Челлендж

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Виктор. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


С момента Призыва тела Гвемаис прошло 5 лет. На данный момент у ученых есть несколько теорий о характере этой сущности. Все они снимают вину с окружения тех людей, что стали материалом для тела. Однако в народе до сих пор сохранилось предубеждение по отношению к родственникам Призвавших. Спецкорресподент Старой Газеты Коля Соколов поговорил с человеком, который сперва пытался защитить своего близкого человека, а после Призыва убежать от него.

Максим (здесь и далее имена героев изменены) хорошо помнит, когда он в первый раз услышал про Гвемаис. В тот день ему позвонила сестра Аня и стала просить защиты от отца. Пришлось отпрашиваться у начальника цеха и ехать домой.

До развода глава семьи нередко изводил домочадцев. Но Максим перед отправкой в армию занялся спортом, и за годик из щуплого очкарика превратился в крепко сбитого парня. За несколько дней перед призывом он не стал терпеть пощечины, а дал отпор, скрутив отца. Когда молодой человек вернулся, родитель жил отдельно и приезжал лишь просить денег. Тогда он вел себя тихо и смиренно, понимая, что любое повышение голоса лишит его выпивки. Поэтому Аня пустила папу не боясь.

Максим же не испытывал иллюзий насчет отца. Сейчас он вспоминает, что «готовил себя к драке», так как получил в дороге от Ани несколько голосовых сообщений со всхлипываниями и просьбой приехать поскорее. Но обошлось без рукоприкладства. Бывший глава семьи сидел на кухне, мелко трясся и шептал: «Гвемаис» Сестра лежала зареванная в комнате. Все вещи со столика валялись на полу, рисунки и плакаты были порваны в клочья. Но сама девочка была цела. На вопрос, что с отцом, она лишь пожала плечами. Ответ парень получил уже от врачей скорой помощи: у него шок.

Сейчас Максим живет в Москве. На малой родине, в небольшом верхневолжском городке, ему появляться опасно. Когда-то молодой человек планировал стать физиком, но из-за отсутствия денег ему пришлось отложить учебу и отправиться в армию, а потом пойти на чудом сохранившейся с 90-х гг. завод. Во время призыва Гвемаис Максим трудился заместителем начальника цеха.

Максим в тот период вел дневник. Во время нашей беседы он согласился предоставить выписки из него. Вечером после попадания отца в больницу молодой человек добавил новую запись:

«Батя опять напился. Аня открыла ему дверь на беду, а он к ней пристал – разозлили рисунки. До рукоприкладства не дошло, накрыло его. Забрали в скорую. Нес какой-то бред про масонов, сатанистов. Аня много плакала. В интернете ей шлют лучи поддержки – она там стала популярна и как художник, и как блоггерша…»

Через неделю Максим встретил отца, возвращаясь с работы. Первым делом он подумал, что родитель начнет клянчить деньги на выпивку. Но вместо это мужчина сипло прошептал: «Пожалуйста, скажи ей, чтоб она прекратила». Лил дождь. Молодой человек понял, что вымокший до нитки без зонта отец ждет его уже больше часа, но все равно прошел мимо, бросив: «Я не понимаю тебя». В ответ бывший глава семьи продолжал шептать: «Прекратите кошмары… Твоя сестра ведьма… Каждую ночь мне является это… Эта… Гвемаис…».

Максим вспоминает, что и тогда он не связал челленджи сестры с буйством отца. После отцовского погрома Аня быстро оправилась. Мать разрешила ей пропустить неделю занятий в колледже. Целыми днями девушка либо рисовала, либо лепила, либо снимала видео. Параллельно Аня не только восстановила комнату, но и превратила ее в самодельную студию. На донаты был куплен штатив, а из Твери какой-то впечатлительный поклонник передал осветительную установку в обмен на фетиш-фото Аниных потных ног. Одну стену она приспособила под фон. Изменился и имидж: в один из вечеров Максима встретила не девочка с каре в рубашке, а веселая оторва в черном с короткими волосами, окрашенными в фиолетовый и красный цвета.

Но больше всего ей нравились различные челленджи. Как-то раз Максим пришел с работы. Аня предложила ему отойти от стены на две стопы и поднять стул. Молодой человек с легкостью выполнил указание к разочарованию сестры. Через несколько дней она устроила глупый челлендж с банкой. За день же до второго визита отца она записала странный танец: девушка кружилась на фоне своей причудливой графики, кривляясь и высовывая язык.

Максима хобби сестры не пугали – как многих иных родственников Призвавших — а лишь раздражали. Танцы в тиктоке он считал глупыми, рисунки примитивными, хенд-мейд неказистым. Но никогда не отказывался сестре помочь.



Последняя статистика Комитета показывает: в 31,5% случаях Гвемаис строила свое тело посредством TikTok, 30,5% приходилось на YouTube, 18% приходилось на инстаграм, 5% на китайский мессенджер WeChat, по 3% на китайскую соцсеть Qzone и на фейсбук, по 2% на ВК, WhatsApp, Viber и 3% на остальные соцсети. Подсчет осложнён одновременным использованием нескольких ресурсов.

34% из Призвавших Гвемаис были девушки от 14 до 20 лет, 31% приходится на юношей того же возраста, 20% – на женщин от 20 до 60 лет, но лишь на 10% мужчин в том же возрасте, 7% приходится на мужчин от 60 и старше и лишь 1% на пожилых женщин. Число детей младше 14 лет составляет 5% из числа Призвавших.

Способ строительства тела Гвемаис чаще всего осуществлялся посредством ритуалов, замаскированных под конкурсы-челленджи. Статистика показала корреляцию между количеством подписчиков у призвавших и их способностях влиять на реальность.



Отец больше не приходил, зато принялся названивать. Речь главы семьи с каждым разом становилась все более бессвязной. В один день с ним связалась бабушка и заявила, что отца положили в психиатрическую больницу. «При этом бабушка говорила, то же, что и папа. Что Аня и ее подружки ведьмы, что это из-за них папа в больнице. Рассказывала, что она заколдовала какого-то парня и он стал воображать себя свиньёй, бегать голым и хрюкать… Я тут же вспомнил этого парня, видео с ним стало очень популярным в нашем городке, но все списали на наркотические вещества. Я же по-прежнему не замечал ничего подозрительного» — рассказывает Максим. В его дневнике от тех дней лишь одна запись: «Бабушка и отец несут бред. Хотел вызвать врачей из дурки, а батя туда уже и так угодил. Его не жалко, а бабушку жалко.

Сестру узнают на улице. Сегодня к ней в магазине подошли девочки и попросили фото. В инстаграме у нее уже 30 000 подписчиков…»

Челленджи становились все более странными. То конструирование непонятных существ из частей шарнирных кукол, то разыгрывание сценок в масках, то запись рисования причудливых узоров. В один из дней сестра попросила Максима о съемках. «Как сейчас помню: – стояла хорошая – для октября – погода. Ясное солнце, ветерок. Поначалу был танец как обычно: девушки двигались рывками, приседали, подпрыгивали. Я заскучал, отвернулся, а потом гляжу – на земле труп с перерезанным горлом. Я минуту стоял в оцепенении, пока не понял, что это манекен. Ну а девчонки смеялись, кричали «Гвемаис» и тыкали ножами в пластик. И да, даже тогда я счел все это неким пранком, а Гвемаис… Сначала я подумал, может, мультик какой-то… Я боялся больше, что ее начнут травить – она всегда была тихой девочкой. Я хотел защитить её. И я готов повторить вам так же, как и перед армией, и членами Комитета: я не догадывался о ее способностях до дня создания Тела»



В процессе создания тела Гвемаис у Призвавших стали открываться следующие способности: возможность воздействовать на психику отдельных людей (начиная от вызова утомляемости и заканчивая сильнейшим психозом), создание коллективных галлюцинаций, воздействие на животных. Слухи о так называемомом «пирокинезе» и «управлении погодой» не подтвердились.

Влияние на фундаментальные взаимодействия отмечены лишь у 40% Призвавших. Но лишь треть из них могла преодолеть гравитацию или использовать т.н. «телекинез». Сестра Максима относилась к ним.



«Она прибежала ко мне в комнату и закричала, что у нее новый флешмоб. Я обернулся и увидел, что она парит в воздухе. Протер глаза. Вспомнил, что в книгах в таких ситуациях советуют ущипнуть себя до боли. Но я чувствовал – это не сон. А сестра поднялась под потолок и медленно кувыркнулась. Поначалу мне даже страшно не было. Пока на руках и шее Ани не открылись глаза без зрачков. Я впал в какой-то ступор. Ну и собственно видео… Видео призыва снимала мама. Я не пытаюсь себя оправдать, но да, непосредственно видео Призыва снял не я…»

Через несколько часов интернет взорвался от того, что по всему миру сотни тысяч мальчиков и девочек стали парить, кидаться предметами, создавать необычные иллюзии. Соцсети Максима ломилась от сообщений: сначала от поклонников сестры – они первые увидели, что Аня может летать, а, затем от различных любопытствующих. Начались и звонки.

Но Максим знал не больше, чем те, кто ему писал. Он лишь отвечал изредка: «Да, все так». Из прострации его вывел стук в дверь. Мать пошла открывать, спросила привычно: «Кто там?». Услышав ответ, она испуганно пролепетала: «Мы никому не открываем, уходите». Тут же раздался грохот. Парень метнулся в коридор. Подошел к глазку. На лестничной клетке стояло несколько мужчин. Максим узнал сразу Дениску, местного пьяницу и друга отца. Незваные гости заорали, что Аня ведьма и чтоб открыли дверь

Позже Максим узнал, что это была группа местной молодежи. Их вожак прежде увлекался различными теориями заговора. Происходящее он счел то ли нападением демонов, то ли вторжением инопланетян. Через своего соседа Дениса он узнал про историю с отцом Максима и Ани и решил действовать: собрал приятелей, взял болгарку и арматуры, и отправился к Призвавшей.

Максим вызвал полицию. Сам же приготовился биться до последнего. Но вдруг поток ругани превратился в клокотание, а затем из-за двери грянул целый хор криков, ора и визга. Парень прислонился к глазку и увидел, что здоровые мужики стоят на четвереньках. Пьяница Дениска прыгал, словно собака и царапал дверь. Аня крикнула «Не бойся, они не причинят вреда».

В этот момент Максим и решил – пора ехать из города. Мать ему пришлось сажать в машину силой, тащить ее по лестничной клетке. Аня оказалась права. Мужчины их не трогали. Поскулив, они выскочили из подъезда, словно были случайно туда попавшими собаками и вылетели во двор, кружась по черному мокрому асфальту. Редкие прохожие окружили их, и никто не обратил внимание на семью, спешно покидающую дом. Мать потребовала взять телевизор. Максим отказался. Правда – потом он вспоминал об этом с горечью – он сам больше всего беспокоился за свой ноут, жесткие диски и прочую технику.

Аня не мешала. Но и не помогала. Когда он спросил: «Ты едешь с нами?», то она замотала головой. «Отвози мамочку и возвращайся» – был ее ответ.

Город они покинули беспрепятственно. Их не остановили ни на одном посту – государственные структуры реагировали в разы медленнее. Хотя Максим позже говорил, что ожидал появления SCP, людей в черном или хотя бы аналога нынешнего Комитета.

Через час они уже находились за городом. Максим не стал свидетелем момента Слияния. Он запомнил красную вспышку над городом, истошные визги, дрожь земли. Но как его сестра воспарила и стала вместе с подругами оком разъяренной Гвемаис он не увидел.



Аня стала частью Ока. Красная вспышка выросла над городком и уничтожила практически всю связь. Последовательницы Гвемаис слились в круг из тел. Через несколько дней он покрылся глазами, а также иными органами для изучения мира Сущностью. За несколько дней – до уничтожения аномалии – в городе успел сформироваться локальный культ. Некоторые жители были превращены в «тварей Гвемаис» — модифицированных биологических существ, подконтрольных призванной сущности.

Также на данный момент ясно, что Око Гвемаис каким-то образом могло впитывать информацию своих последователей.



Дача Максима находилась за 20 километров от города. По приезду молодой человек дал матери успокоительное, сам выпил несколько таблеток и лег спать.

«На нас напал человек. Или уже нет. Во всяком случае, холод ему нипочем. На фото не видно, что у него во рту два ряда мелких зубов появилось. Он пришел утром и убил собаку. Передвигался быстро и ловко, лучше даже, чем иной спортсмен. Его застрелили местные» — такую запись оставил Максим в своем дневнике на следующий день.

На деревню напала тварь Гвемаис. Это были первые образцы – слабые и кривослепленные, не способные дать отпор даже подростку с топором. Хотя нет, подростка они могли вогнать в ступор, а вот со взрослым мужчиной не прокатило.

«Я растерялся, — вспоминает Максим, — дачники бы рано или поздно поняли, кто мы такие. Мать находилась в неадекватном состоянии. Я тогда думал, что моя сестра еще жива… Потом сосед показал мне видео аномалии, этот круг из тел в небе, людей, сошедших с ума, тварей Гвемаис… И я тогда подумал: «Надо хотя бы мать спасти». Я десяток планов перебрал, а она в один день в машину села и поехала в город… К дочери… Я хотел вдогонку броситься, но не смог…»

Взяв палатку, Максим отправился в лес. Долго не знал, что делать с ноутбуком, и под конец все же решил спрятать, перелив часть файлов на флешку – так он и сохранил свой дневник.

В детстве Максим любил лес, ходил в туркружок. Для себя парень решил, что переждет в глуши чащоб неделю, а потом вернется в город.

Максим брел в лесу без GPS, так как берег зарядку, пользовался старой картой и компасом, но чаще шел по памяти. Через день он пересек болото. Неподалеку находились охотничьи угодья, была вероятность столкнуться с егерем или лесничим. Но их молодой человек боялся меньше всего. Вскоре он выбрал подходящее место, разбил бивак. Припасов с найденными осенними грибами хватило, чтоб заготовить дров и как-то обустроить лагерь.

На третий же день Максим проснулся от шороха. Будто что-то огромное шло по лесу. Как он потом вспоминал, его прошиб страх. Схватив топорик, он выбрался из палатки и увидел отца.

Нет. Тварь Гвемаис. От былого алкаша не осталось и следа. Высокие и тонкие ноги, ловкость, о которой бы и завидовали спортсмены, наросты на коже. Он вышел из-за деревьев, подошел к оцепеневшему сыну и произнёс голосом Ани:. «Братик, я же велела тебе вернуться! Ты нужен Гвемаис».

Максим побежал. Бросив палатку. Что произошло затем, он плохо помнил. Чуть не увяз в болоте, пытался вернуться к лагерю. Пробивался через лес. Сколько прошло времени, пока он не встретил войска – он не знает. Но даже голодный и обессилевший он хотел присоединиться к уничтожению аномалий.


Для большинства родственников Призвавших даже воспоминания об этом событии стали травмирующими. Максим первый из всей серии интервью, кто выбрал иной путь. «Я намерен продолжить учебу и изучить сущности, сравнимые с Гвемнаис. – говорит он в конце нашей беседы. – Мы победили Гвемаис достаточно быстро, но оно украло мою сестру и мать. Да и победа ли это – с отказом от интернета, ограничений на технику… Эти твари нас заметили и рано или поздно вернутся… Больше всего мне нравится версия про 10-мерное пространство. Я в детстве увлекался Лавкрафтом и всем таким… Но оказалось, что чудища придут к нам не из глубин Космоса, и не из пучин моря… Прав был параноик Стивен Кинг… Они все это время жили в наших сетях, в нашей Ноосфере, стояли за нашими плечами… А значит, нам будет проще найти их и уничтожить…»


Текущий рейтинг: 53/100 (На основе 23 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать