Отметка ±ke

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Silver brick.png
Эта история была написана участником Мракопедии Митрофан Хроч в рамках литературного турнира. Судьи и авторы Клуба отметили эту историю наградой "Серебряный Кирпич". Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.
Triangle.png
Описываемые здесь события не поддаются никакой логике. Будьте готовы увидеть по-настоящему странные вещи.

Содержание

1[править]

— Пить! Хочу пить! — прохрипела Алёна.

«Истеричная сука!» — подумал спросонья Миша, памятуя о её недавнем многочасовом припадке, в ходе которого его ноги, должно быть, покрылись густо синяками. Он облизнул пересохшие, обветренные губы и признался:

— Я тоже.

— Я намочила костюм! — плаксиво сообщила Алёна.

— Естественно! — Мишу начал разбирать смех. — Долго летим!

— Да что же это такое! — запищала девушка.

— Заткнись! — рявкнул Михаил. — Хватит!

Парень посмотрел на высотомер: стрелка колебалась у отметки два километра семьсот метров. Всё время одна и та же высота, если верить прибору. У Миши снова вырвался истерический смешок.

— Надо мной смеёшься? — Алёна с трудом повернула голову.

— Нет, не над тобой! — огрызнулся парень.

— Тоже истеришь, да?

— Мы на той же высоте, хотя падаем.

Девушка нервно взглянула на купол парашюта.

— Мы же не падаем, а летим…

— Снижаемся. А это почти что падение.

А у них под ногами, освещённые застывшим солнцем, снова медленно вырастали сосновый бор и заросшее тёмной травой поле, такое желанное и такое ужасающее. Картина завораживала и не оставляла надежды. Под регулярными порывами ветра хлопал раскатисто нейлон их комбинезонов, басил купол и посвистывали стропы. Каждый думал о своём.

Михаил, кандидат в мастера спорта по прыжкам с парашютом, рассчитывал приобрести новую экипировку, планировал прыгнуть со своей невестой Настей и в воздухе сделать ей предложение. Они будут лететь вместе, в обнимку, почти как с этой дурой, а когда их ноги коснутся земли, начнётся счастливая семейная жизнь. ЗАГС, друзья, родители, может, даже путешествие. И всё будет хорошо. Только когда это будет?

Алёна хотела себе доказать, что уж она-то не из робкого десятка. Выгоняемая из пресловутой зоны комфорта авторами популярных психологических статей, она занималась туризмом, катанием на сноуборде, осваиванием онлайн-курсов, предпринимала разной успешности карьерные манёвры. Именно она подбила Диму, своего парня, прыгнуть с парашютом. Заядлый турист поначалу немного трусил, но в итоге поддался на уговоры возлюбленной. Они с инструктором пропали из виду почти сразу, чего девушка в эндорфиновом опьянении не заметила. Сбивчивое дыхание, восторженные возгласы, улыбка, — они смогли, они справились! Алёна хотела помахать Диме, но не нашла их тандема. Она долго вертела головой, просила Михаила посмотреть, тот поворачивал, искал, потом успокаивал её, посмеивался и просил не приближать к стропам селфи-палку. А через пять минут стало уже не до смеха. «Что такое?» — пробормотал Миша. «Что? — посмотрела вниз девушка. — Где Дима?» «Не знаю. Поле какое-то тёмное. Ещё недавно ведь…» Их снижение продолжилось. Странное головокружение сопроводило зрелище далёких исполинских сосен, заслонивших горизонт. Неправильное, нехорошее зрелище при том, что снизу медленно приближался густой бор, принятый за чересчур тёмную траву. Чуть в стороне с ним соседствовало далёкое мрачное поле, за которым снова виднелись крапинки дачных домиков.

2[править]

В конце спуска на Дмитрия нашло какое-то странное оцепенение, звуки стали глухими, поле зрения сузилось. Ногами, словно ватными, было невозможно перебирать, когда он, наконец, приземлился. Что-то куда-то поплыло, улетело, и Дима, лёжа ничком, провалился в сон. Грезилась ему лишь бездонная, безграничная тьма, в которой он безостановочно двигался. Он и был этой тьмой, принимавшей форму любого осознававшегося слова, и всё падал, падал.

С огромным трудом удалось парню разлепить глаза. Солнце уже клонилось к горизонту и, казалось, его свет оконтуривал гигантский расплывчатый лес. «Алёна!» — молнией вспыхнула мысль. «Алёна!» — откликнулся на эту мысль голос. Дима вскочил на ноги — и чуть не упал снова: голова очень сильно кружилась. «Алёна! — кричал он, шатко поворачиваясь. — Алёна!» Ответа не было, его окружала пустота и тишина загородного вечера. Только сейчас Дмитрий вспомнил об инструкторе, с которым прыгал. Он куда-то пропал, оставив его лежать без сознания. «Напишу на него жалобу или в суд подам на клуб!» — решил парень. Позвал девушку ещё раз, но тщетно. Аккумулятор в телефоне почти сел, сеть, несмотря на близость к городу, не обнаруживалась. Весь хронометраж записанного видео занимала чернота. Нужно было идти к аэродрому.

Еле заметная тропинка вела к садоводческому товариществу, от которого шла грунтовка к концу взлётной полосы. Парень хорошо рассмотрел местность с высоты, когда свободное падение прервал раскрывшийся купол. Но что же его усыпило? Неужели от страха или восторга у него случился обморок? И куда ушёл инструктор? За помощью? Может, тогда остаться? Или всё же идти на лётное поле? Почему столько времени его не ищут? Алёна вынесла бы всем мозги, заставила бы прочесать весь лес. Где же она? С этими мрачными мыслями Дима зашагал по тропе.

На середине пути он наткнулся на нечто, алеющее в кустах. К большому Диминому удивлению, это оказался слегка присыпанный землёй парашют. Попытка поднять яркое полотнище оказалась неудачной, потому что стропы уходили в землю. «Какого чёрта?» — буркнул себе под нос парень. Когда до дачного посёлка оставалось метров сто, Дима остановился. На тропе было написано «Истеричная сука!», а чуть дальше — «Хочу пить!». «И я хочу, — подумал Дмитрий. — Надо у дачников попросить».

3[править]

Ботинки уже должны были цеплять землю, но под ногами ничего не чувствовалось. Глеб смотрел вниз и не понимал, что происходит. Вот проносится трава, она поднимается всё выше, к поясу, но ноги словно продолжают висеть в воздухе. Парень впереди молчал. «Эй, Дима!» — Глеб потеребил плечо подопечного. Ноль реакции; его голова безвольно повисла. Скорость не падала, и алое крыло купола гулко хлопало. Глеб пытался ухватиться за кусты, за траву, но попытки были бесплодны. Пальцы, как и тела, проходили сквозь всё. Ещё раз безуспешно попробовав разбудить парня, Глеб в отчаянии набрал полную грудь воздуха, а через пару секунд они с головой погрузились в землю. Внезапная мысль поразила опытного инструктора: надо отцепить парашют!

Но это ничего не дало, а лишь ускорило погружение тандема в недра.

4[править]

Посёлок выглядел безжизненным. Звенящая тишина царила в каждом доме и гуляла по аллеям. Листья деревьев словно притягивались магнитом к земле, — такой был штиль. Дима напряжённо искал хоть какое-то движение, но ни людей, ни животных видно не было. Только сейчас парень понял, что с момента пробуждения ни разу не слышал даже птиц. Вечернее солнце багрило крыши домиков, во внутреннем и внешнем безмолвии походивших на кладбищенские склепы. Идя по аллее, Дима не мог отделаться от ощущения полного одиночества. Обычно оказавшиеся в безлюдном месте ёжатся при мысли, что кто-то незримо присутствует рядом. Они чувствуют недобрые взгляды, за каждым углом представляется им засада. Дмитрий часто испытывал это ощущение, когда ходил в одинокие походы. Здесь же витало ощущение абсолютной пустоты, пустоты настолько гнетущей, что возникало желание разорваться на части, чтобы заполнить её хотя бы кусками своей сущности.

Устав идти, парень наугад зашёл в один из домов. Подразделение тяжёлой тишины было обставлено старой мебелью. На круглом столе стоял электрочайник. Не найдя поблизости кружки или стакана, Дима прильнул губами прямо к носику. Пока безвкусная вода лилась в его горло, боковым зрением он заметил силуэт в одной из комнат, поставил чайник на место и приготовился извиняться за вторжение. Подошёл к двери и оторопел. Равнодушно смотря куда-то в захламлённый угол, посреди комнаты стояла Алёна. Дима не обратил внимания на неисчезнувшее ощущение пустоты и одиночества и с криком «Алёна!» бросился к девушке. Когда до неё оставалось полшага, она резко увеличилась в размерах, настолько, что Дмитрий без затруднений вбежал в темневшую на её комбинезоне складку и вновь оказался у дверей комнаты. Едва поборов инерцию, он остановился и растерянно произнёс: «Алёна?» Она молчала. Не поняв, что произошло, парень снова подошёл к ней и попытался взять её за плечо. Всё повторилось: она резко увеличилась, уже другая складка надвинулась на него, и он снова глядел на неё из дверного проёма. «Что такое?» — воскликнул Дима и опять подошёл к девушке. И опять стоял в дверях и тряс головой, пытаясь избавиться от морока. Он подходил снова и снова, но никак не мог приблизиться. «Я здесь один!» — Удивившись этой догадке, парень воззрился на недоступную Алёну. Если бы он был более внимателен, то заметил бы, что после каждого приближения к возлюбленной в комнате происходят изменения: исчезает и появляется мебель, окна выходят на разные стороны, стены изламываются под разными углами, натягиваются и ослабляются соединяющие пол и потолок стропы, из самодельной печи за его спиной с гулом вырывается эрзац-пламя из разноцветного парашютного нейлона. Будучи на улице, не заглядывал он и в окна, иначе узнал бы, что Алёна была в каждом доме.

5[править]

Полёт продолжался. Лихорадочно озираясь, Михаил пытался найти хоть что-нибудь, на что можно сесть или за что можно зацепиться. Попутно он отметил, что шоссе, ведущее в город, совершенно пустое, что в дачном кооперативе нет ни единого шевеления, и в воздухе нет птиц. Казалось, они были совершенно одни. Молчание воцарилось после того, как Миша вырвал из рук девушки палку, которой та в истерике его избивала, и с ненавистью швырнул её в сторону. Рассечённая алюминиевой штангой бровь до сих пор противно ныла. Далёкая стена соснового бора, имеющего свои многочисленные подобия ниже, была отделена от них голубоватой дымкой. Стрелка высотомера не двигалась. «Что, если лететь в лес?» — подумал Миша и для разворота начал тянуть стропы. «Куда ты поворачиваешь?» — с тревогой спросила Алёна. «Может, в лесу получится сесть», — злобно выдавил из себя Михаил.

Расчёт не оправдался. По мере приближения хвойный массив бледнел, пока верхушки деревьев не раздались дымчатыми громадами, став частью горизонта и явив их взгляду такой же тёмный лес внизу.

6[править]

Исчезновение двух клиентов и двух инструкторов заметили только тогда, когда в офис пришла очередная группа алчущих высокой дозы адреналина. В шкафу не хватало пары комбинезонов. Волобуев тут же позвонил старшему инструктору Чернецову. Номер был недоступен, и сработал автоответчик. «Глеб, где вас носит? Тут клиенты пришли! Срочно перезвони!» — выразил своё возмущение директор и, сбросив вызов, принялся рассыпаться в извинениях. Прошло десять минут, потом ещё пять. Повторная попытка дозвониться до Глеба и Михаила ничего не дала. Клиенты ждали — не все были опытны, а инструкторов для тандемных прыжков не хватало, — напряжение росло. «Минуточку! — сказал Волобуев, поднимаясь со стула, и обратился к одному из инструкторов: — Серёж, налей пока господам чаю!» Он направился в ангар, где застал одного из пилотов и механика выпивающими под сенью крыла «Кукурузника».

— Где Миша и Глеб?

— Н-не знаю… — промямлил вскочивший пилот.

— Где они выбросились?

— Недалеко от опушки, возле дач… — Покосившись на бутылку, он виновато произнёс: — Я думал, сегодня уже не будет никого, только те двое…

— Парашюты у них раскрылись?

— Да, конечно. Я видел. Всё нормально.

— А что, не вернулись ещё? — вмешался механик.

— Нет. И телефоны отключены у обоих.

— Нехорошее там место, — глубокомысленно произнёс механик из-под крыла. Пилот снова сел с ним рядом. — Ещё в советское время там люди пропадали. И те, кто дачи строил, и досаафовцы. До сих пор там находят странные перекопанные участки, неровные, будто кто-то что-то искал…

Волобуев рассеянным взглядом скользнул по фюзеляжу. Из пары иллюминаторов с выражением неимоверной грусти на него смотрели пилот и механик. Директор удивлённо поднял брови и посмотрел в сторону своих собеседников. На месте их не оказалось. Он открыл люк и залез в салон. Никого. Кабина тоже оказалась пуста. Волобуев несколько раз выкрикнул их фамилии. Кроме него, в ангаре никого не было.

7[править]

Алёнушка, не волнуйся, всё будет хорошо! — ласково произнёс Дима сквозь слёзы. — Я приведу помощь! Нам обязательно помогут, слышишь? — Никакой реакции. — Девочка моя, я скоро!

Он выбежал на улицу с криком «Помогите!», на который, естественно, никто не откликнулся. Парень бросился в ближайший дом и ужаснулся, когда в одной из комнат увидел свою Алёну, такую же, как и там. «Алёна, ты как сюда…» — начал было Дима, но тут же всё понял. Чтобы удостовериться, он заглянул ещё в несколько домов и обнаружил девушку в каждом из них. Нужно было бежать в город.

Алёна была везде: под навесом автобусной остановки «Сады – 3» и в строениях заброшенного колхоза; силуэт её угадывался в каждом окне АБК, в каждой загаженной проходной разрушающихся заводов; была она и в безлюдных магазинах и салонах остановившегося транспорта; молчаливо присутствовала в каждой квартире каждого дома. И никого, кроме неё, не было, казалось, во всём безмолвном мире.

Устав бежать, парень свернул в тёмную подворотню, под сводом которой ждала его очередная Алёна. Когда-то, быть может, месяц назад, он шутливо сказал, что хочет утонуть, раствориться в бездне её глаз. Это желание своеобразно сбылось.

8[править]

Плечи под лямками давно онемели. Жажда терзала глотки парня и девушки. Время теперь отмеряли погружения в очередной лесной массив, издалека притворяющийся травой. Бездонная пропасть… Восходящие потоки доносили аммиачный запах разлагающейся мочи, заставляя Мишу и Алёну морщиться от отвращения друг к другу. Неподвижное солнце нещадно пекло обветренные лица.

— Пить и есть хочу! — вновь капризно протянула Алёна.

— Заткнись! — раздражённо буркнул Миша.

— Не надо меня затыкать!

— Заткнись!

— Я сказала, мудак ты сраный, прекрати!

Девушка неуклюже размахнулась и снова ударила Мишу по бедру. В ответ он привычным движением дёрнул коленом.

— Хватит меня бить! — возмутилась Алёна.

— Аналогично… — прислушиваясь к голоду, рассеянно ответил Михаил.

Надо было что-то делать. Спуск при таких условиях может не иметь конца, а голод и жажда уже неимоверно мучают и становятся сильнее.

— Зря мы с вами связались! — Девушка снова поддалась истерике. — Не надо было садиться в ваш самолёт! У меня даже предчувствие было…

— Да заткнёшься ты? — Снова пнул коленом Миша.

— Падаль ты вонючая! — зарыдала Алёна, избивая парня локтями и кулаками. — Чтоб ты сдох, мразь! Дима тебя уроет, чмо сраное!

— Где? Где, сука, твой Дима? — хохотал Михаил, радуясь недоброму своему намерению.

— Уроет! Уроет! Уроет! Морду твою раскрошит!

— Да сволочь! — процедил сквозь оскаленные зубы парень и обхватил её шею.

9[править]

По улицам городской окраины брёл молодой мужчина в нейлоновом комбинезоне. Лицо его, подобное застывшей маске, выражало равнодушие. Глаза смотрели прямо и словно продолжали видеть то, что повергло его в шок. Блестящая рана перечёркивала правую бровь. От парня разило застарелой мочой, перебиваемой металлическим запахом крови, которой были испачканы его руки, рот и грудь. Редкие прохожие шарахались от него, но когда он свернул на более оживлённую улицу, какая-то пожилая женщина спросила, хорошо ли себя чувствует молодой человек и не вызвать ли ему скорую. Миша остановился, а вокруг собрались зеваки. Растерянно оглядываясь, он разводил окровавленными руками и пытался оправдаться: «Она истерила… Она всё время истерила и била меня… Я… Я не смог терпеть… Пить так хотелось… Так долго летели, боже, как долго!» Многие прохожие снимали его на телефон. «Я… Не… Мог по-другому…» — всхлипывал парень.

Женщина уже вызывала скорую, кто-то вызывал полицию. Миша выхватил смартфон из рук одной из зевак и судорожными движениями (пальцы его не слушались) пытался набрать номер невесты. Лишившаяся средства связи девушка оторопело на него смотрела. Парень поднёс телефон к уху — и толпа ахнула: аппарат вошёл в его голову и пропал. Удивлённо посмотрев на свою руку, Михаил приложил её к виску. Рука погрузилась внутрь. «Что случилось?» — повторял парень и раз за разом запускал пальцы в голову. Бросив бесплодные попытки достать телефон и, вообще, в чём-либо разобраться, он тупо уставился на окровавленный высотомер, закреплённый на запястье. Прибор показывал два километра семьсот метров с еле заметным излишком. Вдруг какое-то странное ощущение во всём теле заставило его напрячься. Миша попятился, слегка наклонился, помахал руками, но чувство только нарастало. Ужас и смятение выдавили стон «Помогите!». Люди забеспокоились, женщины просительно глядели на мужчин, но те не хотели вмешиваться, ибо от парня и ситуации в целом веяло чем-то запредельно опасным. Миша неловко развернулся и начал уменьшаться. Кольцо зевак испуганно расширилось. «Я опять падаю!» — в ужасе взвыл молодой человек и резко обрушился в себя. Оглушительный взрыв повалил людей и выбил стёкла в ближайших зданиях.

10[править]

Когда девушка обмякла, Миша долго колебался, прежде чем на ощупь (голова Алёны не поворачивалась должным образом) вытащил её правый глаз. Прокусив склизкое яблоко, он всосал стекловидное тело, которое с первого же глотка уменьшило жжение в горле. Парень старательно дожевал склеру и роговицу с хрусталиком, после чего принялся за другой глаз.

Пить по-прежнему хотелось, поэтому Миша начал раздирать горло девушки, жалея, что из-за подвешенного положения и неудобной связки не получится прильнуть к шее по-вампирски. Он набирал в ладонь вяло вытекающую кровь, подносил её к губам и пил. Когда источник живительной влаги иссяк, он разорвал вены на её запястьях, давил руки, спускаясь от плеча к ладоням, затем присасывался к ране.

В животе заурчало, и когда он уже потянулся, чтобы вырвать кусок Алёниной щеки, боковым зрением заметил какое-то яркое пятно. Справа и чуть ниже маячил алый парашют. С трудом вспомнив, кто это может быть, Миша закричал: «Глеб!» При внимательном рассмотрении стало понятно, что висящий на стропах тандем без сознания. Стрелка высотомера по-прежнему указывала на значение чуть больше двух километров семисот метров. Совершив манёвр, Миша подлетел ближе. Глеб и находящийся с ним в связке парень этой Алёны, Дима, висели обмякшими куклами. Оба были испачканы землёй и, судя по сильному запаху, который время от времени доносил ветер, мертвы. Внезапный гомерический хохот Михаила перерастал в рыдания, затем снова превращался в развязное гоготанье. «Эй, слышь, Алёна, вот он, твой Дима!» — твердил он сквозь смех, пиная коленом труп своей напарницы.

11[править]

Жительница города, отдыхавшая на территории садоводческого товарищества, вернулась в свой домик и была напугана женским криком в одной из комнат. Когда они с приведённым соседом открыли дверь, их глазам предстала странная картина. Это была незнакомая комната с крашенными зелёной краской панелями и побелкой на потолке. Вид из заклеенного окна был унылым и серым, это был какой-то завод, проступающий сквозь туман. К самому подоконнику был придвинут письменный стол, у стены расположился стеллаж с пыльными пожелтевшими документами. В середине помещения стояла девушка в болоньевом комбинезоне. Она была точно оцепеневшая, смотрела прямо перед собой. Запястья кровоточили. Внезапно девушка истошно завопила, и в то же мгновение поверхность её тела отделилась и развернулась на всю комнату. Впоследствии женщина сравнила это с раскрыванием зонта. Комната резко изменилась. Теперь это был хорошо обставленный зал городской квартиры с выходом на застеклённый балкон. Хрустальная люстра источала тусклый жёлтый свет, от чего бабочки на обоях выглядели почти чёрными. В центре всё так же стояла девушка. Теперь у неё не было глаз, а из разорванного горла струилась кровь. Искалеченная, она закричала и раскрылась снова, из оболочки своей выстроив нутро деревянного сарая. Глаза вернулись на место, шея была в порядке, но был вырван кусок щеки. После очередного вопля девушка и пыльное помещение уступили место прежней дачной спальне, а через несколько секунд незваная гостья снова появилась в окружении белых стен и мебели из никелированных труб.

Женщина и её сосед испуганно выбежали из дома. «Надо ментов вызывать!» — сказал мужчина, доставая из кармана телефон. «Подожди! — Спохватилась женщина. — Надо заснять, а то ещё, чего доброго, в дурку нас положат!»

12[править]

Глаза у блогера были слишком близко посажены. Сочетание этой особенности с несколько грубыми, простыми чертами лица у многих создавало впечатление, что он глуп. Способствовала поддержанию этого образа и манера подачи материала с постоянными плоскими шутками и деланно-наивными замечаниями. Рядом с блогером за столом сидела его полная противоположность — интеллигентного вида парень в очках. Он вёл канал, посвящённый физике и радиолюбительству. Властители дум озвучивали свой совместный план: проверить байку, ходившую среди жителей N-ской области. Парень с близко посаженными глазами продолжал:

— И возле города N, на высотах, кратных… «Кратные» же называются, да? — Обратился он к своему собеседнику. Тот кивнул. — На высотах, кратных этому числу, по легенде, случается чертовщина. У самолёта вырубается двигатель, и он начинает падать, но земля так и остаётся далеко, где-то внизу, и бесконечно приближается. Высотомеры перестают работать, показывают одну и ту же цифру, которая — ба-дам-тссс! — кратна числу “e”! Это как провалиться в яму на высоте. Да, ребят, школьная скукотища может обернуться кромешным адом. Добро пожаловать в реальный мир, детка! Пилоты иногда видят другие самолёты, падающих людей и разные предметы. Конечно, это рассказывают те, кто благополучно выбрался из передряги. Те везунчики, у которых включился мотор, заработали приборы. Остальных так никогда и не находят. Как, например, группу парашютистов, которые решили прыгнуть два года назад как раз в этой зоне. Это была пара влюблённых, оба туристы со стажем, но, наверно, захотелось чего-то новенького. Самолёт, на котором они поднялись в воздух, пропал с радаров, а потом появился в ангаре, будто никуда и не летал, но пилоты и даже механик с аэродрома, который как бы вообще ни при чём — исчезли. Директору парашютного клуба дали условный срок за услуги, не отвечающие бла-бла-бла…

— Статья двести тридцать восьмая, да… — перебил его интеллигент.

— Да, она. Так вот, самих пропавших иногда видят в городе и за городом, причём не только их и не только видят! Если вы помните прошлогодний теракт…

— Да, там, по описанию, был один из инструкторов.

— Да-да! И ещё! — Простолицый поднял палец. — В домах в городе и на дачах иногда видят ту самую девушку. Изуродованную и кричащую! Жуть!

— Что-то вроде хрономиража.

— Да, призрак прошлого.

— И кстати о прошлом. — Радиолюбитель протянул к камере ладонь. — В прошлом случалось нечто похожее, то есть видели тогдашних пропавших. Кроме того, все попытки проложить через то место газопровод на определённой глубине потерпели крах: постоянно пропадали трубы. А один дачник увидел у себя на участке парашют. Кажется, это было в начале восьмидесятых. Подумал, что досаафовцы потеряли, хотел свернуть, а стропы закопаны. Взял он лопату и начал копать. Копает, а стропы всё глубже и глубже уходят. Понял, что либо хулиганит кто-то, либо чертовщина творится. Вызвал милицию, за ней потянулись серьёзные люди в штатском. Пригнали технику, выкопали огромную ямищу, а там разложившееся тело парня. Как он туда попал, никто не знает.

— Жесть!

— Не то слово! А на частоте примерно в сто десять килогерц (сто десять целых и двадцать восемь сотых, если быть точным) военные связисты ловят весьма странные сигналы. Их выраженные паттерны отличают регулярность и самоподобие. Начинаясь с единичиных импульсов, они быстро переходят в гудение. Затем всё начинается снова.

— То есть это можно на радио поймать?

— На обычное нет. Только на специальный приёмник с расширенным диапазоном длинных волн.

— Круто. А ты ловил?

— Да, — не без гордости ответил радиолюбитель.

— А запись есть?

— Конечно.

Он несколько раз щёлкнул клавишами ноутбука, и послышались похожие на телефонные гудки, формирующие замысловатый ускоряющийся ритм. Близкие друг к другу глаза блогера медленно вращались, словно предоставив свои мозговые ресурсы ушам. Его гость загадочно поблёскивал стёклами очков.

— Звучит жутко, если честно, — резюмировал простолицый.

— Таинственно, — то ли согласился, то ли поправил его радиолюбитель.

— И вот мы берёмся проверить этот миф. Я договорился со своим другом, опытным пилотом, и мы прямо на его самолёте подлетим к городу N и выйдем на нужную высоту. Мы будем до зубов вооружены самой разной техникой, которую захватит с собой Сергей. — Интеллигент скромно кивнул головой. — И мы проверим, правда это или всего лишь очередная легенда.

С вами был Паша-Легендарь и Гетеродин. Ставьте лайки, подписывайтесь на канал и обязательно жмите на колокольчик, чтобы не пропустить новый выпуск. До скорой встречи!

∗ ∗ ∗

Однако встреча эта так никогда и не состоялась. Десятого ноября самолёт «Як–18Т» исчез с экранов радаров недалеко от города N. Летевшие на нём три человека, два популярных блогера и пилот малой авиации, до сих пор числятся пропавшими без вести.

12.11.2021


Текущий рейтинг: 66/100 (На основе 43 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать