Камни

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.

Я неспешно пробирался вдоль пыльного чулана. На тумбах и шкафах располагались всякие формы для выпечек, темно-зеленоватые фужеры, лежал на полу старенький пылесос «Ракета», изъеденный молью ковер, магнитофон «Электроника» …

Бережно сохраненные, но все же помятые натиском времени, смотрелись они так, будто бы готовились к какому-то особому дню, случаю, который всё никак не наступал. При жизни бабушка всегда носила ключи от чулана с собой на шее, никому даже не показывая, что там находится, и складируя туда все нажитое. Наверное, все надеялась когда-нибудь это достать. В детстве всегда было очень интересно разузнать, что же находится внутри, но все попытки исследовать его жестко пресекались. Но вот, сейчас, когда она уже усопла, мне выпала такая счастливая возможность разобрать чулан. Наткнувшись на деревянный резной комод с зеркалом, открыл одну из выдвижных полок и среди янтарных бус и старых фотокарточек, обнаружил кое-что интересное: мой старый добрый Sony Ericsson!

Меня захлестнул щенячий восторг, под животом что-то защекотало. Даже и не помню, как и при каких обстоятельствах я его потерял и как вообще он тут оказался. Но, наверное, даже хорошо, что так вышло. Обнаружить подобное это все равно что найти капсулу времени. Осталось лишь отыскать и зарядник от него. Взгляд приметил коробку в углу, со всяким электронным барахлом, где, предположительно, он и мог бы заваляться. Чутье не обмануло. Немного раскопок и вот он – заветный шнур с двумя усиками на конце. Ни с каким другим его не спутаешь.

Спешно удалившись в свою бывшую комнату в доме, я откинулся на кровать, воткнул шнур в боковую розетку и с трепетом в груди застыл в ожидании чуда. На дисплее высветилась анимация заполнения ячеек батареи. И правда работает. Конечно, не было никаких сомнений о его боевой готовности даже спустя десяток с лишним лет, но я всё же решил подстраховаться и немного подождать пока он подзарядится. Черный усеянный кнопками корпус кибершота за всё это время нисколько не потерял в своей эргономичности и все также удобно ложился в руку, хоть и казался теперь существенно меньшим, по сравнению с современными смартфонами. И все-таки почему же я позабыл о нём? Неужели мне забыли его вернуть…

Из размышлений меня вырвала заполнившаяся зеленая ячейка индикатора. С нетерпением я нажал на кнопку включения. Анимация загрузки с зеленым кругляшком – и вот я уже машинально просматриваю разделы в меню. Перед глазами проносится ворох из воспоминаний, каждое из которых пронизывает как-то по-особенному. Вот я рублюсь в gish на задней парте, вот я уже передаю видос с креслом-качалкой скримером другу по ИК-порту, а вот проплывает постыдный отрывок того, как паренек из параллельного класса пытается что-то исполнять под тектоник.

Но этому моменту эскапизма суждено было прерваться, стоило лишь очереди просмотра дойти до галереи. Ибо обнаружилось там то, о чём мой детский разум предпочёл навсегда позабыть. В череде фотографий с листками кодов, растений и котиков шли несколько идущих подряд копий изображения худощавого светловолосого мальчугана с каким-то странным камушком в руках. Хоть даже и по нынешним меркам камера у телефона была весьма неплохая, но рассмотреть в подробностях что было у него в руках не удавалось из-за дисплея. Но это и не особо то требовалось. Ведь в память почти в мельчайших подробностях стали возвращаться воспоминания событий тех времен.

Июнь 2010 года. За стеклом отцовской “ласточки” сменялись деревянные крытые шифером дома. Некоторые из них были совсем обветшалые, окна заколочены, а дворы поросли бурьяном. Деревня на сотню-две человек буквально вымирала на глазах. Больше половины единственной улицы уже позади, а значит мы приехали.

– Мы на месте, выходи. Бабушку слушайся, все дела. Давай. – сухо проговорил батя. Я послушно прихватил рюкзак и вывалился из машины. Начались очередные каникулы в деревне у бабушки. Не сказать, что я был как-то и не рад, но тогда казалось, что так они просто хотели избавиться от лишней ответственности в лице меня на месяц-другой. Я проводил взглядом оставшееся от машины облако пыли на дороге.

Через зеленый деревянный забор на меня выглядывало два прямоугольных окна. В детстве у меня была странная привычка. Всматриваться в окна домов и придавать им свою уникальную форму и выражение лица. Но не успел я подобрать эмоцию для этих «глаз» нашего дома, как мне в спину что-то прилетело. Повернув голову, я заметил под ногами дохлого воробья, а на меня сломя голову несся тот самый паренек с фотографии.

– А вот ты и прикатил!

Он остановился в паре шагов от меня.

– Ну привет, Ваня. Ты чего птичками то кидаешься?

– Он летел, но просто уснул...

То был мой единственный здесь друг, не считая, разве что кота и бабушки.

Деревенские дети не особо то и горели желанием общаться со мной, то бишь с городским.

А Ванька для них был кем-то вроде местного дурачка. Иногда ему приходилось быть объектом их насмешек, но чаще всего он всех избегал. Так мы и нашли друг друга: отвергнутый гость и добрый дурачок.

К слову о нём, Ванька и правда был со своими странностями. Просто ходячий мать его, человек-рандом. Бывает, идешь с ним, а он внезапно меняет обычную походку на бег вприпрыжку и начинает юлить вокруг тебя. Или как встанет у столба в стойку «смирно», глядит на небо и поговаривает: «сейчас-сейчас, только вот подзаряжусь и пойдем».

Но самая его интересная черта была не в этом. Любил он собирать всё подряд – монеты, перья, крышки от бутылок, ягоды, ключи… Да в общем-то всё что под руку попадётся. Случалось, достанет из кармана какой-нибудь птичий коготь. И диву даёшься, где он вообще смог такое открыть. За это его и прозвали «Ванькой-собирателем». А я же старался не замечать его странностей. Отнюдь, они казались мне весьма безобидными и даже забавными (правда, лишь до определенного момента). С крыльца донесся бабушкин радостный голос.

– О-о-о внучок приехал!

– Здравствуй, бабушка.

Только я обернулся пригласить моего старого друга заскочить к нам, но его след простыл.

– Ну ты заходи-заходи, чего стоишь то? Обед стынет.

– Иду, иду, ба…

∗ ∗ ∗

Не помню, какой это был по счету день моего пребывания в этом богами забытом месте, но выдался он уж особо жарким. Я лежал на той же кровати поигрывая в age of heroes, под ногами лежал кот-маркиз с высунутым языком, а в воздухе жужжали мухи. Казалось, ничто уже не способно испортить этот момент. Разве что только естественная нужда. Туалет у нас располагался на заднем дворе. Который, выходил в сторону поля и кладбища. Только я начал своё дело, как краем глаза заметил бегущий на меня со стороны леса силуэт.

Силуэт медленно начал принимать очертания несущегося паренька в майке и шортах. «И кто бы мог подумать, Ванька, мать его…». Легкими движениями он преодолел деревянный забор и, эпично перекатившись продолжил бежать через рассаду картофеля.

Добежав ко мне и отдышавшись, он продемонстрировал зеленовато-мутную окаменелость. Чуть больше куриного яйца. На её поверхности слегка пульсировали тонкие похожие на водяную траву нити.

– Ого. Чудная штука! – удивился я, косо посматривая на истоптанную картошку. Дай что ль засниму, друзьям покажу. Благо телефон был всегда у меня в кармане.

Молча кивнув и встав у сетчатого забора, Ваня принял позу цапли. Я выдвинул защелку и сфотографировал его несколько раз, чтоб наверняка. Конечно он и до этого приносил вещички не самые простые, но конкретно этот раз вызвал у меня неподдельный интерес.

– Ну, что? Пошли ко мне что ли, рассмотрим находку твою?

– Не-е. У меня там дела ещё. Промычал он, и направился обратно туда, откуда пришёл. Я последовал за ним.

– Ну хоть подержать то дай!

– Не-а. Себе найди такую же. Кажется, он решил воспользоваться вызванным у меня интересом.

– И где же мне такое искать?

Он остановился, сделал оборот вокруг себя и, указав пальцем в сторону поля проговорил:

– Во-он там. За мной!

– Ну пошли. Надеюсь, это не особо далеко.

Конечно бабушка будет ругаться что я вот так вот, без предупреждения, но любопытство было сильнее страха. Повёл он меня разумеется через самые что ни на есть ебеня. Сначала он настоял на том чтобы мы прошли гусиным шагом через соседский огород. Как же в тот момент я надеялся, что никто меня не заметит. Затем мы проползли через овраг, где он кстати, успел подобрать какой-то жухлый гриб и моментально засунул его себе в рот. Пока, наконец мы не дошли до тропинки в поле. Где он, подустав от своих «ритуалов» перешел на нормальный шаг.

– Ну, долго еще?

– Сейчас, ещё пара «изворотов».

Наверное, так он называл свои пути перемещения. Но я особо и не расспрашивал про них. Ещё с момента первой встречи он давал понять, что расспрашивать и не имело особого смысла. Отвечал он всегда либо уклончиво, либо делал вид что не слышал вопроса, ну или отвечал в своей странной манере речи.

Вскоре мы оказались среди болотистых зарослей ивы. Он повёл меня по деревянному мостику. Еще там, снаружи на поле стояла невыносимая жара. Но здесь в воздухе царила приятная прохлада. Он продолжал вести меня вперёд по шатающейся поверхности досок на воде. Казалось, одно неосторожное движение и эта зеленая поверхность затянет тебя в свои недра.

Мы дошли до края мостика, который выходил на удивительно чистую для этого места водную гладь, окруженную болотной растительностью.

– Ну давай, прыгай, не бойся, оно там внизу прикрепилось!

Пригнувшись, я прикоснулся к поверхности воды. Ледяная. Зачерпнул ее руками, попробовал. Питьевая. Свет не проникал туда дальше пары метров. Похоже на то что это был какой-то подземный источник. Воображение рисовало простиравшиеся снизу сети пещер и всего что там могло находиться. По спине прошёл холодок.

– Ну уж нет, сам туда ныряй, она холодная вообще то. А лучше домой пошли.

– Ну что ты, зассал? Хе-хе. Ну ладно.

Он посмотрел на меня стеклянным взглядом своих голубых очей и задорно произнёс:

– Смотри, показываю один раз!

Легкими движениями он сбросил с себя лишнюю одежду и нырнул в пучину вод предварительно описав круг вокруг себя в воздухе.

«Ну охренеть теперь» Подумал я, сел на краю мостика и принялся ожидать.

Отбиваясь от комаров, я размышлял о том, почему он вообще такой. Может, эти странные действия и правда его к чему-то приводят? Или он просто дурачится ради внимания. Господи, да я ведь даже не знаю где конкретно он живёт, и кто вообще его родители! То ли дело он всегда все появлялся в случайных местах деревни и куда-то внезапно исчезал. На мои вопросы про него бабушка всегда отвечала, что и не видела его никогда. А сейчас, например, он не вылезает из воды. Сумерки медленно спускались на округу. Воображение начало придавать окружающим зарослям всякие формы.

«Бабуля уже наверняка меня ищет»

Вдруг что-то булькнуло в воде справа в паре метров от меня. Я моментально повернулся и увидел прорубающую слой тины и водорослей светловолосую башку Вани. Должно быть, выбрался из другого канала. Я ухватил его за руки и помог выползти на мостик.

-Ну как? Нашёл что-то?

Выглядел он несколько продрогшим.

– Ага. Он в спешке начал натягивать одежду.

– Отлично, погнали домой, меня там заждались уже, наверное.

– Давай-давай. Поспешить бы стоило, хе-хе.

Слова его были несколько настораживающими. По пути он молча достал из трусов камень округлой формы почти не различающийся от того что он мне показывал до этого и всучил мне его в руку.

– Фу-у. Ты сейч… Что это?

Нога порезалась об какую-то траву пока мы шли, но я старался не обращать внимания на это.

– Считай, что подарочек. Только поиграй и отдай, хе-хе.

Я понятия не имел о чем он, но от его слов становилось все тревожнее.

– Ну-у спасибо что ли. Только ты о чем вообще?

– А вот о чём! – он вытащил второй камень невесть откуда и так же положил мне его в руку. Меня буквально обдало успокаивающей прохладой. В багровых лучах увядающего солнца окаменелости переливались и поигрывали красивыми зеленоватыми лучами.

– Ну а теперь пора и драпа… – не успел он договорить, как из кустов позади нас послышалось хлюпанье и шелест листвы. Из кустов в нашу сторону выползало несколько тонких черных щупалец.

По очертаниям в зарослях было видно, что они несли за собой что то отвратительное и массивное, но одного их вида было достаточно, для того чтобы вся спина покрылась мурашками, сердце застучало, а нервная система дала команду «бежать».

Так я собственно и поступил, взяв направление в сторону деревни. А дружок бежал уже далеко впереди меня, подпрыгивая и хохоча, взяв направление в сторону кладбища. А успел он только крикнуть «а дальше сам».


Я бежал до самого края деревни, пока обессиленный ну упал на траву. Посмотрел назад. Вроде и не было никого. Сердце все еще бешено колотилось. В голове кружилось столько всевозможных мыслей, что я уже и не заметил, как оказался на пороге у дома.

Там же меня и встретила бабушка.

– Ты чего так поздно то? Где был?

– Да с друзьями вот играл…

Она оглянула на мои ноги в синяках, порезах и ссадинах. Заболели кстати тоже только сейчас, только сошел адреналин на нет.

– В Футбол наконец то начал играть с ребятами? Вот молодец какой, наконец то забросил телефон свой. Но ты предупреждай в следующий раз. Давай-давай заходи уже, ужин стынет.

∗ ∗ ∗

В ту ночь мне совсем что-то не спалось. Я даже успел внушить себе что произошедшее не более чем плод моего воображения и даже бабке я ничего не сказал про случившееся, мало ли что она подумает. Но что-то тревожило душу. В темноте камни начали пульсировать мягким зеленоватым свечением сквозь карманы шорт. Стараясь не скрипеть железной кроватью, я протянул к ним свою руку. Достал их оттуда, и принялся разглядывать под одеялом.

Гладко-шелковистые на ощупь, они все так же отдавали приятной успокаивающей прохладой. А вид у них в кромешной темноте был просто завораживающим: пульсация травяного цвета отдавалась в небольшое пространство под одеялом и, казалось, слегка искажало его. Пролежал я, так ощупывая и разглядывая их несколько десятков минут, пока не заметил одной странности: в воздухе пропали все звуки. Не было ни привычного пения птиц, ни лая собак, даже сверчки умолки.

Я лежал неподвижно, боясь нарушить эту непоколебимую тишину. Пока это не сделало за меня отдаленное хлюпанье за окном. Что бы там ни было, оно приближалось ко мне.

«И где же ты их взял, проклятый Ванька…»

По мере приближения звуков хлюпов и чего то стекающего на землю, усиливалось и биение этих камей.

Что-то медленно и мерно ползло по двору. Хлюп-хлюп-хлюп…

Каждый «шаг» существа отдавался протяжным чавкающим звуком.

Ноги становились ватными. А на сердце расползалось что-то вязкое и горячительное. «Только бы бабушка не проснулась». За окном было видно, как на округу спустился туман, даже в предрассветном освещении нельзя было что-то разглядеть дальше метра.

Тем временем, источник звуков добрался до входной двери. Благо входа у нас было два: на саму веранду и в дом. Щеколда легонько задрожала легким металлическим звоном. Пульсирование на камнях ускорилось. Оно уже совсем. Последнее напутствие Вани эхом отразилось в голове и тут то я смекнул что нужно делать. Пора вернуть украденное. Легко справившись с щеколдой, тварь принялась ощупывать уже второй запасной засов. Наконец, взяв себя в руки, я постарался как можно тише подняться с кровати. На цыпочках открыв среднюю дверь, я вышел на веранду. Гадкое и покрытое черной слизью верткое щупальце без присосок медленно пыталось открыть засов просунувшись в маленькую щель. Через туман в решетчатом окне удалось разглядеть лишь его кишащую извивающимися червями подобно волосам голову без глазниц, а вместо ротовой полости одна сплошная дыра с расположенными по всей округе острыми зубами. От попыток представить остальные его части меня мутило.

Контактировать с этим не было никакого желания. Благо времяпрепровождение с Ванькой дало свои, «случайные результаты».

Я собрал все силы в кулак и вышвырнул «окаменелости» в окно. С треском и звоном стекла, они пролетели во двор упали навзничь прямиком к этой твари. Туман стремительно начал рассеиваться. Оно отступило, не оставив после себя и следа. На шум выбежала бабка и обнаружила меня хихикающим на полу. Точно и не помню, что я ей тогда отвечал на расспросы. Помню лишь только что на списала это на мое увлечение «всякими играми» и в наказание отняла у меня мобилу. На следующей неделе меня уже забрали в город. А дальше старшая школа, экзамены, универ. В общем, так я с тех пор и не увидел ни бабушку, ни своего друга, ни телефон.

Уложив в голове все воспоминания, вдоволь наигравшись в старые игры и даже просмотрев архив «аськи» я вышел на улицу, дабы еще раз испытать на прочность камеру «кибершота». Стоял теплый летний вечер. Где-то рядом кричали летучие мыши. Я гулял, попутно осматривая деревню.

Заколоченных домов с тех пор стало в разы больше. Наверное, остались то тут одни старики. Я продолжал идти пока не дошёл до крайнего здания деревни–старого советского медпункта. На его фоне располагалось озеро, отражающее закат багрово красного солнца. Красиво.

Открытие крышки, фокусировка, щелчок… В последний момент я заметил появившийся после щелчка силуэт человека, прислонившегося к зданию. Он даже попал на фотку. Я медленно выдвинулся к нему навстречу. Неужели это… Да, все те же светлые кудрявые локоны, но теперь уже в разы длиннее. Меня сверлил взглядом повзрослевший Ванька с легкой ухмылкой на лице.

– Ну что, вернул?

Я легонько кинул ему в руки свой «кирпич», сделал оборот вокруг себя, и попрыгал в сторону заката.


Текущий рейтинг: 60/100 (На основе 35 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать