Три пальца

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Когда-нибудь я сломаю этот телефон. Сил нет слушать его трели, наверно стоит ответить. Хотя... Нет! Не буду отвечать, лучше поглубже зарыться в подушку. На том конце провода сидит мой товарищ Василий, мучимый очередной гениальной идей. В последний раз его идея заключалась в том, что бы почувствовать себя настоящим диггером, в связи с этим пришлось лезть в канализационную систему города. Мне потом долго снились те огромные крысы, которые охотились за нами, и еще мне казалось, что от меня все время воняет. А потому нет! Отвечать не стану.

Наконец-то замолчал, можно выбираться из своего убежища. Пожалуй, стоит проверить, не завалялось ли чего-нибудь интересного в холодильнике со вчерашнего дня. Сладко позевывая и потягиваясь, топаю на кухню. На кухне по-прежнему пусто и от того грустно. Да-а, зря надеялся. Погода за окном тоже не радует, моросит противный дождик. Выходные начинаются не слишком радужно. Хорошо хоть чай есть.

— Валька, открывай!!! — это Вася, уже колошматит ногой в дверь. Вот настырный, и когда только успел до меня добежать, шустрый.

— Иду, иду. Перестань орать, а то соседи милицию вызовут. Наверное.

— Валька, ты чего трубку не берешь, я звонил, звонил, — заканючил Вася, потирая ушибленную ногу, он как всегда о порог запнулся, горбатого могила исправит.

— Спал, — пожимаю я плечами. Мой друг уже отвлекся от меня, пристально изучая содержимое моего холодильника, не думаю, что оно его порадует.

— Ну и что ты от меня хотел в мой законный выходной? — сажусь на край стола, попивая чай, и пытаюсь изобразить как можно более суровое выражение лица. Вася выныривает из недр моего холодильника. Вот гад, жует что-то. Там же ничего съедобного не было...

— А-а-а! Сволочь, плюнь, плюнь сейчас же!!! Этой колбасе уже два месяца!!! Отравишься!!!

Подскакиваю к Васе и пытаюсь разжать челюсти, но уже слишком поздно, он ее проглотил.

— Если ты умрешь, я тут совершенно не причем. Кстати, было бы не плохо, если бы ты умер где-нибудь не здесь.

— Вообще-то я к тебе по делу! — Важно и как ни в чем не бывало, заявил Василий.

— Ну, кто бы сомневался...

— А?

— Так что ты хотел?

— Хотел, что бы ты мне составил компанию в одном важном деле! А именно: ты должен пойти со мной на кладбище сегодня ночью!

— Нет!

— Почему?

— Во-первых, не хочу! Во-вторых, все твои идеи бредовые, а в-третьих, идет дождь!

— Во-первых, у тебя нет выбора, во-вторых, не пойдешь, я намеренно умру тут от колбасы, а в-третьих, к ночи дождь прекратится.

— Я подумаю, — сдался я, здраво рассудив, что он и вправду решит тут помереть, если вспомнить, как плохо выглядела та колбаса. Надо будет запомнить, что нельзя хранить такие опасные вещи в холодильнике.

— Я вечером забегу, поэтому готовься и не вздумай смотаться! — объявил Васька и бодро потрусил к выходу, оставив меня в раздумьях о том, почему я в очередной раз согласился участвовать в очередной Васиной авантюре? Интересно, кем он возомнил себя на этот раз? Гробокопателем? Или кладоискателем? Хлопнула дверь. Я допил чай, еще немного посидел на столе. Делать нечего, придется тащиться в магазин.

Я так и знал на улице хуже некуда, влага так и норовит забраться за шиворот, не смотря на зонт. А мне еще, наверняка, вечером предстоит посетить кладбище. После того как Вася ушел, у меня возникло чувство, что я что-то у него не узнал, что-то не спросил. Ну да ладно, может, к вечеру вспомню, а пока надо выбрать что-нибудь съестное.

Ох, ну и зачем я пошел голодный в магазин? Накупил столько, что еле принес домой, а главное бюджет серьезно подорван.

Проклятый телефон, опять надрывается. Не ужели Вася прознал, о том, что мои запасы провизии изрядно увеличились?

— Слушаю,— устало сообщил я, готовясь выслушать очередную бредовую идею приятеля. Тишина.

— Слушаю. Алло! — снова тишина, — как хотите, — вешаю трубку.

Возвращаюсь на кухню к своим припасам, их надо разложить в холодильнике и по полкам. Странно, что-то я не припомню, что бы покупал тушенку, терпеть ее не могу. Васька слопает, ему-то все равно. Я опять вспомнил колбасу... Может, и не плохо, что он ее съел. К вечеру его будет мутить, и мы никуда не пойдем. Я злорадно улыбнулся, надеюсь, это отучит его шарить по чужим холодильникам.

Опять телефон. Что-то не нормально оживился он сегодня.

— Слушаю

Тишина.

— Алло, — я начинаю терять терпение. В трубке послышался треск.

— ...е... ди... ад... ще...

— Что? Повторите, не слышно, — треск усилился.

— Не ходи на кладбище. Предупреждаю... не ходи. — хриплый голос прорывался сквозь треск. Короткие гудки.

— Что за дурь?!! — нервы не выдержали, и я со злостью выдернул шнур из розетки, спихнул телефон с тумбочки, кажется, он разбился. Полегчало. Адское изобретение, от него одни проблемы. Надо было его еще утром отключить, когда Василий трезвонил. Пойду, пожую чего-нибудь вкусненькое, зря, что ли по такой погоде таскался в магазин.

Почему-то когда плотно поешь, всегда клонит в сон. Вот и сейчас разморило. Проспал до самого вечера. Скоро Вася придет, надо собраться, что ли.

Стоило только вспомнить, и он, пинает ногой в дверь, и когда только отучу его это делать? Может капканы на дверь прикрутить, глядишь и отучиться.

— Фонарь есть? — по деловитому, вместо приветствия, осведомился мой приятель.

— Где-то был.

— Ищи быстрей, а то не успеем!

— Что кладбище закроют?

— Не, это не закроют, оно заброшенное.

— Хмф, ты всегда умел выбирать места для развлечений. Если не закроют, то куда спешим?

— До полуночи не успеем, оно далеко отсюда.

— Ух, нашел.


— Долго нам еще? Я устал. Вася, ты меня слышишь? — мне надоело месить грязь в поисках невесть чего, я, наконец, вспомнил, что хотел у него спросить. Меня смущало, что я толком не знаю о цели нашего ночного путешествия, но Василий стоически молчал и ни за что не хотел признаваться. Мы уже битый час ходили кругами среди покосившихся крестов и разбитых надгробных плит, а Вася все повторял: не то, не то. А когда же будет то? Дождь, кстати, так и не прекратился.

— Вася, я все хотел у тебя спросить. Зачем ты мне сегодня звонил, и отговаривал идти на кладбище, если все равно сюда пришли? Или ты мне атмосферу создавал, что бы интересней было? Вася? — оглядываюсь, этого оболтуса нигде нет. Мда, куда же мне теперь идти? Я уже давно заблудился. Что-то мне не по себе, и еще так некстати вспомнился тот неприятный звонок. Фонарь замигал. Неужели батарейка садится? Ну вот, погас. Все один к одному. Что же делать? Липкий страх неспешно окутывает сознание, путает мысли, ноги становятся ватными. Вздрагиваю от каждого шороха. Это уже паника, в голове бьется мысль: неужели я тут и останусь? Я упал на колени, ноги совсем не держали, и пополз прямо. Сколько это длилось, не знаю, кажется, целую вечность ползаю по грязи, ударяясь о плиты и кресты, путаясь в корнях кустов. Меня коснулось что-то не вообразимо холодное, забралось под штанину. Я в ужасе рванул со всех ног от этого. Бежал, не разбирая дороги, поскальзывался, запинался, падал снова вставал и бежал. Бежал до тех пор, пока хватало сил переставлять ноги, до тех пор, пока грудь не стала разрываться на части от каждого вдоха. Почти теряя сознание, рухнул в яму. Наступило какое-то безразличие, не было больше сил бежать, не было больше сил паниковать. Дыхание медленно выравнивается, мысли перестают, бешено скакать, возвращается способность спокойно оценивать ситуацию. Попытался подняться, под собой нащупал что-то мягкое, теплое. Ни чего не видно, что же это? Продолжаю ощупывать то, на чем сидел. Рука наткнулась на какой-то продолговатый цилиндрический предмет. Вот повезло, фонарь. Луч света выхватил знакомую куртку. Сердце сбилось с ритма.

— Вася... — еле слышно позвал я, — Вася, это ты? — протягиваю трясущуюся руку к телу распластавшемуся рядом. Тяну за куртку, она выскальзывает из судорожно скрюченных пальцев. Взгляд падает на ладонь. Что это? Кровь... Рванул из ямы. Хватаюсь за края, земля комьями осыпается, ноги вязнут в грязи. Меня же предупреждали, зачем я сюда пришел?

— Хочешь выбраться? — на краю ямы сидит на корточках и ухмыляется человек.

— Конечно, — лучик надежды освещает мое сознание, затянутое пучиной страха.

— Не получится. Это твоя могила, — улыбка стала шире.

— Ах, ты сволочь!!!

— Тебя предупреждали, чтобы не ходил?

Молчу, продолжая карабкаться. Земля, не переставая, сыпется, попадая в глаза, нос, рот.

— У меня к тебе предложение.

Молчу.

— Я помогу тебе выбраться, но взамен я хочу получить три твоих пальца.

Я оторопело уставился на незнакомца, даже перестал карабкаться. Это шутка, да?

— Я не шучу. Выбирай, либо теряешь пальцы и выбираешься живой, либо останешься тут, в твоей могиле.

Мерзкая улыбчивая рожа, вот только выберусь, сотру твою ухмылку.

— Что? Нет? Как знаешь, — пожимает плечами, разворачивается.

Мне стало еще страшней. Земля не переставая, осыпается. Фонарик светит тускло, а незнакомец все удаляется. Моя могила... К черту пальцы, хочу жить.

— Подожди... Подожди! Я согласен...

— Вот и славно. Давай руку, я вытащу тебя.

Я протянул руку, какая же холодная у него ладонь. Человек легко, словно я ничего не весил, выдернул меня из ямы.

— Ты готов? — в руке у него сверкнуло лезвие, и когда успел только топор достать? Так и не отпустил мою руку, его пальцы только сильнее сжалась.

— Зачем тебе мои пальцы? — страх сдавил горло с новой силой, теперь это уже был страх боли.

— Брелок для ключей сделаю, — ухмылка, — Вот подходящая плита.

Я дернулся.

— Договор есть договор. Будешь дергаться, отрублю всю руку. Случайно.

Топор упал на руку. Мизинца у меня больше нет. Кровь бодрым ручейком растекается по надгробию. Боль застилает глаза. Еще удар, и нет безымянного пальца, лужица крови теперь вдвое быстрее расползается по камню. Да пошел он к черту со своими договорами!!! Изо всех сил дергаюсь, поскальзываюсь. Моя рука по прежнему в тисках. Собираю остатки сил и пинаю в живот своего мучителя, он падает, отпуская мою руку. На последних каплях адреналина стараюсь убежать как можно дальше, ноги подгибаются, голова кружится, перед глазами все плывет. Накрывает темнота.


Когда-нибудь я сломаю этот телефон. Опять он мешает мне спать. Не хочу отвечать, у меня выходной.

Погодите... Я же его вчера сломал. Подскакиваю. Может, те события мне приснились?

— Алло? — с волнением говорю в трубку.

— Договор...

Трубка выпадает из моей руки. Смотрю на другую. Точно, нет пальцев... Двух. Кто же позаботился о моих ранах, кто перебинтовал руку? Как я вообще попал домой? Вопросов больше чем ответов. Вася... А-а! Я малодушно бросил его там. Что же с ним случилось?.. Надо позвонить ему. Хватаю телефон, пытаюсь набрать номер, несколько раз сбиваюсь, наконец-то вроде правильно нажал все кнопки, подношу трубку к уху и тишина. Недоуменно поворачиваюсь к розетке и точно шнур выдернут. Да и телефон выглядит не очень целым. Так, успокойся, не нервничай.

— Ты не выполнил договор! Я уже иду к тебе...

От неожиданности подпрыгиваю. Я все еще держу трубку около уха.

— Да что же это делается?!! Что вам от меня нужно?!! — голос срывается, я остервенело ору в трубку не работающего телефона. Потом я начал швырять все, что попадалось под руку. Но легче не становилось. Будь проклят Вася с его дурацкими идеями! Будьте вы все прокляты!!! Резкая боль привела меня в чувство, наверно обо что-то ударился раненой рукой. В дверь стучат. Соседи обеспокоились шумом, теперь хотят выяснить, что происходит. Надо пойти их успокоить.

Ну вот, вроде, все уладил. Надо спокойно обдумать ситуацию. Пойду, заварю чай. Радио работает в кухне? Когда успел включить?

— А теперь прогноз погоды... Я иду к тебе, я уже около твоего дома и ты ничего не сможешь сделать... Переменная облачность, дождь...

Из рук выскальзывает кружка с горячим чаем, разбивается. Руки трясутся, ни как не могу успокоиться.

Что это? Слуховые галлюцинации или... Телевизор. Заработал телевизор. Вот его я точно не включал!

— Я уже поднимаюсь к тебе...

Тот же мерзкий голос, что предупреждал меня вчера. Бегу со всех ног в комнату, что бы выключить телевизор, но он уже не работает.

— Я уже на твоем этаже...

Сердце бьется так лихорадочно, что вот-вот выскочит из груди. Тело трясет, словно в лихорадке. Пытаюсь зажать уши, чтобы больше этого не слышать. Перед глазами лужица крови на надгробной плите, в ладони пульсирует дикая боль.

— Я уже у твоей двери...

Я медленно сползаю по стене. Взгляд прикован к входной двери.

Звонок. Такой пронзительный и пугающий, заставляет меня подскочить и затравленно оглядеться.

— Валька!!! Открывай! Валька, ты что спишь? — знакомый голос.

— Вася... — мне стало легче. Я понесся к двери. Не веря своему счастью, распахиваю дверь.

— Вася, Вася, ты живой!!!

— Что случилось, Валька? Какой-то ты бледный. А что с рукой? Порезался когда брился?

— Ох, Вася, что только не случилось. Ты проходи, проходи. Мне надо столько рассказать.

— Валь, а я не надолго. Только третий палец заберу... Или твою жизнь... Выбирай.


Текущий рейтинг: 33/100 (На основе 9 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать