Лужи в метро

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии UberMaksym. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Почти в каждом крупном городе есть метро. Ежегодный пассажиропоток в среднем превышает несколько миллионов, а в Токио, например, вообще исчисляется миллиардами.

Власти всегда убеждают нас, что на поддержание состояния метрополитена уходит много денег из бюджета, и что метро - один из самых безопасных видов транспорта. Это не так.

Мне 25 лет. Я здоров, рассудителен и циничен. Уже давно не верю в сказки. И не буду погружаться в воспоминания и рассказывать о своей работе или жизни. Нет времени. Я хочу предупредить всех вас.

Рассказ будет полным, чтобы развеять ваши сомнения и заставить поверить в реальность происходящего, потому что от этого зависит жизнь вас и ваших близких.

∗ ∗ ∗

Я всю жизнь живу в городе, в котором через метро каждый день проходит около 400 тысяч человек. Конечно, за это время мне доводилось слышать байки про метровых крыс, путевых обходчиков, поезда-призраки и прочую нечисть, которая якобы терроризирует мирных жителей в тоннелях метро.

Но то, что обнаружил я, еще никогда не упоминалось в каких-либо городских легендах или страшилках. Реальность куда более ужасающая.

Теперь я знаю точно, что в метро спускается больше людей, чем из него выходит.

∗ ∗ ∗

Начнем с самого начала. Все видели эти лужи непонятной черной жидкости, похожей на мазут? Я тоже видел. И буду называть это просто мазутом. Не понравилось мое название? Придумайте лучше.

Каждое утро и каждый вечер, год за годом, я пользуюсь метро. В утренней давке нет времени разглядывать пол под ногами, равно как и под окончание рабочего дня. Однако мазут в разных видах встречается в метро везде, от лужи в вестибюле метро до нескольких капель на ступени эскалатора.

Я неоднократно сам вступал в эти мазутные лужи, однако каждый раз мне везло. Пиздец как везло. Сейчас, думая об этом, меня начинает трясти, будто бы я только что оступился на краю пропасти. Оказывается, я, как и тысячи граждан, ежедневно чудом избегаю страшной опасности, даже не подозревая об этом.

Множество пассажиров случайно наступают в эти лужи, разбросанные по станциям и переходам. Люди, спешащие на работу и с неё, ведут себя как косяк рыб - сбиваются в плотную массу и следуют по одному маршруту, не глядя по сторонам и под ноги. И как с косяком рыб - рядом всегда таится хищник.

∗ ∗ ∗

На днях меня надолго задержали на работе, и вместо привычных шести вечера, я вышел после восьми. От работы до метро я почти бежал, торопясь домой. Толкнув пендельтюр (да, те самые крутящиеся двери в метро), я вышел в вестибюль, где стояли терминалы пополнения городских карт метрополитена.

Рабочим выглядел только один светящийся терминал, экраны остальных были темными. Перед самим терминалом в отблеске тусклого света переливалась та самая блядская мазутная лужица. Я уже начал идти в сторону терминала, как мимо меня пробежал парень в черном пальто, несильно задев меня плечом, а я ощутил от него мощный перегар. Обгоняя меня, он запутался в негнущихся ногах и упал. И хотя вроде бы успел выставить вперед руки, но всё равно приложился лицом прямо в этот самый мазут.

Я с улыбкой слушал его мат, думая о справедливости. Он медленно начал подниматься с пола, а я остановился и уставился в лужу. Будучи в нескольких шагах от неё, я чувствовал явный запах креозота, которым раньше смазывали деревянные шпалы. Странно, правда? Уже прошло пару десятков лет с тех пор, как дерево заменили на железобетон, который не нуждается в смазывании креозотом.

Черное месиво в луже переливалось на свету как бензин, однако выглядело гораздо гуще. Парень, который уже поднялся, начал неловко вытирать грязное лицо своим плечом, размазывая мазут по лицу и пальто.

В тот момент я почувствовал, как непонятная тревога начинает подниматься внутри меня. Неприятное ощущение. Покрутил головой по сторонам - ничего не бросалось в глаза и не вызывало подозрений, не выглядело странно. И тогда я поднял голову над лужей.

Прямо над ней была едва заметная вентиляционная решетка. И на ней были потёки той самой мазуты, в которую лицом угодил парень. Я заметил, что небольшие набухшие черные капли висели на решетке, как конденсат.

Парень, вытиравший лицо и руки об себя, проследил за моим взглядом, поднял голову и тоже увидел решетку - она была прямо над его лицом. Моргнув, я будто в замедленной съемке увидел, как с решетки сорвалась одна капля и упала точно парню в глаз.

Новый всплеск мата. В полутьме вестибюля потолка было почти не видно, но решетка, измазанная в мазуте, слегка переливалась на свету. Темнота за решеткой притягивала взгляд, и я с трудом смог оторваться. Будто за ней пропасть длиной в тысячи километров. В последний момент показалось, что над решеткой что-то двинулось, но тогда я списал это на темноту и чувство тревоги.

Так же внезапно, как и появилось, ощущение тревоги пропало. Парень теперь пытался аккуратно вытереть глаз рукавом пальто. Я обошел его, пополнил карту и прошел турникет. Выйдя на станцию, огляделся. Часы на станции показывали, что поезд метро уехал несколько минут назад, а значит, что в такое время суток следующий будет минут через пять.

Я посмотрел на парня, который спустился на станцию следом за мной и стал через колонну от меня. Он не очень успешно вытер черный мазут с лица и пальто, и теперь стоял с глуповатой улыбкой, засунув грязные руки в карманы и слегка покачивался на месте.

На вид - обычный выпивший подросток, разве что выглядит прилично. Ничем не примечательная внешность. Ему лет двадцать. Разница в возрасте между нами была небольшой на первый взгляд, но я выглядел и размышлял уже на тридцатку.

Уже собираясь отвернуться от него, чтобы продолжить рассматривать случайных попутчиков, я увидел, как он начал мелко и очень быстро кивать головой. Будто в наушниках у него был самый мощный в мире запил на электрогитаре. Интересно, думал я тогда, чем они сейчас так колются или какие таблетки в себя пихают, чтобы так перло?

А потом понял, что наушников у него нет. Он просто стоял и мелко трясся, а немногочисленные люди вокруг, которые тоже заметили странность, равнодушно скользили по парню взглядами, продолжая изучать интерьеры станции. Так всегда.

Мы сами игнорируем такое. Будь то бомж, умоляющий купить ему чай, чтобы согреться, или упавшая старушка. Хорошо, упавшей старушке еще могут помочь. Но большинство людей ведь всё равно проходит мимо, делая вид, будто не замечают это.

Я уже собирался окликнуть его и спросить, нужна ли ему помощь, как он перестал это делать. Нас разделял десяток шагов, но я видел его остекленевший взгляд в никуда, который я списал на его сильно выпившее состояние.

Его улыбка стала шире, и я с отвращением увидел, что черные капли мазута виднеются у него на зубах. Меня передернуло, озноб прошел по коже, и я отвернулся. Какая мерзость.

Порыв ветра из тоннеля принёс звуки приближающегося поезда, затем показался и он сам. В вагонах уже было не слишком людно, были даже свободные сидячие места. Поспешив занять одно из них, прямо рядом с дверьми вагона, я оглянулся в поисках выпившего парня.

Не найдя его по сторонам, я посмотрел в стекло напротив себя, и увидел, что он стоит справа от меня, буквально в шаге. И смотрит. Смотрит не в стекло, а просто повернувшись ко мне всем телом, вонзив в меня взгляд. Я вздрогнул от неожиданности и резко повернулся. Да, он был здесь, и взглянув в его глаза, я снова вздрогнул.

Черная мазута собралась у него на нижних веках, будто тушь, и вместе с дерганьем головой минутой ранее, для всех людей он выглядел как накрашенный фанат современных рок-групп.

- Слышь, не повылазило? - спросил я.

Он молчал, продолжая улыбаться и смотреть на меня.

- По-хорошему, пацан, не беси.

Ничего не изменилось.

- Тебя прям тут сломать?

Парень наклонился ко мне, не отрывая от меня взгляд, а я рассмотрел его лицо. Глаза были какими-то мутными, как у мертвой рыбы, а мазут рассыпался мелкими каплями на его ресницах. Также мазут был у него между зубов, как налёт. Он вздохнул, и я снова почувствовал уже раздражающий запах креозота, который перебивал даже перегар.

- Мазут, говоришь? - со свистящим “говорищщщь” зашипел парень, перебивая шум мчащегося вагона.

- Какой мазут?

- Ты забавный человек. Но это не мазут. Это я. - он продолжал шипеть.

- Какой, блять, мазут?

- Я слышу, что ты думаешь. Твои мысли воняют. Как и у всех.

Я подумал, что он слишком перебрал алкоголя, да и избивать за слова выпившего пацана на глазах всего вагона будет лишним. Тогда то, что он говорил, не вызывало у меня ничего, кроме раздражения.

Вагон начал замедлять ход, и я поднялся на ноги. Став у двери и глядя в отражение, я с неудовольствием отметил, что парень всё так же странно смотрит на меня и улыбается. Поезд почти остановился, а он подошел ко мне, и быстро зашептал на ухо:

- Ты почти догадался. Я могу тебе рассказать. Пойдем со мной. Нам нужны такие как ты.

- Да что блять с тобой такое? - оттолкнув его, прикрикнул я. - Отъебись, чумазый!

- Пойдем, пойдем, пойдем - он начал говорить всё быстрее, и я слышал только “падем падем падем падем”.

Я не выдержал. С места, без замаха, ударил его боковым прямо в челюсть. Под кулаком приятно хрустнуло, парень заткнулся и упал на пол, а я развернулся и побежал в сторону турникетов.

На этой станции было круглосуточное отделение полиции, и я спешил именно туда, наплевав на то, что сейчас именно я совершил “насильственный акт”. Поведение чумазого было слишком странным, чтобы это игнорировать. А вдруг он опасен для общества?

Хотел быстро постучать в железную дверь с табличкой “Полиция”, но в ушах стояло “падем падем падем падем”, а тревога снова взяла верх надо мной. Потому вместо быстрого стука в дверь получилась буквально пулеметная очередь, которая эхом разошлась по станции.

За дверью послышался топот, звук открывающегося замка, и в распахнувшихся дверях я увидел двух жирновастых полицейских, однако в полном обмундировании, с пистолетами, и что самое важное, не выглядящими сонными. Даже наоборот, настороженные.

- Мужики, быстрее за мной, там малолетка в вагон ссыт! - соврал я первое что пришло в голову, и на удивление, самое удачное. Полицейские переглянулись и побежали следом за мной.

Сбегая по ступенькам обратно на станцию, я увидел что чумазый стоит на платформе гораздо ближе к тоннелю, чем был. И что самое важное, он держал за руку женщину, которая ехала с нами в вагоне.

Я почувствовал неладное и побежал еще быстрее, попутно крича “Вон он! Лови его!”. Полицейские, хоть и пузатые, не отставали и быстро смекнули, что происходит что-то неправильное - все люди, оставшиеся на платформе, смотрели в сторону этого парня.

Чумазый смотрел на нас, улыбаясь всё той же страшной улыбкой. Когда нам оставалось около десятка метров до них, женщина, которую он держал за руку, обернулась. Даже на бегу я успел увидеть слезы на ее глазах, и вообще её испуганный вид. Она попыталась высвободить руку, дернувшись в нашу сторону, но далее произошло то, что блять снится мне уже несколько дней в деталях.

Когда она попыталась шагнуть в нашу сторону, чумазый резко дернул ее в свою сторону, и она, описав в воздухе дугу, ударилась головой об пол. А чумазый, продолжая улыбаться, вдруг резко подпрыгнул и двумя ногами с ужасным хрустом приземлился ей на голову. Я услышал этот хруст через топот ног и через собственное тяжелое дыхание. Из под головы женщины будто плеснули ведром красной краски.

Уже меньше десяти метров, я даже почувствовал, как один из полицейских доставал пистолет из кобуры. Сзади крик “В сторону, блять!”. Я на бегу свернул в сторону, заходя к чумазому со спины, а он остался на линии огня пистолета.

Мазутный парень, не отпуская руку женщины, развернулся на месте в сторону тоннеля и прыгнул, с невообразимой скоростью и какой-то кошачьей грацией. Я уверен, что ни один человек в мире, хоть самый опытный акробат, в таком опьянении не смог бы повторить этот трюк. Да что там, этот парень десять минут назад в своих ногах путался!

Безвольное тело женщины мотнулось следом за ним, оставив кровавые разводы на плитке станции. Мы с полицейскими подбежали к краю платформы и услышали, как чумазый тащит по шпалам тело. Тогда один из них, несмотря на комплекцию, резво спрыгнул на рельсы, вытянул дрожащие руки с пистолетом и заорал:

- Замер, сука, или стреляю! У тебя секунда!

Возня в тоннеле продолжалась, и он выстрелил.

Я смотрел как раз туда, в тоннель. Знаете, как будто едет поезд и ты непонятно зачем хочешь увидеть, как он приближается. Я хотел увидеть что там происходит. Но сейчас я думаю, что зря я вообще всё это делал. Нужно было сделать как все. Сделать вид, что ничего не происходит. Проигнорировать парня. Выйти со станции и пойти по своим делам.

Выстрел вспышкой осветил небольшое пространство перед полицейским. Несмотря на ловкий прыжок, чумазый был всего лишь в нескольких метрах от нас. Он шагал в тоннель и держал изломанную куклу, в которую превратилась женщина.

Он шел спиной к нам, вдалеке по тоннелю были видны слабые огоньки освещения. Но помимо силуэта парня, в тоннеле было что-то еще. От адреналина тряслось все тело, взгляд не мог сфокусироваться на чём-то конкретном, а тени были смазанными.

Но это что-то было огромным, высотой почти с вагон, и напоминало фигуру человека, у которого несколько лишних пар рук и ног, причем гораздо более длинных и странно выгнутых, будто сломанных в нескольких местах.

Мне показалось, я на мгновение забыл как дышать.

Второй полицейский тоже спрыгнул на пути, и они вдвоем опустошили по два магазина. Грохот выстрелов, крики немногочисленных и убегающих пассажиров на станции. Я завороженно смотрел на фигуры в тоннеле, которые в вспышках выстрелов будто под стробоскопом двигались рывками. Что-то брызгало из спины парня, когда пули попадали по нему.

Во мраке тоннеля, на фоне слабого и далекого света, я увидел, как едва различимая, многоногая и многорукая фигура вскарабкалась по тюбингам наверх, в какое-то отверстие, и исчезла. А парень, дойдя до того места, с места запрыгнул туда же, затащив туда же труп женщины.

Замершие полицейские начали что-то кричать в рацию, а я, пользуясь замешательством, спрыгнул на пути и побежал в сторону фигур. Не знаю, блять, зачем. Пришлось достать телефон и подсвечивать фонариком.

По шпалам и рельсам была разбрызгана та самая мазута. Сердце выпрыгивало из грудной клетки. Я аккуратно обошел мазуту, и подошел к месту, куда забрались эти...существа? Там была вентиляционная решетка. Такая же, блять, как и в вестибюле. И задвинута на своё место. Будто стояла так тысячелетие.

Полицейские криками приказали вернуться. Людей на станции будто сдуло ветром, мы остались втроем. Несколько камер видеонаблюдения светились красными диодами. Полицейские смотрели на меня выжидающе.

- Что это за хуйня? Вы видели? - я был в полном шоке, и казалось, что только подтверждение от них не даст мне ебнуться окончательно.

- Видели.

- Что значит видели? Что это?

- Тебя это ебать не должно. У тебя минута прятаться, если найду - в браслеты и в участок. - стиснув зубы, сказал тот, что покрупнее.

- Ахуеть...Мужики блять, вы че?

- Раз, два, три...

∗ ∗ ∗

Перед тем, как зайти к себе в подъезд, я выбросил в мусорник кроссовки, в которых был.

Когда я сел записать это, чтобы не упустить ни одной детали, всё стало выстраиваться в одну картину. Все эти люди, которые работают под землей, что-то знают.

Метро в каждом городе - это секретный и режимный объект, который серьезно охраняется. Незаконное проникновение в метро карается очень сурово. И не всегда закон успевает наказать раньше того, что обитает в тоннелях.

После произошедшего, я решил посмотреть на фотографии сотрудников метро, которые есть в общем доступе. И что вы думаете? Думаете я увидел те уставшие и осунувшиеся лица, которые вижу изо дня в день?

Нет блять! На каждом фото улыбчивые и светящиеся люди, которые гордятся своей работой. Никакого сходства с людьми, которых видел я.

С машинистами, уставшими и серыми, которых можно на несколько мгновений разглядеть в несущемся поезде.

С проводниками, которые на последней станции заходят в вагон поезда с лицом, будто поднимаются на эшафот перед казнью.

Если вы начнете обращать на это внимание, вы заметите сами. На их лицах уже есть эта печать. Не знаю даже как назвать. Печать безысходности? Расскажи они, о том что знают, и что? Кто поверит? КТО ПОВЕРИТ?

Знаете все эти случаи немотивированного насилия? В каждом доме, каждый день и каждую ночь. Муж избивает до смерти жену, жена зарежет своего мужа, дети бьют друг друга головами об пол. Собаки кидаются на своих хозяев и загрызают до смерти.

Какова вероятность того, что человек вступит в мазут, притащит его через полгорода домой? И что будет с той радостной собакой, которая будет встречать его, облизывать, и случайно слижет мазут?

Как часто в метро людям на голову что-то капает? И как часто, машинально проводя рукой по волосам, люди заносят мазут в свой организм? А потом приходят домой, целуют своих жен и детей.

Я не знаю что сказать, но фантазия рисует мне этих многоруких тварей с капающей изо рта мазутой, сидящих прямо над вентиляционными решетками по всему метро. Запах креозота наводит на мысли о том, что этим тварям достаточно много лет.

Эти лужи мне напоминают капканы. Пожалуйста, блять, смотрите под ноги и не смотрите наверх. И вытирайте ноги. Я не знаю что добавить, и как избежать того, что готовят эти твари нам внизу. Постараюсь узнать больше. Берегите себя.


Текущий рейтинг: 54/100 (На основе 75 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать