Тот, кто спит с открытыми глазами

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск


Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Alex_Punk. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Газета «Слово». 22.12.1991. Стр.1[править]

КРУШЕНИЕ СОВЕТСКОГО АВИАЛАЙНЕРА НАД САХАРОЙ[править]

Пассажирский самолёт государственной компании «Аэрофлот» ТУ-204 сегодня ночью потерпел крушение на территории республики Чад. На борту находилось 78 пассажиров и 3 члена экипажа. Выживших нет.

Сегодня, 22 декабря приблизительно в 03.40 на территории Чада потерпел крушение советский лайнер ТУ-204, следовавший по маршруту Нджамена – Славград. Самолёт вылетел в 03.00 из международного аэропорта Нджамены – столицы Чада. На борту находилось 2 пилота, бортпроводница и 78 пассажиров, из них 53 – граждане СССР, 19 – Чада и 6 – других государств. По данным пресс-службы государственной компании «Аэрофлот», последняя голосовая связь с бортом состоялась в 03.28. Командир экипажа Савоха Дмитрий Генадиевич подтвердил курс, высоту и скорость полёта, и сообщил, что все системы самолёта работают нормально. В 03.39 диспетчеры аэропорта Нджамены зафиксировали автоматический сигнал тревоги с лайнера – разгерметизация салона вследствие взрыва. Связь с самолётом прервалась.

По предварительным данным, лайнер взорвался на высоте 11 000 метров над пустыней в административном регионе Борку на севере Чада. «Выжить в такой катастрофе не мог никто» – заявил заместитель директора «Аэрофлота» по связям с общественностью Аркадий Марченко. По его словам, причины катастрофы на данный момент неизвестны. «Единственное, что мы знаем сейчас – это факт взрыва. – Прокомментировал Марченко». На вопрос о том, не может ли это быть дефектом самой модели ТУ-204, которая, напомним, прошла испытания и введена в эксплуатацию меньше двух лет назад, в январе 89-го, глава пресс-центра «Аэрофлота» ответил: «Это исключено. ТУ-204 – это новейшая разработка, гордость советского воздушного флота!». Марченко также добавил, что компания примет все необходимые меры, чтобы как можно скорее приступить к поиску чёрного ящика и обломков лайнера, и точно установить причину крушения.

На борту самолёта находилась советская археологическая экспедиция Славградского Института древней истории в составе десяти человек под руководством доктора исторических наук Максима Георгиевича Стинского. Все члены экспедиции погибли.

Чтобы почтить память погибших, в СССР, Чаде и ряде дружественных социалистических государств 23-го декабря объявлен всенародный траур.

Письмо[править]

From: Alexandr Schwarzman, 17, Mobutu ave., Njamena, Chad.

To: Natalia Schwarzman, 79, Varshavskaya st., Slavgrad, USSR.

Наташенька, привет!

Мы благополучно добрались до Нджамены. Жара тут, конечно, несусветная – днём температура не опускается ниже двадцати градусов, а ведь на дворе ноябрь месяц! Долетели без приключений, бОльшую часть полёта я проспал. В аэропорту нас встретило такси – два УАЗика-«буханки», я даже и не думал, что здесь, в тридевятом царстве, можно будет увидеть наш советский автопром.

Проводника нашего зовут Саид, и он оказался очень приятным человеком. Его родной язык называется наба, но на практике он общается по-французски, или по-арабски – их он знает в совершенстве. Максим Георгиевич неплохо владеет французским, так что языковой барьер нам не грозит.

Городок из Нджамены, прямо скажем, так себе. Даже самые красивые районы выглядят совсем не лучше, чем какой-нибудь наш зачуханый областной центр. А местами, по дороге из аэропорта, мы проезжали самые настоящие трущобы… И это – столица! Боюсь представить жизнь в остальной части Чада.

В общем, я не возлагал больших надежд на гостиницу, в которой мы будем жить, и не ошибся. Убогие кровати, облупленная краска, общие на пять комнат туалет и душевая. Не буду наговаривать на город – может быть, здесь есть что-то более приличное – но руководство института договорилось с местными властями, что жить мы будем здесь. По крайней мере, есть самое главное – противомоскитные сетки. Так что, можешь не переживать за меня, малярию я домой не привезу! Кондиционеров, кстати, нет. Я не знаю, как здесь спать по такой жаре – видимо, на ночь придётся снимать кожу.

График у нас плотный. Сегодня до вечера – подготовка и проверка, а завтра на рассвете мы выезжаем на двух машинах в Мао, областной центр в пустыне, к северу от столицы. По приезду в гостиницу начались последние приготовления к раскопкам. Если сейчас возникнут проблемы, лучше их решить как можно ближе к цивилизации. Максим Георгиевич заставил меня распаковать всё оборудование и ещё раз проверить, ничего ли мы не забыли, а сам весь день говорил по телефону по-французски с разными людьми, или ходил решать организационные вопросы. Мне кажется, он слишком переживает, что что-то пойдёт не так, но всё равно, перестраховка ещё никому не вредила. Сашка с Саидом поехали за покупками – еда, алкоголь (мы же археологи!), и самое главное – как можно больше воды. Остальные либо помогали мне сортировать инвентарь, либо работали на погрузке.

МГ свято уверен в своей «Сахарской гипотезе», но, как по мне, все её доказательства, мягко говоря, неубедительны. Если мы найдём хоть что-то – это будет как ткнуть пальцем в небо и угадать. Конечно, такие слова я держу при себе.

В общем, скорее всего, я напишу тебе в следующий раз уже после окончания раскопок, так что, не переживай, если я не буду выходить на связь в течение нескольких недель. На почту за пределами Нджамены тут лучше не надеяться, так что ты можешь мне не отвечать – бесполезно.

Люблю, целую, обещаю вернуться целым и невредимым!

Твой Сашка.

Стенограмма передачи «Час Науки» на радио «Луч». 03.04.1990.[править]

ДИКТОР: Здравствуйте, уважаемые слушатели! Это «Час Науки», и с вами, как всегда, Елена Алювина. Темой нашей сегодняшней беседы будет Африканская цивилизация – что это такое, существовала ли она когда-нибудь, и, если да – что из себя представляла? У нас в гостях доктор исторических наук, профессор, старший научный сотрудник Славградского Института древней истории, Максим Георгиевич Стинский. Здравствуйте, Максим Георгиевич!

СТИНСКИЙ: Здравствуйте, Елена.

ДИКТОР: Итак, давайте начнём с самого термина – «африканская цивилизация». Думаю, все слышали про древний Египет, Карфаген, и арабские завоевания. Но, насколько я понимаю, сегодня речь пойдёт не о них?

СТИНСКИЙ: Нет, сегодня разговор будет о субсахарской Африке.

ДИКТОР: То есть, то, что южнее Сахары?

СТИНСКИЙ: Да, Сахара и дальше на юг. Всё, кроме северного, средиземноморского побережья Африки.

ДИКТОР: Неужели там существовали какие-то развитые государства?

СТИНСКИЙ: На самом деле, да – существовали, и сейчас это далеко не секрет. В средние века Эфиопия, Сонгайская империя и другие мощные государства развивались хоть и под общим влиянием европейцев, или чаще – арабов, но, всё-таки, развивались. Другое дело – когда вообще в Африке появилась цивилизация? На сегодняшний день считается, что самое первое государство на территории южнее Сахары зарождается в восьмом века нашей эры – это будущая империя Гана, которая очень сильно повлияет на этот регион. По некоторым данным можно продлить её историю ещё на два века – с шестого нашей эры. Но до сих пор мы не знали никаких свидетельств существования высокоразвитых держав в более ранее время.

ДИКТОР: Давайте сначала проясним для наших слушателей такой вопрос: а что именно мы имеем в виду под словом «цивилизация», в частности, когда говорим о древней цивилизации Африки? Что нам надо найти, чтобы сказать – «она там была»?

СТИНСКИЙ: Ну, я бы сказал так: культура на данной территории должна выполнить несколько «заданий», чтобы стать цивилизацией. Во-первых – это земледелие. Оно даёт неограниченный прирост населения и позволяет сформировать излишки продовольствия, а это ведёт к классовому разделению. Кроме земледельцев у нас появляются воины, ремесленники и торговцы. А потом уже выделяется самая высокая прослойка, которая занимается только управлением всеми остальными. И тут встаёт вопрос – а как нам доказать существование классового разделения в городе, или системе городов, если они были заброшены несколько тысяч лет назад?

ДИКТОР: Действительно, как?

СТИНСКИЙ: Дело в том, что если у нас есть жёсткая вертикаль власти, и много прибавочного продукта – пусть даже пока без настоящей денежной экономики – то царь может, по сути, заставить население работать за еду, как мы видим это на примере Египта. И действительно, во всех древних цивилизациях мы видим какие-нибудь монументальные сооружения. В Египте это, кроме пирамид, множество царских дворцов и храмов. Также мы знаем Кносский дворец, Большой Бассейн в Мохенджо-Даро, зиккураты Шумера, Висячие Сады, и так далее.

ДИКТОР: Так, то есть, правильно ли я поняла? Для цивилизации нам нужно земледелие, разделение труда по профессиям, выделение правящего класса, а после этого царь, или фараон, направляет человеческие ресурсы на какие-то масштабные «стройки века». То есть, если говорить про древность, именно это мы считаем цивилизацией?

СТИНСКИЙ: Да, но не только. Последнее, что нам нужно для цивилизации – это письменность. Она необходима для бухгалтерского учёта. Повторюсь, денежная экономика появляется значительно позже, но учёт количества скота, трудоспособного населения, зерна, оружия и так далее просто необходим, когда дело доходит до масштабов хотя бы десяти-двадцати тысяч населения. Без этого никакой более-менее крупный дворец построить невозможно. И здесь следует обратить внимание на работу 79-го года французского египтолога Марка Монье, который занимался анализом египетских иероглифов. Как мы знаем, древнеегипетский язык относился к семитской группе, и для него характерно пропускать на письме гласные – как мы видим это в арабском, или иврите. Один иероглиф мог передавать как целое слово, как в китайском, например, либо работал как буква, и передавал один звук, причём всегда – согласный: Б, П, Х, и так далее. Но Монье показал, что в небольшом количестве самых ранних надписях мы иногда натыкаемся на неизвестные ранее иероглифы в известных словах. Единственное, чем они объясняются – наличием гласных на письме. Например, слово «матшат» - лодыжка. Позже мы видим его только в форме «мтшт», без гласных.

ДИКТОР: Значит, с самого начала они писали гласные? Но почему так изменилась письменность? Зачем их убирать?

СТИНСКИЙ: Потому что семитские языки так устроены – это удобней. Мы знаем, что, например, в языке фарси – одном из индоевропейских, но пользующегося арабским письмом – почти везде присутствует огласовка. Языку трудно обходится без гласных. Здесь же мы видим противоположную картину – письменность, где изначально присутствовали гласные, перенимается египтянами, семитоязычным народом. И постепенно, довольно быстро, гласные перестают использоваться на письме.

ДИКТОР: То есть, я правильно вас понимаю – египетские иероглифы произошли от более древней, алфавитной письменности, в которой мы видим буквы для гласных звуков?

СТИНСКИЙ: Такое объяснение мне кажется наиболее разумным.

ДИКТОР: Хорошо. Теперь давайте разберёмся, где же на территории Африки южнее Сахары могло существовать что-то подобное?

СТИНСКИЙ: Хороший вопрос. Давайте сначала разберёмся, где вообще в мире такие процессы приводили к успеху. Какие цивилизации были самыми первыми? Во-первых, Месопотамия. Сначала – шумерская, потом – аккадская, вавилонская, и так далее. Слегка позже – Египет. Третья – цивилизация долины Инда, небезызвестные Хараппа и Мохенджо-Даро. И уже потом – Греция, Китай, Рим, и Индия – уже арийская. Америка подтянулась совсем поздно, и там совершенно особый случай, сегодня не про них. Что между ними всеми общего? Если их разместить на карте, то видно, что обычно они располагаются в одних широтах – это субтропики. Это понятно – не жаркий и не холодный климат, богатая флора и фауна, и так далее. Но что ещё мы видим? Все первые цивилизации – Египет, Шумер, долина Инда, ну и даже Китай, хотя он был позже – все они находятся в устьях крупных рек.

ДИКТОР: Ну, конечно, для питья и полива полей.

СТИНСКИЙ: Безусловно! А какие крупные реки мы видим в Африке? Конго – в джунглях, туда сельское хозяйство с трудом пробилось только уже в нашей эре. Замбези и оранжевая… Ну, юг Африки – это маловероятно, потому что, чтобы земледелие попало туда, оно должно пересечь пояс джунглей.

ДИКТОР: Так что же остаётся? Нигер течёт, в основном, по Сахаре, а в долине Нила был Египет. Вроде бы, южнее Сахары нет больше крупных рек?

СТИНСКИЙ: Нет. Поэтому древнюю цивилизацию Африки следует искать в самой Сахаре.

ДИКТОР: (пауза) В Сахаре?..

СТИНСКИЙ: Именно. Недавно по анализу льда в Антарктиде, донным отложениям растительной пыльцы в Атлантическом океане, и ряду других факторов, было окончательно доказано существования неолитического субплювиала – более известного как «теория зелёной Сахары».

ДИКТОР: То есть, раньше Сахара не была пустыней?

СТИНСКИЙ: Да, причём довольно недавно. С седьмого по начало четвёртого тысячелетия до нашей эры климат в Сахаре был очень влажным. Там простирались саванны, текли крупные реки, а озеро Чад, которое сейчас занимает совершенно ничтожную площадь, тогда было сравнимо по размерам с Каспийским морем.

ДИКТОР: Так, начало четвёртого – это какой век, получается?

СТИНСКИЙ: Если в веках, то окончательное опустынивание всей территории Сахары – это примерно тридцать третий век до нашей эры, но начала этому положила сильная засуха, начавшаяся в тридцать девятом веке – за шестьсот лет до этого, и которая длится, по сути, до сих пор. Для сравнения, Египет мы можем считать состоявшимся примерно с тридцатого, а шумеров – чуть раньше, где-то с тридцать четвёртого века до нашей эры.

ДИКТОР: И что же привело к такой резкой перемене климата?

СТИНСКИЙ: Пока очень трудно сказать что-либо на этот счёт. Это может быть связано с охлаждением течений в Атлантике, может быть, мы не всё знаем о циклах солнечной активности. Или, по одной из версий, это сделали сами люди. Сахара была огромной саванной, и скот, выпасавшийся там, просто съел всю растительность, что привело к опустыниванию. Но это не более чем гипотезы, и проверить хотя бы одну из них пока не представляется возможным. Единственное, что мы знаем наверняка – факт резкой смены климата три тысячи… В общем, в тридцать девятом веке до нашей эры.

ДИКТОР: Предлагаю сделать небольшой перерыв. Мы вернёмся буквально через несколько минут!

Газета «Слово». 25.12.1991. Стр.3[править]

СПАСТИСЬ, ОПОЗДАВ НА РЕЙС[править]

Один из пассажиров лайнера, недавно потерпевшего крушение в Чаде, опоздал на самолёт, и тем самым спас свою жизнь.

Как выяснилось, пассажир лайнера ТУ-204 Нджамена – Славград, потерпевшего крушение 22 декабря этого года, Александр Шварцман, опоздал на рейс, отстав от своих товарищей и потерявшись на улицах города Нджамена. Александр был одним из членов советской археологической экспедиции под руководством М. Г. Стинского, проводившей раскопки на территории Чада, и трагически погибшей вместе с ещё 68 пассажирами и 3 членами экипажа вследствие крушения лайнера над Сахарой. Сегодня он прибыл домой на следующем рейсе из Чада. Как оказалось, А. Шварцман – младший научный сотрудник Славградского Института древней истории – потерял из виду своих коллег на улицах Нджамены сразу после того, как они на грузовом такси подъехали к аэропорту. «Не знаю, как это получилось – я просто остановился, чтобы завязать шнурки. И оказался в незнакомом городе один». По свидетельству Александра, он пытался выяснить у местных горожан на ломаном французском языке дорогу до аэропорта, но несколько раз пошёл не туда, и в итоге, добрался до взлётной полосы уже после отлёта лайнера. К счастью, следующий самолёт в СССР (рейс ТУ-154 Абуджа – Одесса) совершал в Нджамене посадку через четыре дня, а недалеко от аэропорта нашлись пункт обмена валют и удобная гостиница. Из Одессы Александр благополучно добрался на поезде домой в Славград. «Меня просто потрясло, когда я узнал на следующий день о крушении. – Комментирует Александр. – Все мои коллеги погибли, и ещё столько невинных людей… То, что мне повезло опоздать – это чудо, я не могу подобрать другого слова».

Тем временем, обстоятельства гибели советского лайнера над пустыней Сахара остаются загадкой. Официальное руководство государственной авиакомпании «Аэрофлот» пока не опубликовала никаких новых данных насчёт подробностей взрыва самолёта три дня назад, 22 декабря. «Нам пока ничего не известно» - заявил заместитель директора «Аэрофлота» по связям с общественностью Аркадий Марченко, и отказался давать какие-либо комментарии.

Письмо[править]

From: Alexandr Schwarzman, 17, Mobutu ave., Njamena, Chad.

To: Natalia Schwarzman, 79, Varshavskaya st., Slavgrad, USSR.

Наташенька, привет!

Мы снова в Нджамене. Результатов пока нет.

Две недели мы впустую потратили на обследование первых трёх точек. Две оказались скальными породами более-менее правильной формы, а на третьей мы вообще не нашли того, что видели на фотографии – видимо, просто артефакт. Поэтому решили вернуться, чтобы несколько дней отдохнуть и пополнить запасы еды, воды и бензина.

Несмотря на то, что результатов нет (и не будет, посмотрим правде в глаза), пустыня произвела на меня сильное впечатление. Конечно, жара в полдень и холод ночью мало кому понравятся, да и риск песчаной бури всегда немного пугает (пока ни одной не было). И много тяжёлой работы, это ужасно выматывает. Но сидеть где-нибудь на скале, пить чай и смотреть на закат над бесконечными песками… Я согласен с тобой – мы ищем чёрную кошку в тёмной комнате, которой там нет. Но увидеть Сахару – оно того стоит!

Кстати, помнишь, мы думали, как это Максим Георгиевич достал результаты аэрофотосъёмки? Ходят сплетни, что он обзвонил всех своих знакомых, и каким-то образом вышел на человека из Министерства иностранных дел. Тот имел хорошие связи в странах Африки – и вот тебе пожалуйста, у нас теперь есть снимки. Я уж не знаю, что МГ смог ему предложить. В общем, вот откуда взялись эти уже знаменитые Пять Точек Стинского.

Не знаю, что ещё написать. Время проходит либо в машинах, когда мы едем по пескам от одного места к другому, либо в выгребании десятков вёдер песка, чтобы увидеть: да, то, что мы увидели на фотографии – просто две скалы более-менее прямоугольной формы, а не фундамент царского дворца. Под конец рабочего дня мы выматывались настолько, что просто падали по палаткам, и сразу же засыпали. Места непривычные, и, хотя Максим Георгиевич и ещё два человека уже работали в пустынях, мне кажется, надо было нанять больше местных, чем один только проводник Саид.

В любом случае, нам осталось обследовать ещё две возможных точки, и можно лететь домой. Больше нам в Сахаре делать нечего.

Люблю, целую, очень скучаю.

Твой Сашка.

Стенограмма передачи «Час Науки» на радио «Луч». 03.04.1990.[править]

ДИКТОР: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Это «Час науки», с вами Елена Алювина, и у нас в гостях Максим Георгиевич Стинский – профессор, доктор наук, старший научный сотрудник Славградского Института древней истории. И остановились мы на том, что в Сахаре, оказывается, могла существовать неолитическая земледельческая культура. Так ли это?

СТИНСКИЙ: Даже наверняка существовала – и, более того, Сахара была одним из первопроходцев возникновения скотоводства и земледелия. Это недавно убедительно доказал американский археолог Джозеф Линсон в своей монографии «Древнейшие земледельческие культуры Африки: генезис и развитие». Русский перевод вышел в 83-м. Он показывает многочисленные доказательства того, что в середине четвёртого тысячелетия – то есть, когда опустынивание шло максимальными темпами – по всему периметру Сахары уже существовали культуры, так, или иначе знакомые с земледелием и скотоводством – мбата-кахари, додойская, культура перевёрнутых могил, и так далее. И – что интересно – если углубляться дальше в пустыню, находок сельскохозяйственного инвентаря становится всё больше. До этого считалось, что на тот период всё население Африки ещё было охотниками-собирателями. Но генетические и морфологические исследования одомашненных животных и растений, которые приводит Линсон, подтверждают, что как минимум одна порода коров и две породы коз, разводившихся более поздним населением вокруг Сахары, были одомашнены из предков нынешних парнокопытных, живущих в пустыне. А сорго – злак, который распространён в экваториальной Африке – также был окультурен в центральной части Сахары. Линсон приходит к выводу, что до засухи три тысячи девятисотого года до нашей эры земледелие практиковалось во многих районах вплоть до территорий в центре современной пустыни. Именно он ввёл в обиход термин «Сахарская гипотеза», когда поставил вопрос ребром: а что, если там, на берегу гигантского озера Чад, существовала культура не только не менее, а даже более развитая, чем её соседи? Можем ли мы надеяться найти там древнейшую в мире, до сих пор никому не известную цивилизацию?

ДИКТОР: То есть, мы не знаем о них только потому, что никто там ещё не копал?

СТИНСКИЙ: Если они существовали – то, да, только поэтому. Инфраструктура и политическая ситуация в современной тропической Африке с трудом позволяет вести хоть какие-то раскопки. А от внимания историков и археологов этот регион всегда ускользал – до сих пор никто и не думал искать там какую-либо высокоразвитую культуру.

ДИКТОР: Так… То есть, факт земледелия есть. Про письменность мы поговорили. Крупное строительство. Есть доказательство, что оно существовало?

СТИНСКИЙ: Прямых доказательств этому сейчас нет, и быть не может – ведь, чтобы доказать, что там были города, храмы и дороги, их нужно найти. В принципе, мы с достаточной точностью знаем тогдашнюю береговую линию, на сколько метров выше нынешнего был тогда уровень воды в озере Чад. Знаем, где текли реки, впадавшие в озеро – от них остались русла, или «вади». Имея эти данные, можно установить хотя бы самые вероятные места расположения городов. Если «сахарская гипотеза» верна, и цивилизация там действительно была, то наверняка городов там было много, что увеличивает шансы найти хотя бы один. Но на деле единственное, на что мы можем надеяться – это данные аэрофотосъёмки. Пески Сахары постоянно движутся, и то, что было построено шесть-семь тысяч лет назад, может лежать совсем неглубоко. В таком случае, последовательные фотографии одного и того же участка местности позволят нам увидеть следы руин древних городов, если они покажутся на какое-то время из-под песка. К сожалению, это слишком маловероятно. Во-первых, это надо делать на международном уровне, нам подобные данные из другой страны никто так просто не даст. Да и совершенно неизвестно, как на практике в Чаде проводится фоторазведка местности, и проводится ли вообще? Вполне возможно, что данных по нужным нам участках пустыни просто не существует.

ДИКТОР: Да, это будет нелегко. Итак, прямых доказательств пока нет, хотя и есть, на что надеяться. А что насчёт косвенных?

СТИНСКИЙ: Косвенных – более чем достаточно. Главным образом это данные лингвистического и мифологического анализа. Начну с первого. Как нам известно, сравнительный анализ звуков в разных языках и реконструкция праязыка для заданной группы языков, проводится методом глоттохронологии. Приведу пример. Слово «дерево» по-английски будет «tree». Мы видим здесь соответствие звуков, хотя языки и кажутся непохожими друг на друга. «Солнце» - это «sun», «брат» - это «brother», и так далее. Такой метод позволяет, во-первых, выяснить, насколько близкими, или далёкими родственниками являются данные языки, и, во-вторых, узнать какие именно слова были в языке-предке. Например, очевидно, что в любом языке есть слова «солнце», «рука», «еда», «вода». Но если там будут слова «меч», «текст», «город», «царь», это скажет нам очень многое о культуре носителей языка-предка.

ДИКТОР: Логично.

СТИНСКИЙ: Именно. И сначала нужно определиться, какие языки мы анализируем. Если не считать чужеродных для Африки – европейских, семитских, и малагасийского, который родственен языкам Индонезии – то все остальные разделяются на три большие макросемьи. Во-первых, это койсанские языки. Сюда же можно отнести и ныне исчезнувшие бушменские. Это языки коренного населения южной Африки, которые по уровню материальной культуры до сих пор находятся в глубоком палеолите. Вообще, всё в них указывает на то, что эти народы первыми отделились от остальных ещё на заре человечества, и образ жизни их существенно не поменялся. Нас они мало интересуют. Вторая макросемья – банту, её ещё называют нигеро-кордафонской, или нигер-конго – сформировалась в западной Африке, в районе нижнего течения реки Нигер, и лингвистам очень хорошо видно, как оттуда эти языки стали распространяться всё дальше и дальше на юго-восток, аж до современных Кении, Мозамбика и ЮАР. И третья макросемья – нило-сахарская. Она гораздо древнее банту, и, может быть, сама банту входит в неё как отдельная ветвь. Из-за древности связи между языками в ней видны уже не так хорошо. Как понятно из названия, эти народы живут около Сахары и в бассейне реки Нил – южнее Египта, естественно.

ДИКТОР: То есть, у этих двух макросемей был общий праязык, правильно?

СТИНСКИЙ: Судя по всему, да. Я вынужден повториться, что коренные языки Африки разошлись очень давно, так что не стоит ожидать родства наподобие индоевропейского. Тем не менее, параллели нашлись. В восьми семьях из обеих макросемей слово «божественный предок», «покровитель рода» явно восходит к одному корню – «пагни» у народа мвунге в Конго, «баган» в языке фебу в Чаде, и так далее. Есть основание предполагать, что в праязыке это слово означало «царь», причём, как и в Египте, обожествлённый – а это уже указывает на значительное социальное расслоение, даже, может быть, на государство. Так же реконструируется слово «город», опять же, общее для обеих макросемей – банту и нило-сахарской. Причём, во всех анализируемых языках слово «город» означает поселение с каменными зданиями, и всегда отличается от слова, которое обозначает деревню, то есть, поселение с деревянной архитектурой.

ДИКТОР: То есть, носители языка-предка умели строить каменные города?

СТИНСКИЙ: По-видимому, на это всё и указывает. Далее. В языке народа кхази из Уганды есть слова «када» - «храм», или «священное место» и «мфен» - «нижний», «подземный». А в языке айала, который относится к нилотским, существует слово «кадамфе» - «зло». Слово «проклятье» тоже часто совпадает в нило-сахарских языках и языках банту. По всей Африке обнаруживается один и тот же корень «м-т-р», иногда в форме «м-ф-х». «Матэру» - «лунатик», «маатри» - «оборотень», «мэфах» - «жертва для духов», или «военнопленный», «нмифху» - «двойник», «подселенец», «вражеский шпион». И действительно, мы обнаруживаем корреляцию с верованиями, где больные лунатизмом считались проклятыми, или одержимыми злым духом. Во многих языках из самых разных семей и групп слова «небо», «влажность» и «жизнь» являются однокоренными – и ровно это же мы наблюдаем со словами «подземный», «сухость» и «смерть».

ДИКТОР: Простите, я так понимаю, подобных слов существует очень много, но эфирное время слегка ограничено. Если в общем – к чему сводятся доказательства лингвистики?

СТИНСКИЙ: Ну, доказательства – это громкое слово, это пока только довольно неясные свидетельства. Но, если в общем, можно предположить следующее. Во-первых, большинство коренных языков Африки имеют общего предка – язык народа, жившего в четвёртом-пятом тысячелетии до нашей эры. Во вторых, по реконструкции небольшой части лексики этого языка мы видим, что в нём присутствуют понятия «царь», «город» - причём, каменный город – и ряд других, как названия сельскохозяйственного инвентаря, или оружия. И, в третьих, если проследить наиболее вероятные маршруты миграции древнейших носителей этих языков, то видно, как они расселялись по всей Африке из одного региона – из центра нынешней пустыни, к северу от современного озера Чад.

ДИКТОР: Давайте мы вернёмся в эфир после перерыва.

Газета «Слово». 05.01.1992. Стр.4[править]

ПРИЧИНЫ ВЗРЫВА САМОЛЁТА НЕИЗВЕСТНЫ[править]

Расследование причин крушения самолёта ТУ-204 на территории Чада пока не дало результатов.

Вчера вечером заместитель директора «Аэрофлота» по связям с общественностью Аркадий Марченко заявил: «Правоохранительные органы уже сформировали комиссию по расследованию обстоятельств крушения, и скоро мы выясним причину трагедии». Марченко не пожелал ответить на вопрос о вероятных версиях взрыва самолёта, но продолжает отрицать возможность халатности экипажа, или умышленного теракта: «Терроризм исключён. Злоумышленник не смог бы пронести бомбу на самолёт мимо сотрудников таможенной службы». О том, как работает таможня в странах центральной Африки, читатели «Слова» могут прочитать в статье от 02.01.1992 (стр. 4) «В Санкт-Петербурге на самолёте из Нигерии обнаружили партию героина».

Напоминаем, что сразу после недавнего разрыва союзного договора между теперь уже бывшими советскими республиками, что привело к фактическому прекращению существования СССР как государства, в «Аэрофлоте» произошли события, которые привели к смене руководства (см. выпуск «Слова» за 28.12.1991, стр. 2 «Смена власти в «Аэрофлоте»). Аркадий Марченко, продолжающий, тем не менее, занимать пост заместителя директора, на вопрос корреспондента о том, какие результаты есть на сегодняшний день, через две недели после катастрофы, ответил: «Без комментариев!».

В правоохранительных органах также отказываются комментировать расследование. Но источник в МВД, пожелавший остаться неназванным, сообщил, что даже состав и бюджет следственной группы, которая должна вылететь на место происшествия для поиска обломков лайнера, до сих пор не утверждён. «Всем сейчас не до этого, сами видите, что происходит» – коротко прокомментировал он.

Возможно, нам всем придётся смириться, что причины крушения самолёта Нджамена – Славград так никогда и не будут установлены.

Письмо[править]

From: Alexandr Schwarzman, 17, Mobutu ave., Njamena, Chad.

To: Natalia Schwarzman, 79, Varshavskaya st., Slavgrad, USSR.

Наташа, привет!

Пишу тебе впопыхах – ситуация странная. МГ, по сути, запретил нам контакты с внешним миром. Не знаю, прав ли он, или просто сошёл с ума. Пишу тебе это, пока он не вернулся.

Начну сначала.

Главная новость – мы нашли его! Не могу поверить, что пишу это, но под песками на четвёртой, предпоследней точке, действительно есть древний город. Нет времени его описывать подробно, скажу только, что это – открытие века! Крупный, с руинами каменных зданий, и главное – с огромным подземным храмом в центре! Беру назад все свои слова – МГ как будто в воду глядел. Даже его догадка про подземный храм оказалась верной. Он действительно выкопан там, где река впадала в озеро! Нам повезло – случился обвал, и благодаря нему коридоры не занесло песком. Он удивительный – архитектура, резьба, скульптуры!.. И письменность! Наташа, у них была своя письменность!!! Это в голове не укладывается…

Как мы пробрались через завал? МГ просто его взорвал! Он откачал из машины литра два бензина, смешал с нитратом чего-то там, и получилась готовая взрывчатка! Когда мы спросили, что это за вещество, он сказал, что это удобрение, и он купил его ещё в Славграде, специально для такого случая.

На самом дне, в помещении под главным алтарём, обнаружилось что-то странное. Я не могу это описать – и потому, что тороплюсь, и потому что не знаю, какие слова здесь подобрать. Вещество, природное явление, или влияние живых организмов – я не знаю, что это. В одном мы сошлись единогласно – не похоже, чтобы оно было рукотворным.

Как только мы нашли эту штуку, МГ стал каким-то хмурым. А на следующую ночь я увидел, как Даня ходил вокруг лагеря и по руинам. Двигался он как-то слишком медленно и странно, а наутро, когда я спросил, ничего не помнил. Пару дней всё было как обычно, мы занимались работой, но потом я увидел, как ночью ходит уже Тарас Чёрный. Но по-настоящему я испугался, когда сам внезапно проснулся среди руин городища. И мне кажется, что я мог туда ходить уже не в первый раз. Неужели бывает коллективный лунатизм?

Спустя ночь я опять увидел между руин зданий силуэты. Теперь уже двое – Славик Гулько и сам МГ. Самое жуткое было в том, что они ходили не вместе, а как будто не замечали друг друга. Я рискнул тогда подойти к каждому из них и проверить. Славик ответил как-то сонно, что всё в порядке, МГ молчал и не двигался. Я точно разглядел, что у обоих глаза были открыты, но выглядело всё это очень жутко, и я поспешил вернуться к себе в палатку. Наутро Славик сказал мне, что всю ночь спал, а я, наверное, видел кого-то другого. А вот МГ воспринял меня серьёзно – выслушал, и попросил рассказать всё в подробностях. Когда я сказал, что глаза у них обоих были открытыми, мне показалось, что он пришёл в ужас.

На следующее утро он приказал сворачивать лагерь. Мы все немедленно возвращаемся в Нджамену и садимся на самолёт. Минимальные контакты с окружающими людьми. Никаких рукопожатий, никаких разговоров. И плевать на всё, что мы открыли, и на то, что у нас ещё два месяца визы – тоже плевать.

Это была сонная болезнь – один из сюрпризов Африки. Если в течении одной-двух недель мы не окажемся в Славграде под присмотром квалифицированных врачей, то просто все умрём. Правда, Саид объяснил мне уже в машине, что у сонной болезни другие симптомы. Если я вообще правильно его понял – ты знаешь мой уровень французского. И вообще, зачем нам возвращаться в Славград? Пусть местная медицина не на высоте, но ведь они должны лучше знать, как это лечить! Тем более - зачем подвергуть риску заражения пассажиров самолёта? И ещё – если дело в болезни, то зачем МГ реквизировал все наши материалы – фотографии, записи, образцы? Все свидетельства того, что Сахарская цивилизация действительно существовала?

Мы опять в Нджамене. МГ запер нас всех на этаже в той же чёртовой гостинице, а сам пошёл брать билеты на самолёт. Всех, кроме Саида – единственного, кто не принимал в раскопках непосредственного участия. Славик, Даня, и большинство остальных напугано, но не сомневаются в том, что мы действительно где-то заразились. Только Тарас Чёрный шёпотом объяснил мне, что при сонной болезни, перед стадией собственно нарушения сна больного мучает страшная лихорадка и головная боль. Он не сталкивался с этим лично, но слова Саида подтвердились. Тарас тоже сомневается, что дело в болезни, хотя, в отличие от меня, спокоен, как удав. Говорит мне «Забудь, всё нормально будет».

Не думаю. Потому что утром я видел в окно, как МГ что-то обсуждал с незнакомыми местными, покупал у них какие-то мешки, и сливал бензин в канистру. Боюсь думать, зачем ему бензин. И что было в мешках – неужели удобрение?

Я решил бежать. Когда мы будем грузиться на фургончик до аэропорта, или на выходе из него, но я даю отсюда дёру! Деньги у меня есть, я просто сяду на другой самолёт. МГ знает что-то, чего нам не хочет говорить. Дело не в болезни, дело в чём-то, что находится в руинах. Скорее всего – под алтарным помещением храма.

Это письмо я как-то по-тихому передам Саиду, если вообще увижу его до отлёта, и буду очень сильно надеяться, что он его отправит. Если всё пройдёт благополучно, то оно придёт к нам домой уже после того, как я вернусь. А, если нет – ты будешь хотя бы знать, что со мной случилось.

Я больше всего на свете тебя люблю! Извини, что говорю это в такой банальной форме, но времени нет.

Постараюсь выбраться! Твой Сашка.

Стенограмма передачи «Час Науки» на радио «Луч». 03.04.1990.[править]

ДИКТОР: Итак, с нами снова «Час Науки», и я, Елена Алювина. В студии у нас сегодня доктор исторических наук Максим Георгиевич Стинский. И, кажется, мы остановились на анализе мифологии Африки. Что она может нам рассказать?

СТИНСКИЙ: Мифологические свидетельства открывают перед нами немало интересного. Если проанализировать фольклор современных народов субсахарской Африки, то мы увидим множество сюжетов – о похищении солнца, ночных демоны, о вампирах. Но почти все эти сюжеты локальные – каждый из них распространён на своей территории в кругу родственных племён. Кроме трёх, встречающихся поразительно равномерно по всей территории Африки. Первый сюжет повествует нам о следующем. Началась сильная засуха, и мудрые старцы сказали вождю – это из-за того, что в племени есть лунатик. Дальше вождь долго его вычисляет, казнит, но засуха продолжается. Оказалось, что и жена несчастного тоже ходила по ночам – её тоже казнили. Но засуха не прекращалась. И тогда самый старый из мудрых старцев вспомнил древнюю легенду, и посоветовал вождю казнить ещё по четыре невинных человека на каждого из них. Вождь казнил восьмерых, и только тогда пошёл дождь. Кстати, в ЦАР и Сенегале есть варианты легенды, где вместо лунатика говорится о «том, кто спит с открытыми глазами».

ДИКТОР: Звучит всё это довольно жутко…

СТИНСКИЙ: Согласен. Вторая легенда говорит об очень любопытном мальчике, который знал, что нельзя лазить по пещерам, но всё равно полез. Там, глубоко под землёй, в него вселился злой дух. Мальчик этого не знал, и вернулся в деревню. Местный колдун понял, что мальчик был в пещере, и попытался его убить, но за него вступился отец, и сам убил колдуна. Прошло двадцать два дня (или тридцать три – зависит от варианта легенды), и мальчик ночью, с открытыми глазами, хотя и продолжая спать, поднялся, вышел из деревни, и спустился в ту пещеру. Никто не знает, что там с ним сделал злой дух, но в деревне началась засуха, убившая их всех.

ДИКТОР: Снова засуха?

СТИНСКИЙ: Конечно. Пересыхание некогда плодородной Сахары шокировала людей, и не могло не отразится на мифологии. Точно так же как наводнения в Месопотамии вдохновили шумеров на миф о всемирном потопе.

ДИКТОР: И третья легенда?

СТИНСКИЙ: Третья по ряду признаков представляется самой архаичной, самой древней из всех. В ней говорится о древнем городе, которым правил «божественный предок» - в нём легко угадывается классический бог-царь на манер египетского. Народ этого города поклонялся подземному богу, дававшего им урожай, и они строили для этого бога подземные храмы. И вот однажды бог явился к царю во сне и приказал построить самый грандиозный храм из всех. Сначала это не получилось, и бог, опять же, во сне, указал царю место на берегу, где река впадает в озеро. Но оказалось, что там, глубоко под землёй, спал злой дух. Его разбудили, и когда храм был закончен, он стал подчинять себе души жрецов. Теперь по ночам они не спали, а проводили обряды для этого злого духа – как выражается легенда, «спали наяву». И даже втайне приобщали к своему культу горожан. Царь узнаёт об этом, приказывает убить всех жрецов, но дух к тому времени «заразил» уже больше половины города, и даже когда царю с помощью подземного бога удаётся перебить вообще всё население города, включая себя самого, это не спасает землю от злого духа – так начинается великая засуха.

ДИКТОР: Простите, я уже, если честно, начинаю путаться. Эти легенды нам говорят о какой-то болезни, вызывающей лунатизм?

СТИНСКИЙ: Нет, лунатизм здесь – это просто суеверие. Кстати, я, признаюсь, даже не интересовался у специалистов, бывает ли при лунатизме сон с открытыми глазами – в конце концов, это просто литературный приём. Но когда случилась засуха, в нём нашли ответ – люди не могли смириться с тем, что не понимают причин такого страшного катаклизма. Видимо, если предположить, что это отголоски некогда одного сюжета, смысл восстановить нетрудно. «Не лезь под землю. Если полезешь – в тебя вселится нечто. Когда оно вселится, ты станешь ходить по ночам. Тогда тебя нужно поскорее убить, а вместе с тобой – ещё нескольких невинных людей. А если этого не сделать, через какое-то время ты вернёшься туда. И - всё. Конец света. От мира останется только пустыня». Что здесь более важно – культурная мощь этой цивилизации была такой большой, что до сих пор её отдалённые потомки помнят эти легенды, пусть и в сильно изменённом виде. Тот же обычай убивать больных лунатизмом, к сожалению, до сих пор распространён в самых диких племенах. Легенды, конечно, ни в коем случае нельзя понимать буквально, но всё это, с другой стороны, не лишено исторического смысла. Мы видим здесь память о древней городской цивилизации, с жёстким централизованным управлением, и даже с развитой религией – культом подземного бога, которому строили подземные же храмы. Видим классовое расслоение – жрецы здесь представлены именно как класс. И, более того, возможно, мы видим упоминание первой в истории гражданской войны. Судя по всему, начавшаяся засуха спровоцировала кризис в государстве, в ходе которого царской власти противостояла жреческая элита. И это привело к таким мощным столкновением, что бОльшая часть населения города погибла. Видимо, жители остальных городов и поселений после этого расселились из высыхающей Сахары практически по всей Африке.

ДИКТОР: Так… Всё это, конечно, невероятно интересно, но эфирного времени остаётся мало. Давайте подведём итоги. Мы знаем, что в Сахаре до тридцать девятого века до нашей эры было земледелие, так?

СТИНСКИЙ: Абсолютно точно.

ДИКТОР: И можем предполагать, что была письменность?

СТИНСКИЙ: Здесь свидетельства слабые, но предполагать это мы можем.

ДИКТОР: А лингвистика и мифология говорят нам о развитой городской цивилизации.

СТИНСКИЙ: Если мы правильно интерпретируем эти данные – то, скорее всего, да.

ДИКТОР: Но прямым свидетельством – хотя бы указанием места, где нужно проводить раскопки – могут быть только данные аэрофотосъёмки, а их получить практически невозоможно.

СТИНСКИЙ: Почему же? Возможно, но от нас, учёных, тут ничего не зависит.

ДИКТОР: Да, перспективы слишком туманные.

СТИНСКИЙ: К большому сожалению. Потому что подтверждение существования Сахарской цивилизации и исследование её истории поможет нам пролить свет на причины пересыхания Сахары. Как бы то ни было, но какой-то фактор глобального масштаба стал причиной превращения в пустыню половины континента, и исследование истории очевидцев этой катастрофы поможет понять, что же тогда произошло.

ДИКТОР: Спасибо большое! Напоминаю, что с нами был доктор исторических наук, профессор, старший научный сотрудник Славградского института древней истории, Максим Георгиевич Стинский. Меня зовут Елена Алювина, до связи через неделю!

Газета «Слово». 18.01.1992. Стр.10[править]

ПРОПАЛ ПАССАЖИР, ЧУДОМ ИЗБЕЖАВШИЙ КАТАСТРОФЫ[править]

В Чаде пропал Александр Шварцман, недавно опоздавший на потерпевший крушение рейс из Нджамены.

Сегодня стало известно об исчезновении младшего научного сотрудника Славградского Института древней истории Александра Шварцмана, принимавшем участие в археологической экспедиции в Чаде, погибшей на лайнере Нджамена – Славград. Александру, напомним, повезло опоздать на потерпевший крушение самолёт, и он прилетел домой только на следующем рейсе из Чада.

В пятницу, два дня назад, как заявляет его жена Наталья, он не вернулся с работы в институте. «Я обзвонила всех – рассказывает она – и друзей, и коллег, и больницы. Он как будто просто исчез». В милиции приняли её заявление, и по прошествии трёх дней с момента пропажи, согласно законодательству, возбудили дело об исчезновении.

Разгадка оказалась простой – Александр вернулся в Чад. Вечером в пятницу, после ухода с работы, ни о чём не предупредив жену, он поехал в Международный аэропорт им. Королёва, и сел на самолёт до Нджамены по билету, который купил за восемь дней до этого. Виза у него продолжала действовать. По приземлении, правда, возникли мелкие недоразумения в связи с его советскими документами, которые, однако, быстро решились. Однако, правоохранительные органы Чада, ответив на запрос, сообщили, что ничего о нынешнем местонахождении Александра им не известно. Он не зарегистрировался ни в одной крупной гостинице Нджамены, и на его имя не были куплены билеты на самолёт, или поезд.

Наталья Шварцман добавляет, что есть причины опасаться за психическое состояние её мужа: «Он стал иногда странно себя вести после возвращения. – вспоминает она – Реакция становилась вялая, говорил тихим голосом, и как-то странно смотрел. Когда я спрашивала про экспедицию, или про то, как он чудом спасся от авиакатастрофы, он просто отмалчивался. Несколько раз мне казалось, что он ходил во сне. И вообще, было ощущение, что он ходит и разговаривает, но как будто на самом деле спит».

Автор - Алекс Панк


Текущий рейтинг: 78/100 (На основе 16 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать