Попал я как-то в больничку

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Попал я как-то в больничку. Попал по причине весьма идиотской: поднимался по скользкой обледенелой лестнице в свой подъезд и самым дебильным образом упал. Уж не знаю, кого можно в этом винить: собственную косожопость, безалаберность рабочих, забывших посыпать лёд песком – живу в провинции, тут за этим не особо следят – или всё это, взятое вместе, но итог оказался вполне предсказуемым, а я оказался лежащим на больничной койке с ногой, замурованной в гипсовую коробку.

Болела вся эта херня просто невыносимо, так что мне регулярно кололи какие-то обезболивающие, от которых ужасно клонило в сон. Именно поэтому я понятия не имею о том, случилось ли со мной всё нижеописанное на самом деле или просто приснилось, вполне возможно также, что со мной тогда действительно случилась какая-то дичь, а мой ослабленный препаратами рассудок приукрасил детали и родил мне на милость описание двух самых страшных в моей жизни недель.

Лежал я в одной палате с тремя мужиками: первый – его тоже обкалывали препаратами – большую часть времени спал, иногда мычал сквозь сон что-то невразумительное, а в состоянии бодрствования вёл себя очень вяло, вечно смотрел как бы сквозь собеседника, да и в целом его неслабо так косило в сон. Я сомневаюсь, что сам выглядел намного лучше. Другие два мужика были, по всей видимости, хорошими знакомыми. В палату легли одновременно и свои травмы получили, кажется, попав вместе в какую-то охуительную историю. Первые пару дней они почти не разговаривали и дулись друг на друга, но потом стали потихоньку друг друга подкалывать и ржать. Всё остальное время они провели, непрерывно обсуждая какие-то совместные дела, играя в карты, в шашки, в нарды, ещё в кучу всякой херни (я понятия не имею, откуда у них было столько различных игр, видимо, родственники или друзья привезли). А ещё у первого из двух этих мужиков был секрет. Секрет прятался под кроватью и извлекался обычно перед началом очередной партии. При появлении на горизонте санитаров секрет спешно прятался, особенно тщательно скрывались блестящие числа на обёртке – «40%». Условия я вкратце описал, дальше рассказываю саму историю.

Первые две или три ночи прошли довольно спокойно. Мой организм тогда, по всей видимости, ещё не успел совсем уж пропитаться обезболивающим. А на третью ночь мой вечно спящий сосед встал. Ну встал и встал, думаю, мало ли, чего ему захотелось. Но нет, он встал и стал смотреть прямо на меня. Не двигаясь. Я, конечно, занервничал, но виду не подал – стоит себе и пусть стоит. Лунатит, может быть. А он как откроет рот и как заорёт: «ААААААААААААА!!!». Тут уж я совсем испугался, вскочил с кровати и… проснулся. Ну, я тогда подумал, что проснулся. Смотрю на соседа – спит. Полежал я какое-то время с открытыми глазами и тоже уснул.

На четвёртую ночь всё повторилось. Сосед встал, начал орать, я снова подорвался. Испугался уже не так сильно – догадывался, что сплю. Но всё равно жутковато стало, что-то было в этом крике странное.

Четвёртая ночь. Лежу, смотрю – сосед встаёт. Ну, думаю, подкараулю его и ёбну подушкой, чтоб знал, как мне в кошмарах сниться. Всё равно это всё сон, так чего стесняться? Только он собрался рот открыть, а я его – рраз! – подушкой по морде. Так вот не получилось у меня «рраз!». Я замахнулся, а он снова в ор. Рот открыл так широко, что аж за ушами что-то щёлкнуло – хуяк и откусил мне руку. Вместе с подушкой. У меня аж слёзы потекли от обиды: «Как так?! За что?!», а он смеётся. Одновременно орёт и смеётся, смеётся и орёт, причём всё громче с каждой минутой. Я заглянул ему в рот, а там моя рука пережёвывается, сам рот открывается всё шире и шире, а зубы – клянусь! – ездят друг навстречу другу, как зубья пилы. Тут уж я не выдержал и снова вскочил. Сосед снова оказался мирно спящим. Рука на месте, только покалывает слегка. Подумал, что отлежал, вот и сон такой дебильный приснился, будто бы мне руку откусили.

Пятой ночью я уж никакой подобной херни предпринимать не стал. Сон или не сон, а страшно. Мой сосед опять встал, как по часам, и стал орать. Я лежу и пытаюсь переждать этот его припадок, тем временем на противоположных койках начал ворочаться один из весёлых мужиков. Он проснулся, пробормотал что-то сквозь сон и спросил у моего соседа, хуле тот орёт. Да, так и спросил. Сосед повернулся к нему всем туловищем и медленно зашагал. Когда сосед подошёл уже совсем близко, мужик заорал. И сосед заорал. Я физически не мог видеть лицо последнего, но всё равно как-то видел, будто бы смотря через глаза мужика. Будто бы мне что-то говорило: «Подошли, конечно, к нему, но пугают-то тебя! Вот и любуйся.». Читатель и сам может догадаться о том, что я там увидел. Те же глаза, смотрящие в пустоту, тот же неестественно раскрытый рот. Тот же крик, но усиленный ещё одним голосом. Признаться, тогда меня это стало не на шутку пугать. Это сейчас может показаться, что я всё так легко и красочно описываю, с лулзами и прочей хернёй. Я думаю, тогда, в больнице, я просто-напросто ёбнулся и только этот шуточный тон позволяет мне сохранять спокойствие. Мысли о том, что это всё шуточки. Ахаха, сосед встал. Ахаха, орёт. Ахаха, руку мне откусил…

Стоит ли говорить, что день ото дня, а вернее, ночь от ночи, лучше ситуация не становилась. Со временем просыпаться стали уже все мои соседи, причём синхронно, что не могло не добавлять жути. Орали они теперь тоже синхронно и даже в унисон. А просыпаться становилось всё труднее и труднее.

Сны начинали обрастать подробностями, уже и в помине не было никакой больницы, только коридоры. Тёмные такие, жуткие. Я постоянно вспоминал собственный коридор, то, как жутко бывает идти по нему от кухни до комнаты, не включая свет. Бывает, идёшь и идёшь себе, а иногда как начнёшь в темноту всматриваться – вроде ничего страшного там не видишь, а всё равно хочется бежать, сломя голову. Ну, это в жизни ничего страшного там увидеть нельзя было. А во снах в этих тёмных дверных проёмах из комнат со странно-серыми, будто голыми, стенами, на меня смотрели они – мои соседи. Ну и орали, конечно, жутко.

А потом меня выписали. Вот так вот – выписали и всё тут. Нога совсем не болела, гипс должны были снимать менее чем через неделю, красота, в общем. Приехал я домой, сходил в магазин, закупился вкусняхами, (достала больничная диета из супа и говна!), хотел что-то приготовить по-быстрому, ну, какие-нибудь отбивные, обязательно пожирнее, или чего-то такого, но потянуло меня в сон. «А чего странного?» - думаю. Устал от больницы, от постоянного соседства с двумя алкашами и с третьим – неугомонным и пугающим. Хочется на родную кроватку, включить фильм или сериал и уснуть под монотонное бормотание одного из главных героев – что может быть лучше? Улёгся на кровать, включил фильм, начал уже засыпать, как вдруг слышу из динамиков страшный ор. Конечно, я сразу понял, кто орал. Да и читатель, думаю, не идиот, пояснять не надо. Проснулся. Опять в больнице. Было даже почти не страшно, только обидно. Секунду назад же был дома! Почему опять больница?

Теперь каждую ночь возвращаюсь домой. Готовлю вкусные отбивные и сплю, крики почти не напрягают – привык уже. Они даже дружелюбными кажутся. Как будто поют. Даже присоединиться хочется.

Вот это и кажется наиболее страшным. Мне хочется присоединиться.

Я не знаю, приснилось мне всё это или нет. Пишу эту пасту с телефона прямо перед сном, не знаю, сколько ещё смогу продержаться до того, как «запою», и будет ли вообще что-то после того, как сорвусь? Может быть, это и действительно всего-то вызванный обезболивающими препаратами бред – понятия не имею. Вот и узнаем.


Текущий рейтинг: 89/100 (На основе 21 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать