клиффорд, только эта работа не дала мне сойти с ума.

Установленный распорядок дня, подъём в четверть шестого каждое утро, на остановки прибывать вовремя, возить детей в школу и обратно.

Я работаю хорошо, дети у меня никогда не терялись, в аварии никогда не попадала. И я могла бы сказать, что никогда не пропускала ни одной остановки – до этого понедельника.

Я думала о нашей годовщине, которая могла бы состояться на следующей неделе. То есть мы с Клиффордом всё равно бы не поженились, он был женат, но на следующей неделе исполнилось бы десять лет со дня нашей встречи.

Я уже собиралась высадить детей на последней остановке, когда мои мысли прервал голос ребёнка откуда-то с задних рядов:

- А… мисс… мисс водитель?

Сзади сидело трое ребят. С Уиллоу-стрит, с предпоследней остановки. Я была уверена, что останавливалась там и высаживала их. Мне снова хотелось думать о Клиффорде, чёрт возьми, я поступилась самолюбием и вернулась на две остановки назад высадить ребят, надо было не отвлекаться от работы. Никаких больше косяков.

Я обычно так не ошибаюсь.

Потом во вторник два раза было. Я высадила детей с Адамс-лейн и только тогда поняла, что дети из Блумингтона всё ещё в автобусе. Я повернула. Сделала глубокий вдох. Не будешь работать – поедет крыша, семь лет прошло, надо жить дальше. Думай о детях, и всё. Я подняла глаза на зеркало.

А там дети с Адамс-лейн. Они всё ещё в салоне. Я доехала до Адамс-лейн, прежде чем вернуться в Блумингтон, я была уверена. Я что, не высадила детей?

Это было во вторник. Лучше бы всё осталось как тогда. Сегодня стало хуже.

Я встаю на разных остановках и каждый раз запоминаю: дети вышли. Я еду дальше, доезжаю до следующей, снова запоминаю: вышли. Смотрю снова – они всё ещё в салоне. Все до единого. Большинство уже ревёт, парочке удалось уснуть, остальные начали кричать.

Сейчас я останавливаюсь, отъезжаю и совершенно ясно помню, как они вскакивают, выбегают в открытую дверь автобуса – рады, что вырвались. Я отъехала – и они снова здесь, плачут и кричат, как будто вообще не выходили.

Прошло больше десяти часов. Снаружи такая темнота. Я уже несколько часов не видела на дороге ни одной машины. Около восьми вечера позвонил мой руководитель. Дети его, кажется, вообще не волновали, он просто спросил, почему я не привела обратно автобус. Я была уверена, что родители уже позвонили в полицию.

- Пэт, что происходит? Где, мать его, автобус?! Ты час назад должна была приехать. Сколько ещё тебя ждать?

Он угрожал вызвать полицию, если я не приеду. Я пыталась ему перезвонить, но он не берёт. Я хочу, чтобы кто-нибудь вызвал полицию, я хочу, чтобы это прекратилось.

Я до сих пор думаю о Клиффорде. О той аварии. О его красном «Мустанге», о мешанине искорёженной плоти и металла. О том, как оно всё разлетелось по сторонам, как его размотало во все стороны. Часть грудной клетки его жены вообще так и не нашли.

Я останавливаюсь на Нили-стрит, провожаю детей, выхожу вслед за детьми из автобуса, моргаю. Я снова в водительском кресле, а они на своих местах. Я снова открываю двери, выпускаю их, выхожу следом, я вижу, как один мальчик добегает до двери своего дома, по мордочке у него текут слёзы и сопли. Я снова моргаю.

На следующий раз я иду медленно, моргаю каждым глазом по отдельности. Я снова провожаю мальчика домой, вижу, как открывается дверь, он, спотыкаясь, вбегает в дом, дверь закрывается. Не горит ни один фонарь. Я не слышу из дома голосов. Позволяю себе моргнуть обоими глазами одновременно. Хватаю аварийный топор в задней части салона и снова провожаю мальчика домой.

Сломать дверь, ни разу не моргнув, трудно, на это ушло две-три попытки.

Мальчик лежит на полу, как тряпичная кукла, но он не один, на полу кучей одинаковые мальчики. Я вижу на кухне двух женщин, должно быть – это его мамы, обсуждают новости. Для них как будто не кончился день, они занимаются своими делами в кромешной тьме. Я снова позволяю себе моргнуть.

Не знаю, сколько времени прошло. У меня остановились часы. Ничего не меняется. Дети плачут, больше никто не спит, кое-кто обгадился. Они всё спрашивают, почему я их мучаю.

Это не я.

Я вижу, как меня обгоняет машина, и как будто бесёнок прыгает мне в голову и шепчет: развернись, и все закончится, ну развернись.

Перед столкновением я отчётливо вижу машину. Это красный «Мустанг». В момент столкновения я вижу водителя. Он застыл на месте, не шевелится, взгляд направлен вперёд, как у статуи. Его жена на пассажирском сиденье, в груди у неё зияет брешь. Я почти промахнулась, задела только багажник. Он едет дальше, я еду дальше.

Я встретила его уже дважды, он ездит кругами по одной и той же дороге и ждёт меня.

Я пишу сейчас потому, что я хочу, чтобы вы знали, почему я так поступаю. Кто-то должен. Другого выхода я не вижу. Никто не берёт трубку. Когда я пытаюсь позвонить 911, слышу только помехи.

Невыносимо, уже невыносимо, лампочки в автобусе, вонь детского дерьма, крики и мольбы.

Я найду эту машину ещё раз, и тогда уже не промахнусь.



Оригинал: https://www.reddit.com/r/nosleep/comments/8fn6b9/im_a_school_bus_driver_its_231_am_the_kids_are/


Текущий рейтинг: 62/100 (На основе 35 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать