Огарок

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.
Floppydisk.png
Эта история не редактировалась. Её орфография и пунктуация сохранены в своём первозданном виде.

Когда я был еще совсем мелким, родители часто возили меня к бабке в деревню. Сложно сказать, нравилось мне это или нет; конечно, купания на речке и обилие ягод в леске близ поселка это круто, но провонявший всякими травами и отварами бабкин дом внушал отвращение. Видите ли, бабка моя была кем-то вроде колдуньи или ведуньи, заговоры всякие зачитывала, бесов изгоняла из скотины, все такое. Честно говоря, я то время плохо уже помню, но проводимые ей ритуалы зачастую были весьма неприятными. Например, я помню, как она густо намазывала себе лицо измельченными потрохами то ли курицы, то ли индюшки; в другом случае она голышом хлестала себя каким-то веником, то ли березовым, как в бане, то ли дубовым, а веник при том макала в какую-то бурую жижу, запахом напоминающую смесь дерьма, помоев и мяты. Самое интересное, что предки вообще не знали об этой «практике». Один раз я хотел им все рассказать, но бабка, сидевшая рядом, погрозила пальцем и так зыркнула, что я чуть на месте коней не двинул. Потом, когда они уехали, она заставила меня дать клятву, что я им ничего не расскажу, пока она жива. В общем, не так важно, что эта бабка вытворяла; важно то, что однажды она меня заговорила. Хрен его знает, как это правильно зовется, но она потом объяснила, что если кто на меня зло задумает, я об этом точно узнаю. Когда мне стукнуло 14, меня наконец-то перестали к ней засылать. Родители пытались затащить туда, но я всеми правдами и неправдами отмазывался. На этом, собственно, мое общение с бабкой и закончилось.

Так сложилось, что после окончания школы в 2002 году поступить я не смог. Правильнее сказать – не захотел. Военкомат этому очень обрадовался и я отправился отдавать долги, которых никогда не брал, в Киров. Важно сказать, что часть была секретной, потому на переписку или созвон был строжайший запрет, об увалах вообще молчу. Саму службу я опускаю; ничего необычного не происходило. Разве что надо сказать, что чуйка жопы у меня тогда впервые проявилась : рыли окопы на учениях, как меня прям пробило, лопату бросил и в медичку отпросился. Ну и чувак, который мою яму рыть продолжил, на змею напоролся. До больнички его не довезли, потому что ЗиЛ медслужбы на полпути загнулся. Думаю, если б я продолжил, на месте того перца мог быть я.

Дембельнувшись, я вернулся домой, и обнаружил там абсолютно левых и незнакомых мне людей. На меня они смотрели как на долбоеба и говорили, что купили ее абсолютно законно. Навел справки, оказалось, год назад мои родители попали в аварию, причем накануне продали квартиру какому-то агентству недвижимости. Хотел шухер поднять, в милицию там заяву подать, в агентстве пошуметь, но опять чуйка сработала. Уже потом, несколько лет назад узнал, что риэлторы те «черными» были, за жилье людей гасили, и начни я на них быковать, сам бы «в аварию попал». Стал думать, что делать. Вариантов было два: либо ехать к двинутой бабке, чего вообще никак не хотелось, либо возвращаться на последние бабки в Киров, где у меня кое-какие связи по службе остались. Выбрал я второй вариант. Думал на контрабаса пойти, но комвзвода руками развел: реши я до дембеля, он еще мог бы подшуршать и устроить в эту часть, а так надо в военкомат идти и записываться, а там – как распределят. Пробовал в местный заглянуть, но там отфутболили: иди по прописке. А денег осталось по нулям почти, на еду только, на билет всяко не хватит. В общем, устроился там грузчиком и сторожем по совместительству, спал просто в магазине, так сказать. Хотел денег подкопить, оформиться и все такое, но часть благополучно развалилась, все контакты я потерял. Короче говоря, я остался жить в Кирове.

Дальше все шло потихоньку. Поработав грузчиком два года, смог устроиться кассиром в другой магазин этой же сети, потом старшим мее-неджером стал, на одной из своих кассирш женился – не потому, что прям влюбился и все дела, а просто надо было. Да и съем квартиры почти всю и без того маленькую зарплату съедал. Светка была нормальной, в принципе, мозги немного пилила, но это как у всех. Впрочем, женатым я был не очень долго, всего два года. Светка зазывала меня на какую-то встречу выпускников или что-то подобное, и уж я почти согласился, как опять замутило, прям воротить от нее стало. Отболтался, что чувствую себя плохо. Не поверила, обиделась и свалила. На полпути к альма-матер она потеряла управление и слетела в реку. Не выжила, короче. Ну, я немного, конечно, погрустил, но быстро вернулся в строй. Я понял, что осел в Кирове уже окончательно.

Так я и жил себе спокойненько до шестнадцотого года. Ровным счетом до тех пор, пока в моем магазине не появился новый менеджер, Саня Огарков, или Огарок, как мы его звали. На первый взгляд – нормальный парень, но общается так, как будто его только что избили – знаете, так, будто извиняется за что-то или просит. Ну, нытик такой. Сначала я думал, что он мне ничем мешать не будет, но угадайте, кто оказался моим новым соседом? В нашем доме поселился замечательный сосед, блин. Самое фиговое, что он, видимо, решив, что раз мы живем в одном доме, то мы лучшие друзья, не отлипал от меня практически ни на минуту. И на работе, и дома он находил какие-то придурочные поводы пообщаться. Тут упомянутая выше чуйка стала подсказывать, что контакты с Саней лучше свести к минимуму, что я и пытался сделать.

В прошлом апреле я пришел домой немного пораньше, чувствовал себя плохо. Вообще, с самого начала шестнадцатого года, и, как я сейчас понимаю, с появления Огарка, болел практически не переставая. Ангина, простуда, опять ангина, недолеченная в первый раз, непроходящий насморк и все такое, хотя раньше был здоров как бык. Так вот, пришел я домой пораньше, а там на двери какая-то бурая фигня нарисована, вроде круга с отростками, не знаю. И запах. Запах я сразу узнал, даже несмотря на то, что уже лет двадцать его не чувствовал – бабкин дом вонял именно так. И хрень на двери, это бурое говно, очень походило на то, чем бабка обхлестывала себя в моих воспоминаниях. Тут мне так конкретно поплохело, что, думал, на площадке прямо вывернет. Согнулся, дышу, немного в себя прихожу и вижу капельки на полу. Одна за другой, другая за третьей, прямо к чьей бы вы думали двери? Да-да, Огарка. С трудом разогнувшись, нажал на кнопку звонка – может, вы бы в такой ситуации и сомневались, но чуйка, ни разу не подводившая ранее, явно подсказывала, что делать.

Дверь открыл сам Саша – в тот день он был выходным. Не успел он гаденько улыбнуться и поздороваться, как я врезал ему под дых и добавил сверху, закрывая за собой дверь. В коридор вышла его жена и попыталась закричать, но потом неудачно ударилась о стену и заснула. Я усадил Огарка за стол и попытался побеседовать. Он только башкой мотал и своими глазенками хлопал, говорил, что он ничего не знает, ничего не делал, и вообще, если он чем-то обидел, он не хотел этого. Все такое, короче. Ну а я сижу и прямо чувствую, как меня от одного его вида тошнит, прямо накрывает – не выдержал, каюсь. Взял первый попавшийся ножик и ткнул в Огаркино горло. Он такие глаза удивленные сделал, как будто не понимал, к чему все идет, и набок завалился. Пробулькал, мол, жену не трогай. А ведь и дураку понятно, что в ней-то все и дело. Инквизицию вспомните – больше всего не колдунов или магов казнили, а ведьм и колдуний. Да и бабка моя была явно не мужского пола. Мало того, у нее и имя – Маргарита, прямо как у Булгакова. Недолго думая, взял полотенчико и придушил ее. Можно было бы сжечь, как инквизиция делала, но это, как мне кажется, чересчур негуманно.

В общем, такие вот дела. Не прошло и суток, как полегчало, вновь почувствовал себя здоровым. Впервые за последние четыре месяца выспался за ночь, представляете?


Текущий рейтинг: 67/100 (На основе 34 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать