Спиридоновка

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Доброго времени суток вам, господа. В силу некоторых обстоятельств мне необходимо рассказать вам эту историю, хотя конечно я не имею права этого делать. С другой стороны почему бы и нет? Ведь это все сказка, выдумка, фантазия анонимного автора. Лучшая ложь – это полуправда, а значит я ничего не разглашаю, просто провожу несанкционированную операцию прикрытия от тех слухов, которые уже сейчас появляются в соцсетях.

Меня зовут… ну допустим, Павел Александрович Смирнов и я работаю начальником 2-го контрольного отдела в звании подполковника в Московском управлении Федеральной службы охраны Российской Федерации. В дальнейшем я буду называть людей по фамилиям и именам, вместо нелепых М и Н, как это делают в шпионских романах, но это разумеется псевдонимы, скажу больше, даже подразделений с теми названиями, которые я указываю, реально не существует.

О нашей спецслужбе известно наверное меньше всего в России. Если МВД у всех на виду, ФСБ регулярно мелькает в жанре антитеррор, ГРУ травит перебежчиков, а СВР вербует конгрессменов с помощью очаровательных дам, то мы предстаем обычному россиянину в виде молчаливых двухметровых парней за спиной у Путина. Однако личная охрана «лучших людей страны» это, как вы понимаете, лишь небольшая вершина огромного айсберга той работы, которую выполняет наша организация. Большинство из нас это обычные опера, которые занимаются проверкой и контролем объектов, где находятся или могут находиться наши подопечные. Наши основные достоинства - это внимательность, хороший слух, хорошее зрение, хорошая память и незаметность. Есть и у нас свои разведка и контрразведка, но это уже отдельная история.

Если бы инциденты, положившие начало этой история произошли в каком-нибудь Бирюлево Западном, были засняты и даже имели непосредственных очевидцев, то все равно никто бы не шелохнулся, и всем было бы абсолютно наплевать. Подозреваю, что так и было раньше. Но к сожалению (для нас) все случилось внутри Садового кольца, и не где-нибудь, а на улице Спиридоновка, которая, как и Большая и Малая Никитские непосредственно относятся к объектам охраны ФСО России. Там установлены наши видеокамеры и иногда по этим милым тихим улочкам прогуливаются молчаливые и наблюдательные мужчины.

Был чудесный июньский вечер, хотелось домой и куда-нибудь на природу, к озеру, вину и шашлыкам. Читать и составлять однообразные справки порядком поднадоело. Я откинулся в кресле и закрыл глаза, предвосхищая встречу с солнцем и чистым воздухом, но мой заместитель, майор Алексей Садовников, или просто Леха, позвал меня к монитору.

- Паш, посмотри, нам тут из АйТи прислали. Я уже пять раз прокручиваю, но въехать не могу. Фигня какая-то.

Неохотно поднявшись, я наклонился перед его экраном и увидел обычную вечернюю улицу, по которой шли молодой парень с девушкой. Вроде бы ничего странного, но… Алексей нажал на паузу, улыбнулся и отмотал назад.

- Еще раз.

Снова идет пара, доходит до тени от деревьев и исчезает. Нет, не уходит в тень, а в буквальном смысле исчезает. Просто растворяется. Я недоуменно посмотрел на Лёху.

- Это глюк какой-то? Чего технари говорят?

- Да никакого глюка. Самая обыкновенная запись. Вчера в 23:08 на Спиридоновке. Ты главное посмотри, они даже исчезают не моментально.

Алексей замедлил запись и картинка стала более отчетливой. Вот парень с девчонкой идут, достигают какого-то барьера, первыми исчезают ноги, а уже потом спины. Словно фокус какой-то.

Ну что делать, мы пожали плечами и доложили нашему непосредственному шефу, полковнику Ситникову, а он естественно приказал установить личности граждан. Через трое суток нам это удалось. Студент и его подруга из Чертаново так и не вернулись в тот день с прогулки, вследствие чего полиция завела розыскное дело. Этот казус возможно остался бы без последствий, но буквально в следующую ночь случилось похожее, но гораздо более серьезное происшествие. На Спиридоновке, практически в том же самом месте, уже не исчез, а появился из ниоткуда мужчина. Вышел из воздуха и вскоре свернул в переулок, где его след терялся. А утром следующего дня полиция ОМВД по Пресненскому району задержала убийцу, которого мы вскоре смогли опознать как того самого мужчину, материализовавшегося под нашими камерами. Среди ночи он шел вдоль Патриаршего пруда и наткнулся на трех парней, распивающих пиво. Подошел и не говоря ни слова просто стал на них смотреть. Парни восприняли его как наркомана, попытались дать по физиономии, но мужчина, проведя силовой прием, спокойно свернул нападавшему шею. Поняв, что произошло, оставшиеся двое пацанов кинулись бежать. Лишь от угла дома, один из них оглянулся назад и увидел, что мужчина не преследует их, а уходит в противоположную сторону. В дальнейшем, он без ясной цели бродил по улицам, вглядываясь в лица прохожих и окна домов, пока наконец не был задержан. На допросе преступник отвечал односложно, чаще всего просто молчал, отказывался что-либо говорить о себе и объяснять мотивы своего поступка. Полицейские опера не отличаются выдержкой, хладнокровием и умением расположить к себе собеседника. Потеряв терпение, дурачок лейтенант заехал мужчине по лицу и тот в ответ, даже в наручниках сумел сломать ему руку. Лейтенанту бы совсем несдобровать, но к счастью двое других оперов смогли повалить злодея на пол. Больше они не услышали от него ни слова. Ни по фотоучетам, ни по дактилоскопическому исследованию опознать его не удалось. Даже бирки на его одежде и отметки фирм-изготовителей отсутствовали. Это был человек из ниоткуда, что собственно и подтверждала наша служба видеонаблюдения.

Поскольку случай был просто из ряда вон, мы с Ситниковым были вынуждены доложить о нем генералу Алексееву, нашему курирующему Зам начальнику службы. История ему совершенно не понравилась. Генерал недовольно крутил головой, неоднократно задавал одни и те же вопросы, словно надеясь, что в конце концов мы скажем что-то более для него приятное и в итоге прочел лекцию о недопустимости аномальных явлений на подведомственных объектах. Хорошие люди не должны исчезать, а убийцы появляться. Неизвестно что может произойти в следующий раз, вдруг из этой черной дыры вылезет террорист с гранатометом, мимо будет проезжать правительственный кортеж и... вобщем ужас.

В сухом остатке на Спиридоновке было приказано организовать негласный пост непосредственного наблюдения с задачей тут же хватать тех, кто может внезапно появиться. Мое предложение оцепить само место под видом ремонтных работ одобрения не получило.

- Для начала съездите туда и сами посмотрите что к чему. Специалистов возьмите, померяйте радиационный фон и все прочее. А этого попробуйте допросить сами, к нам его, в Лефортово, в одиночку.

Впрочем, к тому моменту преступник итак уже сидел в одиночной камере. Отношения с соседями в изоляторе у него не сложились и он, прежде чем охрана успела вмешаться, убил еще двоих. Сотрудникам УФСИН Бутырской тюрьмы злодей начал внушать такой ужас, что они только перекрестились, когда мы его забирали. Признаюсь, даже я, шагая по коридорам Лефортово, немного опасался того с кем мне придется иметь дело. На всякий случай нас с Садовниковым сопровождали еще двое вооруженных людей.

В комнате для допросов с прикрученными к полу столом и стульями сидел человек в «браслетах», одна нога у которого с помощью наручников также была прикована к стулу. Ничего примечательного в его внешности не было. Средний рост, обычное телосложение, гладкие тёмно-русые волосы и узкое бледное лицо с серыми глазами и тонкими чуть искривленными губами. Таких полно на улице, пройдешь мимо и не заметишь. Человек без прошлого и даже без имени, человек, которого не должно быть. Он вскинул на нас взгляд, когда мы заходили в кабинет, и тут же снова совершенно утратил интерес к происходящему.

- Здравствуйте, - представился я, присаживаясь напротив. – Подполковник Павел Александрович Савинов. Хочу побеседовать с вами.

Эмоций на лице моего оппонента не возникло.

- Как вас зовут?

Ответа на вопрос не последовало, что впрочем, было ожидаемо. Выждав паузу в несколько секунд, я спросил:

- Я могу что-то сделать для вас?

Кажется он удивился и внимательно посмотрел на меня.

- Едва ли.

- Кто вы? Можете не называть свое имя если не хотите, просто скажите кто вы? Мы видели на камерах, как вы появились.

К сожалению, ответом мне снова было молчание.

- В том же месте пропали люди. Я должен их найти. Помогите мне и я помогу вам.

- Возможно эти люди уже мертвы и помочь им скорее всего вы не сможете. Даже если каким-то чудом вам удастся попасть туда, где они сейчас находятся, вы погибнете сами.

- Но что это такое? Параллельный мир, другая планета, технологии пространственного перемещения?

Он посмотрел мне в глаза.

- Я не знаю, что это такое. Это ад.

Мы с Алексеем невольно переглянулись.

- Вы можете описать это место?

Он улыбнулся и посмотрел на меня злым, усталым, но тем не менее ироничным взглядом.

- Это Москва, только не та к которой вы привыкли.

- Нельзя ли поподробнее.

Поподробнее видимо было нельзя, потому что наш собеседник снова замолчал и отключился от происходящего. Я продолжал задавать вопрос за вопросом, но ответом мне было молчание. Субъекта явно ждала судебно-психиатрическая экспертиза. Я уже собирался уходить, как вдруг он заговорил снова.

- Когда-то я был вашим коллегой. Работал по тяжким в ЦАО, еще в 90-е. Я преследовал преступника, который бежал от меня по переулкам в центре. Мы неслись мимо каких-то ограждений, он перепрыгнул через забор, я за ним. Я мог бы применить оружие, но он был совсем рядом, нас отделяла буквально пара секунд. Я был уверен, что сейчас его возьму, - он усмехнулся. - Но за забором никого не было. Я оказался в каком-то старом дворе на детской площадке. Качели, блять, раскачивались!

Сжав кулаки, мужик стукнул ими по столу. Сделав паузу, он продолжил.

- Дворик такой буквой П и в нем никого. Выматерился я и в подъезд. Звоню в двери, никто не открывает. Пара дверей открыта, я заглянул - никого. И такое впечатление, что там очень давно никого. А потом крик снаружи. Я выбежал и охренел просто. Вижу этого чёрта, за которым бежал, прям рядом с песочницей. А у него из земли только голова и руки торчат. Как будто вниз его кто-то затягивал. А земля то как ты понимаешь твердая. Это что должно быть, чтобы человека внутрь обычного грунта затягивать? Я даже спасти его не попытался, в шоке был просто.

Он глубоко вздохнул.

- А потом я вернулся на улицу. И забор, сука, был на месте! И улица, блять, никуда не делась! Только она была пустая, без людей. Хотя даже машины кое где стояли, а в магазинах иногда товар был на прилавках. Рай для вора, бери не хочу. Я собственно так и питался все время.

Снова повисла пауза, а затем он покачал головой.

- Но это ад. Вы себе просто не представляете. Опасность может быть откуда угодно, в том числе в самых мерзких причудливых формах. Это порождение чьей-то больной фантазии!

- Кто они, кого вы видели? – не выдержал Алексей.

- Это нельзя объяснить если вы сами с этим не столкнетесь. Я говорю вам, это может быть чем угодно, хоть вами самим!

- Как вы вышли оттуда? – теперь уже спросил я.

- Никак. Я просто иду по улице и потом замечаю, что город меняется. Это происходит уже много раз.

- Вот как? То есть вы возвращаетесь, а потом снова туда уходите?

- Это происходит само по себе, помимо моей воли.

- Все таки как вас зовут?

После недолгого раздумья он ответил.

- Николай. Николай Евдокимов.

- Вы служили оперуполномоченным в УВД ЦАО в 90-е?

- Да.

Я не знал, что говорить дальше, потому что это было вранье. Он не мог быть опером просто потому что всем милицейским операм и в те годы и после откатывали пальцы. Мы бы установили его по картотеке дактилоскопии. Вскрывать карты сразу я не захотел, тогда, скорее всего он бы снова замолчал.

- До встречи, Николай, - сказал я. – В ближайшее время мы снова встретимся.

В тот же день мы осмотрели место появления нашего таинственного преступника. Находиться там было очень неуютно, потому что опасность провалиться черт знает куда была вполне реальной. Эксперт не зафиксировал никаких аномалий: гравитация, радиационный фон и прочее было в норме. Криминалист сделал несколько снимков. Ни я, ни другие лица, участвовавшие в осмотре, не увидели чего-то представляющего интерес. С этим и вернулись в контору.

Моим докладом генерал оказался неудовлетворен.

- Колоть этого мудака надо было, а не ляля с ним разводить!

- Менты пытались, ни к чему хорошему это не привело.

- Ментов по объявлению набирают, а ты элита спецслужб, белая кость офицерского корпуса. Тебе безопасность президента доверяют!

- В его рассказе наверняка есть какая-то доля правды. Судя по навыкам рукопашного боя, он действительно имеет отношение к силовым структурами и появился действительно из ниоткуда. Нам бы физика какого головастого, чтобы видео ему показать.

- Будет тебе физик, - буркнул генерал. – А этого чёрта на полиграф!

- Бесполезно, он просто будет молчать.

- Ты сам опер или нет? Убеди его.

Я пожал плечами.

- Для нас сейчас основная проблема - перекрыть эту дыру. А это вопрос для ученых.

- Это вопрос для снайперов, - возразил Алексеев.

- А тех, кто туда будет проваливаться не жалко? Опять же если это будет тот самый правительственный кортеж, о котором вы говорили в прошлый раз.

- Никакой кортеж по Спиридоновке больше не поедет. Об этом мы позаботимся.

- Так там посольства есть.

- Ты чего хочешь?! – разозлился генерал. – Улицу эвакуировать? Ты представляешь, что это такое?

- Для начала огородить тротуар в том месте и подключить кого-то поумнее наших экспертов.

- Будет тебе физик, - вздохнул Алексеев. – И лирик тоже.

Следующий день огорошил меня потрясающим известием. Лжеопер из ниоткуда сбежал из Лефортовской тюрьмы. Точнее даже не сбежал, а просто исчез из одиночки. Еще вечером получал свою пайку, а утром при проверке не откликнулся. Видеонаблюдение в самой его камере к сожалению отсутствовало, а вот коридор и внешняя стена хорошо просматривались. Охранник не выпускал его как Солоника. Убийца просто исчез. Также странно как и появился. И получалась пренеприятная вещь, кажется, место для перемещения могло появиться где угодно.

Дальше было еще круче. Садовников ездил в УВД ЦАО. Опера Евдокимова никто не помнил, что в принципе было неудивительно, с 90-х годов прошло уже 20 лет и личный состав много раз поменялся. Но покопавшись в картотеке, он обнаружил, что оперуполномоченный Николай Евдокимов действительно существовал и пропал при невыясненных обстоятельствах в 1996 г. В архиве Садовников откопал его розыскное дело. Когда он привез копии материалов к нам в контору, я задумался. В первую очередь меня поставила в недоумение фотография. На меня смотрел парень 25-30 лет, нашему задержанному было за 40. Внешне некоторое сходство было, но все же скорее это был просто похожий человек. На всякий случай по нашему ходатайству полиция направила фотографии нашего убийцы и опера Евдокимова на сравнительную экспертизу. Дальше собственно делать было нечего и оставалось ждать развития событий. Я переключился на другие дела, но неожиданно через два дня у меня произошла удивительная встреча. Вечером, после работы я хотел немного пройтись, как вдруг меня окликнул незнакомый мужчина.

- Павел Александрович? - мягко спросил он.

- Да, - ответил я, обернувшись, и пожалел, что с собой не было оружия. С учетом моей работы такие обращения на улице всегда сильно напрягали. Впрочем, мужчина всем своим видом не располагал к агрессии. Невысокого роста, лет 45, светловолосый с уже сформировавшейся залысиной и отнюдь не атлетического телосложения. Такой типичный интеллигент из НИИ.

- Я к вам по делу, которое вас интересует.

- Вы меня откуда-то знаете, а вот я вас нет. Представьтесь для начала.

- Моя фамилия Суровицкий. Игорь Львович Суровицкий.

- А паспорт у вас с собой есть, Игорь Львович?

Мужчина улыбнулся.

- Я знал, что вы, я имею ввиду, сотрудники органов, очень недоверчивы и специально взял с собой, – он протянул мне паспорт.

Действительно Суровицкий И.Л, зарегистрирован в Москве по адресу: ул. Лонгиновская, д.10, кв.54.

- Давайте присядем, и вы объясните, чем я заслужил ваше внимание, - я вернул ему паспорт и указал на ближайшую скамейку.

- С удовольствием, - кивнул мой собеседник и мы отошли в сторону. – Как хорошо здесь в тени и воздух такой приятный, - он улыбнулся, обводя взглядом ближайшие деревья. Я пристально посмотрел на него, давая понять, что желал бы быстрее перейти к делу.

- Мне сказали, что вы общались с человеком, который пришел оттуда и ищете людей, которые пропали.

От неожиданности у меня екнуло сердце. Я ожидал чего угодно, но только не этой темы.

- Кто вам это сказал?

- Дослушайте меня. Вы видели как люди исчезают и появляются, верно? А я первый раз увидел это в 15 лет, на даче. Возле леса человек появился просто из воздуха и куда-то пошел. Увидел, что я на него смотрю и помахал рукой. Я не решился идти за ним и никогда больше не видел. Я потом поступил в МИФИ, тем более что мне всегда хорошо давались математические дисциплины, пытался разобраться как такое вообще возможно. Я знал, что это не мираж и я не сошел с ума. Но я не очень преуспел. А потом уже в 25 я увидел как мужчина, который шел передо мной по улице, свернул за угол и исчез. Я скорее инстинктивно побежал за ним и вдруг увидел его снова. Он услышал мои шаги, обернулся, увидел меня и закричал. Без слов, это просто был дикий вопль. Я испугался, обернулся и отбежал на несколько шагов. И тут увидел людей, идущих по улице. Понимаете, их не было и вдруг они появились. И я понял, что несколько секунд провел совсем в другом мире. Там все очень похоже, дома, деревья, но шума нет, нет машин, нет людей. Ну кроме того человека. С тех пор я еще несколько раз видел, как люди исчезали и появлялись. А потом… Потом ко мне на улице подошел незнакомый мужчина, так же как я к вам сейчас и попросил отнести конверт. Я естественно сказал, что не знаю его и не собираюсь никуда ничего нести, но он назвал дату и место того случая, когда я побывал в другом мире, а потом другие даты, когда я просто видел. Я спросил, что там, он ответил неважно, просто отнесите. И я отнес, тем более надо было просто бросить конверт в почтовый ящик. С тех пор меня периодически просят встретиться с людьми или что-то передать и я это делаю.

Он замолчал и я несколько секунд раздумывал над услышанным.

- Так что же вам просили мне передать? И кто просил? Хотя бы как выглядит?

Он усмехнулся.

- В этот раз я вообще получил сообщение по электронной почте. Просили передать, что если вы хотите получить людей, которые пропали, вам нужно прийти на ту сторону.

- Куда прийти?

Суровицкий сделал характерный жест.

- Туда где они сейчас.

- Куда конкретно?

- Если вы согласитесь, дополнительную информацию вам предоставят позже.

- На 90% согласие будет, мне нужно только переговорить с начальством и подготовиться к турпоходу. Сколько людей я могу с собой взять?

- Я уточню.

- Я позвоню вам завтра.

- Хорошо, - тихо ответил Суровицкий.

- Честь имею, - кивнул я, прощаясь.

Естественно идти домой я уже не собирался. Пришлось вернуться и тут же самому пробить по базам этого Игоря Львовича. Я практически угадал, это был физик Курчатовского института. Больше ничего интересного. Ни административки, ни уголовки, ни личного автотранспорта, ни семьи, только квартира в собственности по адресу указанному в паспорте. Странный, бесцветный тип, еще и живущий возле Введенского кладбища. Ну да ладно, это, наверное, уже не важно.

Спал я в тот день неважно, хотя и хлопнул грамм 200 от нервов. Прежде чем перейти на нынешнюю, практически офисную работу, мне пришлось прослужить в разных местах, включая горячие точки и даже немного побегать по горам с автоматом, но то что предстояло сейчас, совершенно выбивало из колеи. Войти в иной мир, законов и опасностей которого никто даже не представлял. «Это ад», - вспомнил я слова Лжеевдокимова. И мне надо спуститься в этот ад, достать из него грешников и если повезет, захлопнуть его врата.

Утром следующего дня рассказал Ситникову про вчерашнюю встречу и неожиданное предложение. Изложил свое мнение, что идти нужно, но только с силовой поддержкой.

- Да понятно, можешь не объяснять, - махнул он рукой. – Я бы тебе и танк с собой дал. Хрен знает какие там черти полезут. Вот ведь, ситуация.

Генерал где-то отсутствовал и согласился принять нас только ближе к вечеру. Когда мы с полковником вошли к нему в кабинет, я увидел, что Алексеев не один. У него присутствовал еще один человек. Короткостриженый, в черной рубашке, он напоминал не то уголовника 90-х, не то сотрудника похоронной службы.

- Ну вот, на ловца и зверь бежит, - обрадованно заговорил генерал. – Я сам вас обоих как раз искать хотел. Обещал я тебе, Смирнов, специалиста, и вот он, Курносов Олег Павлович. Как раз разбирается в этих ваших паранормальных делах. Будет тебя консультировать.

У меня мелькнула недобрая мысль.

- Не понял. Олег Павлович по каким вопросам специалист?

- По паранормальным. Ты Смирнов не думай, мы его уже проверяли. Два раза он нам ценную информацию сообщал, в результате чего мы заранее предвидели действия противника.

- Вы колдун? – спросил я Курносова прямо.

- Да, - улыбнулся он, кивая. – Можете называть меня и так.

О боже! Эти оккультисты прилипли к нам и ФСБ еще со времен пресловутого генерала Григория Рогозина. Беспристрастный анализ их «работы» говорил только об одном – все их успехи просто случайные попадания или удачные интерпретации, большинство же ритуалов и предсказаний вообще заканчивались откровенным пшиком. Но все равно, паразитируя на предрассудках и слабостях наших руководителей, они раз за разом втирались в доверие и вешали на уши лапшу, активно пользуясь всеми благами сотрудничества со спецслужбами, включая в том числе вполне ощутимую финансовую выгоду.

- И как использовать талант Олега Павловича в нашем случае? – уточнил я.

- Как как. Каком кверху! Как экспертов используют? Ситуацию я ему обрисовал, отвезешь его на место, детали обсудите, он выскажет мнение и будете дальше действовать по ситуации. Ты Смирнов, не тупи. С чем пришел, кстати, что нового?

Я кивнул на колдуна.

- Информация все таки конфиденциальная.

- Она касается именно этого дела?

- Да.

- Тогда говори.

- С той стороны вышли на связь. Предложили нанести им визит и забрать пропавших людей.

- Что? - генерал нахмурил брови. – Какой визит?

Я рассказал о вчерашнем разговоре с Суровицким.

- Надо бы этого посредника к нам и поколоть немножко. Знает он наверняка гораздо больше, - предложил Ситников.

- Не надо, - возразил Алексеев. - Но наружку за ним поставить обязательно, компьютер его и почту удаленно посмотреть.

- Правильно, товарищ генерал, - согласился я. – Если его сразу принять, узнают и непонятно какая будет реакция. Может сорвется все. Вы санкционируете мой поход?

- Да, - кивнул генерал.

Что мне больше всего нравилось в генерале Викторе Васильевиче Алексееве так это его забота о безопасности личного состава. Подполковник идет черт знает куда и он даже не предлагает ему группу прикрытия.

- Подготовиться нужно по-хорошему и сопровождение иметь.

- А они согласятся?

- Это будет нашим условием. Я не Володя Шарапов, один в пекло не полезу.

Мой ответ генералу не понравился. С его точки зрения, офицер, как истинный самурай, всегда должен быть готов по приказу своего начальника расстаться с жизнью.

- Какое ты хочешь сопровождение?

- Взвод спецназа с полной экипировкой, готовый к автономной работе в тылу противника.

- А может тебе дивизию сразу?! – Алексеев улыбнулся, но хлопнул рукой по столу.

- Дивизию, товарищ генерал, вы мне дать не сможете, в вот взвод – это вполне реально.

Алексеев задумался.

- Да глупо это. Вы что там воевать будете? С кем? Единственный человек, который оттуда вышел, был невооружен. По рассказам твоего ученого, он встречался тоже с обычными людьми. Не с чудовищами и не с сотней моджахедов. Дам отделение, 10 человек.

Я вздохнул.

- Ну отделение так отделение.

- Ты извини меня, Паш, но если вы не вернетесь, то лучше все таки десять человек потерять вместо сорока, - добавил генерал.

- Я пойду с вами, - внезапно вклинился в разговор Курносов.

- Это нас заметно усилит, - кивнул я с максимально серьезным лицом.

- Вот это хорошо, - поддержал Алексеев. – И ты, Паша, зря смеешься. Человек на риск идет также как и ты.

- Я не буду для вас обузой и постараюсь помочь всем, что в моих силах, - добавил колдун.

- По рукам, - заключил я. – В ад нужно идти со своим Вергилием.

Аудиенция вскоре завершилась. Я созвонился с Суровицким и озвучил наши условия: со мной 11 вооруженных людей. Потом я поехал с колдуном на Спиридоновку, демонстрировать место происшествия. Хотя наверное с тем же успехом могли показать и камеру в Лефортово. Курносов походил, помолчал, о чем-то задумывался, в принципе не пытался изобразить для меня какое-то представление, как в «Битве экстрасенсов» и в конце концов выдал.

- Человеку, который предложил вам пойти в тот мир, не следует доверять.

- Вот как. Так что же, отменять операцию?

- Нет. Если есть возможность кого-то спасти, надо воспользоваться шансом.

- Я не понимаю вас. Если ему нельзя доверять, то мы попадем в ловушку, и спасать придется уже нас самих.

- Я не вижу будущее как картинку на телевизоре. Нам будет непросто, но все же не безнадежно.

- Вы альтруист? Зачем вы идете с нами?

- Во-первых, я действительно хочу найти пропавших людей, а во-вторых мне это очень интересно. Это колоссальный новый опыт для моей работы. А жизнью я и так рискую. Вы не представляете себе насколько могут быть опасны сущности, с которыми мы взаимодействуем.

- Почему вы считаете, что физику нельзя доверять?

- Я чувствую негатив, который проходит сквозь этого человека. И здесь я тоже ощущаю негативную энергию. Неприятное место.

- Само место?

- Если перепачкать комнату фекалиями она станет неприятной.

- Хорошее сравнение. И вы можете его очистить?

- Могу в принципе, но это трудоемко, а главное бессмысленно. Здесь очищу, в другом месте снова испачкают. А со временем эта энергетика, если ее не подпитывать, сама рассеивается.

Поболтав еще немного ни о чем, мы разошлись. Доверять Суровицкому, конечно не было никакого резона, но про колдуна Курносова, несмотря на рекомендации генерала, я мог бы сказать то же самое.

Физик вскоре отзвонился и сообщил, что мое условие принято. Нашей группе нужно быть на Малой Никитской возле дома 14 стр.2 в 23:00 и двигаться по направлению к Садовому кольцу, где нас встретят. Я ответил, что сегодня это невозможно, потому что группа не готова (это действительно было так) и перенес дело на два дня. Он опять сказал, что ему нужно согласовать вопрос, но на этот раз ответил быстро. Итак, через два дня.

Честно говоря ощущения были не из приятных. Даже когда я, молодой, готовился отправиться в горы, чтобы гоняться за НВФ, нервяка было меньше. Может быть уже сказывался возраст, начал понемногу прирастать задницей к креслу. Ну ничего, пора вспомнить юные годы.

Оставшееся время было посвящено знакомству с группой и вводу их в курс дела. Понадобилось время убедить бойцов, что их не разводят и это не глупый розыгрыш. В день операции пришла информация по Суровицкому от наружки и информационной безопасности. За два дня что его водили ничего интересного он сделать не успел. Из дома на работу, после работы бесцельные (по крайней мере так решили наши топтуны) блуждания по городу и домой. В компьютере у него тоже было не много интересного. Он действительно согласовывал с кем-то наш поход по электронке. Помимо научных текстов и переписки были немного странные вещи, вроде фотографий кладбищ, участия в форумах по эзотерике (чего он Курносову не понравился, готовый же клиент?), но все в рамках закона.

Мы тихо подъехали к Малой Никитской на двух легковых фургонах. Я и спецназовцы были в полной экипировке, в бронежилетах, с оружием и рюкзаками амуниции. Весило это немало и все мы посмеивались, но завидовали колдуну, взявшему с собой всего лишь какой-то пакет. К нашему появлению улицу под благовидным предлогом пришлось перекрыть, все таки появление спецназа в центре столицы людей беспокоит и все мы от души надеялись, что это ненадолго. Выгрузившись на пустынной улице, мы молча двинулись вперед. Минуты две ничего не происходило, только теплый летний ветерок приятно обдувал лицо, пока внезапно, на углу Вспольного переулка, мы не остановились как вкопанные. Ветер исчез, но главное над нашими головами исчезло небо, его заменил рассвет.

- Кажется пришли, - первым проговорил я, и кивнув командиру спецназовцев Саше Егорову, добавил. – Проверь связь.

Он несколько раз попытался, но как и следовало ожидать, кроме шума ничего слышно не было.

- Будем ждать. Вероятно сейчас к нам кто-то подойдет, - объявил я.

Примерно через минуту со стороны посольства Туниса к нам действительно приблизился человек невысокого роста.

- Добрый вечер, - поздоровался я.

Он остановился, посмотрел на меня и улыбнулся. Лишь мгновение улыбка была нормальной, после чего, явно превзойдя все возможности человеческой мимики, превратилась в жуткую гримасу. Ближайший к нему боец невольно передернул затвор и отшатнулся. А человек, не отворачиваясь от нас, пошел дальше.

- Что это было? – засмеявшись, спросил Сережа Жданов с позывным Ганс.

- Это и есть тот с кем мы должны были встретиться? - уточнил Егоров.

В ответ я мог только пожать плечами. Мы безуспешно прождали еще минут пять, а потом по моей команде двинулись в северном направлении по Вспольному. Мысленно я обматерил Суровицкого. Ну а что я собственно ждал?

- Кажется вы были правы, - обратился я к Курносову. – Не стоило доверять этому типу. – Как вам здесь? Нравится?

- Ничего не понимаю, - покачал головой он.

- Вы в этом не одиноки, - засмеялся я.

Внезапно впереди мы услышали крик.

- За мной! - скомандовал я и мы кинулись по переулку. Возле двухэтажного серого здания перед нами предстала жуткая картина. К оконной решетке цепями был прикован истекающий кровью, голый мужчина, все тело, которого было покрыто глубокими резаными ранами. Он то кричал, то стонал, взглядом передавая нам невыразимую муку.

Мы не успели даже ничего спросить, как внезапно из-за забора на дорогу выпрыгнули трое каких-то упырей с длинными кривыми ножами, похожими на мачете и рычащей бензопилой. С устрашающим ревом они бросились на нас. Тут же все заглушил грохот автоматного огня. Наши противники производили жуткое впечатление. Да, они были уязвимы, но все равно, получив каждый по полавтоматного рожка, смогли, прежде чем упасть, сделать в нашу сторону еще несколько шагов. Наконец мы прекратили стрелять.

- Попал гад, броник спас, - сказал Женя Киселев, с позывным Кот, рассматривая дырку на форме от брошенного в него ножа.

Мы подошли к валявшимся на асфальте маньякам. Один из них, который был с пилой, еще шевелился и кто-то из наших добил его выстрелом в лоб.

- Обшманайте, - приказал Егоров. – Под наркотой, наверняка.

Я взял у бойца тесак, который в него швырнули. Ну да, мачете и есть. Мужчина, прикованный к решетке тем временем испустил дух. На предложение снять его, я только махнул рукой.

- Пусто, - доложили парни, осмотревшие трупы злодеев. - Кажется ничего кроме оружия у них не было.

Я посмотрел на покойников. По виду вроде бы обычные люди, хотя рожи зверские, как с карикатуры. Надо было идти вперед.

- А если дальше их человек 50? – спросил коренастый и белобрысый парень Сергей Коротков со странным позывным Бобер, который отличался от других бойцов наличием компактного гранатомета «Бур».

- Значит положим 50, - отрезал Егоров.

Перед тем как идти, для отчета я сделал фото и видеофиксацию места происшествия.

Возле дома №10, буквально в метре от одного из наших парней, о землю грохнулся рыжий кирпич. Моментально дав по крыше несколько очередей, мы внимательно высматривали малейшее движение, но увы, никого. Местные явно играли с нами в какую-то дурацкую игру.

Мы шли и заглядывали в окна, за деревья, в салоны редких припаркованных машин. Кое где попадались даже следы жизни, меня например поразил игрушечный мишка на заднем сидении Рено. Но в целом город не производил впечатление обитаемого. Наверное так выглядела бы покинутая людьми Припять году в 1987-м.

Постепенно мы добрались до Спиридоновки и двинулись к ее началу. Мне было интересно сможем ли мы вернуться в нашу Москву пройдя через место портала здесь. Однако нормально дойти не получилось. Из-за угла Большого Патриаршего переулка на нас смотрел и улыбался какой-то человек. Слава богу не тот урод, которого мы встретили на Никитской.

- Осторожно, - скомандовал Егоров, - но оружие не нацеливайте, вдруг мирный.

Парень не стал дожидаться пока мы приблизимся, и бросился бежать по переулку в сторону пруда.

- Заманивает, - предположил кто-то из парней.

- Возможно, - кивнул я. – Но все таки проверим.

Этот чудак то останавливался, то снова отбегал, пока в конце концов у самого пруда не скрылся в толпе. Да да, в толпе. На Патриаршем пруду было столпотворение народа. Это настолько контрастировало с пустым городом до этого, что мы просто обомлели. Люди сидели на скамейках, стояли, неспеша прогуливались, но почему-то не говорили при этом ни слова. Царила полная тишина.

- Вот это да, - изумленно протянул Ганс.

- Пойдем, попробуем пообщаться, - приказал я. – Эти вроде без пил и ножей.

- Это не люди, - внезапно произнес Курносов.

- А кто? – обернулся я.

Он не ответил, поглощенный своими мыслями.

Мы вышли на аллею. Часть толпы обтекала нас, проходя мимо, но некоторые стали останавливаться и разглядывать нас в упор. У большинства при этом на лицах появлялась идиотская блаженная улыбка.

- Добрый день, дамы и господа, - начал я вступительную речь. - Нас пригласили сюда местные власти, но к сожалению не удосужились лично встретить. Бывает. Не могли бы вы сказать, кто здесь главный и как его найти?

Молчаливые радостные люди постепенно стали собираться вокруг нас в кольцо, что заставляло напрягаться. Отвечать мне никто не собирался.

- Если вы все здесь немые, может жестами что-то покажете?

- Они ничего не скажут и не покажут, это какие-то искусственные существа, - шепнул мне Курносов.

- Замечательно, - только и успел ответить я, как вдруг один из этих типов протянул ко мне руку и потрогать за лицо.

- Но но, давайте без фамильярности, - я скинул руку, но тут же другие стали делать нечто подобное с остальными бойцами и через мгновение на нас навалилась вся толпа.

Началась самая безумная и нелепая драка из всех, в которых я участвовал в жизни. Понять чего хотели эти идиоты было невозможно. Они хватали нас за руки, ноги, плечи, головы, то тянули, то мяли, иногда даже пытались кусать. Наверное так младенцы поступают с игрушечными куклами. Отшвырнуть их от себя не было никакой возможности, они просто давили массой.

- Огонь! – закричал я. – Делаем коридор!

Снова загрохотали автоматы. Люди падали, но не отступали. Кое как, что-то теряя и оставляя, с отборными матюками мы проталкивались сквозь толпу. У одного из наших парней вырвали автомат, но сделавший это просто тупо уставился на захваченный предмет. Боец тут же полоснул его ножом и вернул оружие.

Повалив человек 15, мы вырвались и отступили к Большому Патриаршему. За пределами аллей нас почему-то не преследовали. Молчуны столпились перед проезжей частью и смотрели нам вслед.

- Все на Спиридоновку, быстро, - приказал я. – Попробуем уйти отсюда.

Сверху опять прилетел кирпич, на этот раз прямо по шлему Паши Ильина с позывным Смелый. По счастью удар его только оглушил.

- Может в подъезд, найдем гада? – крикнул Егоров, пока бойцы громили оконные стекла.

- Хрен знает что там. Сейчас главное уйти если получится, - ответил я.

- Не факт что там вообще кто-то есть, - добавил наш колдун.

- Кирпичи сами по себе не летают, - злобно возразил Жданов, на что Курносов только головой покачал.

- Все пошли, - махнул я рукой.

Вскоре мы были возле дома №18 на Спиридоновке, где собственно и началась наша история.

- Ну с богом, - сказал я и первым двинулся в место предполагаемого портала. Увы, рассветное небо над моей головой ни капли не изменилось. Спецназ следом за мной тоже никуда не исчез.

- И что теперь? - мрачно спросил Егоров.

- Теперь на Никитскую, откуда пришли.

- Боюсь так просто нам отсюда не уйти, - прокомментировал Курносов мое решение.

- Ну так посоветуйте что-нибудь! Где мы вообще по вашему?

- Я могу только предположить. У нас по отцовской линии поколениями передаются некоторые способности, благодаря которым мы видим и чувствуем окружающее нас не так как остальные люди.

- Это, Олег Палыч, мы уже поняли.

- Вы уже сомневаетесь верить мне или нет, хотя изначально были наполнены скепсисом, - улыбнулся Курносов.

- Для этого вывода не надо быть телепатом, - спокойно парировал я. – Так где мы?

- В каком-то пузыре или кармане, который прилип к нашему миру. Причем по сравнению с нашим миром, этот небольшой. Напоминает присосавшегося паразита. Да да, именно так. Это живое существо.

Наш волшебник разговаривал, казалось глядя при этом куда-то вглубь себя.

- Это вы Курносов напоминаете паразита, - голос за моей спиной произнес это настолько внезапно, что, вздрогнув от неожиданности и быстро развернувшись, я едва не нажал спусковой крючок.

Рядом стоял бесследно исчезнувший из Лефортово Лжеевдокимов.

- Деньги из людей вытягиваете в обмен на вранье и ложные надежды.

- Это неправда.

- Ага, неправда. А кто Евгении Савельевой сказал, что ее пропавший муж жив и вернется? Два года назад еще сказал. А муж то до сих пор не вернулся. И не может вернуться, потому что разорвали его на мелкие кусочки.

Курносов побледнел.

- Этого не должно было произойти, все должно было быть не так, я не знаю почему это случилось.

- Это вы его, Евдокимов, порешили? – спросил я. – С последней нашей встречи у вас кстати поменялись интонации.

- Нет не я.

- Это не Евдокимов, - тихо сказал колдун. – Это двойник. Здесь все и всё двойники.

Лжеопер оскалился.

- Умный.

- Евдокимов, как ваше настоящее имя? - поинтересовался я. - Надо как-то к вам обращаться.

- А так и называйте, Николай Евдокимов, мне нравится.

- Мне нужно Николай, чтобы вы отдали людей, которые у вас здесь застряли и не появлялись больше у нас, по крайней мере в Москве. Со своей стороны мы можем оказать вам посильные услуги. Я представляю Федеральную службу охраны Российской Федерации и возможности у нас довольно большие.

- Вы ничего не можете дать кроме самих себя, Павел, вот в чем дело.

- Тогда какого черта вы нас сюда звали, это ловушка?

- Еще не поняли?

- Не понял. Вас здесь вообще очень трудно понять. Какой-то паноптикум маньяков и имбецилов.

- Я же говорил вам тогда, в Лефортово, это ад. Чистая правда. Кстати та история вообще практически целиком правдива. Именно все это Евдокимов и видел.

- Где он сейчас?

- Его давно уже нет, - с наигранной грустью ответил двойник. – У нас здесь долго не живут. Климат что ли плохой?

- Знаете что Коля? Мы вас пожалуй возьмем с собой чтобы вы вывели нас обратно. А если вы этого не сделаете, то я вас расстреляю к чертовой матери.

- Если я не убью вас первый, – он злобно улыбнулся в ответ, но едва успел это сказать, как Ильин приставил нож к его горлу.

А дальше все произошло в мгновение ока. Лжеевдокимов резко плюнул Смелому в лицо, тот рассек ему горло и уже падая с хлынувшей кровью, двойник исчез в воздухе.

Отчаянно матерясь, Ильин смывал слюну, поливая лицо водой из бутылки.

– Кажется нормально пообщаться здесь не с кем, - заметил я.

- Он появился, когда вы стали что-то про пузырь рассказывать, - отметил еще один наш боец Андрей Финогенов, он же Барс.

- Точно, - подтвердил Егоров.

- Значит нас здесь внимательно слушают, - сделал я вывод. – И еще они здесь обидчивые. Не понравилось сравнение с паразитом. Так что вы говорили, продолжайте.

- Эта минивселенная, в которой мы сейчас находимся, оперирует образами, которые видит в нашей базовой вселенной и дорисовывает их по своей фантазии.

- А зачем?

- Трудно сказать, может быть просто от скуки.

- То есть эта хрень где-то летала и прилепилась к нам. Да, пожалуй классический паразит, питается тем что находит у нас и пардон, нам же в Москву что-то периодически высирает. А у вас нет мыслей, как от него отделаться? Что если каким-то образом закатить сюда атомную бомбу и взорвать? Ему это наверное не понравится.

- Не понравится. Только если этот мир в состоянии создавать такие сложные вещи как человеческий организм, то скорее всего он может скопировать и вашу бомбу, а потом выкатить ее нам в ответ.

- Пожалуй вы правы. Ладно, надо что-то делать. Сейчас идем на Никитскую, если не получится вернуться, устроим где-нибудь привал.

Мы пошли вниз по направлению к Гранатному переулку и внезапно небо над нами изменилось. Из рассветного оно превратилось в ясно дневное, солнечное, с большими пушистыми облаками в вышине. С учетом того с чем мы здесь столкнулись, даже не верилось. В душе рождалось что-то позитивное и радостное.

- Так получше будет, - шутили парни.

Мы сместились в затененную нечетную сторону улицы. Внезапно что-то белое и длинное метнулось из окна, схватило одного из бойцов и рывком втянуло внутрь. С криком он попытался зацепиться за оконную раму, но силы были не равны и практически тут же его унесло в проем. Бойцы ломанулись в соседнее окно и звук автоматных очередей слился с диким звериным ревом и человеческими криками. Творилось что-то жуткое. Когда я вскочил в комнату, то увидел, что Леша Пронин, тот самый, кого схватило это существо, уже мертв. Он лежал в луже крови с неестественно вывернутой головой и торчащим из шеи осколком позвоночника. Тварь под нашим огнем стремительно металась по помещению. Она могла вытягивать и сокращать конечности и что самое поразительное, меняться, превращаясь из подобия рептилии в млекопитающее и обратно. Пули дырявили ее как решето, но затем ткань, из которой она состояла, на моих глазах медленно срасталась. Разорвав лицо и горло, она успела убить еще одного из нас. Третий, каким-то чудом, вырвав, уже схваченную монстром руку, выпрыгнул в окно.

- Назад, все назад! – кричал Егоров.

Мы выскочили и отбежали на противоположную сторону дороги. Коротков скинул с плеча свой замечательный «Бур» и долбанул в окно термобарическим снарядом. Я думал разнесет весь этаж. Сквозь стену огня ничего видно не было и оставалось только надеяться, что существо мы убили. Во всяком случае, оно себя больше не проявляло. К сожалению после такого взрыва вопрос эвакуации тел наших парней даже не поднимался.

Когда мы шли дальше мимо Гранатного переулка, со стороны Малой Никитской нам навстречу вышел тот самый ухмыляющийся человек, которого мы видели в самом начале. Заметив нас, он снова явно издевательски скорчил рожу и замахал нам руками. Мы были уже сильно злые и без лишних слов тут же открыли огонь на поражение. Сначала он пытался бежать, но настигнутый парой десятков пуль, раненый уцепился за забор, сделал несколько шагов и упал.

- Хорош! - закричал Егоров. – Патроны экономьте!

Небо снова изменилось. Солнечный день внезапно превратился в темную и безлунную ночь. Слава богу хотя бы загорелись фонари.

- Черт! Да что тут происходит? – вырвалось у меня.

Бойцы матерились все больше, постепенно нарастала нервозность.

- Слышь ты, колдун, как тебя? Наколдуй чего-нибудь, нас тут перебьют всех к черту! – внезапно рявкнул Ганс на Курносова.

- Я сделаю то что в моих силах, - невнятно буркнул Курносов и было видно, что его ответ никого не устроил.

Когда мы уже подходили к дому 14 на Малой Никитской, асфальт перед нами внезапно стал проваливаться, образуя канаву, из глубины которой горел алый свет, образуя в воздухе красивое подобие северного сияния. Канава постепенно расширилась примерно до 2-х метров, свет стал ярче, иногда вырывались даже всплески пламени и валил дым.

- Ад и есть ад, все как рассказывал этот мерзавец, - сказал я, разворачивая автомат на изготовку. – Сейчас видимо черти полезут.

Спецназовцы рассредоточились, приготовившись к бою. Прошла минута, другая, третья. Было по прежнему тихо, только огонь слабо мерцал на ночной улице, так как будто служил всего лишь элементом декорации.

Егоров махнул рукой одному из бойцов и они вдвоем приблизились к впадине. Посмотрев вниз, они позвали нас к себе. Подходить было малоприятно, но заглянув внутрь я в принципе не увидел ничего особо страшного. Провал был неровным, изгибался и постепенно сворачивал куда-то в сторону. Непонятен был и источник пламени, словно горючее вещество исходило прямо из земли. Мы стояли и молча смотрели вниз, вглубь впадины, которая буквально завораживала нас. Мне казалось, что откуда-то из глубины, доносятся нестройные звуки и голоса, как будто кто-то очень далекий пытается до нас докричаться. Внезапно раздался вопль.

- Сзади! – орал Курносов.

Развернувшись, мы увидели метрах в тридцати… нет не чертей, людей вооруженных разными металлическими предметами, которые тоже услышав крик, бросились на нас бегом. Снова загрохотали автоматы, повалив первый ряд атакующих, после чего мы схлестнулись с врагом в рукопашную.

- Колдуна спасайте! – успел крикнуть я, перед тем как безумный бородатый мужик вывернул мой автомат в воздух, а другой попытался ударить меня по голове куском арматуры. Каска выручила. Удерживая огнестрельное оружие одной рукой, я быстро выхватил нож и ударил им в живот первого нападавшего. Зарычав, он обхватил место раны, а второй тем временем, снова меня ударил. Я развернулся, попытался его застрелить, но кто-то ударом в спину свалил меня на землю. Потом был удар ботинком мне в бок, чью-то руку я пробил ножом, рядом опять затрещал автомат и вскоре бой с шумом, криками, воем и матюками принял довольно хаотичный характер.

Кое как поднявшись, я с радостью обнаружил, что мы побеждаем. На асфальте валялось около пятнадцати злодеев, а оставшимся наши парни отчаянно ломали и резали руки, ноги, головы, подтверждая непревзойденные качества российских спецподразделений в рукопашной схватке. В какой-то момент оставшиеся противники просто как по команде бросились бежать, скрываясь между домами. Я этому немного удивился. У предыдущих инстинкт самосохранения как будто отсутствовал. Похватав автоматы, мы дали им вслед несколько очередей, но не стали преследовать.

- Мне чуть глаз не выбили, - почти выкрикнул Егоров.

- Колдун, ты молодчик! – похлопал его по плечу двухметровый Андрей Семенов. – Сказал – сделал. Как ты их услышал то?

- Я не услышал, я почувствовал, - пробормотал колдун, которому тоже явно досталось.

- Хотели нас в эту яму столкнуть, суки!

После победы, которая на этот раз обошлась без потерь, если не считать синяков и ушибов, настроение личного состава улучшилось. И ночь растворилась, медленно, в течение десяти секунд, превратившись в уже не рассветное, а обычное утро. Огненная канава тоже исчезла, снова став просто проезжей частью.

Я попытался пройти мимо здания так как мы это делали для того чтобы попасть в этот мир, потом обратно. Никакого результата. От разочарования, пусть даже ожидаемого, на меня навалилась усталость. Сколько мы здесь? Вроде всего ничего, прошагали небольшой круг по центру этого проклятого города, но ощущения такие будто я провел несколько дней в непрерывном боевом походе. Мы сделали короткий привал, погрызли печенье с шоколадками и запили их минеральной водой.

Неожиданно со стороны начала улицы прилетела ворона, сделала над нами несколько кругов, иногда присаживаясь на крышу здания, несколько раз каркнула и скрылась за домами.

- Здесь не бывает ничего случайного, - задумчиво заметил Ильин.

- Совершенно верно, - прозвучал приятный женский голос. – И вы тоже здесь не случайно.

Резко схватившись за оружие, мы увидели всего лишь одинокую белокурую женщину, лет тридцати, спокойно подходившую к нам откуда-то со стороны Садового кольца.

- Как дела, ребята? - улыбнулась она, приветливо обводя нас взглядом.

- Ты местная? – неуверенно спросил Семенов.

Не переставая улыбаться, девушка кивнула, неспеша приближаясь.

- Остановитесь пожалуйста, - попросил я, демонстративно щелкнув затвором.

- От вашего гостеприимства мы стали немного нервными.

И она к моему облегчению остановилась. Не люблю стрелять в женщин, даже если они не настоящие.

- Что тебе надо? – угрюмо спросил Егоров.

- Примерять обновки.

- Что?

Она не ответила, продолжая оглядывать нас поочередно, как зверей в зоомагазине.

- Нам пора уходить, - твердо сказал я, стараясь придать голосу максимум убедительности.

Она покачала головой.

- Здесь нет никакого пора.

- Слышь девочка, у нас два 200-х уже из-за ваших уродов, - вмешался Коротков.

- Изменения нельзя остановить и мир этим прекрасен, - неясно ответила она, посмотрев на Бобра.

- Мы не собираемся разгадывать ваши ребусы, - снова вмешался я. – Если вы не отпустите нас, будет война и никому от этого лучше не станет. В этот момент она почему-то посмотрела не на меня, а на Курносова. Секунды три они молча изучали друг друга. Снова каркнула ворона, опустилась перед девушкой на асфальт и исчезла. Через мгновение пропала и сама наша собеседница.

- До сих пор не могу к этой херне привыкнуть, - вздохнул Кот.

- Что вы сейчас делали? – спросил я колдуна.

- Я пытался понять, что им надо, пообщаться невербально.

- Получилось?

- Отчасти да.

- И что им от нас надо?

- Мы для них как игрушки. Или как новое красивое платье для женщины. Они отпустят нас когда наиграются, а может быть никогда. Как ребенок, который просто отбрасывает в дальний угол то что ему надоест.

Одновременно выругалось человек пять.

- А эмпатии у них ноль.

- Видимо да.

- Ладно, пойдем, - приказал я. – Проверим магазины. Посмотрим, есть ли там что полезное.

Мы двинулись в сторону Никитских ворот, но пройти по улице нам удалось совсем немного. На дорогу перед нами села все та же чертова ворона, а что произошло потом мне сложно передать словами. Такое впечатление будто пространство искривилось куда то влево, после чего наша группа снова оказалась на пересечении Спиридоновки и Большого Патриаршего переулка.

- Черт, теперь здесь и география меняется, - пробормотал Жданов.

- Там опять толпа придурков, - заметил Коротков, указывая в сторону пруда.

- Не уверен, - покачал я головой. – Здесь все как в калейдоскопе. Эта толпа может быть уже у нас за спиной. Пойдем посмотрим.

Мы вышли к Патрикам. Люди там действительно были, но уже в гораздо меньшем количестве. К нам, когда мы аккуратно приблизились, они не проявили никакого интереса. Они казалось вообще ничего не замечали. Вот мимо нас прошел сухенький дедушка с палочкой. Присутствие вооруженных людей в шлемах и экипировке его совершенно не насторожило. За ними прошла невысокая женщина, также погруженная в свои мысли. Кто-то из наших даже усмехнулся. Следом шел кудрявый хипстер в наушниках, похожий на Михаила Светова. Смелый не удержался и резко сделал ему подножку. «Светов» грохнулся, вскрикнув. Поднялся, отряхнулся и пошел дальше.

- Молодой человек, - окликнул его Ильин. – Молодой человек, я к вам обращаюсь! Вернитесь пожалуйста!

Ноль эмоций. Хипстер просто не слышал его и уходил прочь.

- Давайте его в плен возьмем? - не мог угомониться Паша.

- Не надо, - не согласился я. – Если бы была возможность уйти, прихватили бы как зверушку из местной фауны, а так…

Внезапно прокатился какой-то мощный грохот и задрожала земля. Полное ощущение начала землетрясения. Вот его люди, гулявшие по аллеям, заметили и бросились бежать кто куда.

- Черт, что это?

Тряска усилилась и по земле в разные стороны пошли стремительно расширяющиеся трещины.

- Бежим отсюда, - крикнул Егоров и мы понеслись к Малой Бронной. Оглянувшись, я увидел как в щель боком провалилась одна из скамеек; вот наклонившись, поплыла часть ограды, рухнули одно за другим несколько деревьев. А потом из щелей стали выскакивать какие-то черные шары.

- Стойте, - крикнул я где-то возле кафе «Маргарита». Трещины не шли прямо к нам и мне показалось, что мы в относительной безопасности.

Несмотря на грохот мы услышали душераздирающий вопль. Я даже сделал несколько шагов вперед, но картина была ясна и так. Это были не шары, а какие-то существа, непонятные звери, передвигающиеся прыжками. Внешне они немного напоминали огромных кротов. Одна из этих тварей набросилась на человека и терзала его, пытаясь то ли сожрать то ли просто убить.

Мы хотели было кинуться на помощь бедолаге, но тут же поняли, что сами находимся в опасности. Сначала две, потом три, четыре, семь тварей уже скакали на нас! Попасть в них было не так то просто, но тем не менее одно чудовище выстрелом из подствольника разорвало прямо в воздухе. Еще две упали на асфальт, скуля от пулевых ранений, но оставшиеся вышли на цель. Одна из тварей кинулась прямо на меня. Мне повезло встретить ее стволом автомата. Она приняла в упор три пули, но вцепившись зубами в оружие, вырвала и отшвырнула его. Я успел достать нож и ударить ее под лапу. Воя, она успела расцарапать мне кисть руки, но слава богу сдохла после повторного удара.

Бой проходил с переменным успехом. Стрельба не умолкала, потому что еще несколько тварей неслись в нашу сторону. Жданов, которому повезло меньше всех, корчась, орал на земле с разорванной ногой. Тварюга попыталась куснуть его и в грудь, но только потеряла время, ломая зубы о бронежилет и Коротков смог расстрелять ее в упор. Остальные парни отделались, как и я, более менее терпимыми царапинами. Спасся даже безоружный Курносов, проявивший чудеса маневренности, раз за разом ныряя от опасности за широкие спины бойцов.

Бой кажется был окончен. Гансу быстро вкололи антибиотик, обезболивающее и отволокли на скамейку подальше. Обильно полив раны сначала водой, а потом перекисью водорода, мы нанесли заживляющий гель, а затем наложили марлевую повязку. Оставалось только надеяться, что слюна этой дряни не ядовита. И касалось это большинства из нас. Сам я теперь тоже ходил с перебинтованной рукой.

Обыскав ближайшие кафе и магазины, мы действительно нашли кое что из еды. Голодная смерть нам не грозила, но высокая интенсивность боестолкновений стремительно сокращала запас боеприпасов, а значит в скором времени защищаться пришлось бы только холодным оружием.

- Олег Палыч, мы в тупике, - обратился я к колдуну. – Нам нужен выход, напрягитесь.

- Я периодически чувствую здесь присутствие некоторых непонятных мне объектов и явлений, но не могу сказать уверенно, что это точка перехода.

- Но она может ей быть?

- Да, но может и нести в себе опасность.

- Здесь, если вы заметили, все несет в себе опасность. Куда идти?

- Прямо, - Курносов указал рукой вниз по улице куда-то в направлении Тверского бульвара.

Еще немного отдохнув, наш отряд двинулся в путь. Раненому Жданову помогал идти Коротков.

С небом стало происходить что-то странное. По нему пошли мерцающие полосы, розового, оранжевого и зеленого цвета. Похожие на нитевидные волокна, они то появлялись, то исчезали. В этом была даже какая-то претензия на эстетику.

Мы дошли до дома №12 и вслед за нашим проводником заглянули во двор.

- И что здесь? – недоуменно спросил Егоров.

Старый, кажется, дореволюционный дом с приставными лифтами внешне выглядел вполне спокойно, совершенно не подавая признаков жизни. Но словно отвечая на вопрос командира отделения, из дома донеслись пронзительные женские крики.

- Осторожно, - предупредил я. – Это может быть ловушка.

Быстрыми шагами, прикрывая друг друга, мы дошли до подъезда и один за другим нырнули внутрь. Кажется звуки доносились со второго этажа. Быстро поднявшись, мы моментально поняли из-за какой двери кричат. Ильин осторожно потянул ручку на себя – квартира оказалась заперта. Дверь была не новая и после серии ударов мы смогли ее высадить, не прибегая к взрывчатке.

- Кто здесь? – крикнул Егоров, первым зайдя внутрь, но ответа не последовало. Женщина продолжала кричать, но что-то мне в ее голосе уже казалось подозрительным.

Несмотря на престижный район, казалось, что это жилье небогатых людей. Старая, но отнюдь не антикварная мебель, паркет, скатерти и телевизор явно из 90-х.

Да, так и есть. На столе в гостиной стоял ноутбук, и звук доносился из него.

Я постучал по клавишам. Видеоконтент отсутствовал, просто аудиозапись, причем почему-то с флэшки. Нажав на стоп, я приступил к изучению содержимого.

- Все шутят с нами, - вздохнул Кот где-то у меня за спиной.

На флэшке было много видео и аудиофайлов самого разнообразного содержания. Понять принцип их отбора я не мог. Картины улиц города, природы, какие-то чудовища, несколько текстовых документов с бессмысленной белибердой, возможно содержащих в себе шифр. Были видео с людьми, испытывающими разные эмоции: тревогу, ужас, радость, удивление, видео раненых и умирающих людей, просто спящих.

Я так увлекся, что слишком поздно осознал, что никого не слышу. По спине пробежал холод. Резко схватив приставленный к столу автомат, я обернулся. За мной никого не было, а на месте двери находилась стена. Окна, слава богам, никуда не исчезли. Подбежав к ним, я выглянул в окно. Да, все тот же второй этаж и все тот же двор. В принципе можно выпрыгнуть. Но где мои парни?

- Эй! Это Смирнов! Слышите меня? – заорал я во всю глотку.

Ответом была тишина. Со злости я пнул стену ногой. К сожалению она была настоящей, не рассыпалась и не пошатнулась. Прыгнуть можно, но что потом? Еще неизвестно где быстрее придет смерть, там или здесь. Я вернулся к ноутбуку и продолжил смотреть файлы. Открыв очередной видеоролик, я обнаружил… можно сказать себя. Мумифицированное тело человека в костюме бойца спецназа, откинувшееся в кресле перед ноутбуком. Да, и комната кажется моя или очень похожа на мою. Нет, черта с два, это у вас не пройдет. Я захлопнул девайс, вырвал флэшку и сунул ее себе в карман, потом повесил на плечи автомат, собираясь прыгать вниз. Воздух перед окном замерцал как на жаре при высокой влажности. Это был портал в непонятно куда, но выбора у меня не было. Я прыгнул… и рухнул на пол в коридоре той же квартиры с ноутом в руках прямо под ноги Семенову.

- Товарищ подполковник, вы прямо с кресла исчезли! – проинформировал он, смеясь.

- Это вы Сережа, все исчезли, - уточнил я. – Тут главное с какой стороны смотреть на предмет.

- Балу и Кот тоже пропали, - объявил Егоров. – Пошли на кухню и привет. Ни звука и парней как сдуло.

Я быстро рассказал про свое короткое приключение.

- Будем надеяться, что они тоже скоро появятся.

В квартире кроме ноутбука больше не было ничего интересного.

- Ну чтож, Олег Палыч, вы угадали, - сказал я. – Портал тут действительно присутствует. Но не тот, что нам нужен.

- А может еще раз попробуем? – предложил Жданов. – Только теперь уже все вместе. Зайдем на кухню всей толпой, может окажемся там же где наши.

- Мысль, - согласился Егоров.

Кухня была достаточно просторной, но все таки десяти взрослым людям в ней было тесновато. И тут сам собой включился телевизор, висевший над потолком. По местному каналу транслировали какую-то муть. Сигнал был крайне нечетким и все время перескакивал с канала на канал. Опять кричала какая-то женщина, звала на помощь и требовала, чтобы ее отпустили, потом просто звучал обычный телешум, временами мелькали тени и доносились плохо разборчивые голоса. Показалась обычная наша московская Малая Бронная с довольными улыбающимися людьми, неспешно прогуливающимися или отдыхающими в кафе, потом снова какой-то хаос, шипящий звук, отчетливый крик «Су-ука!!!», автоматная очередь и взрыв, после чего телевизор выключился также внезапно, как и включился.

- Это наши пацаны, - мрачно произнес Егоров.

Повисла пауза.

- Надо что-то делать, - сказал я наконец. – Раз мы никуда отсюда не перемещаемся, надо двигать самим.

- Тоже верно, - кивнул Егоров. – Давай вниз, на улицу.

На всякий случай еще раз поорав, мы покинули квартиру и вышли во двор.

- Кот! Балу! Мы здесь! – снова закричал Семенов и неожиданно на этот раз все услышали слабый отклик. Кричал, судя по всему, Балу (Макс Игнатов) и откуда-то снизу.

- Подвал! - понял Коротков, указав на зарешетчатое окно.

Мгновенным выстрелом из подствольника мы выбили решетку вместе с рамой и нырнули вниз.

Свет в помещение проникал только через окошки под потолком, что не помешало нам увидеть отвратительную картину. Киселев лежал на полу без признаков жизни, изо рта у него стекала уже сгустившаяся кровь. Игнатов при этом отчаянно боролся с мерзкой тварью, похожей на анаконду с головой примата, которая обвивала его вокруг тела. Одной рукой Макс отчаянно полосовал ее ножом, а другой изо всех сил пытался отодвинуть от себя мерзкую морду чудовища.

- Не стрелять, Макса заденете, - крикнул Егоров, бросаясь на гадину со штыком.

Увидев новых врагов, существо к счастью отпустило Игнатова и развернулось на нас. Черт знает из чего оно было сделано, но остро отточеный боевой нож после удара командира вошел в нее довольно слабо. Сблизившись на минимальную дистанцию, мы уже не боялись промахнуться и открыли огонь в упор. Но опять, пули, врезаясь в плоть этого существа, явно причиняя ему боль, не убивали его. Коротков бы с радостью снова выстрелил из «Бура», но в замкнутом помещении угробил бы нас всех. Впрочем этого и не потребовалось. Израненная тварь, предпочла покинуть поле боя и уползти куда-то вглубь темноты. Проводив ее на прощание несколькими очередями, мы бросились к нашим парням. Киселев, к сожалению был мертв, и мы получили уже третьего 200-го. Со слов Игнатова эта тварюга как будто ждала их, потому что бросилась на Кота моментально, как только все вокруг потемнело.

С трудом достав его через окно, мы приняли решение отнести тело на Малую Никитскую и организовать там что-то вроде временного лагеря. Дошли мы без приключений. С окружающим миром ничего странного тоже не происходило. Он словно взял паузу для какой-то очередной гадости.

Я решил изучить до конца содержимое флэшки и ноутбука. Может хоть там удастся найти что-то способное помочь нам выжить. Отшвырнув в сторону какие-то ремонтные ограждения, я сел на каменную плиту и включил ноут. Так, что я еще здесь не видел? Какое-то красивое космическое видео со взрывом звезд, черными дырами и неким телом, несущимся сквозь галактику; видео с небом, затянутым черными тучами из которых херачит проливной дождь и юноша с девушкой, пытающиеся спрятаться под крыльцом здания. Не наша ли это пара, кстати? Идем дальше. Вордовский файл с формулами и научным текстом, который я понимаю не больше, чем обезьяна, это мимо... Стоп. Твою ж мать! Этим ноутбуком нельзя пользоваться!

Я вскочил, отшвырнув чертов гаджет в сторону и заорал во всю глотку:

- Пацаны!

Вокруг меня никого не было. Я при этом никуда не переместился, но работа с этим устройством по каким-то причинам разделяла нас с отрядом. Ожидать опасности приходилось со всех сторон. Чтобы лучше видеть окружающее пространство я вышел на середину проезжей части, несколько раз развернувшись в разные стороны. На меня никто не нападал.

- Эй! Я здесь! – снова громко закричал я.

- Я знаю, - прозвучал рядом уже знакомый голос.

- Рад что вы живы, Николай, - ответил я, обернувшись к двойнику погибшего здесь когда-то опера Евдокимова.

- Едва ли вы это искренне.

- Считайте это вежливостью. В вашем мире гостеприимства и хороших манер явно не хватает.

- Ваше путешествие заканчивается, - уведомил меня Лжеевдокимов.

- Неужели домой? – с иронией уточнил я, в глубине души все же надеясь на улыбку фортуны.

- Увы, - ответил мой собеседник, доставая из-за спины нож.

- Даже не думай, не успеешь, - я щелкнул предохранителем и сделал шаг назад.

- Нельзя же стрелять в самого себя.

Двойник за доли секунды изменился, превратившись в очень похожего на меня человека. Все таки на наше счастье они не умели делать полные копии людей, иначе я бы свихнулся.

- Зачем вам вся эта мерзость? Неужели вы не можете лучше распорядиться своими возможностями?

- Эта игра Павел и способ познания. Мы видели много миров, но ваш один из лучших.

- Спасибо за комплимент, Николай.

Я в упор выпустил в него автоматную очередь, от которой он рухнул на землю.

- Вам ведь не очень повредит, то что я вас убью?

Инстинктивно, быстрым шагом, я кинулся в сторону Никитских ворот. У сквера возле церкви я услышал за спиной шаги и обернувшись, увидел, как из-за домов один за другим выходят люди и преследуют меня. Отчаянно надеясь, что свои все же где-то рядом и услышат, я попытался выстрелить из автомата, но тщетно, патроны кончились. Я бросился бежать, перезаряжая на ходу. Мои преследователи тоже ускорились. Наконец, вставив новый рожок, я открыл огонь. Тех, кто следовал за мной это не напугало. Несколько человек свалились на тротуар, но мне не стало от этого легче. Я понимал, что это конец, снова побежал, но куда мне было деться, да еще с оружием, бронежилетом и рюкзаком? На пустынной площади я остановился возле неработающего фонтана, достал гранату и швырнул ее в приближающихся врагов, после чего стал стрелять уже безостановочно. Когда толпа накатила, меня повалили, попытались сорвать шлем и душить какой-то цепью. Я уже терял сознание, когда услышал грохот автоматического оружия, причем явно более мощного, чем АК. Толпа вокруг меня внезапно стала рассеиваться, а на ноги мне свалился, отброшенный пулями труп. Я перевернулся на живот и посмотрел, что происходит. Зрелище того стоило. Откуда-то со стороны Арбата выруливали два БМП со взводом мотострелков, которые и вели огонь по напавшей на меня толпе. Сперва я хотел просигналить, чтобы прекратили стрелять, но вероятность попасть под friendly fire была высока и я просто дождался, когда вояки окажутся рядом.

- Вы кто? - спросил я командира подразделения, высунувшегося из башни БМП.

- Полковник Маслов, группа вашей эвакуации. Быстрее на борт пока проход не закрылся.

- Моя группа пропала где-то здесь, я не могу их бросить. И есть двухсотый, здесь совсем недалеко, его надо забрать.

- Двухсотого заберем, но если не найдем ваших в течение получаса, будем уходить без них. Мы и так сильно рискуем.

- Как вам удалось сюда попасть?

- Понятия не имею, начальство сказало быть в Мерзляковском переулке в 04:40, прочесать район между Садовым кольцом, Тверской, Тверским бульваром и Большой Никитской. Если вас не найдем, обратно. На все про все 40 минут. Давайте на борт.

Действовали мы быстро, забрали погибшего и только начали спорить о том, делить или не делить группу для поисков как показались наши пропавшие. Курносов, явно не готовый к маршброскам, тяжело дышал.

- На Маяковку, нас гады забросили, - прокомментировал Егоров. - Мы думали, командир, тебя уже в живых нет, везучий ты.

Я оставил свой рассказ на потом и мы рванули в сторону спасительного Мерзляковского переулка. Вот первая БМП уже вошла в него, но под передними колесами второй машины внезапно провалился асфальт. Маслов хотел было буксировать, время позволяло, но я крикнул, чтобы он даже не думал и мы бегом бросились к домам. О том что произошло я понял когда из уже ненавистного бесшумного дня оказался в ночи наполненной звуками автомобилей. Никогда не думал, что буду так рад их слышать.

А потом в кабинете генерала Алексеева я кружками пил кофе, периодически пропуская по рюмке коньяка, что для меня было беспрецедентно. Рассказ мой был долгим, начальству хотелось максимум подробностей. Забегая вперед скажу, что следующие недели я занимался всевозможной писаниной и беседами с очень разными людьми, как с учеными так и с очень высокими руководителями, включая не только ФСОшных.

Как оказалось, мы провели в том мире не несколько часов, а трое суток. Суровицкого взяли в оборот, пугая процедурами жесткого массажа, электрофореза и дыхательной гимнастики с помощью пакета на голове, но все что он рассказывал было малополезно. И тогда его просто накачали спецпрепаратами, под действием которых он поведал уже гораздо больше, в том числе про ночной портал в Мерзляковском переулке, через который и вошла в итоге группа поддержки. Сейчас он на свободе, но живет под наблюдением как лабораторная крыса. Впрочем мне кажется, что следить за ним не очень безопасно для самих наблюдателей. Как говорила та женщина, я люблю примерять обновки. С кем ей захочется поиграть в следующий раз? Приятной новостью стало то, что девушка и парень, пропавшие тогда на Спиридоновке, вернулись сразу же после того как моя группа вошла в тот мир. Видимо какие-то правила у этой живой вселенной все таки существуют, что не может не радовать.

Начальство весьма озадачил артефакт, который я притащил. Да да, я не удержался и взял с собой тот самый злосчастный ноутбук. Естественно предупредил, к каким последствиям приводит работа с ним. Решили, что непосредственно взаимодействовать с ним будет робот, а саму информацию с носителя передавать только в интерпретированном виде. Исследования уже ведутся, но допуска у меня к ним нет.

Мы подружились с Курносовым. Несмотря на мой скепсис по отношению к колдунам, он доказал, что чего-то в этом деле понимает. Иногда пьем с ним коньяк по вечерам и он рассказывает про удивительные миры, которые всегда рядом и о которых мы практически ничего не знаем. Теперь я понимаю, куда пропадают люди и мне их искренне жаль, хотя Курносов утверждает, что не обязательно всех принимают так как нас. Мы были воинами и с нами играли в военные игры. А вот девушку и парня не пытались убить, хотя и сильно напугали. Кто знает, что ждет там поэта, музыканта или автослесаря? Путь каждого индивидуален и возможно, вы узнаете это сами.



Автор: Гоуствуд


Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 19 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать