Приблизительное время на прочтение: 23 мин

Марина Николаевна Смирнова

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Story-from-main.png
Эта история была выбрана историей месяца (май 2024). С другими страницами, публиковавшимися на главной, можно ознакомиться здесь.
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Саша Р.. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Выгнав из своей квартиры неверного возлюбленного, Марина Смирнова решила начать новую жизнь. Подготовилась она к этому основательно - утром собрала в мусорный пакет все его вещи, включая зимнюю одежду и обувь, днем сожгла этот пакет на заднем дворе, а вечером пошла в клинику и вырезала из себя маленький, еще только зародившийся плод.

На следующий день пожилой сосед, с которым она столкнулась на лестничной клетке, посмотрел на нее несколько дольше и пристальнее обычного и заключил:

- Плохо выглядите, Марина Николаевна.

- Живот беспокоит, - устало ответила Марина, закрывая дверь на ключ.

- Беременность дело нелегкое, - участливо улыбнулся сосед и, шаркая тапками, почапал к себе в квартиру, оставив Марину замершей в ступоре. Откуда он знает?..

Сидя в маршрутке, она снова и снова прокручивала у себя в голове этот утренний разговор. Откуда он знает? Даже Вова не знал. Может быть, это была какая-то неудачная шутка? Да, наверное... Да, точно. Он просто плохо пошутил, а с беременностью вышло совпадение. Но как же ее выбил из колеи этот дед, она даже входную дверь не до конца закрыла... Или все-таки закрыла? Прокрутила ключ в замочной скважине положенное количество раз или нет? Прокрутила или нет?

Марина уже сидела в офисе, работая над отчётностью, а ее мысли все крутились над тем, провернула ли она ключ в замочной скважине положенное количество раз. Видимо, ее лицо выглядело чересчур напряжённым, потому что Артем, коллега, участливо спросил:

- Ты чего такая бледная, Марин?

- Ничего, - тихо пробормотала Марина, не отрываясь от экрана и своих навязчивых мыслей. - Тебе кажется.

- Что, вчера тяжело прошло?

Не веря своим ушам, Марина повернулась к нему. Артем смотрел на нее с широкой, чуть снисходительной улыбкой, но его взгляд был серьезным и внимательным.

- Это ты про что сейчас говоришь? - медленно спросила Марина, хотя сама заранее знала ответ.

- Ну... Вчера ведь у тебя был выходной. - несколько растерявшись, начал оправдываться коллега. - Но ты не выглядишь отдохнувшей, даже наоборот. Видимо, вчерашний день прошел тяжеловато? - Он снова улыбнулся. - Ты така бледная, как будто много крови потеряла, честное слово.

До самого вечера Марина обдумывала его слова. Ладно сосед, он живёт рядом, стены тонкие, да и наверняка этот старый бомж рылся в ее мусоре, как это любят делать некоторые пенсионеры, вот и увидел там тест на беременность. Но Артем откуда узнал?

Когда все уже расходились, Марина задержалась в женском туалете. Ей все еще было плохо после вчерашнего, живот все так же болел.

- Маринка сегодня совсем плохо выглядит, - услышала она голос одной секретарши из курилки и притаилась тихонько в своей кабинке. - Она будто всю ночь вагоны разгружала. Артем сказал, видимо, вчера у нее что-то произошло.

- Да уж известно что, - ответила другая и они обе захихикали. Дверь хлопнула, их голоса стали тише и удалились совсем, а Марина все еще стояла в своей кабинке. В ушах у нее звенело, а к голове прихлынула кровь.

Открывая ключом входную дверь в свою квартиру, она замерла, считая повороты в замочной скважине. Да... Так и знала. Не до конца закрыла.

С этого дня Марина начала по нескольку раз перепроверять входную дверь перед уходом и сжигать свой мусор на заднем дворе вместо того, чтобы бросать его в мусорный бак вместе со всеми. Пожилому соседу по лестничной клетке это почему-то не нравилось.

- Хватит уже палить, Марина Николаевна, - жаловался он при каждой встрече. - Воняет невыносимо же.

"Это вы перестаньте меня палить," - думала про себя Марина, вежливо кивая ему в ответ.

Через пару дней, уходя последней с работы, она занесла ключ к охраннику. Едва скользнув взглядом по ее лицу, он вернулся к танчикам на компьютере и равнодушно прогудел:

- Плохо выглядите, Марина Николаевна.

- Живот болит, - автоматически ответила Марина уже заученную за эти дни фразу.

- Да, я знаю... Слышал.

И он уже знает. Откуда они все знают?

Идя с остановки к своему подъезду, Марина прислушивалась к разговорам мимо проходящих людей.

-... и она сделала аборт, прикинь? Я в шоке... - говорила одна юная светловолосая девушка другой.

- ...ну и они посрались и она его выставила вместе с вещами. - рассказывал один мужик на курилке другому. - Типа изменил... Господи, да все изменяют, что в этом такого?..

- ...плохо она выглядит с утра, короче... - кряхтела одна бабка на лавочке другой. - Ну а что ж вы хотели, Зина Михайловна? Немудрено после такого плохо выглядеть...

В свой подъезд Марина заходила, съежившись в комок от стыда, страха и вины. Откуда они знают? Откуда они всё знают?

В час ночи она всё ещё ворочалась в кровати. Какая-то рациональная часть мозга ещё пыталась успокоить ее, объяснив происходящее совпадениями. Но не бывает же столько совпадений подряд?

Утром, ожидая маршрутку на своей остановке, Марина пристально рассматривала людей и ей виделось, что все они смотрят на нее одинаково - презрительно, осуждающе, раздраженно. А потом она и вовсе встала как громом пораженная, увидев новый рекламный баннер на бигборде.

КЛИНИКА DAILY MEDICAL Гинекология Ведение беременности Акушерство Прерывание беременности

На баннере была нарисована женская матка с младенцем внутри, а большая красная стрелка указывала на... о ужас, Маринин дом.

"Этого не может быть, - думала она уже в маршрутке. - Эта стрелка просто показывает, как проехать к ближайшей клинике. Это просто совпадение, что она находится в той же стороне, где и мой дом... Но откуда здесь взялся этот баннер? Вчера же еще не было. Не могли же за ночь поклеить."

- Вон она едет, - пробормотала какая-то бабка, сидящая двумя рядами дальше. - Фу. Шалава...

Марина обернулась и с ужасом увидела, что бабки смотрят именно на нее - также враждебно и осуждающе, как и все коллеги, люди на улицах, другие пассажиры.

Вечером, когда она возвращалась с работы, ей удалось пересилить себя и все-таки бросить еще один взгляд на тот самый злополучный бигборд.

Рекламы клиники там больше не было. На белом фоне большими черными буквами было написано "МАРИНА НИКОЛАЕВНА СМИРНОВА СДЕЛАЛА АБОРТ" - и большая красная стрелка все так же указывала на ее дом.

Марина шла домой на негнущихся ватных ногах. "Главное - не подавать виду, - мысленно убеждала она себя. - Никто ведь не знает, что эта загадочная Марина Николаевна Смирнова - я. Никто ведь не знает... Или знает?"

По взглядам людей на улице понять было сложно. Один мужчина, стоявший возле ее подъезда, ненадолго задержал на ней заинтересованный взгляд, потом пренебрежительно фыркнул и помотал головой, усмехаясь. То ли с пренебрежением, то ли с осуждением.

Уже дома Марина тщательно обшарила все полки. Вот оно... Медицинская карта лежала не на своем месте. Марина точно в последний раз клала ее не так. И вот этого загнутого уголочка здесь не было. Зачем нужно было загибать уголок? Точно... Тот, кто зашел в ее квартиру, шарился в ней, нашел карту, прочел там об аборте и всем растрепал. Даже баннер рекламный сделал. А уголок загнул, чтобы не забыть, где остановился, когда еще раз вернется перечитать. Да. Но кто же это мог сделать? Вова... Мстит за расставание. Точно, кому еще это может быть нужно?

Сначала Марина сожгла свою медицинскую карту по листику в раковине, а уже потом позвонила Вове. Трубку он взял не сразу, поэтому, когда наконец ответил, Марина уже порядком распалилась.

- Восемь пропущенных за пятнадцать минут, ты там что, ебанулась?

- Зачем ты всем рассказал? - заорала в трубку Марина. - Зачем всем рассказал об аборте?

- О чем?

- О том, что я сделала аборт! Я выгнала тебя из квартиры, тебе было негде жить и ты решил мне так отомстить, да? Или за то, что я спалила все твои вещи?

- Ты спалила мои вещи? Ты совсем больная?

- То, что я сделала, целиком и полностью твоя вина, - тихо и внушительно проговорила Марина. - Если бы ты был адекватным и вменяемым, тогда и ребенок бы не пострадал. А так катись к ней, пусть она тебе и рожает.

На том конце провода помолчали и наконец Вова недоверчиво произнес:

- Так это правда? Ты была беременна?

Марина бросила трубку. Он еще и смеется над ней!

Следующим набранным ею номером стал номер клиники, в которой она сделала аборт. Там ее уверили, что подобная информация строго конфиденциальна и они не имеют права ее выдавать, а уж тем более вешать на бигборд. Несколько успокоившись, Марина положила трубку и, запустив пальцы в волосы, погрузилась в раздумья. Если не Вова и не клиника, тогда кто? Ну нет... Клиника точно выдала ее тайну, за деньги они выдадут любую информацию. Но откуда Вова узнал, что она вообще ездила в клинику? Наверное, следил за ней от самого подъезда. Она взяла такси, а он поехал за этим такси. Все очевидно. Да и голос что у Вовы, что у девушки из клиники был... насмешливым, что ли. Девушка явно нервничала, наверное, не ожидала, что Марина раскусит ее так просто. А Вова... ну, он просто лжец. Лгать ему всегда хорошо удавалось.

Марина еще раз позвонила в клинику, но трубку там больше не брали. "Видимо, поставили напротив меня приписку "неадекватный пациент, не отвечать", - с горечью усмехнулась Марина. Вова трубку тоже не взял и на сообщение в мессенджере не ответил.

Чтобы расслабиться и отвлечься, Марина полезла в соцсети. Сначала бездумно скроллила ленту Инстаграмма, потом открыла Вконтакте. Пока листала записи в паблике с рецептами, захотелось есть. Один из рецептов домашней пиццы выглядел простым и быстрым. Марина задумалась, прикидывая в уме, все ли ингредиенты у нее в наличии. Вроде бы все.

Она задала всего один уточняющий вопрос в комментариях и меньше чем через минуту ей прилетел ответ. Марина зависла, перечитывая его раз за разом.

"Живот болит, да, Мариш?"

Какое-то время Марина тупо пялилась в экран, неосознанно поглаживая себя по животу. Затем, словно очнувшись, зашла на страницу написавшей это женщины. Обычная женщина лет пятидесяти, Лариса Селезнева, город Киров. Вся страница усыпана фотками маникюров и рецептами из пабликов. Также есть фото семейных вылазок на нехитрые развлечения вроде шашлыков. В аудиозаписях Стас Михайлов, в видеозаписях рецепты и смешные животные. Марина зашла в сохраненные. Почти восемь тысяч штук.

Сначала шли открытки и шуточки из Одноклассников, потом - странные черно-белые советские фотографии. А потом фото её, Марины.

На первом фото Марина стояла у пешеходного перехода, ожидая зеленый свет. Фото было сделано сзади и чуть сбоку. Темные вьющиеся волосы, бежевый плащ, бледный напряженный профиль - Смирнова Марина Николаевна собственной персоной. И улицу она эту сразу узнала, и даже сам светофор - это же прямо напротив ее работы.

Не веря своим глазам, Марина открыла следующее фото. Этот снимок тоже изображал ее. Там Марина стояла в супермаркете в очереди, задумчиво разглядывая полки с шоколадными батончиками. Фото было сделано достаточно близко, чтобы можно было рассмотреть лицо, но достаточно далеко, чтобы фотографирующий мог остаться незамеченным.

На третьем фото Марина сжигала мусор у себя во дворе. На четвертом - заходила в подъезд. Тут дело было вечером, уже почти стемнело, фото вышло несколько смазанным, но свой родной подъезд и свое бежевое пальто Марина узнала сразу.

Откуда это? Что это? Марина в спешке закрыла фото, пролистнула альбом, бегло просмотрев иконки изображений. Из почти восьми тысяч сохраненных изображений около половины - ее, Маринины.

Марина зашла в список сообществ, на которые была подписана странная кировчанка. Среди пабликов, посвященных извечным рецептам и ноготочкам, нашлось искомое - сообщество с названием "МАРИНА НИКОЛАЕВНА СМИРНОВА".

Сообщество было открытым и в нем состояло около двадцати тысяч человек. На главном фото была фотография Марины из ее паспорта - та самая, которую она сделала, когда меняла его на свое двадцатипятилетие.

В описании паблика было написано:

ЭТО СООБЩЕСТВО ПОСВЯЩЕНО НАШЕЙ ЛЮБИМОЙ МАРИНОЧКЕ НИКОЛАЕВНЕ СМИРНОВОЙ И ВСЕМ ЕЕ ДЕТСКИМ И ВЗРОСЛЫМ ФОТО И ВСЕМ ОШИБКАМ, КОТОРЫЕ ОНА СДЕЛАЛА В ЖИЗНИ, И ВСЕМ ДЕТАЛЯМ И МЕЛОЧАМ

В закрепленной записи на главной странице был альбом с названием ДЕТСКИЕ ФОТО. Там были копии всех детских снимков Марины, которые она любовно хранила в своем стареньком фотоальбоме, начиная от потертых снимков младенчества и заканчивая фотографиями с выпускного.

Следующий пост гласил:

СЕГОДНЯ МАРИНА НИКОЛАЕВНА СМИРНОВА СДЕЛАЛА АБОРТ В КЛИНИКЕ НА УЛИЦЕ ТАРАСА ГРИГОРЬЕВИЧА ШЕВЧЕНКА. А ЖАЛЬ, МОГЛА РОДИТЬСЯ ХОРОШАЯ ЗДОРОВАЯ ДЕВОЧКА ВЕСОМ 3,200 КГ

Под постом было 317 комментариев. Холодея от страха, Марина читала их все:

"Шлюха"

"Как можно убить родного ребенка, Господи"

"Не осуждайте, люди, все когда-то совершают плохие поступки, это ее выбор"

"Я ее видел, когда она выходила из той клиники, ору. Я еще подумал, че она там забыла "

Марина несколько раз перечитала последний комментарий. Ее видели. Какой-то человек, знающий ее, следил за ней.

Она зашла на страницу комментатора, но его профиль был закрыт, а имя и фамилия Марине не были знакомы. Судя по фотографии это был совсем молоденький юноша.

Марина вернулась к прочтению комментариев.

"Я лично позвонила и доложила об этом Николаю Ивановичу, пускай знает, чем его дочь занимается"

"Знаю эту девочку и вообще эту семью Смирновых с самого детства. Очень порядочная семья"

Марина зашла на страницу женщины, написавшей этот комментарий. Судя по информации в профиле, она проживала в Беларуси, но ее лицо и правда показалось Марине смутно знакомым. "Здравствуйте," - написала Марина ей в личные сообщения, но ответ так и не получила.

Прочтя все 317 комментариев, содержание которых варьировалось от сильнейшей ненависти до крайнего сочувствия, Марина перешла к следующей записи на странице. Она все так же была написана капсом.

МАРИНА СОЖГЛА ВОВИНЫ ВЕЩИ У СЕБЯ НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ ЗА ТО, ЧТО ОН ЕЙ ИЗМЕНЯЛ

К посту прилагалась та самая фотография, на которой Марина сжигала мусорный пакет. Этот снимок Марина уже видела в сохраненных у той самой Ларисы Селезнёвой.

Среди сотен однотипных комментариев к этому посту, Марина особо выделила один:

"Со мной он ей тоже изменял)"

Марина зашла на страницу комментаторши. Эта белокурая и достаточно гламурная на вид девушка действительно была с Мариной из одного города и у них даже был один общий друг - Вова.

- Господи, - пробормотала Марина, - что же это здесь творится...

Но следующие посты поразили ее еще больше.

Я СЕГОДНЯ СНОВА НАВЕДАЛСЯ К МАРИНЕ ДОМОЙ, ПОКА ОНА БЫЛА НА РАБОТЕ, ОНА КАК ВСЕГДА ЗАКРЫВАЕТ ДВЕРИ ТАК, ЧТО ИХ МОЖНО ОТКРЫТЬ ЗА СЕКУНДУ ПРОСТЕЙШЕЙ ОТМЫЧКОЙ. И ЗНАЕТЕ, ЧТО? Я У НЕЕ КОЕ-ЧТО ВЗЯЛ, ИНТЕРЕСНО ОНА ЗАМЕТИТ ПРОПАЖУ ИЛИ НЕТ АХАХАХА"

На первом фото был Маринин шкаф с одеждой, вывернутый наизнанку, будто в нем копошились, что-то ища. На втором особое внимание уделялось ее выдвижному ящичку с нижним бельем, в котором тоже все было перевернуто вверх дном. Марину начало мутить. Она зашла в комментарии.

"Фу это она такая грязнуля или это ты срач навел?"

"Даю сто долларов, если украдешь для меня вот тот розовый лифчик"

"А я себе уже давно ключ сделала, зачем пользуешься отмычками, это так примитивно"

"Какой же у этой Марины ужасный вкус в одежде. Я купила одну ее кофту на аукционе, который вы тогда проводили, и что вы думаете? Она вся в катышках! Не ожидала такого, это просто позор, ну кофту сохраню, конечно, но носить вряд ли буду, да и все равно размер не мой"

Марина закрыла лицо руками. Ее мутило.

Она подошла к своему шкафу с одеждой, открыла дверцу. Да нет, все аккуратно разложено по полочкам. Никакого беспорядка. Кто бы это ни был, он аккуратно замел следы своего вмешательства. Или может, никакого вмешательства и не было? Но на фото точно ее шкаф и ее вещи...

Словно во сне, Марина вернулась за ноутбук.

ПОГЛЯДИТЕ МНЕ УДАЛОСЬ СФОТКАТЬ МАРИНУ НИКОЛАЕВНУ ЧЕРЕЗ ЕЕ ОКНО. ЗАВИСАЮ ПЕРЕД НИМ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, НО ФОТО ТАКОГО КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЮТСЯ РЕДКО

На фотоснимках Марина увидела саму себя, сидящую на диване с ноутбуком - прямо как сейчас, даже в той же домашней одежде. Фотографий было пять, но все они отличались только ее выражением лица и наклоном головы. Люди в комментариях ликовали.

"О да! Вот поэтому нужно зашторивать окна на ночь, детка!"

"Какая же она страшная ебать это просто пиздец"

"Я тоже хочу посмотреть в ее окно, как мне это сделать?"

На этот комментарий был тут же дан ответ:

"Она живет на улице Гоголя 47, дома бывает обычно утром до семи тридцати и вечером после семи. По выходным непредсказуемо, но обычно целыми днями дома. В пятницу поеду, могу в принципе вас подобрать, напишите мне в личку. За полицию не беспокойтесь, у нас там все схвачено"

От следующего поста Марине стало еще хуже.

ТУТ ОДИН ПОДПИСЧИК УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ОН ВСТРЕЧАЛСЯ КОГДА-ТО С МАРИНОЙ И... В ОБЩЕМ, ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ НЮДС?)))"

"Неудивительно, что под этой записью больше всего комментариев," - с горечью подумала Марина. На фото она даже смотреть не стала, вместо этого зашла посмотреть список подписчиков странного паблика. Их были тысячи, и совсем юные подростки, и пожилые люди, и мужчины, и женщины, со всех просторов СНГ, из Украины, России, даже Таджикистана. Ни одного из них Марина не знала. Но почему им была так интересна ее жизнь? Что за странное чувство они к ней испытывали?

Марина пролистнула паблик ниже, еще ниже, стараясь не вчитываться лишний раз в посты, чтобы не делать себе больно. Сначала она была уверена, что это опять какая-то странная и изощренная месть Вовы, но с удивлением и страхом отметила, что посты в паблике существовали еще до ее знакомства с ним. За ней следили долгие и долгие годы.

Отчаявшись долистать до конца, Марина свернула вкладку.

На следующий день она взяла отгул на работе и сразу с утра приехала в полицейский участок. Там странный паблик полистали совсем недолго, после чего спросили чего, собственно, Марина от них хочет.

- Это как минимум травля и я требую закрытия этого сообщества с наказанием его администратора.

- Травля? - удивленно поднял брови полицейский. - Это же просто паблик с котиками.

- Вы смеетесь? Там же мои фото, все записи про мою жизнь!

Один из полицейских посмотрел на нее со странным сочувствием, а другой пренебрежительно улыбнулся и тихо сказал:

- Ну разве только если вы котик...

Когда Марина вышла и закрыла за собой дверь, за ней сразу раздался взрыв хохота, причем Марине показалось, что смеялись больше, чем двое человек.

По пути домой она заехала в кафе и взяла себе чашечку чая. Люди за соседними столиками шушукались и смотрели на нее, но стоило Марине посмотреть на них, они тут же отворачивались и начинали то хихикать, то осуждающе качать головами.

Марина вытащила из сумочки зеркальце и тщательно изучила свое лицо.

"Боже, да что со мной не так? - думала она. - Чем я так заинтересовала всех этих людей?"

-...с катышками... - тихонько шептала девушка за одним столиком, едва сдерживая смех. - это просто...

- ...она училась в сорок седьмой школе вместе с моим племянником... - тихо говорила одна немолодая женщина другой. - Так вот, он говорит, что у нее родинка на груди возле соска... Ну знаешь... Маленькая такая, но заметная.

- Да... - отвечала ей сидящая рядом женщина. - Я читала об этом в газетах...

Марина встала, опрокинув чашку недопитого чая, и стремительно вышла.

В газетах, говорят, вычитали? Уже и до газет дошло?

Проходя мимо газетного киоска, она остановилась. Старенький продавец скользнул по ней взглядом поверх очков, усмехнулся:

- Ах, это вы... - то ли приветливо, то ли со снисхождением.

- Можно, мне, пожалуйста, свежую...? - начала Марина, оглядывая прилавок, и сбилась. Прямо на первой странице она увидела свое фото и заголовок:

ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ ВЫСКАЗАЛ СВОЕ МНЕНИЕ ОБ АБОРТЕ МАРИНЫ СМИРНОВОЙ

Вышеупомянутый президент был изображен там же, рядом, с суровым и явно осуждающим выражением лица, подняв кверху указательный палец. Марина нервно хихикнула, поспешно расплатилась и вместе с газетой бросилась домой.

Уже дома, лежа в горячей ванне, она дрожащими руками открыла нужную страницу и принялась читать.

"Президент Украины Владимир Зеленский высказал свое мнение об аборте, сделанном Мариной Николаевной Смирновой. "Это недопустимо, - заявил он на собрании Верховной Рады, - чтобы такие гражданки, как эта Марина Смирнова, подавали пример всем остальным жительницам Украины, особенно в то тяжёлое время, которое сейчас переживает наша страна. Как этот поступок скажется на нашей и без того низкой рождаемости? И я позволю себе напомнить, что это уже не первый аборт, сделанный гражданкой Смирновой! Первый она совершила на третьем курсе университета, а учась в пятом классе и вовсе украла брелок из дома своей одноклассницы Насти Куваровой! И вы после этого удивляетесь, почему в нашей стране такая коррупция?"

Отложив газету, Марина задумалась. Да, действительно... Первый аборт был на третьем курсе университета, а этот был уже второй. Но что за Настя Куварова? Неужели эпизод с похищением брелка действительно был? Да... Что-то такое действительно было, но кажется, не брелок, а магнитик. Как же много они знают... Но откуда? От родителей? Бред, вот уж с кем Марина никогда не делилась тайнами.

Марина вышла из ванной и принялась вытирать с тела мыльную пену, попутно рассматривая себя в зеркало. Да, действительно, родинка на груди возле соска... Маленькая, но заметная. Но что в этом такого, чтобы так это обсуждать?

Закутавшись в теплый халат, Марина снова села за ноутбук и зашла в тот самый паблик. В нем стало на несколько постов больше - и от первого же из них у Марины похолодело в груди.

СЕГОДНЯ НА РАБОТУ НЕ ПОШЛА. ПОПЫТАЛАСЬ НАСТУЧАТЬ НА НАС В ПОЛИЦИЮ. БЕСПОЛЕЗНО. У НАС ТАМ СВОИ ЛЮДИ. ЗАШЛА В КАФЕ И КУПИЛА ЧАШКУ ЧАЯ ЗЕЛЁНОГО ГРИНФИЛД. НЕДОПИЛА. КУПИЛА ГАЗЕТУ В КИОСКЕ НА УЛИЦЕ ГЕРОЕВ СЛАВЫ. В ПОДЪЕЗД ВОШЛА В 14.05.

Пост был новый, и комментарий под ним был всего один, но от одного его вида Марине стало плохо. В этом комментарии висели прикрепленными два фото - на первом из них Марина нежилась в ванной, причем снято оно было откуда-то сверху. На втором Марина сидела спиной к камере в пушистом белом халате за ноутбуком, читая паблик МАРИНА НИКОЛАЕВНА СМИРНОВА. Комментарий этот был оставлен меньше минуты назад.

Весь оставшийся день Марина методически обшаривала свою квартиру на предмет камер и устройств прослушки. Особенно тщательно проверила потолок ванной и стену, спиной к которой сидела на том самом фото. Ничего не нашла, даже когда содрала обои, отодвинула и тщательно проверила диван, изрезав его ножницами.

"Наверное, они микроскопические, - размышляла она. - По новейшим технологиям. И трансляция идет прямо Зеленскому с Путиным."

Эта мысль так ее развеселила, что она рассмеялась вслух. Снова села проверить тот самый паблик. Новых постов не появилось, но комментариев стало больше. Одним из них была аудиозапись только что изданного Мариной смеха, а другим - еще одна фотография с комментарием "а мы тут, значится, у Марины Николаевны под столом сидим)))". Марина открыла фото - на нем были ее раскрасневшиеся после ванной коленки и все тот же белый пушистый халат.

К вечеру Марина сожгла на заднем дворе содранные обои и остатки дивана, в труху разбила молотком ноутбук, вебкамеру, смартфон и наушники. Во всех окнах дома горел свет, и все его жители наблюдали за тем, что делает Марина, - кто прячась за шторой, а кто и вовсе не скрываясь. "Ну конечно, - злорадно думала Марина, - теперь вам будет не так удобно подсматривать и подслушивать за мной".

До самой ночи она сдирала обои, распарывала подушки, разбирала по болтику шкафы, перетряхивала одежду в поисках того, что просматривало, подслушивало, хихикало где-то там в уголке. Но как найти это, если практически весь мир заинтересован в том, чтобы следить за одним-единственным человеком - Мариной Николаевной Смирновой?

Ближе к утру Марина заскучала и включила телевизор. Первым же ей попался какой-то новостной канал. Ведущие почему-то молча с улыбками смотрели в камеру, словно ожидая чего-то, а спустя минуту хором прыснули, глядя прямо на Марину. Женщина-ведущая так и вовсе закрыла рот рукавом, еле сдерживая смех.

Марина переключила канал. Там двое стареньких учёных оживленно спорили о квантовой физике. Как в тумане, Марина слушала их скучную, наполненную непонятными терминами перепалку, когда в какой-то момент до нее начало доходить, что монолог одного из учёных затянулся и становится каким-то совсем уж странным:

-... и все в мире движется, как по спирали, каждая частица притягивается одна к другой, и значит, где-то во вселенной есть та самая точка, где сходятся свет, звук, время, пространство, как черная дыра, к центру которой неизбежно притягивается всё вокруг, все взгляды, все мысли, все слова, все человеческие помыслы, и всё, что движется во вселенной, движется по направлению к ней... - тут ученый замолчал и, многозначительно посмотрел с экрана прямо на зрителя, - и вполне возможно, что эта точка - обычная человеческая женщина, да, Марина?

И тогда Марина вытащила телевизор на задний двор, где проделала с ним все то же самое, что и с ноутбуком и смартфоном. Подумав, вынесла туда же все электроприборы в доме, включая чайник, тостер и пульт от телевизора. На шкафы, холодильник и стиральную машину сил у нее уже не хватило, но нашлись соседи, которые сделали это за небольшую плату.

- Ремонт затеяли, Марина Николаевна? - весело спросил один из них.

- Можно подумать, вы не знаете, - холодно парировала Марина.

- Знаем, знаем, - засмеялся тот и подмигнул, - мы всё знаем.

Весь оставшийся день Марина посвятила сдиранию обоев и линолеума. Мебель и ковры она не стала тащить на свалку, а просто вышвырнула с балкона. Когда квартира стала непривычно пустой, Марине полегчало. С наслаждением она смотрела на белые стены.

- Вот так-то лучше, - приговаривала она, - значительно лучше.

Одежду и все тряпичное и тканевое, включая шторы, она сожгла на заднем дворе, а окна, стены и пол полностью закрасила толстым слоем краски, чтобы никто больше не мог заглянуть и увидеть, - никто.

Когда она несла сжигать стопки журналов, лица на их обложках моргали, следили за ней взглядом, шептались, звали ее по имени. Сгорая в огне, они продолжали хихикать, глядя прямо на нее.

- Мы все равно увидим, - как будто шептали они, - все равно узнаем.

Возвращаясь домой, Марина обдумывала их слова. Но откуда же они могут следить и слушать? Да... Точно. Как же раньше не догадалась?

Когда ее квартира превратилась в пустую,покрытую краской коробку, единственное, что оставила при себе Марина - острый кухонный нож. Разделась догола, перед этим тщательно перетряхнув одежду и нижнее белье на предмет камер и прослушивающих устройств, вышвырнула их в подъезд. Села в центре комнаты, скрестив ноги по-турецки, и со вздохом взяла в руку нож.

Направила себе прямо в глаз.

См. также[править]


Текущий рейтинг: 71/100 (На основе 53 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать