Компьютерный зал Космос

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Виктор. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.
Creeper vg.jpg
Это игровая история. Если вы незнакомы с игрой Counter-Strike 1.6, участвующей в её сюжете, то рискуете ничего не понять.

Игорь любит говорить мне и другим своим старым знакомым при встрече, что психиатр признал его нормальным и даже «справочку дал». Но такие оправдания никак не меняют его репутацию местного чудика. Он заработал ее в подростковом возрасте, рисуя на трансформаторных будках и заброшках бессмысленные комбинации букв, вроде «б щирцй, хаажвнюй ътню». Начертание воззваний мой друг детства уже давно прекратил. Сейчас он мозолит глаза мамашам с колясками и теткам-собачницам, лишь когда пьет на крыше дома в теплое время года пиво, глядя на вечернее небо в тяжелый дедов бинокль.

Даже такое тихое поведение не нравится бдительным гражданам. Я часто слышу различные гипотезы про Игорька: съехала крыша от учебы, был наркоманом, повредился умом еще при рождении. Не так давно в группу нашего района выложили его фотку. Какая-то женщина в комментариях написала: «Этот мудак убил своих родителей из-за компьютерной игры, но его отпустили как невменяемого!!! РОДИТЕЛИ БЕРЕГИТЕ ДЕТЕЙ!!!»

Меня раздражают обвинения игр в «травмировании детской психики». Но от сплетен про Игорька мне досадно вдвойне, так как путь к своему нынешнему состоянию он начал как раз из компьютерного зала.

∗ ∗ ∗

Мир нашего детства состоял из покинутой стройки, пьянок на гаражных крышах и «компьютерных залов». Мамы и папы не любили эти места. Но из нашей компании никто не погиб, не спился и не пополнил ряды игроманов. «Заброшка» ценой разбитых колен сделала нас ловкими, гаражи повысили навык дипломатии, а «компы» научили нас кое-как обращаться с персональными компьютерами, а заодно быстро соображать и взаимодействовать.

Компьютерный зал «Космос», изображение №1 Компьютерные залы в то время росли, словно плесень на хлебе. И, словно узоры грибка, они походили друг на друга. Везде стояли дешевые столы из ДСП в пятнах жвачек, выгоревшие заляпанные мониторы и клавиатуры, скрипевшие от крошек сухарей и шелухи семечек. Везде имелся Half-Life, Counter-Strike, Warcraft, GTA и Diablo. Везде играли школьники, хотя встречались оглашающие прокуренный полумрак криками «большие пацаны» – шестнадцатилетние лбы из ПТУ.

В один августовский день компьютерный зал появился и в соседнем дворе. Назывался он «Космос» и располагался в бывшем секонд-хенде. От других «компов» он отличался чистотой и подозрительно вежливыми администраторами. В остальных заведениях время пребывания в виртуальной реальности контролировали хмурые юноши, напоминающие одновременно гопников и сисадминов из анекдотов. В «Космосе» же обычно сидел веселый паренек в очках, которого все звали Серж. Вечером к нему присоединялся высокий здоровяк Макс, чье добродушие не мешало ему одергивать зарвавшихся «больших пацанов». По выходным там сидел еще какой-то веселый паренек, чьего имени я не запомнил

Первым этот клуб из нашей компании оценил Славян, считавшийся лучшим игроком в контру если не во всей школе, то в паралелли точно. Вскоре к нему присоединился Денчик. Если Вячеслав представлял собой киберспортсмена, то Денис просто тащился от игр. Им обоим давали деньги, а Дену даже разрешали оставаться на ночь, хотя еще и тринадцати не стукнуло. Игорек стал третьим посетителем, а мы с Тохой пришли позже всех, так как у нас дома были свои персональные компьютеры, и в клубы мы ходили в основном ради «игры по сетке».

Чаще всего мы играли в Counter-Strike – командный шутер, где сталкивались на различных картах команды «террористов» и «спецназа». Лично мне больше нравились Unreal и Half-Life, а «Контра» казалось скучной. Я присоединялся за компанию. В первой же игре я заметил огромный белый глаз, висевший в воздухе. Для «живых» игроков он оставался невидимым. Но и «погибшим» участникам сложно было его заметить, так как камера привязывалась к еще живым членам команды без свободного полета, и лишь при удачном ракурсе появлялся этот инородный – словно НЛО – объект.

Помимо глаза время от времени возникали непонятные буквы на стенах, вроде «дм тл фтювно ехъжыт пнёфуюупши й вхеычндиз. дуйпнат в йряцърц ялнда “фьнптт, бвю”» или «фрхпий ттажртй эогеачъжшц. дкб гчлхан няиюнюй ”эюибжд, жлс”». Чаще всего их видели на карте Dust_2. Но больше всего удивления у нас вызывали заложники. Они говорили. Стоило к ним подойти для переправки на базу спецназа, как они начинали повторять: «Посмотри на стены? Ты видишь? Подумай над словом «Вселенная».

Я-то сразу заподозрил что-то неладное. А пацаны даже не обратили внимание. Славян играл в разных компьютерных залах и повидал самые причудливые модификации: где-то вместо ножей использовались бананы, а где-то после успешных «каток» ты получал не только деньги на оружие, но и «прокачивался», повышая жизнь или урон, как в R.P.G. «И тут, в «Космосе», какой-то мод стоит», – заключил Славян в конце своей тирады. А Денчик добавил: «пофиг, играть же не мешает». Тоха же пустился в рассуждения, что лучше бы сделали «реалистичный мод», где «помимо хедшотов были бы ранения в руки и ноги».

Мнение же Игорька я узнал не сразу. Он хоть и относился к нашей компании, но существовал на своей волне. В школе за ним закрепилась репутация заучки – первое место на городской олимпиаде по математике – и одновременно главной жертвы чуть ли не во всей параллели. Плох он был не только в футболе, драках, но и в видеоиграх, считавшихся уделом ботанов. Но все равно в компьютерных залах он торчал безвылазно, приставая к посетителям и клянча «чирик на полчасика», так как родители не давали карманных денег ему вообще. Заполучив вожделенный компьютер, он запускал GTA или Postal 2, устраивал виртуальную бойню, а затем принимался исследовать миры этих игр. Время от времени он играл в Red Alert или Warcraft, но только в одиночку.

∗ ∗ ∗

В один день мы вышли из компьютерного зала и увидели, что Игорька зажал в углу здоровый толстяк Женя-Джонник. Антон знал гопника, так как младший брат Джонника играл в команде, где наш приятель был капитаном, и начал его уговаривать «по-братски не трогать Игорешу». После короткого спора и отсыпанной жменьки семечек несчастного паренька отпустили. Но вместо ожидавшейся благодарности он развернулся и побежал прочь. Славян и Денчик покрутили пальцами у виска и пошли домой. Мы же с Антоном бросились вслед за другом.


Игорька мы нашли «за гаражами». В самой глубине лабиринта железных дверей стоял небольшой сарайчик, где его дед когда-то держал мотороллер и рыболовные снасти, а ныне его родители складировали всякий хлам. Игорек сидел на крыше, не обращая внимание на осенний вечерний холодный ветер, и всхлипывал, опустив сальную голову и обхватив колени. Несколько раз я начинал беседу, но Игорек либо не реагировал, либо разражался бессвязным выкриком. После третьего крика, Тоха прошептал мне: «Оставь его минут на пять». Какое-то время мы торчали рядом, глядя на закат, а потом Антон подошел к Игорьку и заорал:

– Мужик, во что сегодня в компах-то играл?

– ГТА… – тихо произнес Игорек себе под нос.

– О, Вайс Сити -- тема! А я слышал, короче, что есть мод, где наш город! И даже дворы есть. И тачки наши, отечественные!

– Правда?

– Да! Кстати, видел, какие у нас в компах крутые моды? В контре после смерти какой-то пришелец возникает.

Игорек вскочил:

– Он что-то говорит? – крикнул он так, что его голос отозвался эхом в гаражных коридорах.

– Нет! Но зато там боты говорят! Повторяют слово Вселенная!

– Вселенная! Вселенная! – Игорек пошарил в кармане и вытащил связку ключей. Вскоре крохотный сарайчик открылся. Вспыхнула тусклая желтая лампочка. С огромным трудом протиснувшись внутрь, пацаненок стал копаться в грудах пожелтевших книг. В основном там была фантастика и всякие труды по математике для подростков, вроде «Занимательной Алгебры» Перельмана и «Математических головоломок» Гарднера. Свою коллекцию он собирал благодаря библиотечным ревизиям, оставлявших целые горы книг. Летом мачеха после очередной генеральной уборки захотела выкинуть это собрание, так как семья Игорька из шести человек ютилась в двухкомнатной квартире, а сам мальчик жил на крошечном балконе, где с трудом умещались школьные принадлежности. Лишь после часовой истерики женщина согласилась на перенос книг в гараж.

– Ключ! Я никогда бы не догадался найти ключ! – повторял Игорек.

В тусклом свете гаражной лампочки, стоя на пороге и ежась от осеннего ветра, Игорь стал рассказывать о своих поисках.

Оказывается, странные надписи появлялись не только в контре. «Cцхнач брндцтз фьсгнфажцн ш ндяссчлыцц. вбжхнюй "эюибжд, жлс" сщя мвиече цяпъфстфо» - такие сообщения висели в ГТА. Там тоже возникал огромный белый глаз, но только при получении трех звездочек от полиции, а надписи на неведомом языке появлялись в переулках Вайс Сити. Встречались они и в Diablo – на стенах подземелий. Игорек переписывал все эти послания в тетрадь, туда же он записывал и все странности.

– Понимаете, это шифр! Я долго не мог выяснить, какой! И только несколько дней назад понял – это Вижинер! В каждом слове сдвигаются буквы! Понять это можно, лишь имея слово-ключ! Фразы указывают на портал!

– Портал куда?

– В обитель инопланетных духов!

Игорек вытащил квадрат с рядом букв, присел на корточки и принялся писать, глядя на слова. Вскоре малопонятное «дм тл фтювно ехъжыт пнёфуюупши й вхеычндиз. дуйпнат в йряцърц ялнда "фьнптт, бвю"» превратилось в «Вы на первом уровне подготовки к адаптации. Введите в консоли слово "Привет, Вам"». Я взглянул на Тоху. Тот внимательно следил за юным шифровальщиком. Когда работа завершилась, то Антон спросил:

– Слушай, это что, пароль?

– Да.

– Слушайте, а нам Серж не вставит? – полюбопытствовал Антон.

– Я думаю, что он в курсе. Он проверяет компьютеры и заметил бы вмешательство, – Игорек поправил съехавшие очки. – Ребят, нам надо идти днем, когда не будет всех этих хулиганов.

Антон вздохнул. В компьютерном клубе встревал в проблемы лишь Игорек. Даже слово «хулиганы» из его лексикона казалось нам каким-то инородным, ведь все наши ровесники делились на «девок», «нормальных пацанов» и «лохов». Но спорить Тоха не стал, понимая проблемы нашего приятеля.

– Пойдемте завтра, прошу, – произнес Игорек. – Часиков в одиннадцать.

– Ты хочешь уйти с уроков своей любимой Тамары Георгиевны? – Антон снова усмехнулся.

– Да! Плевать я на нее хотел! И не любимая она! Я и на олимпиады катался! И все ее дидактические работы на пять сдавал! И помогал самостоятельные пятиклашек проверять! Ей плевать на меня! Она только со своими тупыми девчонками возится-сюсюкается! Плевать! Да наш Антон Игоревич, – так звали трудовика, – в сто раз лучше этой мымры!

– Успокойся-успокойся… Просто я, ну короче, думал, что ты у нее любимчик…

– Нет! Пацаны, прошу, пойдемте со мной….

– Хорошо-хорошо, а что такое адаптация?

– Я не знаю…

– Погоди, ты только что говорил что-то про портал в мир богов и духов.

Игорь аккуратно убрал бумажку в карман, положил книги на место, выключил свет и закрыл свою тесную пещеру сокровищ. Вскоре мы шагали к домам под темнеющим небом, а Игорь рассказывал, сбиваясь и путаясь, свою историю.

Еще во втором классе Игорек увлекся уфологией из-за книги «Монстры, привидения, НЛО». Поначалу он скупал всякую макулатуру типа «Оракула», скачивал в классе информатики информацию с форумов, искал книги вроде «Тайны НЛО», собирал истории. И среди баек и откровенных фантазий он нашел интересную информацию.

Будучи на краевой олимпиаде, Игорек познакомился с мальчиком «не от мира сего». Тот имел феноменальные способности, хотя и отличался странным – даже по меркам местных ботанов – поведением. Он-то в один из вечеров после олимпиады и поведал Игорьку, что выходил на связь с неким пришельцем, именующим себя «Заменитель Отца».

– У него есть типа дети свои от, ну кароч, от наших землянок. Он с их помощью исследует наш мир. Взамен же… Взамен же дает покровительство! Сверхспособности! – Игорь говорил еще много, Антон поддакивал, хотя я замечал в его глазах скепсис. Но в любом случае, тем вечером мы настроились решить все загадки до конца.

∗ ∗ ∗

На следующий день мы улизнули из школы. Игорек отложил лишь пять рублей со школьного обеда, и Антону пришлось выступать нашим спонсором.

Компьютерный зал был пуст. Мы зашли, сели, включили контру, ввели почти одновременно код. И тут же экран вспыхнул белым, словно кто-кто кинул «слеповуху». Вскоре из белизны стали проступать предметы. Но это был не привычный и знакомый нам Dust_2. Мы стояли на какой-то серой платформе, вверху светились звезды. Метрах в двадцати над нами парил все тот же огромный белый глаз. Я поводил мышкой, чтоб оглядеться, и увидел две абсолютно черные фигуры. Одна из них постоянно прыгала. Я перевел взгляд на Антона: он давил на пробел, а на его мониторе виднелся тот же пейзаж.

– Неплохо-неплохо, – пробурчал он и поднял палец вверх.

Я надел наушники. В них, сквозь хрип от шевеления провода, слышалась странная музыка, что-то вроде электроники, но быстрой и монотонной. Так продолжалось с минуту, а потом на экране выплыла надпись: «Начата программа имитации Нижнего Космоса для группы один. Передвижение телом: стрелки или WASD. Right Mouse – действие. Посмотреть задание – TAB».

Вскоре надпись исчезла и появилась следующая: «Осмотрите фигуру». Тут же впереди возник куб. Я подошел к нему и начал обходить, но вдруг он будто дернулся и показал лишнюю, пятую грань. Затем куб исчез. Выплыло новое задание: «Выберите недостающую фигуру. Используйте для выбора целеуказатель». Над платформой появились две группы кубов и шаров. В моих руках же оказалась какая-то футуристическая пушка, выстреливающая красным лучом.

Так продолжалось минут сорок. Адаптация к нижнему космосу напоминала нечто среднее между тестом на IQ и игрой в духе Portal. Задачи не отличались сложностью, и теперь мне казалось, что загадочный создатель отслеживал нашу реакцию. Меня, как и Игорька, тянуло любопытство, а вот Антон быстро заскучал, но все же прошел тест до конца. К тому времени наше время уже было на исходе.

– Эй, ребятки, – вдруг услышали мы голос Сержа, – если вы проходите тест, то можете остаться или прийти завтра с утра. Я вам время докину и еще оставлю на контру.

– Давайте завтра, – произнес Антон, которому надо было на тренировку по футболу. Игорек что-то пробурчал, но все же послушался. И правильно. Когда мы выходили из клуба, то наткнулись на Джона в компании с его корешом, Дынькой, долговязым писклявым ПТУшником. Заметив юного математика, Дынька завизжал: «Что, где, когда!» и щелкнул перед его носом. Антон тут же начал: «Пацаны, да достали, не трогайте». Разошлись мы мирно, но вряд ли смогли бы продолжать исследования Нижнего Космоса рядом с ними, тем более, что Дынька любил нависать над игроками и давать ненужные советы.

∗ ∗ ∗

Во второй день нашей проверки мы так же запустили Контру. Снова пошли простые задания. Но через полчаса вдруг геометрические фигуры исчезли, и вверху, под белым глазом, возникло лицо женщины средних лет. Серое и гладкое, как модель в 3D редакторе, оно почему-то казалось знакомым. Через минуту появилась надпись: «На сегодня задания пройдены». Антон встал и пошел договариваться с Сержем на полчасика Контры.

Уже по дороге из клуба мы стали обсуждать случай.

– Это просто глюк, – отрезал Антон.

– Мне она напомнила кого-то, но не могу сказать почему-то, кого, – пробубнил Игорек…

Мы шли и строили теории, перекрикивая ветер. Тоха добавил, что вчера весь вечер сидел в интернете и пытался найти информацию про Заменителя Отца, но не обнаружил даже намека. У меня вертелась мысль, что все это розыгрыш, передача какая-то, но я решил не говорить из-за боязни расстроить Игорька. Антон позже говорил, что тоже так думал, только считал наш тест каким-то конкурсом для спецслужб для вербовки детей: не так давно по телевизору крутили сериал «Операция “Цвет нации”» про юных разведчиков.

На третий день задания усложнились. Мы то открывали порталы специальными пушками, то решали головоломки со временем: на некоторых местах платформы оно текло по-иному. Серж выделил нам три компьютера в углу, чтобы мы могли переговариваться. В какой-то момент тесты прекратились, и появилась надпись: «Учитесь слушать, как раньше учились видеть». Минут десять мы бегали по локации, пока Антон не начал ворчать и клясть «Заменителя Отца». И тут я заметил, что лицо женщины меняется. То ее серые глаза округлялись, будто в удивлении, то губы искривляла гримаса страха. Еще через пять минут мы поняли, что все ее изменения происходят, когда мы отворачиваемся. За полчаса ее лицо все чаще застывало в отчаянии. Но больше ничего не происходило. Зал тем временем наполнялся потихоньку «большими пацанами». Тоха запустил обычную контру – надписи, глаз и говорящие заложники оттуда исчезли – и принялся играть. Я присоединился к нему, а Игорек ушел.

∗ ∗ ∗

Вечером мне позвонил Игорек и попросил пойти с ним в «космос» снова. После моего отказа он стал повторять, что нашел доступ на третий уровень Адаптации.

– Эта женщина говорила? Неужто ты не слышал? – кричал Игорек в трубку.

– Нет…

– Послушай, она в самом конце сказала пароль. Но я заметил, что вы не услышали…. Хотел вам сказать после!

Я считал Игорька не столько сумасшедшим, сколько фантазером. Мы с Антоном не хотели идти в «Космос»; я не хотел по иной причине: несколько дней прогулов подряд могли обернуться карами.

На следующий день нас поймала классуха. Антона она отпустила сразу после слов про «тренировки», мне пригрозила вызовом родителей, а вот Игорьку «влетело». Бывший отличник сидел, сгорбившись, на стуле и молчал, лишь дрожали его сальные, торчащие во все стороны волосенки, а учительница ходила по кругу и распекала его. Начинала она с фраз вроде «а какой ученик был», потом с угроз вроде «бомжом станешь», и кончалось все криком: «Бессовестный!» Она сделала три таких круга, затем взяла дневник и потребовала вызвать родителей. Заслуги же Игоря перед школой исчезли, словно их помножили на ноль…

Вечером Игорь позвонил снова. Умолял пойти в «Космос». Сказал, что разбил копилку и собрал все старые сбережения, что планирует идти на выходных, что мне ничего не придется делать, что нас потом пустят на ночь. Я согласился.

Игорек о проблемах родителям не сказал. Да и классная вроде как решила высказать все на родительском собрании. Поэтому в субботу мы встретились без препятствий. Зашли в компьютерный зал, сели за компьютер. Ввели в консоли первый пароль, затем, появившись на таинственной платформе, второй. И снова все померкло. А затем игру выкинуло в главное меню. На все мои вопросы Игорь отвечал: «Жди».

Я запустил карту Assault с ботами. Но с базы террористов вышли не стандартные парни в зеленых куртках и очках, а непонятные гуманоидные существа. Как и женщина, они были абсолютно серыми. Головы у них были вытянуты, тела тонки как палки, а вместо ног они опирались то ли на щупальца, то ли на какое-то подобие ласт. Они окружили меня и стали ходить вокруг, а я стоял, как герой какого-то фильма про инопланетян. А потом выстрелил.

И тут же мою голову пронзила боль. Как будто иглу в мозг воткнули. Я сдернул наушники и упал лицом на заляпанный стол. Через некоторое время встал, выполз на улицу, оперся на перила крыльца и стоял, глотая холодный от дождя воздух. А потом за моей спиной возник Серж:

– Все в порядке, хей?

Он торчал со своей идиотской улыбкой, но в его глазах читалось напряжение. Я махнул рукой и зашел в зал. Сел за компьютер. На экране застыл все тот же Assault, и все так же парили гуманоиды. Я аккуратно поднял оружие вверх, не зная, чем заменить знак приветствия. Таинственные существа не шевелились. Я сделал шаг. Они слегла переменили ход и вдруг закружились быстро, будто сливаясь в каком-то хороводе. Откуда-то издалека донесся звук «ээээээ», затем какой-то хруст и кто-то словно над ухом произнес слово «Мать». Я обернулся. Но ничего не увидел. В «Космосе» царила мертвая тишина.

На экране в воздухе появилось спрайтовое двухмерное изображение. Сначала там просто мельтешили пиксели, но в какой-то момент из этого хаоса сформировались три лица. Я. Мой отец. Моя мать.

Изображение было отвратительного качества, как сжатая много раз картинка. И еще она напоминала не фотографию, а рисунок нейросети: ухо моего папы находилось в стороне, словно его отсекли. Несколько секунд висело изображение и вдруг исчезло. А на его месте возник глаз. Он стал медленно приближаться. Виднелись прожилки и скопления жидкости. Гуманоиды прекратили бег. Один из них подбежал близко и полностью заполнил экран, пяля свои серые глазницы. Меня объял страх. Я нажал на Esc. Ничего не изменилось.

И тогда я выключил компьютер. Монитор потух. А меня оглушил вал звуков. Матерились школьники, гоготали «большие пацаны», из-за прикрытых дверей донесся грохот трамвая. Я же чувствовал себя как после прыжка с водокачки, когда уходил с головой секунд на пять в безмолвную толщу воды. Я вскочил, схватил куртку. Бросился к Игорьку. На его экране виднелось возникло беззвездное небо. И сотни черных гуманоидов. «Пошли», – позвал я своего приятеля. Он не отреагировал. Я дернул его за плечо. Ноль реакции.

– Не трогай его, – раздался голос Сержа.

Я хотел возразить, но крик застрял у меня в горле. Мы сидели в углу, до выхода оставался десяток метров, и я испугался, что Серж с Максом просто меня схватят и утащат. Я пробормотал: «Извините» – и пошел к двери на цыпочках, словно администраторы могли от резкого движения превратиться в иномировых чудищ.

∗ ∗ ∗

В первые мгновения мне захотелось побежать в полицию. Затем к мачехе Игорька. Затем – к своим родителям. Но все варианты могли окончиться отмашками, а то и психбольницей: в то время нас любили попугать ею. Поэтому через полчаса я сидел в холле районной библиотеки и излагал события последнего часа Антону. Тот прибежал с тренировки, мокрый от пота и дождя.

– Короче, у тебя голова заболела после выстрела? – спросил он меня после моего рассказа.

– Да, – кивнул я.

– Там у них экстрасенсы замешаны. Слушай, я никогда не верил в эту хрень, но стопудов там они в мозг лезут.

– Кто «они»?

– Организация какая-нибудь. Вряд ли это наши… Наши бы так не сделали с детьми… Да и еще компьютерный зал, ведь это же прикрытие.

Мне в тот момент стало страшно. Почему-то мне представилось, что эту организацию, благодаря нам, раскроют, всех ее участников посадят, но останется парочка членов, которые убьют меня за разглашение. Сник и Антон при всем его гоноре.

– Надо подождать, короче… Хотя б до вечера. Затем позвонить Игорьку. Если не вернется домой, то тогда все расскажем?

– А сейчас? – во мне боролось желание спасти Игорька, страх и любопытство. – Может, заглянешь в компы.

Антон какое-то время молчал, а потом выпалил:

– Лан, посмотрю! Но если через минуту не выйду, то беги к моим предкам!

В компьютерном зале Игорька не оказалось. Антон сказал, что Сержа тоже нет, «только Макс, и то он занят». Мы отправились домой, договорившись созвониться вечером.

Но вечером, часов так в десять, нам позвонила мачеха Игоря. Парень исчез. Я решил не рассказывать все, а лишь ответил, что видел его в последний раз в компьютерном клубе и что он вел себя странно. После звонка я ожидал визита милиции. Но вместо этого мне позвонил Тоха:

– Тебе сейчас теть Таня, – так звали мачеху Игоря, – звонила?

– Да! А что ты сказал?

– Погоди… Я видел Игорька вечером. Меня батя в магаз послал за хлебом, я в пекарню поперся, ну понимаешь… И увидел Игорька возле гаражей. Я подошел, а он… Ну как будто под гипнозом. Глаза стеклянные. И еще дождь просто хлещет, я весь как губка. А ему хоть бы хны, даже капюшон не надел. Пялится на меня, говорит так, как робот из фильма: «Привет, Антон». И все. Я даже перед носом щелкнул. Ноль реакции…

– А что ж ты мне не сказал?!

– Да я так удивился, что просто растерялся… Из головы вылетело все!

– А Игорька ищут?

– Не знаю… Может, погоним к его родакам?

Во мне тогда снова столкнулся страх, желание помочь Игорьку и любопытство. Воображение рисовало ластоногих гуманоидов во тьме дворов. И все же я накинул куртку и, успокоив родителей, пошел на квартиру исчезнувшего друга.

∗ ∗ ∗

Нас встретила тетя Таня – худая, потрепанная, как старый ковер, женщина – и провела в кухню. Там находилась почти вся семья, за исключением отца: тот ушел искать сына. Рыхлая нарумяненная бабушка сидела за телефоном и листала потрепанный справочник, думая, куда еще позвонить. Возле нее вертелась покрытая прыщами беззубая девочка лет пяти и хлюпающий соплями трехлетний малыш – младшие брат и сестра Игоря. Из-за такого количества народа стояла духота, но форточку почему-то никто не открывал, отчего у меня разболелась голова. Поэтому больше говорил Антон. На этот раз он рассказал про загадки и странные моды на игры, не упоминая Заменителя Отца. И лучше бы он этого не делал, так как мачеха начала орать и клясть «зомбирующие» игры, и даже дед стал возмущаться.

– А в гараже смотрели? – спросила бабка после рассказа Антона

– Мам, не говори глупостей! – раздраженно крикнула тетя Таня. – Там столько говна, что и крысам жить негде.

– А я говорю, посмотри!

Начали звонить отцу Игорька. После короткой перебранки, тот все же пошел в кооператив. И вскоре снова зазвонил телефон и раздался голос: «Найден, жив!»

Игорька нашли в гараже. Он там спал, выкинув все вещи на улицу и закрыв неплотно дверь. Отец принес его – худенького, бледного, тощего – в квартиру на руках, хотя паренек быстро оклемался, и я сразу понял, что его только страшит только собственная семья. К счастью, в тот вечер кар он избежал, так как все суетились, спорили, вызывать ли скорую, но под конец решили ограничиться вызовом наутро врача. А мы в тот вечер стали героями минут на пятнадцать.

На следующий день Тоха даже учителям рассказал, как мы помогли найти мальчика. Игорек же в школе не появился. На звонки он тоже не отвечал. А вот про компьютерный зал мы как-то позабыли. И каково же было наше удивление, когда еще через день Славян заявил, что «Космос» закрыт.

– Там газель, куча каких-то пацанов, и все грузят. И ими низенький дедок с малым пацаненком командует! Я сунулся, а мне Макс кулак показал, я как дал по газам! – рассказывал он и махал руками.

На выходных я набрался смелости и подошел к «Космосу». Не осталось даже вывески.

∗ ∗ ∗

Игорька я встретил лишь через месяц. Его перевели в другую школу. Проблем у него не убавилось: травили на новом месте его еще сильнее, вдобавок он был наказан формально аж до Нового года. Но в тот день мы нашли время, чтоб пообщаться.

– Послушай, никому не говори, что я скажу тебе, – произнес он тихим, но уверенным голосом. – Мачеха меня в прошлом году несколько раз в интернат грозилась сдать для шизофреников, я еле выкрутился… В общем, в тот день, когда вы меня искали, я вышел на связь с внеземным разумом.

Я ничего не произнес.

– Помнишь, когда у головы женщины стало меняться выражение лица... Я тогда услышал голос…Не просто голос в голове, а как голос близких людей. Отца и мамы покойной сразу… Сначала приглушенно, потом все отчетливее… Ты не слышал?

Я молчал.

– Да, это существо – последователи зовут его Заменителем Отца, но я не уверен, что это корректно, – сказало, что не смогло выйти на связь с тобой. В общем, оно пришло не из космоса. Из других миров. Оно не агрессивно. Нет, оно и не миролюбиво. Я не знаю… Скажу так, оно давно нас изучает и угрозы не несет

– А Серж?

– Серж как-то с ним связан, но не думаю, что опасен… В тот день я находился не здесь. Мой разум перенесся. Я даже не знаю, как описать… Когда-нибудь попробую… Слушай, я же ничего такого не натворил?

– Антон видел тебя вечером.

– Просто я, как вошел в контакт, так мир стал удаляться… Я, когда пришел в себя в гараже, то даже поначалу не понял, где я. Кстати, этот Заменитель Отца моими руками почти все вещи выкинул… Но книги оставил…

Я сыпал вопросами, Игорь бормотал невнятное. И лишь в конце он сказал:

– Заменитель Отца и его последователи странные, конечно. Но я бы хотел остаться с ними, хоть уже и не нужен особо. Лучше с ними, чем здесь…

∗ ∗ ∗

Больше Игорек о «Космосе» не говорил. Но лет в шестнадцать, когда проблемы усилились, он начал искать этот самый Заменитель Отца. Безуспешно. И в один вечер он стал рисовать по району граффити с обращениями. Одно даже на крыше. Длилось это недолго, но в один из вечеров его поймали гопники… И с тех пор у Игорька репутация немного повернутого, хотя в больницу мачеха его так и не упекла. Но вот репутация – дело такое: пристала – не отдерешь, хоть уже лет шесть прошло с момента его художеств и лет шестнадцать с той странной осени в компьютерном зале.

Но в теплые вечера Игорек залезает на крышу и смотрит в небо. А осенью он сидит в гараже, читает книги по математике… И только Заменителю Отца достоверно известно, что у него в голове…

См. также[править]


Текущий рейтинг: 48/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать