Кожа

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии MariyaArika. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


«87… 88… 89...» — Нелли провожала взглядом столбики с цифрами, пока полупустой автобус всё дальше увозил её от города. Солнце слепило глаза, а листья порыжевших деревьев, казалось, светились изнутри.

Нелли выкрутила яркость на экране смартфона, открыла заметки и приступила к работе над статьёй.

«Автобус, будто ледокол, разрезал густой туман светом фар… (придумать плавный переход)... Его двери разверзлись, и тьма раскрыла свои объятия. Отринув страх я спустилась в неё, а автобус умчался вдаль, отрезая (а не слишком близко к “разрезал”?) путь отступления до рассвета.»

— Ну, как-то так, — девушка закрыла заметки и ещё раз сверилась с гугл-картой.

Маячок двигался по трассе, неотвратимо приближаясь к конечной точке маршрута — деревне с блёклым названием “Среднесунье”. Нелли вдруг с новой силой ощутила предчувствие встречи с чем-то паранормальным и необъяснимым. Хоть погода изо всех сил портила атмосферу, и в деревню девушка прибудет ясным полднем, цель путешествия оставалась всё ещё весьма жуткой. И нет, в этих местах не водились вампиры, не завывали в ночи призраки, местные не видели следов снежного человека или загадочных мерцающих огней между деревьев. Всё проще, но в то же время ужасней. Около пяти лет назад в местном пруду нашли кожу.

Человеческую кожу.

Кто-то осторожно снял её с тела и сшил тошнотворный комбинезон.

Новость о кошмарной находке сразу же взбудоражила все местные СМИ, прокуратура возбудила уголовное дело, за ходом которого следила вся страна. Но многочисленные расследования ни к чему не привели, кроме того, что обнаружились свидетельства о подобных случаях, происходивших здесь и прежде. Одежду из человеческой кожи находили, как правило, в пруду или рядом. И то были не только комбинезоны, в начале восьмидесятых на пляж выбросило грубо сшитую перчатку. Исследовать находку тогда не стали, но очевидцы уверяют, что перчатка была из человеческой кожи.

Но таинственный маньяк никогда не оставлял следов. Даже личности тех, кому принадлежала кожа, не удалось установить.

Остальные части тел: кости, мыщцы, головы; так же не нашли.

Шум со временем утих, как и поток назойливых журналистов. И вот она, Нелли, репортёр местного интернет-издания «Крипиград» готова проделать всю ту работу, которую не смогли пять лет назад ни толпы лощёных столичных корреспондентов, ни безалаберные милиционеры. Самой Нелли в то время было всего четырнадцать, родители ни в какую не хотели отпускать её в страшную деревню, и совсем не горели желанием ехать туда с ней.

Пять лет она ждала, собирая информацию по крупицам, строя и разрушая собственные теории, но теперь уж точно правда не ускользнёт!

Шум автобусных дверей вырвал девушку из размышлений, подхватив лёгкий рюкзак, она быстро шагнула в прохладный осенний день. Воздух на остановке пах лесом, яблоками и пирожками.

Нелли оказалась на небольшой площади перед старой полуразрушенной церковью. На другой стороне дороги стоял магазин «777», а чуть дальше от него, рядом с уютной берёзовой аллеей, ещё один. Плотно друг к другу теснились ухоженные деревянные домики, местные проходили мимо, поглощённые собственными делами.

Никто не замечал полненькую молодую журналистку в джинсовом сарафане и тонкой красной курточке, с тёмными длинными волосами, собранными в тугой высокий хвост. А Нелли следила за каждым, внимательно вглядываясь в лица деревенских.

Постояв так около десяти минут, девушка достала смартфон и проверила входящие сообщения. Пусто. Она ещё немного посверлила взглядом аватарку, с которой на неё смотрел худой светловолосый паренёк со слишком узкими губами.

— Ты чаво одна стоишь? Заблудилась, красавица? — рядом с Нелли будто бы из ниоткуда возникла сухонькая старушка, ростом она доходила едва ли до груди девушки, и своим внешним видом напоминала ведьму из пряничного домика: слащаво-дружелюбную, но с хищными чертами лицами и длинным прямым носом.

— Знакомого жду, бабушка, — отогнав странную ассоциацию, вежливо ответила Нелли, — А вы здесь давно живёте?

— Давно, красавица, давно. А ты внучка чья-то или просто так к нам? — старуха потянулась к сумочке и достала из неё маленькое, как и она сама, красное яблоко, и ловко вложила его в руку оторопевшей на секунду девушке, — Это китайка, пробовала, нет? Кислая, но сочная очень. Попробуй.

— Спасибо, но я потом, спасибо, — журналистка повертела в руках крохотное яблочко и удивилась его неестественной яркости.

— Баб Люд, уже познакомились с Нелли? — к остановке подбежал запыхавшийся молодой человек, он торопливо попытался пригладить вьющиеся белые волосы, чтобы выглядеть хоть чуточку аккуратней.

— Кирилл, это вы? — девушка отметила, что в жизни юноша выглядел гораздо симпатичней, чем на аватарке.

— Давай на “ты”, как привычней, уже столько переписываемся, — Кир протянул руку для рукопожатия, — Прости, щенок в подпол уполз. Разбудил меня скулежом. А ключей от замка у меня нет, еле вызволил.

— С щенком всё хорошо? — Нелли пожала руку и отчего-то это деловое и совершенно лишённое романтики прикосновение всё же заставило её покраснеть.

— Только уши крысы погрызли и напуган, но пройдёт. Баб Люд, мы пойдём.

— А? Кирюш, так это невеста твоя. Ну вы на чай заходите.

В ответ Кирилл только кивнул и, обхватив девушку за плечи, повёл вниз по дороге, к небольшому, вросшему в землю домику.

— Правда, на ведьму из сказки похожа? На самом деле божий одуванчик! — прошептал он на ухо Нелли, когда старуха оказалась позади, — У неё ещё сестра есть, точно такая же, хоть и младше на десять лет, но они такие старые, что внешне разницы уже никакой.

Только Кирилл открыл калитку, в ноги Нелли выскочил лохматый щенок. Несмотря на глупую морду и вислые ободранные уши, размером щенок был со среднюю взрослую собаку.

— Волкодавом вырастет, не иначе, — юноша словно читал мысли, и сейчас, и тогда со старушкой, на самом деле живая мимика Нелли выдавала все её чувства и эмоции, Кирилл нашёл это очаровательным, — Сторожить взял. Проходи, располагайся, будь как дома. Тут всё очень старое, но батя ухаживал и ремонтировал как мог, потому не пугайся.

Деревенский домик явно переживал не лучшие времена. На высокое крыльцо вели крутые и неудобные ступеньки, дверь выглядела явно новей мутных окон и потемневшей бревенчатой кладки. Хозяйкой интерьера была облупленная печка. Она стояла в самом центре, разделяя помещение на кухню и большую комнату.

— Спать будешь здесь, — Кир раздвинул занавески, и Нелли увидела небольшую комнатку, которую почти всю целиком занимал разложенный диван-кровать, — А я на полатях. Туалет и прочие удобства на улице.

В глазах девушки проскользнул ужас.

— Не волнуйся, водопровод проведён, никакой дырки в земле, всё как в городе, просто никак было в доме не оборудовать. Там и нагреватель есть для воды. Но если хочешь, можно будет баню завтра растопить.

— А когда ты мне покажешь место, где кожу нашли?

Нелли осторожно положила рюкзак на застеленную кровать и поняла, что готова приступить к расследованию прямо сейчас.

— Мне нужно в сарае кое-что доделать, но это на час максимум, а потом выдвигаемся. Если хочешь чая или кофе, похозяйничай на кухне сама. Ты не голодная, кстати?

Девушка мотнула головой, а после спросила:

— А технику зарядить можно? У меня фотик с собой и смарт сел немного.

— Подключайся к любой розетке, ну я пошёл. Если понадоблюсь, спускайся в пристрой, он же сарай, вход из кухни, там дверь шторой занавешена. Не стесняйся.

Кир махнул рукой, подозвал щенка и скрылся за углом печки, глухо хлопнула дверь, а затем домик погрузился в тишину, нарушаемую лишь дыханием гостьи. Недолго Нелли сидела и прислушивалась к проезжающим мимо машинам и шумящим на ветру кустам у забора. Городские обычно говорят о том, насколько тихо в деревнях, но на деле здесь даже шумней, чем в городе, только шум другого рода. Здесь он не мешает, а наоборот, заставляет почувствовать себя живой, услышать мир вокруг, ощутить себя его частью.

Но Нелли это точно не подходило, она подключила смартфон к зарядке и спешно набрала в заметках:

«Даже днём в деревне царила тишина, глубокая и плотная, как вода на дне пруда.»

Закончив с заметками, Нелли прошлась до кухни, окинула взглядом плиту, подключённый к ней газовый баллон, уютный столик и пару табуреток, накрытые вязаными салфетками полочки с посудой, специями и чаем. Баночка кофе оказалась рядом с чистыми чашками на подоконнике. Напротив кухни, рядом с дверью стоял старый умывальник, из тех, которые нужно наполнять водой вручную.

Не смотря на возраст мебели, она вся выглядела ухоженно и опрятно, словно сошла со старой фотографии. Нелли здесь нравилось, приятная смена обстановки, и, хоть атмосфера не соответствовала её ожиданиям, больше репортёра это на расстраивало.

Прождав Кира полтора часа, Нелли забеспокоилась, что он провозится до вечера, и для удачных снимков не хватит света. Собрав и закинув в рюкзак технику, девушка решила, что вежливое ожидание подошло к концу.

Штора, закрывающая дверь в пристрой, выделялась грязно-зелёным цветом, ободранными краями, огромной дырой, оголяющей ручку, и неприятной засаленностью. Брезгливо отодвинув её, девушка толкнула дверь и замерла на пороге. В противовес солнечному и приятному убранству дома, здесь царил полумрак. Воздух казался тяжёлым от пыли. Пахло прелым. Но вот глаза журналистки привыкли к тусклому освещению, и она с трудом переборола рвотные позывы. Со стены на Нелли уставилась голова оленя. Верхняя губа его сгнила, или её объели крысы, в рогах собирала пыль толстая паутина, а глаз не было вовсе. Олень “смотрел” тёмными провалами пустых глазниц.

Успокоив себя, что это всего лишь старое чучело, Нелли начала спускаться. Неудобные ступеньки и сумрак заставляли её вцепиться обеими руками в перила. Кирилла нигде не было. А олень оказался не единственной жуткой находкой. По всей видимости, пристрой выполнял роль гаража: под лестницей обнаружилась наполовину пустая поленница, а рядом Кирилл припарковал машину. Совершенно обычное, на взгляд Нелли авто, не дорогое, но и не самое дешевое. Оставшееся пространство заполняли уродливые чучела различных животных, самые высокие, примерно в человеческий рост, оказались накрыты брезентом, на стенах неаккуратно висели изъеденные шкурки мелких зверей, возможно, зайцев или бобров, девушка могла лишь догадываться. Находиться здесь ей было неприятно, казалось, что мёртвые животные следят за каждым её шагом.

— Будто декорации для “Зловещих мертвецов”, да?

Нелли вздрогнула и обернулась на голос, Кирилл выглядел уставшим, но довольным.

— Этот олень прямо один-в-один, — Девушка вдруг поняла, как глупо было испугаться обычных чучел.

— Хобби бати. И это ещё я часть продал, остался только неликвид, видимо, придётся сжигать их или обратиться к специалистам, я понятия не имею, что делать с этим наследством, — юноша бессильно развёл руками.

— Ты не писал, что твой отец был таксидермистом.

— Да? Странно, наверно, к слову не пришлось. Прости, что провозился, но надо было заколотить вход в подпол, мало ли дождь, размоет всё к чертям. Ну, пошли! Куджо, к ноге!

— Куджо? — Нэлли оглядела непонятной породы щенка словно в первый раз, — Ты фанат Кинга?

— Не совсем. Даже так, это единственный его рассказ, который мне нравится. Подумал, что Шарик или Бобик этом волкодаву не подходит.

Кир усмехнулся и потрепал довольного пса за ухо.

Вышли они с обратной стороны пристройки, юноша повесил замок, но запирать не стал. Обогнув дом они оказались у калитки. По пути Кирилл показал гостье где находится туалет с ванной и похвастался аккуратно заколоченными дверями в подполье. Куджо довольный бежал рядом, радуясь, что его берут на прогулку.

— Темнеть начинает, — грустно отметила Нелли, доставая фотоаппарат, — Далеко идти?

— Нет, совсем нет, но обратно уже затемно вернёмся. Не волнуйся, бояться нечего, деревня маленькая, все свои.

— Ага, и маньяк, сдирающий с людей кожу, тоже свой, — не удержалась девушка от сарказма.

Осознав, как глупо прозвучали его заверения о безопасности, Кир засмеялся.

Идти и вправду оказалось недолго, скоро парочка сошла с главной дороги и очутилась на широкой тропинке, ведущей вдоль леса прямо к пруду. Глинистая почва под ногами затвердела, на ней чётко отпечатались следы от крупных шин, такие могли принадлежать трактору или другой сельскохозяйственной технике. Идти стало неудобно, Куджо наворачивал круги, то срываясь в лес, то возвращаясь обратно к хозяину.

— Воспользуемся относительной тишиной, — сказала Нелли, когда шум трассы остался позади.

Журналистка быстро нашла в смартфоне иконку «Диктофона» и поднесла телефон микрофоном к своему рту:

— Кирилл, ты писал мне, что именно вы с друзьями нашли те останки пять лет назад, это правда? — Девушка передвинула руку со смартфоном к лицу спутника.

Тут же она непроизвольно залюбовалась волосами Кира. В свете закатного солнца в них вдруг появилась лёгкая рыжина, похожая на ту, что трогает ещё не опавшие листья.

— Я же всё тебе написал! — Кир попытался отодвинуться.

— Мне будет проще цитировать, если ты повторишь всё под запись.

— Ну, хорошо, — вздохнул юноша, убрал руки в карманы и начал, — Мне тогда было шестнадцать лет, я уже все экзамены сдал и мыслями был в городе, а последние деньки отдыха решил с друзьями повеселиться. Батя даже от домашних дел освободил. В тот день мы напились на дискотеке в местном ДК и решили продолжить банкет у пруда. Понырять с дамбы под визги девчонок, всё такое. Темно было порядочно, но небо чистое, в воде каждая звёздочка отражалась, да ещё и фонарики на мобилках у каждого. Тут надо отступление сделать, наверно…

Внезапно оборвавшаяся на полуслове фраза сбила Нелли с толку. Кирилл вдруг остановился, а девушка прошла вперёд ещё несколько шагов по инерции.

— Отступление? — повторила журналистка.

— Да, для лучшего понимания. Видишь ли, водоём создан искусственно.

Он показал в сторону пруда, от которого их сейчас отделяло всего несколько метров и белая насыпь. Дорога взбиралась на насыпь и продолжалась по ней вдоль берега.

— Его питает река, которая и течёт дальше, после дамбы. Я, кстати, не уверен, что это сооружение можно так называть, но мы так и зовём это изваяние из спаянных между собой балок. Чтобы внутрь никого не засосало, или рыба не заплыла, борты слива огорожены сгнившими досками, в самом низу сетка. Не знаю уж, зачем она там. Сколько я здесь живу, пруд был всегда, но старожилы уверяют, что раньше там было пастбище с тонкой полоской реки в самом сердце. Дно у пруда очень ямистое. К тому же рыбаки любят растянуть у берега сети. Потому купались только на пляжах. Там даже песок есть, навезли наверно. Вот они: один слева от нас, там за коровами на берегу, где редкие домики; а второй справа, совсем недалеко, его не видно за насыпью, он у самой кромки леса. Дамба же здесь, у дороги. Берег возле неё крутой и полон острых камней. Такое себе удовольствие по ним босиком шляться. Но вокруг неё самая глубина, так что можно забраться наверх и нырять вниз головой. Почти как в тех американских молодёжных фильмах, когда подростки с обрыва прыгают в воду. Очень страшно и эффектно. Пойдём, сейчас выйдем у стока.

С этими словами Кир резко свернул с дороги на узкую, почти невидимую тропинку.

— Рыбаки тут ходят, но всё равно под ноги смотри, не навернись в борщевик.

Опасливо глядя по сторонам, девушка шла почти след в след, боясь оступиться и зацепить рукой широкие листья, похожие на лапы инопланетного монстра. Но вот высокая трава кончилась, и тропинка вывела их на плоские белёсые плиты. Они обрамляли берег бурной мутной речушки, начинающейся крутым водопадом. Истоки водопада же скрывались в глубине насыпи.

— Сток. На той стороне дамба. Мы туда позже поднимемся.

— Отлично, продолжай рассказ, — Нелли передала в руки Кириллу смартфон, а сама достала фотокамеру, — Я тебя слушаю, но хочу сделать пару снимков, пока светло. Где нашли кожу?

— Кто-то решил то ли уединиться с девушкой, то ли справить малую нужду, и заметил, что вода воняет, а поток какой-то слабый. А где-то за год до этого в стоке нашли тело местного алкаша. С пробитой головой, то ли он сам, то ли кто-то из друзьяшек его, уже не помню. Слухи разные ходили. И мы сперва решили, что в стоке снова утопленник. Из-за досок у дамбы тело в сток может попасть только в одном случае — если его туда сбросят. Само оно никак запрыгнуть не сможет, это ты сама увидишь, как поднимешься. Мусор всякий тоже если и заплывает, то мелкий, вроде пакетов пластиковых или бутылок мятых. Крупней через доски не проходит. Эй, осторожней, там же скользко, упадёшь, вся испарапаешься, пока обратно лезешь!

Кирилл чуть не выронил из рук смартфон, жестом показывая Нелли отойти от края.

— Мы тогда пьяные сами туда полезли, все ладони и колени ободрали. Я чуть не захлебнулся. Но острых ощущений хотелось, почему-то нам очень надо было посмотреть на тело.

— Посмотрели? — Не сдержалась журналистка.

— Посмотрели! Сперва решили, что это труп свиньи. С мобильником же туда не залезешь, сыро. И не вытащишь никак, решётку течение и время впечатало в плиты накрепко. А сверху свети, не свети, ничего не видать. А потом я разглядел пупок. И тут это склизкое белое нечто вдруг приобрело очертания, и я понял, что это прилипший к решётке кусок человеческого живота. Мы с воплями выскочили и умчались будить деревню. А затем несколько дней спустя, когда столичные криминалисты сделали снимки у себя в лаборатории, всем стало известно, что это действительно человеческие останки, принадлежавшие молодой девушке. Тогда же я решил, что это какое-то речное чудовище, водяной или русалка, чёрт его знает, и что оно точно исчезнет, когда мы вернёмся со взрослыми. Но оно, как ты знаешь, не исчезло.

— Не только не исчезло, но и дало толчок серии расследований. Здесь я всё, внутрь уж не полезу.

— И не надо, там уже нет ничего, и опасно к тому же. Пошли сюда, тут крутой подъём, так что держись за меня.

Переложив смартфон в левую руку, юноша протянул Нелли правую, а затем почти затащил наверх насыпи. Куджо, о котором, казалось, все забыли, влетел вверх торпедой и радостно унёсся гонять с берега ленивых ворон.

— Ощущаю себя, как Дин из сверхов. А ты будешь Сэмом! — Кир помог девушке поправить сумку.

— Мне ближе Малдер и Скалли. Но, кстати, в «Сверхъестественном» было что-то подобное. Тоже кожа в канализации. Там это был оборотень.

— Да, точно! Думаешь, здесь что-то такое же?

— Не исключено. Ты знаешь, я интересуюсь этим уже давно, так что я перерыла порядочно литературы, чтобы найти похожие случаи.

— И что каков ваш вердикт, Шерлок?

— Смотри сам. Из деревни никто не пропадал, так? Кому принадлежит кожа, неизвестно. Голова найдена не была.

— Вообще-то в семидесятых одна девушка пропала. Приезжая. Студентка. Приехала на отработку в колхоз. Возвращалась с сенокоса затемно, у самого начала деревни отстала и всё, больше её не видели.

— А в восьмидесятых на берег выбросило перчатку…

— Именно! Конечно, ни о какой экспертизе тогда речи не шло.

— Девушку нашли?

— Нет, ничего. Она, кстати, по описаниям на тебя похожа, потому давай, от меня ни на шаг! Знаешь же, что маньяки любят определённый типаж. В нашем случае это низкая, слегка в теле юная дева! Предположительно шатенка, но не знаю, имеет ли цвет волос роль, а вот телосложение у всех жертв точно одинаковое. — Непонятно было, шутит Кир, чтобы напугать журналистку, или совершенно серьёзен.

— Откуда знаешь? Я никогда не видела упоминания о чём-то подобном.

— В перерывах между допросами местных, товарищи следователи любили выпить с моим отцом. Коллеги в прошлом как никак. А я с полатей отлично слышал их пьяные разговоры.

— И кого они подозревали?

— Да никого! В деревне все на виду, если бы кто-то баловался пошивом одежды из человеческой кожи, знала бы вся округа!

— Если только деревенские не в сговоре.

— Ага, целая деревня маньяков! Но тогда что-то жертв маловато, не находишь?

От разговора Нелли стало не по себе. Солнце вплотную приблизилось к горизонту, и у неё оставались считанные минуты, на то, чтобы сделать чёткие снимки.

— Всё же, я думаю, тут замешана мистика. Давай прервёмся, я быстро нащёлкаю дамбу и пойдём домой. Что-то перехотелось по темноте гулять.

— Если хочешь, можем вернуться через деревню. Крюк навернём, но зато не по полю. Когда дома со светлыми окнами рядом, не так страшно, как близь леса.

Нелли неопределённо пожала плечами, переняла из рук Кирилла смартфон и остановила запись. После пришлось потратить несколько минут на настройку фотоаппарата, и только затем девушка спустилась к воде для того, чтобы поймать парочку живописных кадров. Заметив, как Кир играет на дороге с собакой, девушка не удержалась и сфотографировала его.

— Уму непостижимо, кто умудрился так погано сфоткать тебя на аватарку, ты вполне фотогеничен! — Крикнула Нелли, когда Кирилл заметил, что она целится в него объективом.

— Бабка моя...

Вдруг Куджо взбесился, залился лаем и бросился в сторону леса.

— Стой! Фу! Глупый, фу! — Кир погнался за щенком, мигом позабыв про гостью.

А девушка совсем не желала оставаться у дамбы в одиночестве. Уродливой железякой строение возвышалось над прудом, придавая пейзажу мрачность и серость. В центре дамбы зияли две дыры, куда сквозь щели в чёрных досках лилась зеленоватая вода. Наспех спрятав фотоаппарат в рюкзак, Нелли кинулась догонять Кирилла.

Она бежала не разбирая дороги, вот Кир скрылся в лесу, и ничего не оставалось, как последовать за ним. Ноги девушки совсем не привыкли к долгим погоням, а лёгкие разрывало от невозможности вздохнуть. Ещё немного и казалось, что Нелли упадёт без сил. Собачий лай и голос Кирилла уже давно не было слышно. Поняв, что заблудилась, девушка остановилась и опёрлась спиной о дерево.

— Надой выйти к воде, если найду берег, просто пойду вдоль него и увижу деревню. Не могла же я убежать далеко!

Звук собственного голоса успокаивал девушку. Она точно знала, что паника в таких случаях — злейший враг. Мешает мыслить здраво. Достав из кармана смартфон, Нелли облегчённо выдохнула. Сеть есть. Даже интернет.

— Может, получится загрузить карту, тогда точно будет понятно, в какую сторону идти.

Так и случилось. От Нелли не потребовалось и минимальных навыков выживания, чтобы выйти к пляжу.

— Это, видимо, тот, который было не видно из-за насыпи.

Не смотря на осеннюю прохладу, вода и песок выглядели очень привлекательно, и девушка решила, что небольшой отдых ей не повредит, ведь идти до дома Кирилла ещё очень далеко. Разувшись, Нелли с наслаждением погрузила ноги в холодный песок. Любуясь спокойной гладью пруда и восходящей луной, она медленно переминалась, массируя ступни. Наконец посчитав, что отдыха достаточно, девушка подошла к воде и хотела было сполоснуть ноги, чтобы обуться, но заметила чуть правее странный покатый камень. Журналистка тут же достала смартфон и посветила перед собой фонариком. Решив, что камень слишком странный — откуда бы ему взяться, если вокруг только песок и трава; Нелли наклонилась и осторожно раскопала основание.

— А-а-а-а-а-а! — девушка от испуга упала прямо в воду.

Смартфон выскользнул из рук и со звонким шлепком приземлился куда-то в пруд.

— Чёрт! Нет! Нет! — Нелли бросилась в сторону, куда по её мнению должен был упасть телефон.

Мокрая по пояс, озябшая, она шарила по дну несколько минут, и когда уже совсем отчаялась, наконец вытащила телефон. Ожидаемо, он отказался включаться.

— Срань! Вот же срань!

— Слава богу, ты громко ругаешься! — Кир вышел из леса, таща за ошейник Куджо, — Поганец то ли белку, то ли кошку решил загнать. Невоспитанная псина! А ты чего?! Я вернулся к дамбе, а тебя и след простыл. Думал, что ты домой ушла, но решил проверить, мало ли… И чутьё меня не обмануло. А ты чего тут…

Появление Кирилла вызвало у девушки ядрёную смесь эмоций: от страха до облегчения. Наконец, совладав с собой, она указала на “камень” и попыталась спокойно произнести:

— Там сраный череп! Человеческая башка! И, кажется, со сраными волосами!

— Да нет! Чего бы ей тут делать?!

Однако юноша подошёл к месту, куда ткнула Нелли и тут же сам чуть не упал, выпуская Куджо из рук. Пёс, почуяв свободу, было собрался убежать, но остановился, а затем вернулся к хозяину, радостно виляя хвостом.

— И правда череп… Так! Ничего не трогаем! Сейчас я отвожу тебя домой, а затем в часть к дежурному. Он проклянёт меня и всех моих внуков за испорченный во второй раз тихий вечер, но это уже точно не то, с чем должны разбираться журналистка жёлтого издания и местный парень.

— Жёлтого?! — Оскорбилась Нелли, когда Кир схватил её под руку, словно упирающегося щенка, и потащил с пляжа.

— Оставлю Куджо у дома, закройся изнутри, ключи есть только у меня, — тараторил Кирилл, доставая из шкафа футболку и спортивные штаны, — Вот в это можешь переодеться, а то вещей у тебя кот наплакал.

— Я даже ночевать не собиралась, если честно… — мямлила Нелли в ответ.

— И кофе не пей, — уже у самого порога обернулся Кир, — Водички и спать. Собак снаружи будет, захочешь, пусти. Всё, пошёл.

Закрыв за юношей замок, Нелли проверила дверь, ведущую в пристройку. От воспоминаний о чучелах по спине прошёл холодок. Благо рядом с ручкой нашёлся засов. Выглядел он довольно крепко. Девушка задвинула ригель и на всякий случай подёргала дверь, проверяя, надёжно ли она заперта. Надёжно.

Сняв наконец мокрую одежду, журналистка принялась разбирать содержимое рюкзака. Спать не хотелось, так что нужно было чем-то занять руки. Смартфон оказался испорчен безвозвратно. Камера требовала зарядки, Нелли сменила аккумулятор, поставив старый на зарядку, пролистала сделанные снимки и осталась ими вполне довольна.

На дне сумки, вместе со старыми чеками и прочим мусором оказалось яблочко, которое девушке утром дала старушка. Видимо сама Нелли непроизвольно бросила его в рюкзак. Девушка поставила яблоко на ручку дивана, а всё остальное сложила обратно в сумку.

Сон всё ещё не шёл, но отдохнуть было необходимо. Положив рюкзак рядом с подушкой, девушка плотнее закуталась в одеяло и постаралась успокоиться.

Её мысли вертелись вокруг рассказа Кира, встреченной утром пожилой женщины, дурацкого яблочка, черепа, кожи, пропавшей студентки. Если жуткие поделки маньяка-таксидермиста находили здесь в прошлом не раз и не два, то почему за всё это время известно о пропаже только одной девушки? Почему шумиху подняли только пять лет назад?

И когда Нелли казалось, что она вот-вот додумается до разгадки, её сморил сон.

Тук! Тук!

Девушке показалось, что стук — всего лишь продолжение сна. И тогда постучали настойчивей.

«Может, Кир ключи забыл?» — Нелли села на кровати и уже собиралась встать, как страх захватил её тело в плен, не давая пошевелиться.

Стучали вовсе не во входную дверь, а в ту, что вела в пристройку с чучелами.

Тук! Тук!

Девушка беспомощно расплакалась, сжимая кулаки так крепко, что ногти впились в ладони. Она старалась не издать ни звука, а слёзы текли по подбородку.

О чём Нелли только думала, отправляясь в незнакомую деревню за сотню километров от дома?! Зачем?! Ради интересного материала?!

И вот она одна плачет от страха в чужом доме, не в силах даже пошевелиться.

Стук прекратился.

Нелли просидела ещё долго, не меняя позу. И только когда в окнах забрезжил рассвет, ей хватило духу встать.

Прислушиваясь к каждому шороху, она медленно подошла к двери

Закрыто.

Девушка приложила к шершавому холодному дереву ухо, стараясь расслышать, что происходит с той стороны.

Тишина. Никаких стуков, никакого тяжёлого дыхания, завывания ветра или шорохов.

Собравшись, Нелли резко открыла засов и распахнула дверь. Всё тот же тяжелый пыльный воздух, тот же мерзкий олень с пустыми глазницами. Журналистка долго рассматривала помещение и уже почти успокоилась, решив, что стук ей всё же приснился.

И тут её взгляд упал вниз.

Прямо у ног девушки лежал человеческий череп, а на его макушке, как извращённое украшение, покоилось маленькое красное яблочко.

То самое, что она оставила на диване, на котором спала.

Нелли не смогла даже закричать, она пнула череп, и он покатился по ступенькам с глухим стуком. Девушка рванула к кровати, схватила рюкзак и пулей вылетела на улицу. Входная дверь поддалась слишком легко, и только когда Куджо с рычанием вскочил и перегородил дорогу, девушка поняла, что дом всё это время был не заперт. Хотя она сама поворачивала ручку замка.

— Ты чего? — Кир обладал суперспособностью появляться именно в тот момент, когда эмоции Нелли достигали точки кипения.

— С дороги! Я ухожу!

— Куда?! Стой?! Да что случилось?! — юноша попытался остановить девушку силой, но вовремя себя одёрнул, выглядела она очень напуганной, так что любая, пусть даже мнимая угроза, сработала бы как детонатор, — Куджо, фу!

Пёс притих и прижался к земле, пропуская Нелли.

— Если ты хотел меня разыграть, то всё получилось прекрасно! Я в ужасе, но на этом всё! Не знаю, плохой ты шутник, маньяк, оборотень, псих, сатанист или демон кумихо, который ест печень людей и сдирает с них кожу, чтобы принимать человеческий облик, я ухожу! Оставь меня в покое!

Не спуская глаз с Кирилла, девушка попятилась к калитке, ожидая, что парень может наброситься на неё в любую секунду. Она не знала, сумеет ли отбиться, но как минимум сможет громко закричать, наверняка кто-нибудь из соседей услышит. Секунды тянулись бесконечно долго. Кир провожал гостью насмешливым взглядом. Но вот всё кончилось, Нелли вырвалась и побежала к остановке, не оборачиваясь. Утренний воздух приятно холодил лицо, смывая остатки ночного кошмара. Нелли снова расплакалась, но в этот раз от облегчения.

— Стой, красавица, куда несёшься? — Навстречу неторопливо шла вчерашняя старушка, всё такая же тощая и жуткая, девушка её бы даже не заметила, если бы та не заговорила первой.

— Баб Люда?

— Лида я, Люда сестра моя. А тебя, красавица, Неллей звать? Ну, полно, молодость она такая: поплачется и забудется. До автобуса ещё часа два, успеешь нареветься, дай бабушка чаем тебя угостит. И яблочек в дорогу дам... Пойдём, красавица, а то околеешь тут.

Старушка, видимо, решила, что Нелли сбегает от несчастной любви, разубеждать её в этом журналистка не хотела. Как не хотела торчать на остановке два часа, ведь Кир может вернуться за ней. Девушка только согласно кивнула на столь удачное приглашение в гости.

Идти пришлось долго, нужный дом стоял на самой окраине, за ним расстилались безграничные поля, чарующее простором. У самой изгороди росла яблоня, мелкие яблочки плотно облепили её ветки, не смотря на время года.

Внутри тоже оказалось очень уютно: похожие как две капли воды старушки, так что отличить их не удавалось даже по одежде, усадили Нелли на диван и всучили в руки маленькую чашечку с чаем на таком же маленьком блюдце с нарисованной мультяшной лисой.

— Может, варенья яблочного? — журналистка даже не сразу поняла, какая из женщин это спросила.

Девушка мотнула головой и сделала из чашки большой глоток. Чай оказался невероятно переслащённый, сахар однако не перебивал горечь заварки, видно, старушки любили крепкий чифир с какими-то травками с огорода, и свято были уверены в том, что он нравится и всем остальным. Нелли одним махом допила всё, проглотив как противное лекарство.

И сразу же почувствовала лёгкое головокружение.

— Что-то неважно выглядишь, красавица, может голодная? — одна из старушек подсела поближе и приобняла девушку за плечи.

Сопротивляться сил у Нелли не осталось, видно давала о себе знать бессонная ночь. Липкая, вязкая слабость наполняла всё тело, во рту пересохло, глаза закрывались сами собой, и вскоре девушка безвольно повисла на руках старухи.

— Ох, они никогда ничего не замечают, если положить побольше сахара! Зря я дозу увеличила, не думала я, что она залпом всё заглотит.

— Ничего, очухается всё равно вовремя. Неси метр, хотя бы мерки снимем, что из неё вообще получится выкроить...

— Уверена, кожа у этой пышечки нежней шёлка! И зачем столько мороки? В былые годы всё проще давалось… А остатки — в поле, под ноги коровам.

— Сейчас всё по-другому, смартфоны эти, тернет, молодёжи хочется внимания.

Это последние слова, которые Нелли смогла разобрать, прежде чем темнота поглотила её сознание.

Очнулась девушка от холода и того, что её куда-то несут. Собрав последние силы, она начала размахивать руками и брыкаться, чтобы вырваться из рук похитителя. К удивлению, “похититель” явно не ожидал такого сопротивления и чуть не выронил девушку, но успел удержать её, потеряв равновесие. Нелли почувствовала, как они падают вместе, а затем мягкий удар о землю.

— Тише, тише, всё позади, — Кир отстранился от девушки, давая той полностью прийти в себя.

— Т-ты?! — Голос сорвался, сухой шершавый язык едва слушался, а в лёгкие словно залили свинец.

Закашлявшись, Нелли отползла в сторону.

— Я не трону тебя! Я всё понял, когда увидел, как баб Лида подстерегла тебя у остановки! Да, я следил за тобой, — Кирилл встал рядом с девушкой и примирительно протянул ей руки, — Я боялся, что может случиться что-то подобное. Пойдём домой, или на остановку, как хочешь, только следующий автобус ещё не скоро, да и тебе нужно переодеться, умыться. Ты жутко выглядишь.

Нелли смотрела исподлобья, как загнанный зверёк. Неохотно она дала Кириллу помочь себе, а затем опёрлась о его плечо.

Спустя пол часа очень медленной и болезненной прогулки они всё же очутились на кухне в доме Кирилла. Конечности девушки жутко затекли, их словно кололи тысячами раскалённых иголок, внутренности выворачивало, всё время тошнило, а жуткий кашель разрывал горло.

И только когда она опустилась на стул у окна, стало значительно легче

— Хочешь, я поеду в город с тобой, провожу до дома? — Кирилл выключил огонь под закипевшим чайником, — Тебе точно необходимо кофе… Сахар, молоко?

— Ничего не нужно, просто кофе будет здорово.

За окном с радостными визгами играл Куджо, он что-то поднимал из травы, кидал над головой, ловил и снова подбрасывал.

— Что это с ним? — девушка приняла из рук спасителя горячую кружку.

— То ли птичку, то ли мышку поймал. Хищники любят играться со своими жертвами, — равнодушно ответил Кир, отпивая из своей чашки.

— Долго я была в отключке? Что со старухами?

— Чуть больше часа. Не мог же я просто завалиться к ним и избить, как в кино? — Юноша хмыкнул, — Пришлось звать полицию и врача заодно. Видела бы ты их глаза, когда я пытался объяснить им, что случилось. Сейчас думаю, что надо было сказать, что бабок грабят, они бы сразу поверили мне и не приняли бы за поехавшего.

— Мне не надо будет давать показания или вроде того? — Нелли отпила, — Фу, как сладко!

— Ой, ты хотела без сахара, извини, давай новый налью.

— Не, не надо. Правда, кофе у тебя отвратительный.

— Какой есть, — оправдался Кирилл.

Они замолчали, Нелли всё ещё пыталась сложить воедино всё, что ей пришлось пережить за последний день. Голова гудела, чего-то не хватало, пазл не складывался, рассыпаясь на мелкие кусочки, но уставший разум не хотел работать как надо. Мысли путались, девушка расслабилась, наконец чувствуя себя в безопасности.

Нелли поймала на себе изучающий взгляд Кирилла и улыбнулась ему, ставя на стол пустую кружку.

«Всё же, в жизни он гораздо красивей!» — она вновь позволила себе залюбоваться приятными чертами лица юноши.

— Знаешь, а ведь кожа у тебя и правда очень мягкая... — По-кошачьи улыбнулся ей в ответ Кир.


Текущий рейтинг: 40/100 (На основе 41 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать