Приблизительное время на прочтение: 15 мин

Фонд биологических связей

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Litchi Claw. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Привет всем, кто меня читает. Сразу говорю: должен писать быстро, потому что понятия не имею, буду ли завтра помнить, о чём вообще хотел сказать. Так что заранее извиняюсь за «неровный почерк».

Так. С чего бы начать.

Они называют себя «Фонд биологических связей». Знаю, звучит тупо, мне тоже так кажется. Но тут как — я думаю, они мимикрируют. Набрали у человечества умных слов, выбрали те, которые более-менее им отзываются, и используют. Как нейросеть.

Кто они такие на самом деле — я понятия не имею. Точно не люди и даже не животные. Скорее грибы, но разумные. Может быть, инопланетяне. А может, вполне коренные жители Земли и были здесь всегда, просто о них никто не мог рассказать. Вы потом поймёте, почему.

Водятся они, если честно, где угодно. Я сам не подозревал об их существовании, а потом понял, что всё это время они были у меня под носом. Прячутся на виду у всех. Если не присматриваться — не заметишь.

Я так понимаю, обнаруживают их чаще всего случайно. Ну, лично у меня получилось так.

Нам с Ленкой, подругой моей, было лет по пятнадцать. Мы были абсолютно безбашенные, весь мир по колено. Постоянно искали ощущений на задницу. И вот Ленка добыла… да нет, не наркотик, по крайней мере ни на что из известных не похоже. Больше напоминало какую-то моцареллу, я ещё шутил, зачем ты притащила мясо муми-троллей.

И зачем-то решили мы эту штуку сожрать прямо посреди улицы. Питер же, кого стесняться. И вот стоим мы, жрём её, и тут к нам подваливают менты.

Ну, Ленка тут же бежать. Я за ней. Может, ничего страшного и не было бы, просто бы обшмонали и ничего не нашли, но у неё, видимо, очко заиграло. А я так, побежал за компанию, не бросать же даму в беде.

Может, нас уже вштырило, может, ещё чего, но пришла нам в голову гениальная идея укрыться на питерских крышах. Там как раз неподалёку была открытая, ну, мы добежали, юркнули в парадную и наверх. Менты за нами — вот странно, обычно они так активно не преследуют.

Пробежали через технический этаж, распугали голубей, вылезли наверх. А в старом фонде как — дома же соединены, и с одной крыши можно перебраться на другую. Ну, мы и попёрлись по ним гулять подальше от стражей порядка. Повторюсь, были тупые и безбашенные, сейчас я бы на такую авантюру не решился.

Особенно после того, что случилось с Ленкой.

Это была уже какая-то там по счёту крыша, и тут у неё подвернулась нога, и она ухнула с края во двор. Там был такой двор-колодец, то есть просто так в него не попадёшь. Только из дома. А дом, если что, был заброшенный, но это я уже потом понял. Входы заварены, короче, как часто бывает с забросами в старых районах.

Ну вот, Ленка упала в этот колодец. Я пересрал так, что чуть за ней не свалился. Высоты там — шесть этажей, если не повезёт, можно убиться и насмерть.

В общем, ползу такой по крыше, думаю, как туда спускаться, кого вызывать, что сказать скорякам и ментам… и тут она зовёт меня снизу.

— Прыгай, — кричит, — тут хорошо!

И голос радостный такой.

Тут я пересрал ещё сильнее. Даже если предположить, что она каким-то чудом осталась цела — в смысле «прыгай»? Куда прыгать, с крыши, что ли?

У меня за полминуты в голове проскочил десяток версий одна другой бредовей. Это привидение меня зовёт. Там сидит какая-то тварь и хочет меня сожрать. Меня решили разыграть. Я сошёл с ума и слышу глюки. Чёртова моцарелла, или что это было, таки дала в голову, и теперь моя нервная система показывает мне мультики.

Последняя версия была даже правдоподобной, так что я немного успокоился. Но Ленку, жива она или нет, всё равно нужно было вытаскивать.

И тут я увидел лестницу. Вроде пожарной, но непохожую: она была какая-то… я не знаю, как из пластилина сделанная, но при этом твёрдая и прочная.

Вот только минуту назад лестницы там не было.

Я вспомнил про недавний глюк, поэтому сначала решил затестить. Потрогал ногой, рукой — да вроде реальная. Ну, и полез вниз.

А там они.

И Ленка среди них, счастливая, как ребёнок. Целая, конечно, зачем им труп-то.

Как потом выяснилось, они её на шляпки поймали и аккуратно опустили на землю. Меня бы тоже поймали, если бы я послушался и прыгнул-таки.

Ну да, на шляпки. Я уже потом понял, что они, в принципе, могут принять любую форму в зависимости от того, кто на них смотрит. Так что не знаю, была это их настоящая внешность, или они выудили у меня из головы наивные представления о том, как должно выглядеть нечто чудесное.

Но я увидел разноцветный мох, в котором светились фейские такие огоньки, а посреди мха — высокие фигуры. Совершенно не антропоморфные, я не знаю, как описать. Представьте себе гриб-медузу. Или гриб-ската. И всё это переливается, шевелится и пульсирует.

И всё такое яркое, разноцветное, как на иллюстрациях в детских книжках. Погуглите всякие сказочные обои на рабочий стол — вот по ощущениям похоже.

Скажу честно, меня чуть не стошнило от этого буйства красок. А потом подумал: всё, допрыгался, психонавт малолетний. Вот тебе и мультики.

Но Ленка-то живая! Или тоже глючится?

А потом они со мной заговорили, и я всё понял.

Вот так я с ними и встретился в первый раз. Но далеко не в последний.

Они дружелюбные вообще-то. Даже очень. Когда с ними общаешься, возникает ощущение, будто играешь в какую-нибудь милую детскую игрушку, настолько они мягкие и плюшевые. И обаятельные — заболтают так, что моментально перестаёшь всего бояться.

Да и зачем бояться, если любое твоё желание может исполниться.

А, стоп. Про это я не рассказал. В общем, они исполняют желания. Как золотая рыбка. Говорят, что таким образом «познают мир», что бы это ни значило. Взамен ты должен… эээ, есть их плоть.

Знаю, стрёмно звучит, но вообще-то это та самая «моцарелла», которую тогда добыла Ленка. Мы потому их и нашли, и увидели. И лестница тоже появилась из-за моего желания спуститься.

Тогда мы с ними поговорили. Я всё ещё частично думал, что это глюк, поэтому вообще не боялся. Ну, подумаешь, разумные грибомедузы называют себя фондом биологических связей и выглядят как персонажи из кислотного мультика. Ничего необычного.

Сейчас вспоминаю, хотя уже смутно, и понимаю, что они очень, очень настойчиво советовали нам пользоваться их, так сказать, услугами. И да, если у вас появились ассоциации с наркодилерами — именно так всё и было.

Но тогда мы об этом не задумывались. Всё выглядело как взаимовыгодное сотрудничество. Мы получаем всё, чего хотим, а они смотрят на мир нашими глазами. Кажется, так они это сформулировали. В общем, у меня сложилось стойкое впечатление, что мы проглатываем нечто вроде грибницы, и так они принимают от нас информацию.

То есть, мы их вроде как обучаем. Они получают знания, мы — желания. Всё честно и очень комфортно для всех.

Очень комфортно — это их главная фишка. Когда с ними общаешься, тебе совершенно не страшно, не тревожно, ты как будто смотришь на милого котика. Вроде и понимаешь, что перед тобой нечто, чего в этом мире вообще быть не должно, но как-то на это всё равно. Подумаешь. Люди страшнее.

Да, про людей. Они предупредили, что за нами будут охотиться. Я так и не понял, что имелось в виду. То ли какие-то спецслужбы. То ли просто обычные люди, которые чувствуют, что с нами что-то не так, и хотят убить нас, повинуясь им самим неясному стимулу.

Сейчас я понимаю, что это был ещё один аргумент, чтобы убедить нас загадывать желания. Не исключаю, что этих людей они натравливали на нас сами.

Они вообще могут много. Сделать лестницу буквально из ничего. Телепортировать тебя куда-то. Дать вечный абонемент на бесплатную пиццу. Обычно это всякие мелочи, но удобные и полезные.

Сразу уточню про желания вида «жить вечно» или «мир во всём мире». Тут важен масштаб. Сколько ты съешь их плоти, настолько «большое» желание сможешь загадать. Уж извините, я бы с радостью остановил войны и победил рак, но я чисто физически не смогу сожрать гриб размером с пятиэтажку. Такое вот ограничение.

А вот финансовое положение мы быстро поправили. Когда я поступил в вуз, по всему факультету ходили слухи, что я выиграл квартиру в лотерею — ну откуда ещё у нищего студента двушка в крутом ЖК? А всего-то нужно было съесть… я не помню, сколько. Но живот потом болел долго.

Общаться с ними было до неприличия просто. У вас бывает такое, что вы проходите по улице и видите какие-то неприметные ларьки, киоски, стоечки, где чёрт возьми что продаётся? И вроде непонятно, были они вчера или нет, а вроде и всё равно, кто их будет считать. На них даже внимания особо не обращают.

Прячутся у всех на виду, да.

Подходишь к такому ларьку или стойке, говоришь: я за желанием. Тебе дают кусок «моцареллы». Ты съедаешь и загадываешь. Готово. Тут главное — не всматриваться в лицо продавца, а то есть риск подвиснуть и забыть всё, что хотел пожелать.

Исполняется всё обычно сразу, изредка с задержкой до суток — это если что-то крупное. Без фигни и «злых джиннов». То есть, загадаешь золотой слиток — получишь именно кусок золота, а не одноимённое мороженое. Они своё слово держат.

Но, если бы всё было настолько круто и хорошо, я бы это не писал, правда?

Первое время после договора с ними я был на седьмом небе. Просто чистая эйфория. Я ощущал себя хозяином мира, не меньше. Любая еда, шмотки, билеты на закрытые концерты, а если надо — то и чего покруче. Понимаете, если твои желания регулярно исполняются, даже если они все мелкие — всё равно начинаешь ощущать себя всемогущим. Рай, а не жизнь.

К этому очень быстро привыкаешь. Доходишь до того, что начинаешь загадывать желания буквально для всего, даже если это можно решить как-то иначе.

Помню, матушка на меня как-то наехала, потому что в упор не понимала, откуда я беру деньги. Решила, что я связался с какими-то бандитами. И что, вы думаете, я сделал? Поговорил, заболтал? Да зачем, это слишком сложно. Пошёл к ближайшей стойке и загадал, чтобы мама больше не интересовалась, откуда у меня это всё.

И сработало. Она больше не спрашивала ни про деньги, ни про имущество. Просто вела себя так, как будто это нечто само собой разумеющееся. Потом я ещё не раз повторял этот трюк с людьми, с которыми начинал общаться слишком близко.

А сколько раз я приходил к ним, чтобы вернуться домой после развода мостов! Я уже даже не вспомню, счёт идёт на десятки.

И всё это без каких-то негативных последствий для себя. Ну, мне так казалось.

Первой забила тревогу Ленка. Она, понимаете, с самого начала была любопытнее меня. Пыталась с ними общаться о всяком, интересовалась, расспрашивала про «фонд» и про их существование. Никогда не получала никакой конкретики, но попыток не бросала.

И тут она врывается ко мне посреди ночи, глаза — как монеты, вся встрёпанная, и волочит за собой какую-то незнакомую бабу. Я, понятно, охренел, спрашиваю — что случилось.

В общем, баба эта оказалась какая-то блаженная. Не могла внятно ответить ни на один вопрос, постоянно витала где-то не тут, фразы произносила невпопад.

Ленка уверяла, что встретила её в магазинчике, где эта баба покупала у них желание. И что это уже не первый раз: она видит таких людей, и все они какие-то… с прибабахом.

Короче, её теория была в том, что «фонд» делает с нашими мозгами что-то нехорошее.

Я тогда… ладно, будем честны. Я не то чтобы не поверил — не захотел поверить. Если бы я с ней согласился и насторожился, это бы означало потерю практически безграничной халявы. Естественно, я такого не хотел.

Мы тогда разругались, она вместе с этой тёткой убежала куда-то в ночь, и какое-то время мы не общались.

А, да, вот ещё что. Баба эта — она выглядела полностью счастливой. Вроде как, знаете, ничего нет, одета в какие-то обноски, двух слов связать не может, а ведёт себя так, будто находится в раю.

Я предпочёл для себя думать, что она просто наркоманка. Слишком много просила у «фонда» вещества, допросилась и поехала крышей.

И так и думал, и жил спокойно. А потом не смог вернуться домой.

Я многое забыл с тех пор. Мозги правда начинают отказывать. Но вот этот момент ужаса помню очень ярко: я стою посреди улицы, думаю, что надо идти домой, и совершенно не помню, куда.

Ладно бы просто адрес — я не помню, как выглядит мой дом. На что похожа моя квартира. Есть ли в ней спальня, что у неё на потолке. Ничего.

Может, я бы сориентировался. Не знаю, позвонил бы матери, спросил, как добраться. Притворился бы, что я в говно. Но, как будто этого было мало, на меня из подворотни вырулил какой-то хер с явно недобрыми намерениями.

Ну, и вы понимаете. Я сразу вспомнил их слова о том, что на нас будут охотиться. Метнулся к ближайшей лавке и телепортировался домой.

А потом час сидел с квадратной башкой, осматривал совершенно незнакомый интерьер и не понимал, как это вышло. Почему я его не помню.

Тут же полезли в голову всякие мелочи, которым я раньше значения не придавал. Как матушка постоянно ругалась, что я забываю дни рождения родственников. Как я на паре обнаруживал, что экзамен завтра, а я не помню о его существовании. Разумеется, такие вещи благополучно решались через «фонд». И всё было в шоколаде.

И вот на последней мысли я очканул. Понял, на что это похоже.

Я позвонил Ленке: тут же вспомнил, что она тогда говорила. А она… сначала не узнала меня, а затем начала нести какую-то околесицу. Про какие-то невидимые нити, связи, которые нас всех опутывают, про то, что нас много и мы все — биологическая сеть. В общем, суть была в том, что мы превращаемся в безмозглую грибницу.

Звучало, конечно, красиво и страшно, но пользы от этого было немного. Я спросил её, что делать. Она как-то мрачно рассмеялась и ответила в духе «теперь уже ничего».

Ну не может ведь так быть, подумал я. Окей, я подсел на желания, а теперь так же с них слезу, пока не забыл чего-нибудь важного. Как ходить, например.

И вот тут-то самое веселье и началось.

Помните, я говорил, что они сильно заинтересованы в том, чтобы мы загадывали желания? Так вот. Я нихрена не осознавал, насколько сильно.

Три дня без желаний — и меня ломало как тварь, а продавцы из невзрачных киосков провожали меня взглядами.

Пять дней — они начали меня звать. Неделя — один из них вышел, сука, прямо передо мной и схватил за руку, а потом предложил загадать желание! Как те чайные промоутеры несколько лет назад. Только хуже. У промоутеров хотя бы лица были, и пальцев нормальное количество.

Самое мерзкое — что это не было страшно. Я только в те дни понял, как важен страх. Он бережёт нас от опасного. Видишь опасность — боишься, получаешь стимул, бежишь. Спасаешься.

А тут — стоит перед тобой безлицая страхолюдина, мягонько так, дружелюбно убеждает купить желание, я ведь хочу, ничего плохого в этом нет, всё нормально. Смотришь на него, и по эмоциональному отклику — ну чисто котёночек. Никакого страха, только тепло и умиление.

Потом, когда желание уже загадано, приходят осознание и ужас. Но уже поздно.

Я так ловился не раз. Не помню, сколько конкретно. Потом клялся себе, что больше не поддамся — и поддавался.

Дальше — больше. Подозрительные типы начали преследовать меня на улицах. Видимо, те самые, о которых они говорили. Преследовали они настырно, неутомимо, и убежать от них можно было только одним способом. Догадаетесь с одного раза, каким?

Ну вот.

Я однажды рискнул и не стал убегать. Встретился один на один. И вот честно скажу: я рад, что не помню подробностей. Но было очень плохо. Прямо очень.

А ещё я вторую неделю живу в хостелах, потому что не помню, как добраться домой. Я вёл записи на этот случай, но сейчас я просто не могу прочитать адрес. Загадывать желание не хочу из чистого упрямства: слишком дешёвый трюк, чтобы на него вестись.

Адреса хостелов я тоже забываю, поэтому каждый раз прихожу в новый. Кажется, я уже недосчитался так нескольких вещей, забытых в номерах.

Ленка была права. Мы теряем больше, чем получаем, и не осознаём этого до самого конца.

Я, кстати, не помню, как она выглядит. А ещё не помню имени своей матери — но, слава богу, пока хотя бы осознаю, что она есть.

И я понимаю, что они меня не отпустят. Как не отпустили Ленку, и ту женщину, и бог весть кого ещё. Не мытьём, так катаньем, сладкими речами и реальными угрозами они будут вынуждать нас загадывать желания снова, и снова, и снова. А потом…

Я не знаю, что будет потом. Может быть, мы действительно превратимся в грибницу, и из нас вырастут новые фейские круги в дворах-колодцах. А может, мы просто исчезнем. Как личности. Станем слюнявыми идиотами, а наши украденные нейронные связи «фонд» пустит на своё расширение.

Понимаю одно. Они явно существуют уже не первый год. Если за всё это время о них не стало известно обществу — значит, люди сходили с ума раньше, чем успевали рассказать. Я, если честно, и сам не понимаю, почему не говорил о них все эти годы. Может, из жадности. А может, они сами не хотели — а я думал, что это мои мысли. Не знаю.

Одно могу сказать — сейчас меня ничего не держит и не запрещает. Поэтому я, собственно, и пишу этот текст.

К чему я вообще накатал эту телегу? С одной стороны — хочу предупредить, чтобы не ввязывались. С другой — меня преследует гаденькое чувство обиды на судьбу. Я ведь прекрасно понимаю, что кто-то из прочитавших захочет попробовать. И попробует ведь, и найдёт. Они всегда показываются тем, кто хочет их найти.

И никакие страшные истории про поедающую разум грибницу людей не остановят.

Я плохой человек, если чувствую от этой мысли странную радость?

Хотя ладно. В конце концов, я ни к чему не призываю и честно расписал все негативные последствия. Могу даже прямым текстом сказать: держитесь подальше.

Остальное за вами. Моё дело — дать информацию. Как ею распорядиться — уже ваше решение.

Их зовут Фонд биологических связей, и мы есть везде.


Текущий рейтинг: 86/100 (На основе 104 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать