Лукавый зашел в гости

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

То, что я вам сейчас расскажу, больше похоже на вымысел, оно и не удивительно, подобная жесть в принципе не должна существовать, даже в форме выдумки. Меня зовут Дмитрий, и не побоюсь этого слова, но я жив. Будь это чудо, везение или божественный промысел, не суть, я выжил. Поэтому мне важно рассказать о том, что произошло со мной. Оставить после себя хоть что-то, будь это даже сомнительная история не похожая на правду, но уж поверьте, всё что я вам поведаю, действительно происходило со мной в ту проклятую ночь.

В мае, когда мне исполнилось двадцать три года, родители помогли мне съехать на собственное жилье. Они оплатили первый и последний месяцы аренды, и так сказать подтолкнули мой кораблик самостоятельного плавания вперед. Квартира самая обычная однушка, без ремонта, с еще старыми советскими приколами, вроде окна из ванной и туалета в кухню. Кухня маленькая, не развернуться, всё буквально нужно обходить боком. Зато зал, он же спальня, довольно просторный и для одного человека эта квартира просто хоромы.

За пару дней мы перевезли туда мои вещи, и моя мама сразу поставила иконы в правом углу зала. Она верующая, поэтому первым делом обратила внимание на то, что в квартире нет этих церковных наклеек, о том, что дом освящен. Для неё это было важным, и она заказала освящение, которое было запланировано через пару недель.

Для меня же это было абсолютно неважным, квартира хоть и была запыленной, жить в ней было можно. Я по чуть-чуть убирал, приходя домой с работы по вечерам, но из-за усталости откладывал это на выходные. Работал я тринадцати часовую пятидневку на хлебозаводе, и сил что-то делать, просто не было. Так что для себя, я всегда находил оптимальным вечер пятницы, когда можно сделать последний рывок, а затем два дня отдыхать. Именно в ту проклятую пятницу всё и случилось.

Придя с работы, самое тяжелое и первое что я хотел сделать в тот вечер, это отмыть ванную. С момента переезда, я каждый раз купаясь, чувствовал её шершавую поверхность под собой, внешний вид ванной был и того хуже. Желтая полоса вдоль всей длины и своеобразная ржавая борода, идущая вниз от дополнительного слива под краном. Я кинул телефон на зарядку в зале, ноутбук поставил на стол в кухне, и открыл на ютубе свой плейлист «Смотреть позже». Обычно за неделю там собиралось то, что я планировал слушать и смотреть на выходных. В основном там были подкасты и разные недослушанные страшные истории, я включил то, что было в самом верху списка, чтоб пока я буду мыть ванную, после окончания, проигрывалось следующее видео. Вроде первым был какой-то подкаст Рогана, включив его, я пошел в ванную и принялся её драить. Через то странное окно из кухни в ванную мне было всё прекрасно слышно, поэтому саму дверь в комнату я прикрыл.

Подкаст для меня скорее звучал фоном, и мысленно я был еще где-то на работе. Вспоминал различные ситуации за неделю, прокручивал неприятные моменты с коллегами и попутно мыл ванную. Прошло минут сорок, подкаст закончился и автоматически начало проигрываться следующее видео из плейлиста. Жуткий голос стал проговаривать вступление, тогда я еще подумал, кто бы это мог быть. Мне были знакомы почти все каналы со страшными историями, но именно этот голос я слышал впервые. Он завораживал и пугал, я мысленно сделал себе заметку, что после следует глянуть кто это, и продолжил мыть ванную, краем уха слушая начавшуюся страшную историю.

Всё также я мысленно проваливался в свои воспоминания, думал чем займусь завтра, с кем пойти гулять и что посмотреть перед сном. Периодически я переключался на звучащую фоном страшную историю. Начало я почти прослушал, что-то про трагедию и утрату, договор с нечистой силой, затем описание дома и постоянное нагнетание атмосферы, словно медленный туман, подступающий к земле. Потом речь начинает идти о квартире и пареньке что туда заехал, как он работает пять дней в неделю, и планирует уборку. Тогда я подумал, что это прикольное совпадение, после чего в истории этот паренек решил помыть ванную, открыл на ноутбуке ютуб, и поставил верхнее видео из плейлиста «смотреть позже». Рассказ всё продолжал звучать из кухни, а я стоял без движения в ванной и со странным трепетом внутри вслушивался.

«Он стоял в ванной, и затаив дыхание вслушивался в каждое слово, хоть его тело переполнял трепет, совсем скоро его ждал настоящий кошмар». Что?! От услышанного, моё сердце начало учащенно стучать. «Его сердце принялось учащенно биться, а в уме проплывали жуткие мысли» Этого не может быть, этого точно не может быть. «Он пытался струсить с себя услышанное, словно попавшую на волосы паутину. Но он даже не догадывался, что в зале его ждет Лукавый».

По моему затылку пробежала волна леденящего холода, я пытался не издавать и звука, вслушиваясь в небольшую паузу рассказа. «Лукавый знал, что стоит Диме только выйти из ванной и его жизнь будет проклята. У тьмы в зале был сегодня гость, его присутствие выдавали лишь багровые угольки глаз. Стоя в зале, Лукавый вслушивался в Димино дыхание, в его учащенный пульс, он и не думал торопить события, ведь знал что Диме уже никто не поможет». Не знаю, каким чудом моё сердце не разорвалось от страха, но в остальном тело меня не слушалось. Медленно сползая на пол, я старался подпереть спинной дверь в ванную.

«Дима осел на пол, и навалился спиной на дверь, он наивно полагал что Лукавого может что-то остановить. По своей глупости, он принялся молиться, от чего улыбка Лукавого стала еще шире». Страх парализовал меня, я не мог выйти из ванной, не мог ничего сделать, даже мой телефон остался на зарядке в зале. «В порыве отчаянья, Дима судорожно думал, как спастись. Его телефон был в зале, а за дверью ожидал Лукавый. Стоило ему только выйти из ванной, и он столкнулся бы с Ним, в темноте он бы увидел лишь красные угольки у самого потолка, проклятые очи. Они бы клеймили душу Димы, и тот бы уже никогда не смог спрятаться от Лукавого».

Эти постоянные описания моих действий и того что меня должно ждать начинало меня сводить с ума. «Лукавый медленно ступал в зале, вот-вот скрипнет пол возле угла с иконами, Он занес ногу для шага, после чего в квартире повисла долгая пауза». Мое дыхание дрожало, а тело покрывали волны холодного страха. Больше всего сейчас я не хотел услышать тот скрип половых досок, о котором было сказано в истории ранее. В голове я видел этого «Лукавого», что вот-вот перенесет вес тела, и сделает шаг, за которым в квартире раздастся скрип. Видел как он словно силуэт тьмы в темном зале, будто он стоит спиной к входу, в том углу, где иконы. Как он медленно разворачивается, и красные точки, его глаза угли начинают двигаться в мою сторону.

«Пока Дима представлял, как Лукавый стоит в зале, Он тихо подошел к двери ванной, и протянул руку к выключателю. Щелк и свет в ванной потух». После чего действительно свет в ванной погас, и единственным источником света было кухонное окно. «Лукавый уже был в кухне, и протягивал свои когтистые пальцы к выключателю. Щелк, и уже в кухне погас свет». Секунда и свет в кухне потух. Моя шея и лицо горели от страха, а тело само скрючивалось в позу эмбриона. Я лежал на полу возле двери, и невольно пытался забиться под ванную, закрыв лицо ладонями.

«Дима лежал скрючившись на полу, пытаясь спрятаться. Ему казалось что самое страшное происходит с ним здесь, и сейчас. Но он даже не догадывался о том, что в доме его родителей, скоро маленькая искра из проводки перекинется на обои. Она будет медленно тлеть, пока его мама с папой будут тихо спать. Проснуться они не успеют, дым будет медленно заполнять квартиру, и огню достанутся уже их задохнувшиеся тела. Дима бы мог предупредить их, будь у него телефон под рукой. Из ванной до лежащего на полу телефона было совсем близко, он лежал на зарядке в зале, буквально сразу за углом. Но Дима боялся за свою шкуру, он был слишком труслив, чтобы выйти из ванной. Его жалкое тело уже не слушалось его, и быть может, он скоро обмочится от страха».

Мои родители? Этого не может быть, я понимал, что мне надо выйти и любой ценой позвонить им, пока то что здесь происходит, не добралось до них. «Трусливый Дима всё еще колебался, он только хотел выйти из ванной, но искра в обоях уже тлела. Времени у него оставалось всё меньше и меньше». Начав медленно вставать, я выдохнул, и уже готовый выйти на секунду испытал гипнотический ужас, и вновь спросил себя, стоит ли мне выходить.

«Дима замер, думая стоит ли ему спасать своих родителей. Он всё пугал себя каким-то Лукавым, что бродит в его квартире, а быть может и нет никакого Лукавого. Ведь Дима не видел его, а всё время прятался как трус в ванной. А ведь может, это Ангелы меня предупреждают, подумал Дима»

Я такого не думал, я точно такого не думал! Это не мои мысли, это мысли «Лукавого».

«Трусливый Дима стал понимать, что всё это он себе выдумал, сейчас он твердо решил встать и открыть дверь».

Нет, нет, нет, это точно не так. Нельзя подаваться, это не мои мысли.

«Дима вновь повалился на пол, он начал думать, что он умнее всех. Лукавый стоял в кухне и через окно смотрел в ванную. Его багровые угольки глаз горели у самого потолка, Диме не избежать встречи с ними».

Нет, чтобы не случилось нельзя открывать глаза. Он так и хочет заглянуть в мою душу, нельзя открывать глаза. Вжавшись головой в колени, я натянул футболку до головы и замер.

«Наивный Дима все пытался избежать своей участи, он сжался как последний трус и спрятал свои глаза от Лукавого. Он не увидел, как Лукавый оказался в ванной и стоял над Димой».

От этих слов я практически умер, мне казалось, что мое сердце это футбольный мяч, в который продолжают накачивать воздух, еще немного, буквально один миг, и оно лопнет. Всю жизнь я испытывал страх как что-то телесное, адреналин, мурашки, дрожь тела. Но впервые мне казалось, что от страха дрожит моя душа, это самое холодное и загробное что происходило со мной, когда либо.

«Лукавый стоял над Димой, и тянул к нему свой длинный когтистый черный палец».

Вжавшись еще сильнее, я стал без перерыва молиться.

«Сейчас Лукавый дотронется до левого уха Димы».

Услышав это, я отодвинулся вправо.

«Лукавый присел возле Димы и сейчас прошепчет что-то пугающее ему на ухо. Если бы Дима был достаточно умен, он бы выскочил из ванной и не дал бы себе так глупо закончить. Но Дима слишком трусливый, он так и будет лежать тут и ничего не делать, пока в доме его родителей начинается пожар».

Всё это время голос шел из моего ноутбука в кухне, после последнего предложения в комнате повисла долгая тишина. Боясь пошевелится или издать громкий вдох, я затаившись постоянно молился. Стараясь как можно быстрее добраться до той части молитвы, где была фраза «Избавь нас от Лукавого». Меня не покидала картинка стоящего надо мной черного силуэта с багровыми угольками глаз.

«Если сегодня жалкий трус Дима не посмотрит Лукавому в глаза, то остаток жизни Димы будет не завидный. Лукавый еще вернется за ним, и тогда он не будет играть с ним как сейчас. Лучше бы Диме открыть глаза, ведь потом будет совсем худо».

Главное не верить, и ни при каких обстоятельствах не открывать глаза, повторял про себя я.

Всё это время звук доносился из ноутбука в кухне, а потом случилось то, после чего я потерял сознание. Этот голос шепотом произнес в мое ухо.

«Открой глаза».

После этого тьма. Утром, открыв глаза первое что я испытал, это резкий протяжной внутренний крик «нет» внутри себя. Я открыл глаза. Быстро закрыв их, я поймал себя на мысли что уже рассвет, и в ванной было светло и пусто. Тогда всё еще ожидая подвоха, я вновь открыл глаза и осмотрелся. Ванная была пуста, «Лукавого» не было. Сначала нерешительно, а затем чуть более смело я вбежал в зал, и замер в ужасе. Все вещи из полок и шкафов были вывалены на пол. Икон в углу комнаты не было, балконная дверь настежь. Подойдя поближе к балкону, я вновь замер от чувства жути. Все три иконы были перевернуты и стояли в ряд на балконных перилах, готовые упасть от малейшего дуновения ветра, и только чудом балансирующие на грани падения. Аккуратно убрав их оттуда, я заметил еще одну странную и пугающую деталь. Стекло каждой из икон внутри было запотевших, словно там образовался конденсат. «Родители!» – как от укола в сердце я вышел из оцепенения.

Вспомнив слова про пожар, я полетел к телефону и стал звонить маме. Было шесть утра, и она не сразу взяла трубку. К счастью с ними было всё хорошо, похоже, это была очередная проверка от «Лукавого». Я без какого либо стыда, потребовал чтоб меня забрали из этой квартиры, после случившего я не представлял свою жизнь тут.

Вообще подобное трудно рассказывать другим, но с мамой я всё же поделился этим. Было непонятно, верит она мне или нет, но выслушала она меня до конца, пока мы собирали вещи. Через час за нами заехал отец, и мы всё погрузили в машину, сумки с вещами в багажник, ноутбук и кухонная посуда в салон и под ноги. Мама дала мне иконы везти в руках, чтобы они не разбились. Испарина уже прошла и за стеклом вновь были видны святые. По дороге я прибывал в своих мыслях, думая что же произошло этой ночь. Была ли это случайность, или в этом виновата квартиры где я был. Как и почему это возможно?

Утренняя дорога была пуста, и яркие лучи восходящего солнца ослепляли, отражаясь от редких проезжающих машин. Солнечные лучи периодически попадали в салон, на иконы что лежали у меня на коленях. Я перевел взгляд на одну из них, и заметил одну странность, словно разводы в центре. Покрутив икону под разными углами, сначала я подумал, что это какой-то подтек сверху, но затем стал понимать, что это внутри стекла. Будто арабская вязь, и вместе с этим ко мне начало приходить жуткое понимание. Перевернув одну, я прочитал зеркально написанное слово «Вернусь», на другой было «Еще», а на третьей «Я». «Я еще вернусь».

Текущий рейтинг: 55/100 (На основе 47 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать