Цапка

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Warning.png
Отдельные материалы этой статьи могут оказать аномальное воздействие, за последствия которого мы ответственности не несём!

Чудовища обитают среди нас. Они реальны так же, как и мы. Я знаю, что это так. Одно из них меня преследует уже очень много лет. Преследует и пытается убить. У этой твари есть имя — Цапка.

Она похожа на человека. Это женщина. У неё спутанные тёмные волосы, серая кожа, будто у трупа. Глаза чёрные, с большими мутными зрачками. У Цапки страшный оскал, или, может быть, у неё нет губ, а просто содранная плоть от носа до подбородка. Я никогда не мог разглядеть этого. Она слишком быстро двигается и не вылезает из тени.

Цапка не одета, а обмотана какими-то грязными тряпками. Я думаю, что это обрывки одежды людей, которых она убила. А её пальцы заканчиваются острыми, как бритвы, когтями. Или, будет правильно сказать, что у неё крючковатые когти вместо пальцев. Мне не удавалось рассмотреть. Цапка обитает в темноте, иногда может показаться в сумраке и никогда не выходит на свет. Она боится света. Есть места, куда это чудовище не может ступать, и поэтому я ещё жив. Например, она не может проникнуть в мою квартиру. Хотя по подъезду Цапка ходит свободно, если нет света. Недавно у нас в доме отключался свет на пару часов, и она оставила длинную глубокую царапину на моей двери. Так она напоминает мне о своём существовании.

О Цапке я узнал ещё очень давно. Мне было лет восемь, когда один бомж рассказал мне о ней. Знаю, это странно звучит, но вы всё поймёте, обещаю.

Сперва расскажу, как я вообще связался с бомжами. Я был ребёнком, мой брат вёз меня на санках домой. Это был тёмный, морозный вечер. Мы жили на окраине города, где всегда были проблемы с освещением во дворах. Фонари висели только над подъездами. И я увидел людей. На них было много грязной одежды, люди были так закутаны, что нельзя было увидеть лиц. Их было трое или четверо. У всех были здоровенные мешки. Люди приблизились к одному из подъездов, кажется, хотели войти, но вдруг у одной из машин на парковке вспыхнули фары, и на весь двор бибикнул сигнал. Из машины высунулся наш сосед и заорал людям: «Э! Пошли отсюда на х…р!». И кто-то из тех странных людей ответил: «Мы уходим». Заходить в подъезд они передумали.

Я спросил брата, кто эти люди, и он ответил: «Бомжи». Люди, у которых нет дома, они живут в подвалах, заброшенных домах, канализационных люках. Люди, которые роются в мусорных баках на помойках.

С того дня бомжи стали для меня самыми интересными людьми из всех. Для ребёнка это не странно. Они казались мне каким-то особым сказочным народом, вроде гномов. Живут отдельно от всех, выглядят как-то чудно. И ведь я не ошибался: позже мне «посчастливилось» узнать в каких разных мирах живут обычные люди и бездомные. У бомжей даже есть свои поверья и легенды.

Хотя что считать легендами? Всё, что мы считаем выдумками, может оказаться правдой.

Я познакомился с бомжами во время прогулки. Они сидели на теплотрассе, где обычно старушки прикармливали бродячих кошек. Двое — мужчина и женщина — сидели на утеплённых трубах. И ещё какой-то дед спал рядом на облезлой шубе. Я не постеснялся, подошёл, поздоровался и спросил: «Вы бомжи?».

Они меня не прогнали и не стали грубить. Но, кажется, я очень не понравился мужчине. У него была редкая борода, глубокие морщины на щеках, будто рубцы. Он мусолил крохотный остаток от папиросы, и его пальцы были рыжие, будто в йоде. Это я запомнил. Скорее всего, тому человеку я показался гадким мальчишкой. Слишком нагло себя вёл, называл их бомжами, то и дело фукал и говорил: «Как тут воняет!». Моя компания была ему неприятна. Наверное, поэтому тот бомж рассказал мне про Цапку. Ведь рассказать о ней — всё равно что заклеймить проклятием.

«Цапка тебя схватит и разорвёт», — сказал он. Я спросил, кто такая Цапка, а бомж ответил: «Ведьма. У неё острые зубы и когти. Она тебя поймает и разорвёт». Женщина, которая сидела рядом, стала говорить своему другу, чтобы он замолчал, и стукнула ему кулаком по горбу. Но было поздно, я уже заинтересовался.

«Когда один будешь в темноте сидеть, она к тебе придёт», — продолжал бомж, ему хотелось меня напугать. Я спрашивал, почему она ко мне придёт. Я не верил, потому что в сказках, которые мне рассказывали, злые ведьмы приходили только к тем детям, которые вели себя плохо. Мне, как и всем, внушали ложь, что надо вести себя правильно, и тогда с тобой ничего не случится. Я считал себя невинным и поэтому не верил бомжу, но мне было интересно узнать о Цапке побольше.

«Меня она не тронет», — уверено сказал я. «Разорвёт она тебя, вот увидишь», — настаивал бомж. «Почему? Я ей ничего не сделал», — мне было обидно, и я чуть не плакал.

«Она к тебе придёт, потому что ты о ней знаешь. Она ко всем приходит, кто её знает. Вот гляди», — бомж раскрыл своё пальто и рубашку без пуговиц, и я увидел разодранную грудь. Это были глубокие раны, покрытые чёрными корками. Его кожа была изрезана, располосована. До того дня я никогда не видел таких ужасных ран.

«Вот как она меня покарябала! Хорошо, что горло не задела», — сказал бомж. Теперь я ему поверил и разрыдался.

Женщина снова ударила бородатого по горбу и сказала ему прикрыться.

«Не бойся ты! Цапка к тебе не придёт. Она только бездомных режет, а таких, как ты, не трогает», — сказала мне женщина.

Услышав, что мне ничто не грозит, я утёр слёзы. Женщина пожаловалась мне, что бездомных все обижают и Цапка тоже хочет сжить их со свету. Про неё надо молчать и никому не говорить, особенно тем, кто живёт на улице, иначе она до них доберётся.

Несколько дней я был под впечатлением от той встречи и не мог молчать. Я рассказал маме, сестре и брату о том, что разговаривал с бомжами. Дома меня за это сильно отругали, сказали, что бомжи могут заразить опасными болезнями, могут ограбить или даже убить. Но мне и самому больше не хотелось с ними водиться.

Про Цапку я вспоминал, но не боялся. Думал, что раз я не бездомный, значит в безопасности. Но как-то раз в подъезде я услышал хриплые, кашляющие звуки. «Кха-а-а! Кха-а-а!», — они доносились из-под лестницы на первом этаже, куда ставили коляски. Там всегда было темно.

Эти звуки показались мне не человеческими и не животными. В другой день я снова услышал «Кха-а-а! Кха-а-а!» в подъезде. Мне стало страшно, и я сказал маме, что боюсь спускаться по лестнице. Когда мама пошла меня провожать, то никаких звуков из темноты не было. Мама заглянула под лестницу и сказала, что там никого нет. Она решила, что я это выдумал, чтобы пропустить школу.

Но я не выдумывал. Это зловещее дыхание я слышал только когда был в подъезде один. И теперь я всегда спускался и поднимался по лестнице бегом, перепрыгивая через несколько ступенек. Я был убеждён: в моём подъезде поселилась Цапка.

Это не все детские воспоминания, связанные с этим существом. Было ещё кое-что похуже.

Ребёнком я много времени проводил на улице. Часто шатался где-нибудь, выдумывал себе игры. Это была ранняя весна, я колотил палкой тонкий лёд на лужах, у меня были насквозь мокрые ботинки, но меня это не беспокоило.

Ко мне подошёл какой-то мальчишка моего возраста и поинтересовался, что я делаю. Вид у него был очень неряшливый. Куртка старая, на плече была дырка и оттуда торчал синтепон. Шапка была ему велика. Штаны все в грязи. Мне подумалось, что этот мальчишка беспризорник. В детстве я считал, что беспризорники — это дети бомжей, а когда они вырастают, то тоже становятся бомжами.

Я спросил у того мальчика прямо: «Ты бездомный?». Он ответил, что нет, и даже обиделся. Чтобы загладить свою вину, я отыскал для него палку, и мы вместе стали раскалывать лёд на лужах.

Неряшливый вид моего нового друга напомнил мне о той встрече с бомжами, и я решил ему о них рассказать. И про Цапку тоже рассказал, про то, как она бомжа всего разодрала, про звуки в подъезде. Ещё и приврал, что видел эту ведьму под лестницей и не испугался, потому что она трогает только бездомных.

Тому мальчишке моя история понравилась.

«А мне рассказывали одну страшилку про черчёнка», — мальчик хотел сказать «чертёнка». Он всегда произносил слова как-то по-своему.

Мы с ним увиделись ещё один раз. Просто случайно встретились на улице. Мальчишка сказал мне: «Я Цавку видел!». Я его поправил: «Не Цавка, а Цапка», а он всё равно говорил «Цавка».

Я спросил, где он её видел. Мальчишка ответил, что на трибунах... В нашем городе есть недостроенный стадион. Стройку забросили в девяностых. Кирпичные здания-трибуны остались. В них есть комнаты и коридоры, заваленные строительным и бытовым мусором. Эти трибуны до сих пор не снесли, они стали притоном, как и любые другие заброшки. Там полно битого стекла и воняет уксусом.

Когда тот мальчишка сказал мне, что видел Цапку, я не хотел идти смотреть, но он взял меня на слабо. Мы спустились к заброшенному стадиону. Мой друг привёл меня к тёмному дверному проёму и сказал: «Вон там я её видел. Она страшная такая... У неё челюсть, как у скелета: зубы торчат. И когти огромные, как ты говорил. Она на меня смотрела и смеялась».

Теперь я боялся смотреть в темноту. А мальчишка потянул меня за рукав, призывая войти внутрь. Я ему сказал, что и шагу туда не ступлю.

Мальчик стал меня дразнить, говорить всякие обидные вещи и сказал, что пойдёт один. Я попросил его не делать этого, а он ответил: «Цавка не может нам ничего сделать. Мы не бездомные» и пошёл внутрь.

Я стоял и смотрел, как он исчезает в темноте. Я слышал его шаги, а потом он воскликнул: «Ай!». Это был крик боли. Всего секунду, и больше не было слышно.

Я стал звать своего друга, но он не отвечал. Только откуда-то из глубины доносились тихие «Кха-а-а! Кха-а-а!».

Вне себя от страха я побежал искать помощь. Рядом была река, и там на берегу несколько мужчин и женщин жарили шашлыки. Увидев взрослых, я подбежал к ним и рассказал, что с моим другом случилась беда. Я не стал объяснять, но очень просил пойти со мной и взять с собой нож.

Мужчины были растеряны, мне не пришлось их уговаривать. Один из них достал фонарик из машины.

Мы пришли к трибунам, и я показал двум мужчинам в тёмный проход. Сказал, что мой друг вошёл туда, закричал и исчез. Мужчины вошли туда и сразу же вернулись, сказали, что там никого нет. Я не поверил, тогда тот, что был с фонариком, подвёл меня к проходу и посветил внутрь. Там правда было пусто. В этом помещении должны были расположить туалеты: кирпичные перегородки были, но никаких других выходов не было.

Мужчины посмеялись. Сказали, что мой друг надо мной подшутил. Крикнул и спрятался в темноте, а когда я побежал звать на помощь, то он просто ушёл домой. Но я знал: его утащила Цапка. Только не мог объяснить куда.

Это всё, что я помню об этой твари из детства. С того дня я больше никогда не видел моего приятеля. Но и вздохов под лестницей в своём подъезде я тоже больше не слышал.

Шли годы, я подрастал и постепенно перестал верить в нечистую силу. Развеялись детские страхи и чувство вины за пропавшего мальчика. Очень долго я считал, что приятель погиб из-за меня, а годы спустя мне стало казаться более логичным, что он и правда меня одурачил.

Забыл я о Цапке и не вспоминал, пока весь этот кошмар не начался снова.

В двадцать пять лет я съехал от семьи. Взял ипотечный кредит, перебрался с окраины города поближе к центру.

Небольшая квартира меня вполне устроила. Мне пришлось увидеть последствия двух неудачных браков моей сестры, поэтому заводить семью я не торопился. Уж лучше завести котёнка. Мне правда было спокойно и хорошо. Но однажды вечером я увидел эти глаза под дверью соседней квартиры…

Дом новый. На моём этаже ещё не всё квартиры распроданы. Поэтому у нас всегда тихо. Справа от моей двери, в конце коридора, пустая двушка. Входная дверь там стоит от застройщика, хлипкая такая, будто из жести. Её и консервным ножом вскрыть можно. А порог под этой дверью прогнулся так, что образовалась большая щель.

Я возвращался домой, уже вставил ключ в замок и вдруг услышал скрежет, будто кто-то скрёб чем-то острым по металлу. Машинально я посмотрел в конец коридора и увидел, что в щели под дверью что-то движется. Это были глаза. Женские глаза.

Я присмотрелся и увидел бледную кожу, желтоватые белки глаз, чёрные зрачки. Кто-то смотрел на меня из щели под дверью. Я знал, что та квартира была без чистовой отделки, даже полы не залиты, никто туда заселиться не мог.

Представляете, как мне было страшно? Я решил, что какая-то сумасшедшая пробралась в пустую квартиру, легла у порога и пялит в щель свои безумные глаза.

Меня подстегнул страх. Я торопливо открыл дверь и влетел в свою квартиру. Мне показалось, что перед тем, как захлопнуть дверь, я услышал: «Кха-а-а!». Но я старался об этом не думать.

Теперь, каждый раз возвращаясь домой, я смотрел в конец коридора. Ничего мне там больше не мерещилось, однако всегда было тревожно.

Устав бояться неизвестно чего, я как взрослый человек решил расправиться со своими страхами. Как-то раз я подошёл к двери и дёрнул за ручку. Хотел проверить, мог ли кто-то забраться в пустую квартиру. Дверь была закрыта. Этого я и боялся.

Желая понять, что произошло в тот вечер, я опустился на пол и заглянул в щель. Вдруг там какая-нибудь кукольная голова или что-то ещё, что могло показаться мне живым человеком. Но я ничего не видел, кроме куска бетонной плиты вместо пола.

Я вглядывался в темноту, стоя на коленях и прижав ладони к полу, и вдруг вспомнил про фонарик в телефоне. Можно же было посветить в щель. Но как только я об этом подумал, из щели резко выскочили длинные острые когти, саданули мне по левой руке и снова исчезли в темноте. Я вскочил и отшатнулся назад. Весь пол был в моей крови. Кисть была рассечена до кости.

Не чувствуя боли, я открыл свою дверь и вбежал в свою квартиру. Обмотав раненую руку полотенцем, я позвонил в скорую. Мне наложили сорок швов.

Я не смог внятно объяснить, как получил такие раны. Сказал, что меня кто-то порезал в моём же подъезде. Настаивал на том, чтобы пустую квартиру проверила полиция. Квартиру вскрыли и обыскали. Внутри ничего не нашли. Никаких следов проникновения. Ещё и заставили объясняться, зачем я приближался к чужой двери.

Рука моя со временем зажила. Только шрамы остались и мизинец больше не сгибается. Я хотел забыть о том скверном случае, но с того дня меня снова начали преследовать шорохи и странные звуки, похожие на вздохи «Кха-ха-ха! Кха-ха-ха!». Они всегда доносились из темноты и сумеречных уголков.

Я снова вспомнил свои детские страхи. Вспомнил Цапку. Старался избегать темноты и больше бывать на людях. Конечно, я не верил, что всё это происходит на самом деле. Сваливал всё на стрессы и недосып. Даже начал принимать успокоительное.

Только один случай заставил меня перестать сомневаться, что мои тревоги не беспочвенны. Был вечер. Я собрался сходить до магазина за продуктами. Вышел в подъезд, а там не было света. Попытался вызвать лифт, но кнопка не загоралась.

Ещё не совсем стемнело, но выйдя через общую лоджию на лестничную площадку, я оказался почти в полной темноте. Интересно, что в тот вечер я был на удивление скептично настроен, и меня это не пугало. Я достал телефон, включил фонарик... а у меня он немного тормознутый, и в те две секунды, прежде, чем вспыхнул свет, прямо перед моим лицом возникла она.

Я увидел Цапку. Эту омерзительную тварь. Её выпученные мутные глаза, всклокоченные волосы, торчащие зубы. Она была совсем рядом — в полуметре от меня, и её когтистые руки уже тянулись ко мне. Клянусь, она бы разорвала меня, но меня спас фонарик. Свет ударил ей в лицо, и она пулей рванулась в темноту.

Я слышал, как это чудовище взвыло, смываясь вниз по лестнице. Фонарик застал её врасплох. Представьте себе: всё это случилось раньше, чем я успел осознать произошедшее. Цапка собиралась меня убить. Боже!

Я убежал обратно домой и просидел до утра, сотрясаясь от страха. В ту ночь я многое успел вспомнить и переосмыслить. Главным для меня был вопрос: если Цапка и правда существует, тогда почему не забрала меня, когда я ещё был ребёнком? Ведь она могла утащить меня под лестницу. Но она оставила меня в покое на много лет и вернулась только недавно. Почему?

Вспомнил я и своего друга, который пропал в заброшенных трибунах. Я перестал слышать дыхание Цапки после его исчезновения. Что если она забрала его вместо меня? Вдруг, рассказав тому мальчику о Цапке, я принёс его в жертву? Тварь удовлетворилась на время, но потом снова нашла меня.

Теперь Цапка не желала от меня отставать. Единственное место, куда она не могла добраться, была моя квартира. Долгое время я спал при свете, если мне вообще удавалось заснуть. Но потом понял, что ко мне домой эта тварь зайти не сможет. Если бы могла, то сделала это, я уверен.

Закрытые двери для неё — не препятствие. Цапка может оказаться в любом тёмном углу. Однажды я видел её глаза в приоткрытом пожарном щитке. Там не могло поместиться существо человеческого роста. Возможно, для Цапки – тьма однородна, как океан, и она плавает в ней, как рыба, оказываясь то там, то здесь. Но не в моём доме. Я ни разу не слышал её в тёмной ванной или на кухне.

Когда я посветил Цапке фонариком в лицо, она, похоже, сильно разозлилась и теперь преследовала меня повсюду. Около моего дома есть кленовый сквер. Я живу на пятнадцатом этаже, и мне хорошо видно его из окна. Однажды вечером, стоя у подоконника, я увидел Цапку в сквере. Она передвигалась мелкими прыжками в тёмных местах, сторонясь освещённых дорожек. А когда я достал телефон, чтобы снять это на видео, она будто это почувствовала и резко унеслась во тьму.

Мне казалось, что я в безопасности, пока нахожусь на свету. И тогда ещё позволял себе выходить на улицу по вечерам, а потом эта тварь швырнула в меня камень... Я возвращался с работы по освещенной аллее и услышал из кустов знакомые хриплые звуки, напоминающие кашляющий смех.

Я остановился, показал в темноту средний палец и сказал вслух: «Ничего ты мне не сделаешь!».

В ответ прозвучал злобный хрип, и в следующую секунду из кустов вылетел камень прямо мне в грудь. Остаток пути я проделал бегом, не помня себя от ужаса. И ещё пару недель у меня потом болели рёбра.

Эта тварь имеет невероятную силу и скорость. Лучше её не злить.

Из-за того, что со мной произошло, я стал затворником. Повезло, что я не потерял работу. Мне разрешили уходить до темноты и брать дела на дом.

Но мои друзья быстро заметили перемены во мне. Я даже в кино перестал ходить — так боялся темноты. И один мой близкий друг посоветовал мне встретится с его знакомой девушкой-психологом. Я отказывался, однако меня убедили, что лучше начать общаться с психологом, пока не пришлось наблюдаться у психиатра.

Та девушка только закончила университет. Ей почему-то самой было интересно со мной познакомиться. Наверное, всегда мечтала кого-нибудь спасти. Она мне даже казалась слегка назойливой, но мы подружились.

Во время первой встречи мы прогулялись в обеденное время. Девушка-психолог сказала мне, что я создаю впечатление вполне здорового человека. И я признался ей, что ужасно боюсь темноты. Она пыталась разузнать, с чем связан этот страх, но, как вы понимаете, я не мог рассказать ей всю правду.

Надо сказать, что эта девушка помогла мне справиться с тревогами, научиться жить с этим. А я ей даже не платил за помощь, только угощал обедами.

Мне стоило прекратить с ней общаться и пресечь попытки докопаться до истины. Она была чрезмерно настойчива и как-то раз уговорила меня выпить вместе вина. Эта девушка любила бывать у меня в гостях.

Мы посмотрели вместе фильм, выпили одну бутылку на двоих. За окном стемнело. Моя подруга попросила проводить её домой. Я сказал, что вызову ей такси, но она ответила, что на такси не поедет, потому что живёт недалеко. Я понял, что она просто пытается выманить меня на улицу и показать мне, что мои страхи только у меня в голове. Знала бы эта девушка о чём говорит...

Мы долго спорили, но в итоге договорились, что я просто выйду в освещённый двор. Мне хотелось доказать ей, что с головой у меня всё в порядке. Мы вышли на улицу, сели на скамейку на детской площадке. У меня во дворе несколько ярких фонарей, но мне всё рано было не по себе.

Я говорил, что лучше останусь при своих страхах, чем стану делать то, что она говорит. А девушка уверенно и высокомерно отвечала мне, что я типичная жертва: создал себе уютный мирок и сижу в нём, всё больше и больше отдаляясь от общества.

Может быть, она использовала свои психологические приёмы, чтобы спровоцировать меня на откровенный разговор. Я не выдержал и сам не заметил, как начал рассказывать ей о своём детстве, про встречу с бомжами, про то, как меня напугали историей про Цапку, про исчезнувшего пацана. Я даже рассказал девушке, что видел Цапку в своём подъезде, не боясь, что она подумает, будто я совсем сбрендил и у меня галлюцинации.

Подруга выслушала меня и тут же начала объяснять всё своими умными словами. У неё на всё были умные слова. Она сказала, что мои детские страхи сидят очень глубоко и управляют мной. Мой страх темноты настолько сильный, что мне чудятся жуткие образы в темноте.

И я почти ей поверил. Но когда девушка сказала, что я должен встать и войти в темноту, мне не захотелось рисковать. Тогда она решила доказать мне, что темнота сама по себе не опасна.

Девушка вскочила со скамейки и поманила меня за собой. Она была на взводе от вина. Я не поддался и остался на месте. Но девушку это не остановило, она перелезла через ограждение детской площадки и побежала прямо в сквер, в то место, где не было фонарей.

Я запоздало понял, что наделал. Девушка теперь знала о Цапке и тоже была в опасности. Я закричал «Стой!», но было поздно. Она уже исчезла в темноте.

Я подбежал к ограждению, однако мне не хватило духа побежать за ней. Я просто стоял и ждал, что девушка выйдет из темноты с самодовольным видом и ещё раз скажет, что все страхи только у меня в голове.

Но я услышал её вопль. Это услышали и другие люди во дворе. Несколько ребят подбежали ко мне и стали спрашивать, что произошло. Я видел не больше чем они, но знал: на мою подругу напала Цапка.

Я думал, что больше никогда не увижу эту девушку. Только на этот раз Цапка не забрала свою жертву, а оставила растерзанное тело.

Один из подростков, светя телефоном, пошёл смотреть, что случилось в кленовых зарослях, а потом вылетел оттуда, согнулся, и его вырвало на асфальт. Всё и правда было ужасно. Много крови, вспоротый живот, раскиданные внутренности... Цапка не пощадила девушку.

Полиция допрашивала меня и ребят. Все мы описали одно и тоже.

Полицейские сделали вывод, что девушку разорвали бродячие собаки. Я сказал им, что это чушь. А они мне сказали, что стая бешеных собак способна загрызть человека за две минуты, и что собак надо отстреливать, а не стерилизовать и отпускать, как сейчас это делают. И если даже это были не собаки, то и не человек, а какой-то зверь.

Но откуда диким зверям взяться в городе? Мои туманные намёки они не слушали.

После того, что произошло, Цапка оставила меня в покое на пару недель, а потом я снова стал слышать повсюду её хрипы. Я виню себя за то, что случилось с моей подругой, и иногда жалею, что Цапка не убила меня вместо неё.

А зачем я вам всё это рассказываю? Думаете, я хочу принести вас в жертву, чтобы эта тварь отвалила от меня ещё ненадолго? Нет. Всё совсем наоборот. Сначала я решил, что проживу свою жизнь, прячась в своей квартире, и ни одной живой душе больше не расскажу о Цапке. Но потом я подумал вот о чём: вдруг если все будут о ней знать, тогда она перестанет нападать на людей?

Цапка прячется в тени и убивает тех, кто о ней знает. Может быть, она больше всего боится того, что слухи о ней распространятся. Она не сможет добраться до всех. Вдруг это её уязвимое место?

Теперь, когда вы знаете о Цапке, расскажите о ней всем своим друзьям и знакомым. Даже если они не поверят, предупредите их. Остерегайтесь темноты и держите фонарик наготове. Я верю в то, что Цапка будет бессильна, если все будут знать, что чудовища существуют.

Только держитесь на свету и не оставайтесь одни. И не молчите. Пусть все знают её имя.


Автор: Влад Райбер

Текущий рейтинг: 84/100 (На основе 27 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать