Странные истории из жизни на юге России

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Araki. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Здравствуйте, меня зовут Алексей. Мне 42 года, родился и жил до 20 лет в п. Весёлое на побережье Чёрного моря в РСФСР. Начну без лишних слов. В этом списке, который я разделил на несколько частей для удобства, я поведаю обо всех случаях НЁХ в моей жизни. Истории будут идти в хронологическом порядке.

«Безглазка». Первый случай[править]

Этот случай произошёл со мной и группой моих друзей. Нас было четверо: я, мой брат Александр, наш общий друг Женя по прозвищу Лютик и ещё один наш общий друг Марат по прозвищу Чечен (в дальнейшем буду называть друзей по прозвищам).

«Безглазкой» мы называли заброшенный трёхэтажный дом, находившийся на соседней от нашего двора улице. Нам на тот момент было по 9 каждому. Чечен, который всегда начинал все «весёлые» случаи в нашей жизни, в тот день собрал нас около «Безглазки» с предложением войти внутрь. Так как мы все были малолетними дебилами, то сразу же согласились. Чечен ударил найденной им арматурой по старому ржавому амбарному замку, которым была закрыта входная дверь. После нескольких мощных ударов замок развалился на куски, старая деревянная дверь открылась, и мы вошли. После нашего вторжения поднялось целое облако пыли. Пол внутри был деревянным и жутко скрипел при ходьбе. Внутри была по-настоящему криповая атмосфера. Что-то внутри меня уже почувствовало нехорошие дальнейшие события. У других членов нашей банды также явно чувствовалось напряжение, но наличие других людей немного успокаивало, да и страх показаться слабаком сдерживал желание убежать как можно скорее. Более того, как только Чечен сделал первый шаг внутрь, мне показалось, что весь дом содрогнулся, будто мы разбудили какое-то существо. Тем не менее, мы молча продолжали движение внутрь дома. Увидев лестницу, мы быстро забрались на второй этаж.

Как только Лютик, шедший позади всех, вступил на площадку второго этажа, как вдруг и начался сущий пиздец. Даже спустя 33 года я помню всё, как будто это произошло прямо сейчас, и даже испытываю чувство напряжения. Так вот, как только мы все зашли на второй этаж, на первом вдруг послышались шаги. К счастью, не к нам. Шаги шли по первому этажу как бы от одной стены к другой и постепенно усиливали свою силу и скорость, быстро переходя в бег. Мы все оцепенели от страха. Всё тело стало ватным, мы все были в полном шоке. От этого звука скрипа половиц хотелось кричать, но страх не позволял даже пошевелить пальцами. Мне казалось, что я на волоске от безумия, но это был далеко не конец. Вскоре бег перешёл в быстрые и очень сильные прыжки, а этот самый НЁХ начал очень громко кашлять. В этот момент мне было настолько страшно, что хотелось плакать, но ступор не позволял ничего сделать. Мне показалось, что прошла вечность, но в реальности прошло всего минут пять. Вдруг мы услышали настолько мощный прыжок, что от него сотрясся весь дом, а с потолка просыпалась штукатурка. Раздался ещё более громкий звук, что-то со всей силы ударилось о входную дверь. Грохот был такой, что нам показалось, будто этот звук был слышен всему городу. Но на этом всё резко закончилось. Мы, ещё постояв несколько минут, в полном шоке совершено бесшумно спустились по лестнице, и тут стало видно, что издало такой громкий звук. Входная дверь была выбита с мясом. Удар был настолько сильным, что дверь была расколота на несколько частей. Петли двери были выбиты с кусками бетона.

Наша команда молча и без лишних эмоций разошлась по домам. Разумеется, взрослым мы не рассказали ни слова. Последующий год мы все боялись даже смотреть в сторону «Безглазки», ну а уж сколько кошмаров мне приснилось об этом случае, просто не перечислить.

Васёк[править]

Наша школа, как подобает учебным заведениям в подобных населённых пунктах, была очень маленькой и старой. В школе было всего четыре класса, один младший и три старших. И вот хочу рассказать как раз об одном из моих одноклассников, из-за случая с которым я винил себя ещё лет тридцать.

Так вот, это был мрачный март 1991 года, к нам в класс перевёлся новенький, которого звали Василий. Для нашего Богом забытого посёлка это было целое событие — кто-то в своём уме переехал в наш посёлок, так ещё и с детьми. Хотя весь интерес к нему угас почти сразу, Василий, которому сразу дали дебильное прозвище Васёк, сам был весьма дебильноватым. Но за что он не понравился конкретно мне, так это за то, что он сразу прицепился ко мне. Он любил нести всякий бред, в основном состоящий из кала по типу «ко мне сегодня ночью приходил чёрт и общался со мной». Я старался быть с ним как можно более вежливым, но моё терпение постепенно подходило к концу.

Однажды, примерно через две недели после его появления в нашем классе, он подошёл ко мне и трепетным голосом сказал что-то вроде «сегодня ко мне во сне приходил Сатана и сказал мне, что я избранный и должен отвести тебя к владыке». Тут я еле сдержался, чтобы хорошенько не зарядить ему в ебало, но после этого он замолчал и с ожидающим видом ушёл. В этот день он больше не приставал ко мне, и я уже обрадовался, что этот даун наконец-то отстал от меня. Учебный день подошёл к концу. Мы с братками шли домой и решили срезать путь через лесопосадку. В связи с крайне сильным желанием отлить я отстал от братков и, как только закончил своё дело, вдруг почувствовал, как ко мне со спины подбегает кто-то и пытается меня душить. Я ударом локтя попадаю кому-то в рожу, затем поворачиваюсь и вижу, что позади меня стоит Васёк. Тут меня как будто накрывает пеленой. Я недолго думая хватаю толстую ветку с земли и хорошенько даю ею в нос Ваську. Только звук хруста вывел меня из пелены ярости, и я увидел, что разбил ему нос. Кровь ручейком стекала по его лицу, пачкая его рубашку и капая на землю. Но больше всего меня напугало не это, а то, что за этим не последовало никакой реакции — ни крика, ни слёз. Он как будто даже не почувствовал никакой боли, а просто стоял с растерянным видом и ничего не выражающим взглядом, как у трупа. Признаю, мне просто стало страшно, и я убежал.

Придя домой, на вопрос, почему я опоздал, я ответил что заблудился. После я в ужасе ждал, когда мать в один прекрасный день придёт ко мне и предъявит за разбитый нос одноклассника, но нечего не последовало. Вместо этого паника началась уже из-за того, что Васёк так и не пришёл домой. Причём испугались другие родители и организовали поиски, а результаты не заставили себя долго ждать. Вскоре милиция нашла тело Васька. Он где-то нашел верёвку, связал её, как петлю, и повесился. В кармане его рубашки нашли записку, где он писал, цитирую: «Я не смог выполнить приказ владыки нашего Сатаны и поэтому вынужден преждевременно уйти из жизни». К счастью, там он никак не упомянул меня, и ко мне не было никаких вопросов. Учитывая записку, ему вполне логично дали диагноз «шизофрения», объяснив этим его самоубийство. Разбитый нос объяснили неудачной попыткой повешения. Мол, первый раз петля не удержалась, и он упал, поэтому и разбил нос. Да и в целом дело быстро замяли, дабы не поднимать лишнего шума, но самое жуткое было в его матери, так как она как будто вообще не испытала никаких эмоций от того, что потеряла единственного сына. Даже чужие родители проявили больше эмоций из-за этого. А вскоре она и вовсе переехала в другой город.

Я винил себя в произошедшем даже несмотря на то, что понимал, что моей вины тут нет — ведь он был просто больным ребенком, жившим с больной матерью. Но я всё равно ни слова не сказал никому, даже самым близким, а моя мать, умершая в 2008-м, так и не узнала обо всех событиях, произошедших в тот день. Эта история является для меня признанием в содеянном, а скоро я расскажу об этом и своему брату, ведь возможно и мне не так много осталось...

«Безглазка». Второй случай[править]

После первой истории из «Безглазки» наша группа ещё как минимум год откладывала кирпичи, даже в том случае, когда мы просто смотрели в сторону того проклятого здания. Но время шло, мы стали более взрослыми, и тот ужас постепенно начал забываться. Вся та история уже начала казаться просто плодом разыгравшегося детского воображения. Прошло два года, нам всем было уже по 11. Тестостерон впервые начал играть в наших не окрепших мозгах, и мы вновь собрались для того, чтобы вновь зайти внутрь «Безглазки».

И вот в один прекрасный день мы осмелились и зашли туда снова. Чечен как всегда шел впереди, он даже где-то снова достал ту самую арматуру, которая была в его руках в прошлый раз. Пол скрипел, этот звук стал навевать забытое чувство ужаса, но мы продолжали идти дальше. Мы вновь зашли на второй этаж, и вдруг я заметил одну новую деталь — маленькую дверцу в стене. Я крикнул остальным, чтобы посмотрели. Мы собрались вокруг дверцы. В высоту она была примерно 50 см, была покрыта старой красной краской, которая со временем почти полностью облезла. Меня очень озадачила подобная вещь. Предназначение этой дверцы было совершенно непонятно, но меня уже распирало любопытство. Дверца была явно закрыта, но Чечен быстро решил данный вопрос метким и сильным ударом арматурой по замку, старые прогнившие доски разлетелись в щепки. Мы открыли дверцу и вошли внутрь. Обстановка внутри была ещё более странной, чем снаружи. Там была большая комната метров 15, не меньше (что сам дом в длину был от силы метров 10, и говорить не стоит). Внутри по центру комнаты стоял огромный стол, за ним стояло огромное количество стульев, на столе стояли пустые тарелки, на потолке была дорогая люстра. Окна были зашторены шёлковыми шторами, и вся комната внутри была отделана очень дорого. Её владельцы (если они вообще когда-то были) явно старались подражать стилю барокко. Сказать, что мы были удивлены — это ничего не сказать. Лютик даже предложил украсть утварь со стола, ведь она наверняка была дорогая. Я быстро остановил его пыл, так как его мамаша явно бы поинтересовалась, откуда он принёс данную вещь. Да и где он собирался их потом продавать, было не ясно (да и в моём сознании всё ещё был страх того, что всякая НЁХ вновь начнёт происходить).

Мы уже было собирались уходить, как вдруг мой брат Саня что-то заметил. Мы подошли ближе, и в самом деле это было что-то интересное — под одним из столов в полу была дверца, как в погребе. Чечен сразу вызвался проделать нам вход. Дверца была закрыта на огромный амбарный замок, но Чечен вновь замахнулся и ударил. На этот раз замок так просто не поддался. Чечен совершил ещё десяток ударов, но замок никак не поддавался, и наконец, парень со злости кинул арматуру в замок, и тот внезапно распался на несколько кусков. Дверца была открыта. Чечен открыл ее, оттуда сразу вылетело огромное облако чёрной пыли. Проход был настолько тёмный, что походил на чёрную дыру. Чечен осмелился залезть туда первым, за ним полез и я. Внутри было настолько темно, что я не мог разглядеть даже собственной руки, держа её вплотную к лицу. От запаха очень старой пыли мы сразу начали задыхаться и сильно кашлять. Чечен зажёг зажигалку, это хотя бы немного осветило внутреннее пространство. Вдруг Чечен заметил что-то интересное. В тусклом свете зажигалки просматривался телевизор, и, насколько я помню, это была модель «Рубин» (в советское время очень дорогой телевизор, единственная модель с цветным экраном). Конечно же, нахождение современного на тот момент телевизора в старом доме, в каком-то погребе, в непонятной аномальной комнате — полный бред, и мы это прекрасно понимали. Но мысль о том, чтобы получить дорогой телевизор нахаляву поразила наши неокрепшие умы, и мы с Чеченом, недолго думая, закинули телевизор на наши горбы и передали его нашим браткам наверху.

Мы вылезли и вместе понесли «Рубин» на улицу, но как только мы дошли до лестницы, через весь дом как будто прошла ударная волна. Мы чуть не упали с лестницы. Целыми кусками с потолка посыпалась штукатурка, по стенам прошли глубокие трещины. Мы вновь застыли в панике и не знали, что делать. Мы не успели даже собраться с мыслями, как сразу произошёл второй удар. Все двери в доме разлетелись в щепки, от потолка начали отваливаться целые куски бетона. По несущим стенам пошли ещё большие трещины, даже мраморная лестница начала разваливаться. Мы поняли, что надо бежать. В ужасе мы бросили «Рубин», он упал на первый этаж и полностью разбился. Мы за долю секунды выбежали из дому буквально в последнее мгновение. Через долю секунды раздался третий удар, и весь дом был полностью уничтожен. От него не осталось практически ничего, даже куски бетона были как будто раздроблены отбойным молотком. Обломки дома были не больше кусков маленькой щебёнки, чего никак не могло быть в случае простого обрушения. Тогда остались бы и крупные обломки, да и как таковой причины для этого не было, ведь дом вполне себе благополучно стоял всё остальное время.

По-настоящему криповый случай из горной деревни[править]

Этот случай произошёл со мной на летних каникулах после 7-го класса. Мать отправила меня в глухую горную деревню. Почему именно меня, а не брата, я понятия не имею. Да, я был зол, ведь вместо того чтобы гулять с друзьями, подкатывать к тян, пить пивас и в целом наслаждаться беззаботным летом и молодостью, меня отправляют в полную глушь, где нет даже электричества, а единственным развлечением является полоть грядки на жёсткой каменистой горной земле. В деревне, где в прямом смысле жило 4 человека: мой дед, два его соседа и местный поп, мне предстояло провести в лучшем случае месяц с дедом, которого я знал лишь по рассказам моей матери, и с которым даже не общался и не видел его в живую, под предлогом того чтобы помогать ему в хозяйстве.

Дорога была долгой и трудной. Сначала я ехал на автобусе до местного райцентра, а потом шёл пешком по горной тропе ещё 14 км до деревни. По приходу меня встретил дед, на удивление почти безэмоционально. Говорить о том, что я ожидал от встречи деда со своим внуком, которого он не видел никогда, немного другого приёма, не стоит. Мы зашли в деревню. Она выглядела откровенно жалко: в ней было всего три старых полуразваленных каменных холупы и крохотная церковь, больше напоминающая часовню. Она была такой же старой и на вид крайне бедной.

Мы зашли в дом. Внутри он казался ещё более жалким. Там было две кушетки, стены были обвешаны коврами в лучших быдло-традициях, пол был земляной и очень холодный. По центру пола была дверца, ведущая в погреб. Сразу же после нас в дом зашёл местный поп, внешне — стереотипный образ кавказца с огромной бородой, носом и очень широкий в плечах. Выглядел он очень грозно. Он представился, сказал, что его зовут Никодим, а в миру Василь. На вопрос, сколько ему лет, ответил 60. Мне это показалось очень странным, ведь на вид ему было не больше 35-40. Он спросил, не состою ли я в бандах ОПГ, не употребляю ли я наркотики, не отношусь ли я к сатанистам, и не слушаю ли я «дьявольский рэп». Я чуть не проорал в голосину, но сдержался и ответил: «Нет». Он успокоился, перекрестил меня и наконец-то ушёл.

Дед сразу же послал меня набрать воду из колодца. Я вышел. Из домов вышли остальные жители: ещё один дед примерно того же возраста как и мой дед и бабка на вид лет 80-и. Они смотрели на меня как люди на экзотическую зверушку в зоопарке. Я попытался скрыть свою раздражённость, набрал воды, достал ведро из колодца. Соседи зашли в дома. Я поднял голову и чуть не уронил ведро обратно в колодец! По спине пробежали мурашки, в голове сразу начали всплывать ужасные воспоминания предыдущих случаев проявления НЁХ. На горе стояло существо. Я увидел лишь силуэт — это было четвероногое существо, его туловище было явно человеческое, его ноги были короткими, меньше чем у людей, но руки были очень сильно удлинены, так что передняя часть тела была выше задней, а на голове были рога, похожие на оленьи. Я стоял в ступоре, так же как и в первый раз в «Безглазке», где-то 5 минут. Стояло и существо, и хоть и находилось оно метрах так в 500 от меня, но как будто смотрело мне прямо в душу. Из ступора меня вывело то, что дед вышел посмотреть, где я, и почему меня так долго нет, но увидев это существо, он быстро подбежал ко мне схватил за руку. Мы быстро забежали в дом. Я поставил ведро на пол. Дед с ужасом в глазах сказал мне: «Срочно залазь в погреб, не издавай ни звука, и что бы ты не слышал снаружи, ни в коем случаи не выходи оттуда, и если ты вдруг услышишь мой голос, зовущий тебя, не выходи. Когда можно будет выходить, я постучу три раза по дверце. Как только услышишь это, можешь выходить». Я залез в погреб.

Разумеется, мне хоть и было страшно, но любопытство брало верх. Я дождался, когда дед выйдет и вылез. Подошёл к окну, и мне предстала фантастическая картина, как будто из фильма про постапокалипсис: дед с дробовиком и поп Василь с калашом отстреливались от тварей. Их было где-то 15. Тут я смог разглядеть их получше: их лапы и туловище были покрыты угольно-чёрного цвета шерстью, голова была лысой с чёрными глазами и огромной пастью, которая доходила аж до ушей. Внутри она также была угольно-чёрной с длинным языком и огромными клыками. Передние клыки были настолько длинными, что не помещались в пасть и торчали наружу, как у саблезубого тигра. В длину клыки были примерно сантиметров 15. Из пасти у тварей постоянно текла прозрачная слизь. На вид они были очень худыми, в длину их тело было где-то 2,5 метра. Из ран у них текла такая же угольно-чёрная кровь. Твари не падали, хотя по ним активно стреляли и из дробовика, и из калаша. Поп даже доставал из своей сумки коктейли Молотова. Бой продолжался минут 5. Под конец дед меня заметил, но продолжил отстреливаться от тварей. Из 15 тварей им удалось завалить только 4, остальные просто убежали.

После боя дед зло зашёл в дом, он явно был очень сердит на меня и хотел ударить, но сдержался. Кинув на меня недовольный суровый взгляд, он молча вышел на улицу. Поп принёс канистру с бензином, с дедом они стащили трупы тварей в одну кучу, поп кинул спичку, и куча вспыхнула. Горела она чересчур сильно, потом огонь резко стал фиолетовым, а дым из серого стал угольно-чёрным, и загорелось ещё сильнее. Я смог подслушать что-то вроде:

«Дед: Почему в этом году они пришли так рано? По моим расчётам они должны были появиться не раньше конца июля.

Поп: Не знаю, я чувствую, что тёмная сила сгущается. Нечисть будет приходить всё чаще, скорее всего армагеддон настанет в ближайшие десятилетия». В конце поп прошептал какую-то молитву или заклинание и окропил огонь святой водой. Закончив читать молитву, он щёлкнул пальцами, и огонь сразу потух, а от большой кучи трупов тварей остался лишь угольно-чёрный пепел.

Дед зашёл в дом. Мы поужинали тем, что мне дала мать. В конце дед встал, вылил на меня стакан святой воды и прошептал молитву. Мы молча легли спать. Дед разбудил меня в пять часов утра и сказал, что в деревне опасно, лучше мне вообще сюда никогда не приезжать, и он не собирается держать меня в доме больше ни минуты. Сказал мне собираться и идти в райцентр и возвращаться домой, а матери сказать, что у нас год неурожайный, и поэтому я тебя послал обратно, а на мой вопрос, что это за твари, он раздражённо ответил: «Подрастёшь — поймёшь». Я больше не стал ничего спрашивать, да и я был рад, что возвращаюсь.

Оставшееся лето я провёл так как хотел.


Текущий рейтинг: 32/100 (На основе 27 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать