Приблизительное время на прочтение: 4 мин

Владелец дневника

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Андрей был рад найти эту квартиру. Хоть она и располагалась на самом отшибе города, но зато и его политехнический институт тоже был далеко не в центре – получалось всего двадцать минут на дорогу. «Минус на минус дает плюс» - подумал он, когда хозяин, деловитый, куда-то спешащий мужик, показывал ему обстановку. Одна комната, ванная, в которой Андрей заметил плесень – но зато окна на юг, заливавшие квартиру светом. Да и стоит недорого.

Въехал он мигом, устроился быстро – вещей было немного. Учебники Андрей захотел поставить в шкафе возле стола, в котором на полке стояло полное собрание сочинений Веры Кетлинской и серые мемуары каких-то большевиков.

Кровать стояла спинкой к стене, и спал Андрей ногами к окну, рано просыпаясь от заглядывавшего к нему солнца.

Первые две недели ему хватало места, но на третью пришлось расчищать место под новые учебники.

Именно разбирая старые книги, Андрей наткнулся на неподписанную тетрадь.

Открыв ее, он понял, что это дневник:

«23.03.

В сердцах потратил премиальные на спортлото. То-то дурень.

Весь вечер считал считал свои шансы на победу. Сейчас два ночи. Кровать повернул

1».

«03.24

Испытывал желание исписать весь забор словами «ТАНЬКА ДУРА». Променять меня на Ярославцева?

2».

«03.25

3».

Почерк был маленький, но с огромными большими буквами и резкими крючками. Следующие два разворота были покрыты записями: дата и растущее число. В дате первым шел то месяц, то день. Андрея почему-то это напрягло. Иногда к цифрам прибавлялись какие-то закорючки. Он, студент первого курса, не мог распознать, что же это было такое, хотя значки напоминали еврейский алфавит или какую-то муть из пособия по линейной алгебре.

Еще были аббревиатуры и просто наборы букв:

«04.14 Аналит метод попробовать прим. к П и Р. ОГОР!!!

22».

«15.04

Йхтйгнаи.

23».

Следующие два разворота были покрыты формулами подчистую, формулами, в которых он ничего не понимал, даже операторов.

Андрей перевернул страницу.

«04.21

Ярославцев, сволочь ты научкомовская. Я не удивлюсь, если ты считаешь, что девять женщин родят ребенка за месяц. С опережением графика.

Эргодика требует ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ! Некоторые процессы ускорять нельзя! Нельзя уйти, не выкопав хода! Нельзя вырастить дерево с опережением!

Нельзя за день поспать головой на север два раза и наверстать упущенный день.

"«Бвлмный вщас хвьц» в сем часов"!».

На полях после этого стояло дважды обведенное «29».

А после этого была последняя запись:

"30 дней спал головой на север. В ванной всё подготовил, осталось зачитать:

«Художник запляшет под тканью холста,
Заполнив кишки, набивая уста,
Художник не видит, не видишь и ты,
Где под холстом пролегают ходы»."

Андрей тупо уставился в тетрадь. Она вызывала в нем какое-то иррациональное чувство страха.

Нужно было заземлиться, вернуться к привычному, к нормальному. К чему там владелец тетради готовился в ванной? Вот Андрей и пошел в ванную умыться и проверить.

По пути он заглянул в телефон. 19:02, 29 сентября. Получается, Андрей жил тут уже месяц.

А ведь и правда, в его ванной, на потолке, в некоторых местах была чуть повреждена плита. И если присмотреться, то можно было заметить некую закономерностью том в каких местах её не было – кто-то словно провел очень тонкой иглой, начертив на стенах и полу звезды, сходившиеся лучами в центре комнаты. И ещё эти потёки сырости по углам...

Лишь чтобы доказать себе, что все написанное – чушь, и сбить наваждение, Андрей решил все-таки зачитать.

И вот, встав посреди ванной он заговорил:

«Художник запляшет под тканью холста,
Заполнив кишки, набивая уста,
Художник не видит, не видишь и ты,
Где под холстом пролегают ходы».

Первые пару секунд ничего не происходило, и Андрей сам изумился своей глупости и готов был расхохотаться, но потом что из-под его кожи начинает вылезать что-то напоминающее черные бородавки. Из становится всё больше и больше. Когда они ползут наверх, очень быстро достигая глаз, его зрение становится фасеточным. Он словно становится всевидящим, он зрит во множестве направлений одновременно, в каждом направлении был туннель и в конце каждого из них - невыразимо ужасное место. Ландшафты из плоти, леса мертвых голов, медленно колышущиеся волны живого моря. Он перестаёт чествовать что-либо короче ужасного давления на свои глаза, как будто что-то давит на них изнутри, пытаясь выдавить из глазниц. Давление перерастает в нестерпимое, и он умирает, раздавленный в пасти призванного им Художника.


Текущий рейтинг: 34/100 (На основе 21 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать