Красный свет в метро

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

Я буквально валился с ног. Очередной рабочий день хоть и был закончен, но впереди ещё ожидала не самая быстрая дорога домой, где я смогу наконец забраться в горячую ванну и попытаться в ней раствориться, смывая с себя всю грязь и расслабляя натянутые за день нервы. Проект над которым я работал был почти закончен, а вот путь до родных стен, где в ожидании прибытия хозяина и позднего ужина ожидал верный пёс, только начинался.

Осень в этом году выдалась на редкость противной и ни о каком бабьем лете не шло и речи. На улице, уже погружённой в промозглый мрак, накрапывал подгоняемый холодным ветром мелкий дождь, наровивший забраться за шиворот куртки. Я посильнее затянул широкий теплый шарф, проклиная собственную забывчивость и с тоской представляя висящий на стуле офисного кресла свой обширных размеров зонт.

Спеша к метро, желая лишь не пропустить последний на сегодня поезд, я смотрел себе под ноги. Залитый холодной влагой грязный тротуар, едва освещался редкими уличными фонарями, чей свет, казалось, стал таким же тусклым как и весь мир вокруг.

Промокнув до нитки и стараясь отогреть дыханием замёрзшие на влажном ветру руки, я вбежал в двери подземки. Почти по собачьи я отряхнул куртку от мерзких ледяных капель и приложив проездной к турникету, ступил на медленно бредущий вниз эскалатор.

Приятный запах креозота, вечно властвующий в любом метрополитене мира щекотал ноздри и подначивал чихнуть, а механический голос что-то неразборчиво вещал из старых динамиков. Всё как вчера, позавчера, месяц и год назад.

Я бы и рад был накопить на личный транспорт, но ипотека и любовь к вкусной, а значит совсем не дешёвой еде, ставили на этом желании жирный крест. Влезать же в ещё один кредит, мне не хотелось даже больше, чем бродить такими вот холодными вечерами по улице... Людей в этот час, в метро почти не было. Всего несколько человек ожидали на станции поезд, да неизвестно как попавший сюда одинокий бомж сидел на лавке, нахохлившись будто измазанная в грязи птица. Кутаясь в свои лохмотья, бородатый дед хрипло сопел под нос, радуясь скупому теплу неприветливой подземки.

- П-подай, а? - глядя на мой хмурый вид, нерешительно протягивая наигранно дрожащую ладонь, прохрипел бомж, когда мой путь пересёкся с местом его возможного ночлега.

- Пустой, - привычно ответил я жалея о том, что в метро нельзя было закурить. Вспомнив про сигареты, быстро сунул руку в один из карманов куртки, с сожалением отмечая, что пачка промокла насквозь, - с-сука...

К счастью, ждать своего поезда пришлось не долго. Ветер ударил из едва освещённого тоннеля, обдав редких пассажиров новой волной запаха креозота и в его чреве засияли огни приближающегося поезда. Через несколько секунд, когда состав остановился, я резво вскочил в совершенно пустой вагон, тут же заняв одно из сидений и блаженно вытягивая промокшие ноги.

Хорошо что по ночам, в метро нет этих толп одичавших людей... Одиночество я всегда любил и никогда не переживал за свой отшельнический образ жизни. Точнее сказать - я сам его выбрал и всячески старался доказать редким знакомым и родне, что мне так жить уютно. Кому вообще нужны посторонние люди в стенах квартиры? Орущие дети, выносящая по поводу и без мозги жена, или даже вечно требующая внимания любовница? Мне и так было хорошо - одному и с верным псом, ждущим меня дома после работы.

Обдумывая всё это, я не заметил как под мерный стук колес поезда и вой ветра в тоннеле, задремал, уронив голову на стекло за спиной. Ударившись затылком, рывком поднял голову, в то же мгновение открытая глаза. В вагоне было как-то слишком тихо, а довольно яркий жёлтый свет, почему-то пропал, подсунув вместо себя едва освещающий потолок и стены вагона красноватое свечение.

Сердце непроизвольно сжалось, предчувствуя поломку поезда, но тряхнув головой, вдруг осознал что всё это мне просто приснилось. Шум в едва заложенных от скорости ушах и яркий свет, с новой силой ударили по сознанию заставив зажмурить глаза, а когда их открыл... на меня при свете красных ламп смотрело будто изглоданное жуткой болезнью человеческое лицо, чей владелец сидел на сгнившем сидении напротив. От испуга я шарахнулся в сторону, едва не упав со своего места, но моргнув, снова увидел обычный вагон метро и яркий жёлтый свет.

- Какого хера? - дрожащим голосом пролепетал я оборачиваясь к окну, желая скорее увидеть хоть какую-то станцию, чтобы немедленно на ней сойти. Игры воображения, от усталости или осенней хандры, мне решительно не нравились. Хрен с ней - с экономией, доеду на такси. Достав из кармана влажный после дождя телефон, я хотел зайти в приложение и посмотреть где нахожусь, чтобы вызвать машину прямо к станции метро на которой сойду, но связь в этом месте ловила плохо. Посмотрев с десяток секунд на бесконечную загрузку приложения, зло смахнул его в сторону и зашёл в игру, чтобы хоть как-то себя отвлечь. Минуты тянулись слишком медленно, а сосредоточиться на игре не давали мысли о сне, который напугал меня до чёртиков. Перед глазами все время всплывало то гнилое лицо и с каждой секундой, воображение подкидывало всё новые подробности его облика. Сочащиеся гноем глаза, приоткрытый перекошенный рот с редкими пеньками давно сгнивших зубов, впалый нос с одной не до конца сожранной болезнью ноздрёй...

- Ф-фу, блин, сука, - рыкнул я зажмурив глаза и стараясь взять себя в руки.

Открыв их, я едва не заорал, увидев собственные руки сжимающие потухший, треснувший, и даже надломленный с краю телефон. Пальцы лежащие на сломанном экране были скрючены будто в жуткой судороге. Ногтей на них не было, уступив место густой гнойной корке, смотревшейся так мерзко, что меня едва не стошнило. Открытые язвы на коже пальцев были усеяны червями, которых было так много, что несколько из них не удержались и выпали мне на испачканную в чём-то тёмном куртку.

- Бля! - всё же заорав попытался вскочить я с места, но ноги словно одеревенели и не желали выпрямляться.

"ДА КАКОГО ХЕРА?!" - хотел было продолжить я орать, но челюсть свела сильная судорога и всё что вырвалось изо рта, это непонятное, громкое мычание.

Остолбенев от ужаса, я не моргая продолжал смотреть на червей, копошащиеся в моих пальцах, краем утопающего в панике сознания отметив, что вокруг всё снова погрузилось в красные тона. Тут же послышался голос, чем-то похожий на мой собственный, который так же промычал что-то несвязное и шёл он с места напротив. С трудом подняв голову, я уставился на того же изьеденного болезнью человека, с ужасом понимая, что в таком виде он не то что издавать звуки, но и просто жить не мог! Его лопнувшие глаза с гнойным налетом на веках уставились на меня, а рот исказился в такой жуткой полуулыбке, что я снова замычал пытаясь заорать банальное "А-А-А-А!" В глазах резко потемнело, а потом, красный свет исчез, уступив место жёлтому.

Я тут же вскочил с места, выронив на грязный от сотен прошедших за день через этот вагон ног, пол. Бешено вращая глазами и крутя головой, в панике кинулся к двери вагона, истерично крича и что есть сил стуча по ней руками. Картины увиденного кошмара не желали покидать мою голову, а чувство что это может повториться снова, заставляли стучать по двери всё сильнее и сильнее.

- Остановите поезд! - что было сил истерично заорал я в потолок, - выпустите меня! Выпустите!

Но поезд продолжал ехать как ни в чём не бывало, покачиваясь и вздрагивая на сочленениях рельс, унося моё тело... Куда? Только сейчас я понял что за прошедшее время, поезд должен был пройти как минимум три остановки. Но их, почему-то не было и осознание этого факта, ещё сильнее начинало давить на нервы.

Взгляд упал на селектор связи с машинистом, и я тут же кинулся к нему, что было сил вдавлия единственную кнопку. Послышался шум динамика и я сразу же принялся орать в микрофон, желая докричаться до человека на том конце:

- Остановите поезд! Срочно! Мне нужно сойти прямо сейчас! Мне плохо! Мне очень плохо! Пожалуйста - остановите этот проклятый поезд! На последних словах я уже едва не ревел в микрофон, а когда смог замолчать, с трудом сдерживая крик и скуля как побитая собака, услышал из динамика селектора протяжный, полный какой-то невыносимой муки стон:

- М-м-у-у-м-у-у...

- А-А-А-А, - заорал я во всё горло падая на грязный пол. Тут же вагон подпрыгнул особенно сильно, и я, ударившись головой об металлический поручень, болезненно зажмурился.

Зря, я, это, сделал...

Мой взгляд упёрся в прогнивший потолок вагона. Покрытый ржавчиной и следами давно облезлой краски, он освещался мерцающим красным светом от треснувшей в нескольких местах старой лампы. А возле неё, уцепившись тонкими лапками за дыры в металлической обшивке вагона, сидело нечто настолько мерзкое и жуткое, что в первые секунды, моё сознание просто отказывалось воспринимать это как что-то живое. Кажется, это была женщина? Не известно как, но она держалась тонкими, покрытыми крупными струпьями руками и ногами за дыры в ржавом потолке выгнув голову под кривым углом. Жирное брюхо существа, и слипшиеся сальные волосы на полу лысой башке вздрагивали в такт движения раздутых в стороны челюстей, которые перемалывали иссохшую тушу огромной облезлой крысы. Её чёрный, сломанный в нескольких местах хвост кнутом свисал изо рта жуткой бабы вместе с нитью тягучей белесой слюны, а под конец, втянулся вместе с остальным телом в глотку этой твари.

Застыв в ужасе, распластавшись на полу, я не совершал попыток подняться, боясь привлечь к себе внимание существа на потолке. Когда крыса была проглочена, тварь издала довольное, совсем не человеческое урчание, протяжным гулом прокатившееся по вагону, после чего свесив раздутую башку, посмотрела вниз. Прямо, на меня. Безгубая пасть растянулась в широкой улыбке обнажая ряд гнилых зубов, между которых застряли крысиные кусочки, а мелкие белесые глаза хищно блеснули в свете красной лампы.

Медленно, словно издеваясь над своей будущей жертвой, существо проползло по потолку к стене, а по ней спустилось на пол, подойдя ко мне вплотную, обдав таким зловонием из раскрытой пасти, что на глаза тут же навернулись слёзы.

- У-ур-р-к-х-х, - протянула тварь нависнув надо мной, заставив всё внутри меня обмереть от ужаса.

Рывок в мою сторону.

- А-А-А-А! - подскочил я с пола заорав срываясь на хрип, - А-А-А-А! Только добежав до конца вагона и начав долбиться в дверь, я понял что это был очередной обрывок бреда.

- Что со мной? - простонал я сползая на ближайшее сидение, - что за дерьмище?!

Немного придя в себя, на ватных ногах дошел до лежащего на полу телефона и снова попытался посмотреть где нахожусь, но связи по прежнему не было. Руки мои тряслись от очередного пережитого кошмара, а в голове царил такой бардак, что захотелось немедленно сдохнуть, лишь бы не встречаться с попутчиками из кошмаров снова...

Я был уверен что схожу с ума и неожиданно подкравшаяся шизофрения сведёт меня в могилу в ближайшие часы. Мне срочно нужно было выбираться из этого поезда, но как это сделать, я даже не представлял.

Вспомнил про вошедших в соседние вагоны людей и тут же бросился к другому концу своего. Прильнув к стеклу, я попытался высмотреть хоть кого-то, а когда это удалось, с силой застучал по нему руками привлекая к себе внимание. Молодой парень сидел неподвижно, очевидно задремав, но услышав издаваемый мной шум, поднял голову и взглянул в нужную сторону.

Обрадовавшись этому, я начал махать руками, призывая подойти ближе, а пока он шёл, стал набирать сообщение на телефоне, что бы показать его парню.

"У тебя работает связь? Какая следующая станция?" - напечатал я и поднял телефон к окну.

Гнилое лицо давно мертвого и уже почти разложившегося парня пустыми глазницами уставилось на меня из соседнего вагона заставив отшатнуться. Красные лампы давили на глаза, а ноги разом одеревенели. Я мычал от очередной волны страха окутавшего меня без остатка, а когда позади раздалось знакомое плотоядное урчание, я почти потерял сознание.

Будто чучело в лавке таксидермиста я стоял спиной к тому существу, и переводя взгляд с трупа парня на свои гнилые руки, с отторопью ожидал вспышки боли от вонзившихся в мою ногу или шею зубов твари. Но она всё не приходила, хотя судя по запаху, живая покойница стояла уже совсем рядом. Меня трясло, а тело ощущалось чуждо, будто было ватным. Мигнул свет и я вдруг увидел того же парня - живого, который как-то испуганно улыбаясь, показывал мне сообщение на своём телефоне, прочитав которое, я едва не застонал.

"Нет никаких остановок".

Тут же, он сел прямо на пол, так что больше я его видеть не мог.

Сам не понял как весь накопленный за время поездки страх, обратился в жгучий и всепоглощающий гнев. Вцепившись руками в ближайшее сидение, я изо всех сил начал дёргать его на себя желая оторвать от креплений, а когда это удалось сделать, побежал к другому концу вагона - туда, где через несколько вагонов должна была находиться кабина машиниста.

Со всей силы я начал колотить по стеклу железным углом оторванного стула, а когда оно треснуло и разлетелось на осколки, в нос ударил резкий запах гнили. Мерцание красных ламп над головой оповестило о новом приступе галлюцинаций, поэтому я попытался закрыть глаза и не смотреть на ужас творящийся вокруг. Не получилось. Веки будто прилипли и не желали смыкаться, как бы сильно я ни старался. Взгляд мой был устремлён в сочленение вагонов, под которыми, утопив в себе рельсы, растекалась вонючая жижа, с кусками разложившихся человеческих тел. В соседнем вагоне на своих местах сидело три тела, которые уставились на меня пустыми глазницами, а рядом с одним из них стояла сутулая фигура той плешивой бабы. Она остервенело обгладывала почерневшие пальцы сидящего напротив неё мертвеца и запрокинув голову, глотала кусочки гнилого мяса даже не жуя.

Мой вагон подскочил на почти цельном человечком трупе, приводя сознание в чувство и заставляя красный свет смениться на жёлтый. Не став даже думать об увиденном, своим импровизированным оружием я стал долбить окно уже соседнего вагона, и как только мне это удалось, порезав руки об осколки стекла перебрался в него. Вырванный стул я взял с собой, и повторял процесс перехода из вагона в вагон до того момента, пока не понял, что он, бесконечный...

Я оказался заперт в ловушке то ли какого-то проклятия, то ли собственной пошатнувшейся психики.

Не знаю сколько я здесь нахожусь. Свет продолжает мигать, принося с собой всё новые ужасы тёмного тоннеля и временных попутчиков - одного страшнее другого.

Всё это, я пишу лишь с одной целью - уверен, что живым мне отсюда не выбраться и если вдруг кто-нибудь из людей найдет мой телефон, прошу, накормите моего пса и передайте родителям что я их люблю. Адреса и телефоны найдёте тут же. Ну а я, пожалуй, попробую сделать последнее чего ещё не пробовал за это время - спрыгну с поезда, прямо в ту зловонную жижу что растекается по рельсам...

"Станция уральская - выход к железнодорожному вокзалу. Пожалуйста, не оставляйте свои вещи...", Раздался механический голос позади, заставив пошатнуться и упасть обратно в вагон, не успев сделать последний шаг до страшной цели. Тут же вскочив, я кинулся к открывшимся дверям, на ходу сбивая какого-то парня, сонно бредущего в вагон.

- Ты чё, мужик?! - возмутился он, но я уже нёсся как одержимый в сторону эскалатора, подвывая и рыдая на ходу от счастья. Неужели всё позади? Неужели этот кошмар закончился?

Боясь даже моргать, что бы не спровоцировать новый приступ, я бежал по эскалатору вверх, смахивая с лица слезы...

Запнувшись в сумасшедшей спешке, повалился на твердые ступени, больно ударившись об металлический угол одной из них. Сразу же вскочил, но тут же осел обратно на ступеньку заткнув рот рукой что бы не заорать. Местами провалившийся эскалатор остановился не довезя меня до верха поганый десяток метров. Но, оно и к лучшему, потому что наверху я увидел тучное обнаженное тело лысого мужика стоящего ко мне спиной. Всё оно было увито глубокими, неровными шрамами со следами игл которые их когда-то зашивали. Один жирный бок почернел, будто от сильной гематомы, а второго не было совсем. Как и правой руки, которую жирдяй держал в левой и кажется, безрезультатно старался прикрепить на место.

- У-у-э-э-У, - как-то обиженно протянул жирный, отшвыривая руку в сторону, после чего повернулся к эскалатору и громко топая босыми ногами по треснутой плитке, пошёл в мою сторону.

"Нет-нет-нет, это точно какой-то бред", - думал я продолжая неподвижно сидеть на ступенях. "Не может такого быть, просто не может!"

Уже мысленно попрощавшись с жизнью, снизу в верх я смотрел на лысую, маленькую башку жирдяя, который, к счастью, ступил на соседнюю линию эскалатора. Давно прогнивший механизм натужно заскрипел с трудом удерживая вес толстяка, а сам он продолжал обиженно выть и стонать, прижимая руку к обрубку.

Дождавшись пока эта туша скроется внизу, я осторожно встал на четвереньки и едва успел поднять руки, когда вдруг ожившая лестница продолжила движение при нормальном свете электрических ламп.

- С-У-У-К-А-А! - во всё горло заорал я и кинулся прочь от эскалатора, стараясь как можно скорее выбраться из проклятой подземки. Не помню какая там была станция, но добежать до дома я в любом случае смогу! Не такой уж большой у нас город...

Огромная красная луна встретила меня поистине инфернальным светом, когда минуя длинные коридоры и ступени я выбежал на улицу. В её алых отсветах, по улице, которая смотрелась будто после жесточайшей бомбёжки, тут и там бродили изглоданные временем и червями покойники. Их шаркающие шаги по разбитому асфальту, на общем фоне всепоглощающей тишины и осыпавшихся зданий, были слышны на многие метры вокруг. Я пошатнулся, но смог удержаться за стену такой же гнилой, как у всех окружающих меня людей, рукой.

Как бы этого ни хотелось, кричать я не мог, потому что судороги свели всё лицо, да и тело едва меня слушалось. Но всё равно, я упрямо начал передвигать окоченевшие ноги направляясь к дороге, шаркая ими по грязному асфальту подобно другим трупам на улице, пока не запнулся об выбоену и не упал плашмя, не сумев даже выставить перед собой руки. Боль прошила голову насквозь, а в глазах теперь стояли красные круги, не смотря на то, что ночная тёмная улица была подсвечена лишь редкими придорожными фонарями...

Сев на мокрую и холодную после дождя скамейку грязной остановки, я одной рукой зажал разбитый нос, а другой вынул из кармана телефон чтобы вызвать такси. К счастью - связь на поверхности ловила, а сам полуночный таксист оказался совсем рядом. Дожидаясь его я дописываю свой рассказ, молясь, что бы этот кошмар закончился и больше никогда со мной не повторялся. А вот и машина...

Без слов я забрался в её теплое, мягкое, уютное нутро, растекаясь по заднему сидению как снеговик на ярком солнышке. Закрыл глаза и пообещал себе, что бы не случилось или не послышалось, не открывать их до самой остановки возле подъезда.

Видя моё состояние, таксист и не думал начинать разговор, а в набирающей скорость машине не играло даже радио, так что не удивительно, что после всего пережитого, я мгновенно отрубился...

- М-м-у-у-м-э-э, - сквозь вату дремоты послышался жуткий, протяжный и уже знакомый мне стон, но я сумел удержать глаза закрытыми, не получив очередной порции кошмара. Стиснув веки и сжав зубы, Я терпел гнилую холодную вонь, вырывающуюся изо рта очередного живого покойника и судорожно думал о побеге. Судя по ощущениям, машина в которой я ехал, уже остановилась и либо я на месте, либо могу выскочить из едущей машины на ходу, доверившись ложным ощущениям галлюцинации.

- М-м-у-у-м-э-э, - не унимался покойник, а я продолжал трястись от страха не открывая глаз, стараясь не шевелиться и даже не дышать. - Мужик! Я же вижу что ты не спишь! Бухой что ли? Мы приехали - вали давай!

Резко распахнув глаза я нервно улыбнулся, радуясь что этот приход я пережил почти без последствий, после чего скомканно поблагодарил таксиста и выскочил на ночную улицу, где снова начался мелкий дождь. Порыв ледяного ветра ударивший в спину будто подгонял меня скорей зайти в надёжную квартиру и запереться там на все замки. Как я был рад что купил жильё на первом этаже...

Дрожащими от нервов и холода руками я едва смог открыть замок входной двери, а когда она распахнулась, в глаза ударил приглушённый красный свет и нечто бесформенное и липкое кинулось мне на грудь, едва не повалив на пол.

- М-э-э-ы, - заорал я отдирая мясистый комок плоти и зубов от себя и что было сил швыряя его на пол, а после, наступил ногой и с силой придавил к раскрошенной подъездной плитке.

Красный свет погас вместе с тонким хрипом твари застывшей у меня под ногой, а когда я рассмотрел что именно это было, присел рядом на колени и упёрся лицом в грязную от моих ботинок шею любимого пса.

- Сэм, ну нахрена? - сквозь слёзы спрашивал я то ли у себя, то ли у ещё тёплой мёртвой собаки, - прости меня, Сэм, я не хотел, честно. Сэм...

Всхлипывая, я поднял пса на руки, занёс его в квартиру и закутав в старую куртку, положил в коридоре, а сам, не раздеваясь пошёл к холодильнику, достал от туда недопитую бутылку вина и залпом осушил. Мне было плохо, страшно, обидно и очень тоскливо... Сел на стул, положил руки и голову на стол, после чего больше не сдерживаясь, разрыдался как бывало только в далёком детстве, уже не боясь что какая-то тварь меня услышит или нападёт...

С тех пор прошло четыре дня. Я хорошо наточил нож и набрал полную ванну горячей воды. Пачка асперина и бутылка водки уже в моём желудке. Не обсуждайте меня, потому что я так просто больше не могу!

Они почти без остановки ходят по улице под красным солнцем и заглядывают ко мне в окна. Стоят по несколько минут разглядывая меня через стекло, подвывают, скалятся в ужасных улыбках, а в коридоре, я слышу медленные шаги и хрипы Сэма. Иногда он выглядывает и смотрит на меня из-за угла. И пусть у него нет глаз, я чувствую его осуждающий взгляд на себе, спрятаться от которого просто невозможно. Таблетки, алкоголь, наркота - ничего не помогает. Нет уж, с меня хватит - лучше смерть чем такая жизнь.

Мам, пап, я люблю вас - простите если когда-то вас чем-то обидел. И не плачьте там, потому что мне сейчас, наконец-то стало хорошо и спокойно...


Текущий рейтинг: 28/100 (На основе 23 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать