Ричард прокаженный

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

- Мама, Агнес прекрасна! - юноша подошел к сидящей у ручья женщине, которая своими распухшими, изуродованными пальцами полоскала в ручье одежду, покрытую кровавыми разводами. Подойдя еще ближе, и присев перед женщиной на колени, юноша откинул с головы капюшон, и подставил под солнечные лучи свое лицо, обрамленное черными кудрями. Как же он был красив! Светло-оливковая кожа, большие серые глаза, длинные черные ресницы, бросающие тень на его лицо, прямой лоб, чувственные губы и четкий мужественный подбородок. И фигура, она тоже была хороша: широкие плечи, тонкий стан, высокий рост. И только рука, которой он откинул со лба тяжелые локоны черных волос, несла на себе следы страшной и отталкивающей болезни. И юноша, и женщина были прокаженными.

Женщина закончила стирку, поднялась и капюшон накидки упал ей на плечи. Когда-то темноволосая и статная и, видимо, когда-то привлекательная, а сейчас с седыми и лохматыми прядями вокруг воспаленного и бугристого лица с провалившимся носом, она с укоризной посмотрела на сына.

«Ричард, тебе не стоит наблюдать за ней» - тихо сказала женщина. «Она все равно никогда не будет твоей. Она здорова, оставь ее. Нам уже пора покинуть это место, пока нас не прогнали с собаками». Женщина тяжело вздохнула и таким же движением как и сын, откинула прядь длинных волос от своего лица.

Юноша, словно не слыша, продолжил: «Мама, я снова говорил с ней. Я встретил ее выше, у ручья. Она ждала меня». «Она не знает, кто ты?» - женщина снова внимательно посмотрела на сына. «Нет, мама. Она не видела ничего лишнего. Я чувствую, что нравлюсь ей». Молодой человек мечтательно улыбался, прикрыв веки и подставив свое красивое лицо солнцу.



«Закрой глаза, Агнес», - сказал Ричард. Агнес послушалась. Голос Ричарда магически действовал на нее. Ее сердце готово было выскочить из груди, ноги подкашивались. Опустив веки она сразу же почувствовала на своих губах горячий поцелуй юноши и чуть не потеряла сознание в его объятиях.



Они сидели под большим раскидистым дубом, на поляне перед лесом. Солнце садилось. Агнес плакала на груди у Ричарда, уткнувшись мокрым носом в его золотой медальон, испещренный странными надписями. Он нежно ласкал ее светлые и блестящие под вечерним солнцем волосы своими изуродованными, негнущимися пальцами.

Ей было уже все равно. Сгорая от стыда, ужаса и страсти, Агнес понимала, что после того, что случилось, она никогда не сможет вернуться домой, ибо теперь она тоже, прокаженная. Так сказал Ричард, так скажут все вокруг. И пусть у нее сейчас нет никаких признаков болезни, но через месяц или год, она неотвратимо заболеет.

Анна наблюдала за ними из леса, прячась, за деревьями и тоже плакала. Ровно 17 лет назад отец Ричарда сделал с ней тоже самое. Он был так хорош собой. Она встретила его вечером у речки, куда ходила искупаться с подругами и задержалась чуть дольше, чем все остальные. Она увидела его на другой стороне, красивого юношу, который с улыбкой и интересом смотрел на нее. Она смутилась и залилась краской. Еще бы, тогда, возможно, он видел ее обнаженной. Но он был настолько красив, настолько прекрасен, настолько не такой, какими она привыкла видеть мужчин вокруг себя, что она влюбилась. С первого взгляда. Именно тогда и началось их знакомство, ставшее для нее роковым.

Именно так, как сейчас и его сын совратил Агнес, ее муж совратил и ее. Как и Агнес, она слишком поздно узнала, чем он болен. Прокаженный. Отверженный. Больной смертельной и опасной болезнью, уродующей любую плоть. Но его лицо, оно всегда оставалось чистым и очень красивым. Ни до ни после него, ей не доводилось встречать мужчин подобной красоты. Даже тогда, когда он умирал у нее на руках, дурно пахнующий, весь в гнойниках и страшных язвах, с отвалившимися пальцами на руках и ногах, даже тогда, на его лице не было ни единого следа разрушительной болезни. Он умер, покрытый ее поцелуями. А рядом, под старым деревом, спал их пятилетний, такой же прекрасный лицом, как отец, сын. Тогда еще без малейших признаков болезни.

Пока муж был жив, он заботился о ней и безумно любил их сына. Он всегда был рядом и казалось, обладал невероятными знаниями, которые он черпал из неизвестного источника. Он любил ее даже тогда, когда ее тело стало покрываться язвами, а брови выпали и когда-то привлекательное лицо девушки стало напоминать львиную морду.

Анна вспомнила, сколько дорог они прошли вместе, сколько ночей провели под открытым небом, сколько смертей они видели. Звуки колокольчика и трещотки сопровождали их всегда и везде, где бы они не проходили. Люди бежали от них. И только в лесах, далеких от городов и людей, они могли чувствовать себя свободными, а Анна даже счастливой. Но рано или поздно их выгоняли отовсюду. А за ними…. За ними всегда шла эпидемия лепры.

Анна вытерла слезы и вспомнила, что умирая, ее муж попросил только об одном, чтобы их сын никогда не снимал со своей шеи медальон, который в свою очередь подарил ему перед смертью отец, дед Ричарда, тоже умерший от проказы. Кажется, он рассказывал, что и его мать дед Ричарда встретил и совратил у реки. Встретил и совратил... Встретил и совратил...

«Как долго это уже длится, как долго ходят они по земле....» И страшная догадка пронзила ее мозг, доставив невыносимую боль.

Он и есть болезнь. Он дух Лепры.

И в этот момент озарения она встретилась глазами со своим сыном. В них, изумленная и испуганная женщина увидела неприкрытый триумф. Дикое, звериное торжество. Он гладил голову плачущей, такой юной и чистой девушки, и смотрел, не моргая, в глаза своей матери. На его губах играла зловещая улыбка. Он добился своего. Он начинает новый цикл.


Текущий рейтинг: 50/100 (На основе 19 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать