Лёха

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Ребят, никому однушка не нужна? Новострой, район хороший, ремонт почти закончен. Если заинтересовал, то звонякайте на +7 *** *** ** **, пообщаемся поподробнее.

Не, я не то чтобы всерьез жду звонков. Объявления я раскидал уже, вот по ним может и будет отклик, а отсюда вряд ли. Потому что тут я расскажу причину продажи.

Ну, если начать с начала, то я купил эту самую однушку в ипотеку, въехал в нее сравнительно недавно, ремонтом занялся, с соседями перезнакомился помалу. Вот как раз о соседе и речь пойдет. В квартире справа поселился замечательный парень — Лёха. Тоже здоровый молодой лоб, вроде меня, с похожей историей. Только если мне родители помогли лишь с первоначальным взносом, то ему докинули остаток недостающей суммы. Нормальный парень, серьёзно, перфортатор у меня одалживал пару недель назад, предупредил что бурить будет полночи, днем никак не успевает. Думаю, его многие в ту ночь прокляли, но куда денешься, в новостройках это почти норма, надо перетерпеть. А Лёха на следующий день вернул перфоратор и пиваса прихватил, так что мы углубили шапочное соседское знакомство, и с тех пор нормально общались, перекидываясь инструментом по мере надобности.

И тут мы подходим к сути дела. И у меня опять мурашки по спине. Попробую расписать более-менее доходчиво, потому что мне иногда самому кажется, что это у меня проблемы с головой уже.

Несколько дней назад я самым серьезным образом тюленил на диванчике, прикидывая к какой части ремонта приступать и на какие шиши, когда раздался звонок в дверь. Долгий такой, обычно короче звонят, а тут зажали и держат. Я пошлепал в прихожую, выглянул в глазок и, к своему удивлению, увидел там нормального парня Лёху, который топил кнопку звонка, как упоротый. Впрочем, как только я глянул в глазок, он кнопку тут же отпустил и уставился на меня. Прямо в глазок смотреть начал, а я, на минутку, не топал, в дверь лбом не бился, да и звонок трезвонил отменно. В общем не знаю я, как он так резко понял, что я к двери подошел. Мне слегонца так не по себе стало, но думаю мало ли, не в себе Лёха с утра, может вмазал уже, с кем не бывает. Рука уже к замку потянулась, но что-то удержало.

Я, так-то, неверующий, но вот сейчас хочется в церковь сходить и свечку поставить, спасибо сказать тому “чему-то”, что руку мне придержало в тот день. Хз уж бог там или кто, это пусть в церкви образа разбираются, кому благодарность выписывать.

А там, перед дверью, я с чего-то решил повременить и посмотреть, что еще Лёха выкинет. А он стоял просто. Стоял и смотре в глазок, в глаза мне. Вообще не шевелился. Мне опять не по себе как-то стало, люди обычно мнутся, с ноги на ногу переступают, пока ждут. Смотрят в разные стороны, почесываются, да хоть что-то блин делают, но не стоят вот так, как манекены в магазине, взглядом в глазок уперевшись. В общем, расхотелось мне совсем дверь открывать.

— Женёк, открой.

Я вздрогнул, честно скажу. Это так неожиданно было, сосед стоял как кукла, реально, мне даже показалось что в ступор какой-то впал, и вдруг неожиданно “Женёк, открой.” При чем монотонно так, без выражения вообще. И на лице ни один мускул не дрогнул.

— Жень, открой, ты че там спишь что ли, — ни крохи интонации.

Вот тут мне уже по-настоящему стало не по себе, без шуток. Надо видеть эту картину, этого живого и общительного Лёху из соседней квартиры, который стоит как восковая кукла перед дверью, смотрит, не отрываясь, в глазок и монотонно говорит обычные будничные фразы. Обычный сосед прямо это же и говорил бы, но, блин, не так! А от того, что дальше было, мне и сейчас нехорошо становится, как вспомню.

— Жень, я за перфоратором опять, мне на час буквально, — все в той же манере меланхоличного робота отрапортовал Лёха и начал наклоняться назад.

Знаете, как во время зарядки наклоны делают? Вперед, вправо-влево. Назад. Вот назад он и наклонялся, так-же, по-неживому, руки от плеч как веревки висят, взгляд все выше и выше поднимается. Я уже начал опасаться, что сейчас хруст услышу, и он там за дверью сложится просто на пол лестничной площадки со сломанным позвоночником. Никогда я во всякие страшилки не верил, но то, что за дверью моей происходило, ни в какие ворота не лезло.

А потом он резко выпрямился и в дверь мою ударил.

Лицом.

Как я не заорал тогда, сам не знаю. Ступор, наверное, шок какой-то. С момента, когда раздался этот жуткий глухой “ТУД!” в мою дверь я впал в какое-то оцепенение и начал откладывать кирпичи не переставая. Лёха за дверью вообще никак не изменился. Ну, то есть, он разбил лицо-то, конечно, из носа кровянка по губам потекла, но больше ничего не изменилось — кукла куклой, и голос все такой же.

— Жень да открой ты, ну реально перф надо срочно. Мне уезжать через час, я все сделаю и отдам, — будто по бумажке отбарабанил он и опять начал наклоняться назад.

Я оторваться от глазка не мог, хоть и знал уже что сейчас будет. Стоял там, потом холодным обливался и шевельнуться боялся, даже дышать страшно было, до того паника накатила. Потому что я прямо чувствовал — он меня ВИДИТ. Прямо через дверь видит.

— Женёк, да не будь ты козлом, ну, — “ТУД!” и негромкое “тук-тук” — это руки его об дверь стукались, болтаясь, — Открой, ну не надолго же прошу.

Из рассеченной брови побежала тонкая струйка крови по виску, нос скривился, кровь из него запачкала губы и ползла по подбородку.

— Слышь, открой уже, мне срочно, Жень. — “ТУД! Тук-тук”.

Боже, благослови металлические двери. Лёша парень немаленький, под центнер весом, было бы дерево какое, кто знает чем бы дело кончилось. А так я был в безопасности, вроде бы. Ну, то есть, теперь-то я понимаю, что был в безопасности, скорее всего. А вот тогда я паниковал, я задыхался от того, что боялся слишком громко дышать. Боялся, что ЭТО меня услышит и тогда непонятно, что может произойти. Да, при этом я искренне считал, что оно меня видит, но это наверное инстинкт какой-то, из древности. Нарвался на хищника — не шевелись, не дыши, прикинься мертвым, а вдруг прокатит. Вот так и я замер там, за дверью, как какой-то опоссум, сам в статую превратился, почти не дыша, только потом холодным обливался, пока с той стороны что-то монотонно просило впустить его и стучало в дверь лицом моего соседа.

Не помню, сколько это продолжалось, но в какой-то момент ЭТО вдруг оборвалось на полуслове и замерло. На лицо теперь смотреть было страшно, до того разбито. Постояло-постояло оно там еще минут пять, потом как-то деревянно развернулось и ушло вниз по лестнице. Тут ноги у меня подогнулись и я рухнул прямо там, перед дверью, не смог устоять, не держали ноги. Сердце где-то в висках бухало, футболка вся мокрая от пота была. Все что смог — отползти подальше от двери, не сводя взгляда с глазка. В него свет падает из окна в подъезде, светится он немного в полутемной прихожей. И вот я полз на спине, тихо-тихо, как мышь, как насекомое какое-то, и все глаз с него не сводил. И мне казалось, что если вот сейчас перестанет глазок светится, если какая-то тень снаружи свет перегородит — то сердце у меня не выдержит и остановится нахрен. Так и найдут меня тут на полу потом. Через пару недель, по запаху, в непотребном уже состоянии.

До вечера я в себя приходил, руки-ноги тряслись так, что водички попить худо-бедно только через час удалось, после визита “Лёхи”. Два дня носу из квартиры не высовывал, все думал открою дверь — а там ЭТО стоит, ждет. Кое-как заставил себя на третий день за продуктами выйти, сдохнуть с голоду в новой квартире тоже так себе перспектива. Шарахался от каждого шороха на лестнице, от каждой тени. Ничего. Так, день за днем, понемногу пришел в себя. А дней через пять Лёху встретил.

Из магаза шел, а он навстречу спускается, как ни в чем не бывало. Лицо - целехонько. Я когда его мельком увидел на верхнем пролете, чуть в окно не сиганул, думал куда бежать, где прятаться. Но топал он весело, насвистывал что-то на ходу, так что я волю в кулак собрал и навстречу ему пошел. Выглядел, правда, не совсем нормально, видимо, потому что он, когда меня увидел, присвистнул.

— Ты в запой ушел что ли, Женёк? Чего бледный какой, мешки под глазами? — разговаривал сосед как обычно, никаких странных интонаций или движений я не замечал, — Или заболел?

— Да, что-то гриппанул, Лёх, — я судорожно обшаривал его глазами в поисках подвоха, — Ты это… перфоратор нашел в тот день?

— В какой? — очень искренне не понял сосед.

— Ну помнишь, в дверь… стучал. Префоратор просил. Срочно, — я все не мог поверить в то, что это тот самый нормальный Лёха, что-то в нем было не так.

— Когда? — все еще не врубался он.

— Ну дней пять назад.

— Да ты точно запил, Жень. Я в отпуске две недели, вчера ночью из Туряги вернулся.

И тут до меня дошло, что в нем не так было. Загорелый он был, вот что. Загорелый, отдохнувший и веселый сосед Лёха. Я чуть на шею ему не кинулся. Отговорился нездоровьем, мозги мол в кучу уже. На том и разошлись.

А я с тех пор от каждого стука в дверь дергаюсь. Лёха в тот вечер с пивасом и турецким зимним чаем зайти хотел, так я минут пять его перед дверью продержал, все понять не мог - Лёха? Или не Лёха? Или это ТО пришло, только подучилось слегка, под настоящего косит? Как понять? Сосед дзенькал звонком, переминался с ноги на ногу, хмурился. Ну, как настоящий. Впустил я его, когда он уже уходить собрался, сказал что заснул. Пивка попили, отпустило немного, а только все равно ловил себя на мысли, что присматриваюсь. Он? Не он?

В общем, не могу я там больше. Влез в долги, снял угол на другом конце города. Квартиру продаю.

Никому однушка не нужна? Район хороший, новостройка.

Торг уместен.

Автор: Артём


Текущий рейтинг: 82/100 (На основе 28 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать