Якутия. Legacy

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Yakutia.gif

См. статьи Якутия, Якутия (новые истории) и Якутия («Борук-сорук») — предыдущие части якутских историй

Сап, паранормач, тот самый якут-кун вновь выходит на связь. Без лишних слов — буду потихоньку вкидывать в тред некоторые якутские крипипасты, которые по тем или иным причинам не попали в предыдущие треды.

История первая. Трое[править]

Историю рассказал сельский житель, которому на момент событий было всего восемь лет. Сидел он как-то днём после обеда у себя дома, уроки делал, родителей дома не было. Вдруг замечает краем глаза какое-то движение возле кровати, оборачивается и видит странное: из-за изголовья кровати друг за другом выходят три маленьких пожилых человечка в старинных одеяниях и шествуют мимо него через комнату. По росту все трое максимум метр, дворфы этакие — причём все трое какие-то согнувшиеся, горбатые. С трудом семенят мимо охуевшего от таких гостей мальчика и как бы с любопытством глядят на него, но не думают останавливаться — так и идут по комнате с постоянно обращёнными в его сторону старыми морщинистыми лицами. Так гуськом по диагонали и пересекли комнату, причём к моменту, когда они достигли противоположного от мальчика угла комнаты, их шеи развернулись чуть ли не на сто восемьдесят градусов, чтобы лица по-прежнему держали мальчика в поле зрения. Там они все трое и пропали, буквально шагнув в стену. Мальчик сильно испугался от такого шоу и выбежал из дома на улицу.

А через день сгорел дотла старый соседский дом, который как раз располагался по ту сторону от дома рассказчика, откуда шли эти «гномики». Сам он потом считал, что видел духов-хранителей («иччи») этого самого дома, которым пришлось из-за надвигающегося бедствия покинуть своё обиталище и куда-то мигрировать. Включить заблаговременно съебатор, так сказать.

История вторая. Женщина в белом[править]

Ещё одна классическая архетипичная якутская страшилка, известная с древних времён.

Приехали мужики толпой на широкую поляну-алас на сенокос. Стоял жаркий июльский день, небо без единого облачка, озеро в центре аласа искрится синевой, вокруг зеленеет сочная трава — лепота. Мужики сидели на опушке, точили косы, курили, распределяли участки для покоса, говорили о том о сём — в общем, вовсю готовились приступить к работе. И тут вдруг увидели, как по тропинке, которая вела на поляну с противоположной опушки, вышла некая женщина в белой одежде. Сначала они подумали, что это чья-то жена или дочь, и стали наблюдать с тревогой — ну а хули, до деревни десять км, и без причины в разгар дня срочно на поляну человека не пришлют, вдруг беда какая случилась? Но чем ближе становилась женщина, тем яснее мужики понимали, что она не похожа ни на кого из знакомых им деревенских тянок, да и движения у неё были какими-то резкими, быстрыми, как на ускоренной перемотке. Рослая, дородная, в белом платье, на голове белый же платок, а через плечо перекинута большая коса (инструмент, а не волосы). Сама вроде смуглая, а конкретных черт лица разглядеть не удавалось.

В общем, добралась женщина до высокой травы, сняла косу с плеч, замахнулась — и как начала косить! Трава так и разлеталась во все стороны, женщина со спринтерской скоростью продвигалась вперёд, оставляя за собой идеально выкошенную полосу. Тут нужно заметить, что в Якутии в прежние времена высоко ценилось умение мужчины быстро и качественно косить траву — часто устраивались целые соревнования по этой дисциплине с ценными призами. То есть в глазах мужиков это выглядело так, словно они пришли в качалочку и стали разминаться, а тут пришла какая-то левая баба и стала одной левой поднимать стокилограммовые гири у них на глазах.

В общем, стушевались мужики — и одновременно испытали жжение в области жопы уязвленное самолюбие. Самый борзый решил, что не стоит сидеть на месте, как лошара, а пойти к непонятной бабе и потребовать объяснений, что она вообще забыла на их законной поляне. В общем, он уверенно двинулся туда, где женщина продолжала устраивать траве геноцид, а остальные стали почесывать головы и смотреть, что выйдет из этой затеи. Когда мужик стал приближаться к даме, почесывания затылка участились — раньше фигуру странного косаря было особо не с чем сравнивать на фоне удалённых объектов вроде озера или леса, но чем ближе был человек к ней, тем становилось яснее, что баба не просто здоровенная, а какая-то ненормально высокая — ростом больше двух с половиной метров. Собственно, достаточно быстро это дошло и до самого мужика: он сначала остановился, глядя на гигантскую женщину, которая даже не оглядывалась в его сторону и увлечённо занималась своим делом, а потом почувствовал холодок по спине и побежал обратно к своим.

В общем, рабочий день у мужиков не задался, и они решили втихаря вдоль опушки уйти из поляны обратно в деревню. Уходя, часто оглядывались через плечо и по-прежнему видели энергично взмахивающую косой высокую фигуру в белом и длинную полосу свежескошенной зелёной травы, которая тянулась за ней.

Когда через несколько дней, преодолев понятный мандраж, мужики решили вернуться на поляну, то нашли там всю ту же высокую сочную траву, что встречала их несколько дней назад. Не было никаких признаков того, что её этим летом хоть раз касалось лезвие косы. Так и осталось непонятным, что это за еботу они увидели и что это означало. Обычаев они не нарушали, не пили, не шумели, духов земли по прибытии угостили, так что поводов вызвать неудовольствие местных «незримых» вроде как не было, хотя понятно, что поведение паранормальщины в человеческую логику не обязано укладываться. Сенокос на поляне начался как обычно, и больше этим летом никаких странных событий не наблюдалось.

История третья. Новоселье[править]

Вопрос ОПу от анона: Просто теку от подобных историй о аномальных путниках. Есть что-то еще по типу бутылочных людей и непропорционального всадника?

Кстати, вот ещё что вспомнил про бутылочных людей и прочие дорожные НЁХи. В Якутии считалось, что строить дома впритык к большими дорогам и прочим транспортным колеям так себе идея, потому что по этим маршрутам могут путешествовать не только люди, но и другие сущности, и если чей-то дом находится близко от дороги, то могут заглянуть на огонёк. Очевидно, никто строить дом в двух метрах от какого-нибудь шоссе не будет, но прикол тут в том, что если даже на этом месте когда-то давно была дорога, а потом она по тем или иным причинам исчезла, это вовсе не означает, что всякая потусторонщина перестала по ней шататься. А те, кто спустя время строят на этом месте здание, могут и не знать, что живут на какой-то древней путевой линии.

Помню такую историю, но без особых подробностей. Она не очень похожа на другие дорожные истории, ну да ладно. Суть была в том, что какая-то семья отгрохала дом как раз на месте, где раньше находилась широкая дорога, ведущая через тайгу. Потом с развитием техники транспортные потоки сместились в сторону, дорога заросла, и когда поселок расширился, то новые жилые кварталы стали строить всё ближе к этой зоне. И вот семья наконец-то заселилась в дом и устроила шикарное новоселье с песнями, танцами и прочим. Ближе к ночи, когда большинство гостей разошлись по домам и остались только самые стойкие алконавты, начала твориться какая-то хрень — людей на празднике жизни в какой-то момент стало явно больше, чем должно было быть, причём большинство танцующих-горланящих товарищей были с сильными физическими уродствами: у кого один глаз, у другого рог изо лба торчит, третья вообще голая баба с тремя руками, и т. д. Те из настоящих гостей и хозяев, которые к этому моменту оставались в доме, во-первых, все были сильно пьяны, а во-вторых, как поняли уже позднее, на них нашёл какой-то морок, и они воспринимали всё происходящее как-то отстранённо, как сон или видение, и продолжали веселиться вместе с уродцами. А те со временем совсем разошлись: начали разбивать посуду, ломать мебель, ссать в бочку с питьевой водой. Апофеозом стало то, что с улицы занесли горстями землю и распихали её куда попало, начиная с уцелевших чашек и заканчивая обувью, которая стояла у входа.

Утром люди проснулись с жуткого бодуна. Поначалу каждый считал, что произошедшее ночью ему только привиделось или приснилось, но разгромленный дом и серая почва, оказавшаяся в сосудах и обуви, убедила всех в том, что прошлой ночью действительно «шо-то пошло не так». Семья ещё какое-то время пыталась жить в этом доме, несмотря на то, что после случая на новоселье их предупредили о том, что дом воздвигнут прямо на месте старых торговых путей. Но через год, не выдержав постоянных странных явлений вроде теней по вечерам, голосов ниоткуда, двигающихся самих по себе вещей и прочего регулярного полтергейста, всё-таки съехали, и дом запустел.

История четвертая. Съезд нечисти[править]

Есть в фольклоре такое понятие, как «съезд нечисти» («абааһы мунньаҕа»). Считается, что время от времени местные абасы собираются в каком-нибудь укромном уголке, не посещаемом людьми, и устраивают там совещание по поводу ближайших планов. Встречаются истории про то, как в такие собрания заглядывали случайные свидетели из числа людей. Вот типичная история.

Некий путник в начале XX века возвращался летом из Якутска на коне в свою родную деревню и припозднился, поэтому решил заночевать в старом нежилом балагане на поляне-аласе по пути. Места он хорошо знал, не раз ночевал в этом балагане во время поездок в Якутск, поэтому никаких тревог не испытывал. Прибыл на место, отправил коня пастись по поляне, сам пошёл к балагану. Несмотря на то, что балаган выглядел необитаемым, как обычно — ни света от пламени печи в окнах, ни искр из дымохода, — на подходе к строению путник услышал, как внутри слышны голоса, что-то бурно обсуждавшие и постоянно перебивавшие друг друга. Одновременно с этим он унюхал отвратительный запах, расползающийся из балагана. Человеку стало не по себе, и он не поспешил войти в балаган, а подошёл к окну и, прижавшись к стене, осторожно заглянул внутрь. И правильно сделал — оказалось, балаган кишмя кишит странными сущностями, некоторые из которых выглядели как неосязаемые чёрные тени, другие были вполне материальными, но их внешность при взгляде на них как бы «растекалась», не давая различить конкретные детали. Все эти существа смотрели в центр балагана, где спиной к окну (и, соответственно, нашему герою) стоял некто двухметровый и, не обращая внимания на стоявший в балагане непрерывный галдёж, раскатисто оглашал какой-то список, состоявший из имён людей. По всему было понятно, но этот высокий оратор тут за главного. Вдруг наблюдавший за собранием человек, у которого перехватило дыхание от такого зрелища, услышал, как «спикер» назвал имя знакомого ему жителя близрасположенного села, больного туберкулезом и давно уже прикованного к постели. Тут же находившиеся в балагане существа обступили выступавшего и принялись галдеть с удвоенной энергией:

— … нельзя, его нельзя…

— … у этого слишком мощный иэйэхсит (дух-хранитель)…

— … сколько лет уже не можем доконать…

— … ну его растудыть, бесполезное занятие…

— … ещё не время…

Оратор запнулся и чуть повернулся в сторону, сменив положение, и человек только в этот момент заметил, что тот держит в руках какую-то бумагу и зачитыват список с неё. Вняв протестам участников «съезда», он молча вычеркнул зайца сделал в списке какую-то пометку и продолжил оглашать дальше имена людей, которые, как догадался к этому моменту путник, были выбраны жертвами абасы на ближайшее время. Дальше слушать он не стал, так как некоторые из теней, которые стояли ближе к окну, начали проявлять явную подозрительность и беспокойно оглядываться по сторонам. Человек тихо отошёл от окна и, отойдя буквально на цыпочках на приличное расстояние от балагана, припустил бегом к своему коню, чтобы поскорее покинуть место жуткого симпозиума.

В качестве постскриптума к истории идёт замечание, что тот самый знакомый главного героя, на имбовость которого жаловались абасы, несмотря на болезнь и немощность, прожил ещё много лет до глубокой старости.

Ссылки[править]


Текущий рейтинг: 87/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать