Паровозные гудки

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Когда мне было лет пять-шесть, мои родители справляли меня к бабушке и дедушке в деревню. Я мало что помню в деталях, только основные моменты: как палькался на речке, как ел клубнику, как гулял по деревне вместе с такими же сорванцами, как и я. Помню, как мы с пацанами ходили в лесополосу, которая росла рядом с железной дорогой. Деревья там были посажены, от чего в некоторых местах можно было сделать шалаш или домик. Этим мы в основном и занимались, когда туда ходили. Таскали разный хлам: доски, куски шифера. Я, вроде как, стащил у деда из мастерской несколько гвоздей и молоток, который затем успешно потерял.

Не помню сколько нас было точно, может пять или шесть, а может и семь. Но занимались мы постройкой своей базы, так мы называли недоделанный шалаш, почти все лето, до середины августа, когда некоторых из нас, таких же, как и я, увозили родители домой. Да не все из нашей компашки были местными. Не то, чтобы от этого возникали какие-нибудь разногласия, по крайней мере я этого не помню. Но вот недопонимания были однозначно.

В один из дней, когда мы были в лесополосе и делали свою базы, мы совсем увлеклись и потеряли счет времени. Я все переживал, как бы бабушка не вышла искать меня и не отругала. И вот, я уже собираюсь сказать друзьям, что надо идти по домам, как тут слышится где-то вдалеке паровозный гудок. Такой громкий и протяжный: «У-у-у-у-у-у-у». Не знаю почему, но я тут же решил посмотреть на этот самый паровоз, как я тогда подумал, и побежал к железной дороге, зовя остальных с собой. К моему детскому удивлению, никто со мной идти не захотел. Все, особенно самый старший, Витя, вроде бы, смотрели вдаль, туда, откуда пришел звук. Я особенно четко запомнил их лица, такие настороженные, серьезные. Мне это показалось странным, я даже пытался их подначивать, мол чего вы так испугались, паровоз хоть и громкий, но совсем не страшный. Никто на мои слова не отреагировал, все просто взяли и разошлись по домам, быстро и без лишних разговоров. Витя даже проводил меня до дома.

На следующий день я попытался узнать в чем было дело, но встречал глухое молчание или какие-то странные отговорки. А когда я звал их пойти в лесополосу доделывать базу, все отнекивались и меня отговаривали. Я сначала возмущался, как же так, но, когда разговоры зашли про речку, быстро забыл про это. Больше на той неделе мы в лесополосу не ходили. И всю ту неделю были слышно эти протяжные гудки поезда. Звучали они только под вечер и вроде как даже ночью, но этого, еще раз повторюсь, не помню. Я пытался выпроситься у бабушки с дедушкой посмотреть на поезд, который гудит, на что они коротко отвечали: «не надо смотреть на поезд, он большой, мало ли что, вдруг под колеса попадешь, ой горевать-то будем!». Слова о том, что я могу попасть под колеса, как-то подействовали на меня, и я сам больше не хотел говорить об железной дороге.

А как неделя закончилась, так и все ребятишки вновь пошли гулять в лесополосе. И снова все стало как было: игры на речке, строительство базы, прятки, догонялки и все такое. Все было хорошо в течении двух недель, а может трех, не важно. Где-то под вечер вновь послышался паровозный гудок. Не знаю, может это разговоры стариков меня так настроили, но в тот раз звук показался мне каким-то странным. Нет, он все еще был похож на звук от поезда, только в нем было что-то не так. Даже не знаю, как это описать. Он был каким-то животным. Словно, что-то издавало звук очень похожий на гудок поезда.

Идя домой, в мою маленькую голову вдруг пришла одна мысль: «гудок есть, а поезд не ходит. Почему?». Я ведь за все это время так и не слышал и не видел, чтобы по железной дороге, которая прилегала вплотную к деревне, проходил поезд, товарный или пассажирский состав. Мне стало просто интересно почему так. Зайдя в дом, я почти с порога спросил это у стариков. «Потому что расписание у них такое. Они ведь приезжают, когда ты спишь, вот и не видишь ты их», — просто и лаконично ответила бабушка.

«Значит надо просто не спать и все, тогда и увижу поезд», — подумал я. Я даже было решил не спать ночь, чтобы посмотреть на него. Только никак это у меня не получалось, а потом вообще забылось.

Вот так и проходило лето. Потом я вырос, стал все меньше и меньше приезжать в деревню. А сама она начала чахнуть и тихонечко доживать свой век. Бабушка и дедушка, царствие им небесное, ушли с разницей в один день, оставив мне в наследство уютненький домик.

Решив что-то делать сделать с домом: продать или сделать из него дачу, я приехал в деревню впервые за несколько лет. Вид места, в котором я провел детство и которое пришло в упадок, наводило какую-то тоску. Поддавшись ностальгии, я решил походить по деревне, освежить старые воспоминания. Сходил на речку, на место, где мы обычно собирались, к домам, давно уехавшим друзей, а под конец, посетил базу, которая чуть развалилась. И там-то я и вспомнил про железную дорогу и те странные гудки. Детское любопытство вновь разгорелось во мне, и я решил выяснить, почему все уходили домой, как слышали эту гудки, и почему меня не подпускали к железной дороге.

И первое, что я узнал, было то, что железная дорога была не достроена. Ее начали строить, но по каким-то причинам так и не закончили. По идее она должна была соединить пару станций и выйти к главной магистрали, но заканчивалась где-то в лесу, в паре километров от деревни. Почему так получилось, толком никто объяснить не мог. В газетах просто написали: «неподходящий грунт». И самое главное, после прекращения строительства никакие поезда там не ходили. Тогда возникает вопрос, что я слышал? Что это были за гудки? Я точно помню, что были звуки, которые очень были похожи на звуки поезда.

Пытаясь выяснить, что это может быть такое, я рассчитывал найти информацию про уникальные природные звуковые эффекты, какую-нибудь редкую птицу или просто такое своеобразное эхо. Но ничего кроме истории строительства железной дороги и газетных вырезок, в которых упоминается моя деревня, найти не получилось. Про железную дорогу ничего интересного не было, только когда началось строительство, как оно шло ударными темпами на целых страницах и как резко прекратилось в одном абзаце из-за «неподходящих грунтов». Про деревню тоже не особо много было. Падеж скота и исчезновение людей. Но тут-то и вырисовывались некоторые несостыковки. С начала падеж скота был объяснен простой болезнью, потом, когда начали пропадать люди, за падеж скота и пропажу людей были ответственны пространные «лесные хищники». Через время скот снова умер, но уже без объяснений, а люди просто заблудились. И все это происходило в то же время, что и прекращение строительства железной дороги. За этим явно что-то стоит, только я так и не смог выяснить что именно, в деревне никто уже не живет. Мне правда очень хочется узнать, что же это такое было, и я пишу все это, в надежде, что мои бывшие друзья прочтут это, вспомнят и свяжутся со мной.

Только, мне что-то подсказывает, что правда мне не очень понравится. Больше всего меня напрягает фраза, написанная на одной газетной вырезке: «Они все врут! Это оно все сделало!».


Текущий рейтинг: 50/100 (На основе 54 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать