Наказание

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Я был слеп с рождения. Когда я подрос, мне описывали всё настолько подробно, что я, в общем-то, не понимал, почему это так важно – видеть. Что сказать – мне не с чем было сравнить. У нас было своё ранчо, одноэтажный дом. Мне это рассказывал отец, но я и так всё «видел». По-своему. У меня было пространственное сознание. Я знал, где моя спальня, ванная, гостиная и кухня. У каждой стены была своя текстура. Не знаю, было ли это сделано специально или просто я мог чувствовать то, что другие не могут.

Я редко падал. Только если отец или кто-то из «гостей» положит что-либо не на своё место. Обычно это были «гости», и тогда отец очень злился и кричал. Они посещали нас нечасто и ненадолго. Отец сказал, что я не должен говорить с ними. Я не понимал, почему, но это его расстраивало. Он волновался, когда я «видел» что-то, чего не видел он.

Элли была первой. Она казалась очень милой. Как-то девочка спросила, как меня зовут и что с моим лицом. Она была в гостиной. Я мог слышать, где она сидела, её дыхание и шмыганье носом, словно она недавно плакала. Когда меня спрашивали о моём лице и глазах, я всегда докасался до них. Когда же спрашивал я, могу ли дотронуться до лица собеседника, слышал лишь неловкую паузу. Потом до меня доходило – зрячие люди никогда так не делают. Это им не нужно, и моя просьба выглядела дикой. Но тогда осознание этого ещё не пришло, и я спросил Элли, могу ли я дотронуться до её лица. Она неохотно согласилась, но спустя мгновение в комнату вошёл отец:

- С кем ты разговариваешь?

- Ни с кем.

Отец всегда наказывал меня, когда я говорил с ними. Кажется, это пугало его.

Я спросил отца об Элли, но он не хотел говорить о ней. Я всё докучал вопросами «почему», но он так и не ответил, только спросил о чём мы говорили. Я рассказал, что хотел коснуться её лица, а отец рассмеялся. Но смех этот был не радостный. Я умею отличать радость от горечи.

Только когда я стал старше, он объяснил.

Он сказал, что мы жили в особом месте, связанном с «другим миром». Наши гости – это призраки, мёртвые люди которые преследуют свои цели. Я не мог их видеть, но я их слышал. И они это знали. Отец пригрозил, что я должен игнорировать их, что бы они ни говорили. В противном случае, незваные гости никогда не отстанут от меня. Ведь всё, что хотят мёртвые – это снова быть живыми. А этому уже не бывать.

Через несколько лет появилась Алекс. Она сказала, что потерялась и не знает где она. Умоляла о помощи, кричала. Я молчал, а сердце рвалось на помощь. Я хотел ей помочь, я знал какого быть одиноким. Но я не мог. Я помнил наставление отца – игнорировать. Это я и делал. Отец спасал меня от нападок призраков и я был ему благодарен. Долгое время духи не беспокоили меня. Очень долго. И всё было хорошо, пока не появилась Сара. Она не давала мне прохода.

- Помоги, - сказала она, - мне нужно найти выход!

Я молчал.

- Ты меня слышишь, не так ли?

- Мне нельзя разговаривать с тобой - сказал я.

- Пожалуйста, умоляю. Мне страшно! Я хочу увидеть своего папу!

Я схватился за подлокотники кресла и сказал ей, что мне нельзя. Нельзя.

«Он мёртв», - сказала она.

Я молчал.

«Твой отец уже мёртв», - снова повторила она.

И тут началось нечто. Грохот по всей комнате. Вся мебель, посуда – она крушила всё на своём пути, а я кричал во всё горло «Перестань!», но ничего не помогало.

«Помоги мне уйти!», - кричала она в ответ.

Я не собирался говорить с ней. Выбежав на улицу, я сел на землю и слушал. Тишина. Лишь отдалённые звуки телевизора. Через пару минут я услышал голос отца. «Сынок, - сказал он, - мне нужна твоя помощь. Я думаю, что умираю».

Паника. На помощь. Надо кого-то позвать на помощь. Я кричал, пока мой голос не сел. Я слышал звуки машин, которые мчались по дороге, но они не могли мне помочь, да и вряд ли бы захотели. Меня услышала какая-то женщина. Я сказал, что отцу нужна помощь. Она велела мне сидеть и ждать.

Я сидел на траве и ждал. Некоторое время спустя я услышал голос этой женщины. «Мне очень жаль», - сказала она, взяв мою руку. По улице протяжно покатились звуки сирен и встревоженные голоса людей, несущихся к дому.

Дальше всё как в тумане. Видимо, я отключился. Помню, как ко мне подошёл фельдшер, начал расспрашивать давно ли я не вижу. Я объяснил, что слеп с рождения. Помню сначала приятные ощущения, как-будто на лбу у тебя была целая тонна железа, а потом её сняли. Такое облегчение. А потом пришла боль. Я спрашивал, что он делает, но фельдшер лишь повторял, что всё будет хорошо и я сильный, я справлюсь. Я не знал, что испытывал. Я почувствовал сильную боль в голове, а потом была вспышка света. И снова боль. А фельдшер всё спрашивал меня про глаза: что с ними случилось и могу ли я открыть их? Я почувствовал его пальцы на моих веках и снова вспышка и боль. Я кричал. Но на этот раз вместе с болью пришли размытые очертания. «Просто дыши, хорошо?» - сказал фельдшер. «Все будет хорошо».

∗ ∗ ∗

Мне велели держать маску для глаз большую часть дня. Снимать её пока можно только ночью, чтобы глаза успели привыкнуть. Из больницы меня вручили дяде и тёте.

Последние несколько лет были для меня словно поездка на американских горках. Врачи сказали, что у меня может никогда не быть идеального зрения, но то, что есть сейчас у меня – уже невообразимое чудо.

Я только недавно научился читать и писать, поэтому прошу прощения за куцый рассказ. Пока это лучшее, что я могу сделать. Я спрашивал тетю, что всё-таки случилось с моим отцом. Все, что она говорила, это то, что он умер от сердечного приступа, и она будет его любить, не смотря ни на что. Мой дядя и вовсе не хотел говорить о нем.

В последнее время я много пользовался компьютером и наслаждался всеми прелестями интернета. Я не мог поверить, что такая вещь существует. Будучи таким одиноким так долго, я мог говорить с кем угодно, когда угодно! Правда, иногда меня это пугало. Ведь я считал, что контактирую с духами. А как по интернету узнать, жив ли тот, с кем я говорю? Кажется, никто не разделял опасения моего отца по этому поводу.

И вот сегодня я был на форуме, обсуждая свой духовный мир - я был рад найти людей, с которыми можно обсудить такие вещи. Я рассказал свою историю, и кто-то из собеседников сообщил, что слышал о подобном, прислав мне ссылку на статью с настоящим преступлением.

Это было о моем отце.

Согласно статье, моя мама пропала без вести вскоре после моего рождения. Мой отец всегда хотел дочь. Меня он наказал по-своему. Сделав слепым. Пускай и не на всю жизнь.

Полиция нашла четырнадцать тел в подвале. Они сказали, что одна девочка сбежала. Девочка по имени Сара Фрэнк. Это она вызвала полицию. Машину отца нашли в задней части дома. Они предположили, что он переносил своих жертв из машины в подвал. У Сары получилось схитрить после того, как она согласилась стать его дочерью после четырех дней длительных пыток. Она ударила его ножом, который он положил на стойку, чтобы смазать тост.

Я не хотел в это верить. Я не понимал. А может, не хотел понимать. В глаза бросились ещё два имени: Элли Фармер и Алекс Риддл. Я говорил с ними обеими в гостиной.

По сей день меня мучают вопросы, сколько всего скрывал от меня мой отец?

Но во всем этом - один вопрос остается важнее всех других: разговаривал я с Элли и Алекс до или после того, как он их убил?


Автор - Edwin Crowe

Переводчик - Helga

Первоисточник перевода - https://kriper.ru/creepystory/2287-nakazanie.html

Первоисточник - MY FATHER PUNISHED ME WHEN I TALKED TO GHOSTS

Текущий рейтинг: 79/100 (На основе 21 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать