Ко мне стучатся, чтобы умереть

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии Larry Verton в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Вы знаете, мне всегда было страшно смотреть во окно. Ну, что-то вроде: вечером я возвращался домой, и слабенькая весна смогла всё же растопить достаточно снега, чтобы появились первые проталинки. А я так их люблю, и так не люблю снег. И вот, 8 утра, шторы закрыты, и я боюсь выглянуть на улицу. А вдруг за ночь выпало столько снега, что мои любимые проталинки снова скрылись под толстым слоем белой мерзости? Нет, я не хочу знать это прямо сейчас. Я лучше выйду в подъезд, подойду к двери, закрою глаза… и мееееедленно, осторожно посмотрю на землю…

И вот так, с самого детства, я находил причину не смотреть в окно. Нет, это не было какой-то фобией или страхом. Я просто не хотел отодвинуть штору и увидеть ворону вместо синицы. Я хотел увидеть синицу! И шанс на то, что моё желание могло быть не исполнено, заставляло меня проходить мимо.

Годам к тринадцати я окончательно убедил себя, что мир за дверью и мир за окном – это два совершенно разных мира. И полностью перестал смотреть в окно. Мои шторы были всегда закрыты… и разве в этом есть что-то ненормальное? Ну, если посмотреть со стороны. Просто паренёк, который живёт совершенно обычной жизнью, гуляет с друзьями, смеётся и учится… просто во время поездки на каком-либо транспорте он закрывает глаза, а в школе учителя давно смирились с его маленькой странностью и отгородили его парты от нежелательных окон. Как, собственно, и ученики. Поиздевались немного и надоело.

Главное моё правило – опусти голову там, где окна не зашторены и занимайся своими делами. Чем мне могло это навредить или помешать? Плевать, кем я стану – офисным работником или футболистом, мне не обязательно пялиться в окна. Ну а если всё-таки когда-то стану космонавтом… что ж, тогда придётся пересилить себя. Ведь мир за окном космического корабля действительно иной, и этого уже не нужно бояться.

И всё было нормально, пока, само собой, я случайно не посмотрел. Мне было уже 17 лет, и я гулял с друзьями по торговому центру. Само собой, не пошутить по поводу моих странностей было просто невозможно, и каждый раз это была попытка заманить меня к какому-либо окну. И во всех, до этого, случаях я успешно уходил от хитрого «удара», заставляя друзей разочарованно цокать. Мне и самому было весело. Ну, даже если я однажды и проиграю, посмотрю в окно… то скорее всего ничего особенного там не увижу. И тогда, может быть, моя странность наконец уйдёт, и я буду проверять погоду по одежде людей, идущих мимо окна, а при виде снега, снова засыпавшего только что освободившуюся землю, буду плеваться ещё дома.

— Михан, валим! – Слышу я крик Серёги. – Костик что-то спёр!

— Дебил, что ли? – Отрываю я взгляд от пола. В той стороне, где был бесконечный рад магазинов, окон не наблюдалось, поэтому я спокойно смотрел в сторону друзей. А они, с ужасом в глазах, бежали в мою сторону, жестами показывая бежать как можно быстрее и дальше.

Что ж. Снова взгляд в пол, и вперёд. Я примерно знал, куда и как бежать, чтобы не врезаться в людей и не попасть туда, куда не надо. Но в этот раз жёсткий толчок в плечо и крик «палево!» заставили меня на пару секунд потерять концентрацию и бежать туда, куда направляли меня руки друзей. А потом…

— Стой! – Панический выкрик. Я даже не понял, чей это голос, настолько он был искажён и наполнен страхом.

Абсолютно забыв про осторожность, я с ужасом поднял голову, увидел перед собой огромное окно… и застыл. Сзади ликовали друзья, кто-то хлопал меня по спине, а я стоял и смотрел.

Хреновенькое футбольное поле. Половина газона вытоптана, кое-где в землю вросли камни или кирпичи. Огромные ворота, приближенные к реальным размерам, и слишком маленькое расстояние между ними. Дясяток мужиков пинают мяч, изредка посматривая на окно. То самое, в которое сейчас уставился я. Мужики оживились и быстро столпились в кучу, тыкая пальцем в мою сторону и что-то бурно обсуждая.

— Слышьте, - обращаюсь я к друзьям, не отрывая взгляда от мужиков, - а это поле здесь разве было раньше?

— Ну да, наверное, - невозмутимо отвечает Серёга, - ты же просто на другую сторону смотришь, мы туда и не ходим.

— Ты как вообще? – Спрашивает Ира, аккуратно толкая меня в спину.

— Да вроде норм, - облегчённо вздыхаю я, - а чего они на нас смотрят-то?

— Хрен их знает, - всматривается в мужиков Серёга, - может, ждут кого-то?

Тебяяяяяя! – Хрипит мне в спину Вадим. Очевидно, друзья разочаровались моей слабенькой реакцией.

Признаю – мне стало слегка не по себе. Пусть я и привык обходиться без контакта с окнами, спрятал страх где-то в глубинах сознания, но вот сейчас, в момент, когда всё это должно было сразу выплеснуться наружу… мне действительно было страшно.

Да – этот страх уходил так же быстро, как быстро я удалялся от окна, по привычке глядя себе под ноги. Пара покупок, обычное общение с друзьями, и по домам – вот так скучно раскрылась великая тайна моей странности.

Нет, я не исцелился мгновенно. Домашние окна всё равно были надёжно закрыты, на учёбе я просто садился чуть боком к окну, иногда даже туда поглядывая… и ничего не было.

А раз ничего – значит, можно быть смелее. Можно иногда, проходя по коридору или тому же торговому центру выглянуть в окно, можно мельком глянуть, как там на улице с погодой, не намечается ли дождь…

Казалось – теперь мне можно было делать всё.

Однажды, сидя на паре, на улице что-то загрохотало. Вся наша группа сорвалась со своих мест и бросилась к огромным окнам – места хватило бы всем. В том числе и мне. А что делать, если интерес слишком силён, а издалека уже мало что рассмотришь сквозь всю эту толпу?

Бегу и почти прижимаюсь лицом к стеклу. А там – не авария, не взрыв, не упавший метеорит… а то самое футбольное поле и на этот раз толпа пацанов. Все смотрят на нас. А точнее – на меня, ведь только я прильнул к стеклу, сразу же услышал «Миша, выходи!»

А вот теперь стало очень страшно. Не было желания всматриваться в лица ребят – достаточно было того, что никакого футбольного поля здесь точно быть не могло.

Даже не забрав свои вещи, я бросился прочь от окна, от кабинета, ближе к выходу, который, к моему счастью, был с другой стороны. Я просто убежал домой и больше не собирался оттуда выходить.

Две недели пропусков учёбы никто будто не замечал. Благо, что родители дали мне достаточно денег, чтобы сидеть в съёмной квартире и заказывать еду, даже не думая спуститься в ближайший магазин.

У меня как бы и не было планов. Сейчас, вот ещё недельку, и я обязательно начну действовать. Пойду к врачам, перееду в другой город, страну… только вот поможет ли мне это?

Однажды, во время моего привычного восседания за компьютером с куском пиццы в руках, я услышал, как в моё окно что-то ударилось. Что-то маленькое, будто камешек. На девятом-то этаже. Страх, само собой, сжал грудь, но я сразу же бросился проверять пропущенные звонки и соцсети. Ну мало ли – кто-то так и не смог меня найти, домофон не работает, и это вот прям единственный способ меня найти.

— Миииишаааа! – Окно слегка приоткрыто для проветривания, и я слышу этот голос. А следом ещё один камешек.

Да что ж такое. Я начинаю тереть лицо рукой, покрываться испариной, ходить по комнате. Да, а что ещё делать? Без всяких выглядывний и осторожностей почти срываю штору.

Там всё то же поле. Разве что, травы побольше да камней поменьше. И пацаны. Толпа неизвестных мне ребят восторженно смотрит на меня и машет руками.

— Вы кто такие? – Кричу я и хочу продолжить одной известной фразой, но сдерживаюсь.

— Не узнал, да? Давай, спускайся, чего ты с такой-то высоты разглядишь!

— Зачем я вам нужен?

— Да не боись ты, бить тебя не будем! – Наперебой заверяли меня ребята.

— А может, сначала объясните, как вы сюда попали вместе со своим полем? – Я запинался, а голос мой дрожал.

— Никуда мы не попадали, сто лет тут живём.

— Ну и я сто лет тут живу, и не было здесь вчера этих ворот.

— Да спустись ты уже! Вон, тут милиция гуляет вокруг, не тронем мы тебя.

Я молча отошёл от окна, подождал пару минут и снова выглянул. Всё так же – стоят и машут.

Я поиграл пару часов в компьютерные игры – стоят и машут.

Я лёг спать, но само собой не смог. Выглянул в окно – стоят и машут в свете фонарей.

Проснулся (не представляю, как удалось уснуть). Камни в окно летят почти как из пулемёта.

— Ну выйди ты на минутку, и отстанем мы от тебя! – Жалобно кричит кто-то.

На минутку, значит. А почему бы и нет? Может, эта идиотская галлюцинация наконец покинет мою голову, если я приму её, поговорю с ней и пошлю её нахер?

Накидываю лёгкую кофту, надеваю штаны, влезаю в кроссовки, спускаюсь к выходу из подъезда. И всё – на этом заканчивается мой здравый смысл. Не надо было идти дальше.

На клумбах, которые годами были заброшены и зарастали травой, копошились какие-то бабульки. Ровный и чистый асфальт превратился в белую неустойчивую массу, в которую при желании можно было закопать стопу, подняв облако пыли. Я так резко поднял голову, что боль стрельнула от челюсти до затылка. Никакой девятиэтажки не было в помине – трёхэтажный домик, изрядно побитый и будто прогнивший.

Бегом обратно в подъезд – но никакого уже домофона, лифта и всего того, что я привык здесь видеть.

Выхожу на улицу. Ребята уже здесь, с восторгом разглядывают меня.

— Мишка... – с нежностью произносит один из них, - это ж сколько лет прошло, а?

— Ну не больше двадцати, - хмуро и задумчиво отвечаю я.

— Бооооольше, Мишка. Намнооого больше, - улыбался парень.

— Это ведь всё глюки, да? – С надеждой осматриваю я парней. – Вот она, шиза моя детская проявилась. Правда ведь?

— Правда-правда, - потащил меня в сторону подъезда один их них.

Он толкнул ногой дверь в квартиру на первом этаже.

— Сынок? – Раздался женский голос.

Парень жестом потребовал молчать.

— Иди к тому окну, - указал он рукой в комнату, - смотри и жди.

— Чего ждать? - Слишком громко спросил я.

— Миша, ты чего молчал? – Женщина теперь точно заметила моё присутствие.

— Ну просил же, тише! – Парень скривил лицо в недовольстве. – Ладно, иди. Пообедай там или что. А потом к окну. Понял?

— Ага. А кто там? – Попытался я заглянуть на кухню.

— Мать твоя, кто же ещё?

— Какая мать, что ты несёшь? – Перестал я стараться быть спокойным. – Моя мать сейчас за тыщу километров отсюда, и голос у неё другой.

— Так, иди сюда. – Парень снова вытолкал меня в подъезд и потащил на улицу.

— Вот смотри, - начал он, по очереди тыкая пальцем в парней, - Это Ваня, это тоже Ваня, это Денис, это вот три Санька подряд, а вот он, - парень повысил голос на этих словах, - он Валера, и он до сих пор любит тебя и скучает. У него даже фотография есть. Покажи!

Валера молча вытащил из кармана помятую чёрно-белую фотографию. На ней в обнимку стояли два человека, и один из них был очень похож на меня.

— Ну допустим, - принял я условия своей шизы, - и почему я тогда его не помню?

— О, это тебе очень повезло, что не помнишь. Мы бы тоже так хотели.

— Зачем? Почему? – Я уже немного посмеивался. – Что в моём мозге не так? Что мне сделать, чтобы вы от меня отстали?

— Хорошо, хочешь точную инструкцию? – Выдвинулся один из парней. – Ты должен умереть.

— Э нееее, вот тут я, пожалуй, откажусь, - замахал я руками, - ни один глюк не заставит меня самоубиться.

— Самоубиться? – Нахмурился парень. – Нет, ты чего? Мы сами тебя убьём.

— Э! – Ещё громче возразил я, - Это как это вы сделаете, а?

— Был прекрасный летный день, - монотонно заговорил кто-то из толпы, - каждый из нас где-то шлялся, пакостил и занимался прочей детской ерундой. Вот эти два дебила, - указал он на каких-то парней, - притащили откуда-то здоровенную железную приблуду…

— У Дяди Бори спёрли, сдать хотели, - уточнили из толпы.

— Ну вот, сдать хотели. – Продолжил рассказчик. – Тащили её, катили, пинали, и вот тут, возле этих ворот, устали и прикрыли всяким хламом, чтобы никто не заметил. Потом рассказали всем нам. И тебе тоже.

— Мы собрались вместе, чтобы поднять её и легко донести, - вмешался новый голос, - тебя ждали. Ты в окно смотрел и кричал «щас, ребят, я быстро доем и выйду.» И в этот момент…

Ребята замолчали и несколько раз переглянулись.

— Ну? – Потребовал я продолжения.

— Ну и рвануло, - ответил наконец кто-то, - нас прям тут распотрошило, а тебя осколком. Представляешь? Вот так не повезло.

— Какую же чушь придумывает мой мозг, - мотал головой я, - даже сны правдоподобнее снятся. Хорошо, допустим. Мы теперь призраки?

— Мы – да, а ты смог как-то выбраться.

— Есть идеи, как?

— Окно. – Сказали сразу несколько человек.

— Ты был там, и каким-то образом спокойно умер, не привязав себя к этой местности.

— А вы? – Ехидно осматривал я толпу.

— А мы не сдохли, но застряли. После взрыва мы просто очухались, как ни в чём не бывало. Видимо, первый взрыв зафиксировал нас. Вроде как вот эти объекты в поле действия, их теперь не отпустим. Вот и очухались сразу. Рядышком тут. Целые и невредимые. Помнишь, как в том окне ты видел нас, старыми дедами?

— В торговом центре? – Вспомнил я.

— Наверное. – Пожал плечами Валера. – А сейчас… сейчас, видишь, какие мы молодые?

— Ну…

— Вот я и говорю. Застряли мы. Помираем, рождаемся вновь, помираем, рождаемся. И всё, зараза, помним.

— Иногда просто надоедает, - вмешался в разговор, вроде бы, один из Александров, - и мы тащим ту штуку.. и бабах! Здравствуй, мама, я родился.

— А ты вот, Миш, не рождаешься, - Валера грустно смотрел в сторону, - тебя похоронили. Мы на могилу ходили, виноватыми себя считали. А потом состарились, сдохли, родились… а не было уже в нашем дворе никакого Мишки Козлова. И могилы не было. А потом мы стали иногда, на секундочку, замечать тебя. В твоём окне.

— Понимаешь… нам бы просто попробовать. Быть на твоём месте. Нам уже всё надоело. Плевать, что получится.

— То есть, вы должны смотреть в окно, а вас всех осколками должно убить? – Удивлённо посмотрел на них я.

— Думаешь, не пробовали? – Грустно усмехнулся кто-то. – Нам бы вместе с тобой. Рядом, у окна.

— Э неееет! – Снова эмоционально возразил я. – Меня взрывать не надо.

— Ну а как ещё-то? – Раздался у меня за спиной чей-то голос, и меня потащили в подъезд.

Я кричал и вырывался, но куча крепких парней спокойно затащила меня в дом.

— Женщина! – Закричал кто-то грубым голосом. – В здании бомба! Быстро покиньте помещение!

Та, которую они называли моей матерью, заохала и в спешке удалилась.

Меня держали у окна, пока ещё несколько человек, кряхтя, тащили какую-то металлическую фигню.

— Что это такое вообще? – Кричал я, не переставая вырываться.

Ответа не последовало. Я, как мог, присмотрелся к железяке. Выглядела она довольно аккуратно, напоминала какую-то гладкую блестящую бочку, на которой были выгравированы большие буквы КБМ. Когда все собрались у окна, Валера, ни секунды не раздумывая, долбанул по железяке кувалдой.

∗ ∗ ∗

Миша! – Панический женский голос разбудил меня. – Боря пропал!

— Какой Боря? – Поморщился я, не понимая, о чём речь.

— Сын твой, дурак ты пьяный! – Сталкивала меня с кровати женщина.

— Какой хоть сын? – Спросил я, вспоминая то, что произошло, казалось, секунду назад.

— Да проснись ты, идиот! – Женщина уже пинала меня ногами.

— Ну что? Что такое? – Кое-как встал я, удивившись боли в спине и коленях.

— Боря пропал, говорю!

— Допустим, - безразлично ответил я, так как на данный момент мне ни о чём не говорило ни это имя, ни истерящая женщина. Я просто пытался понять – это ещё приступ шизы, или меня всё-таки куда-то занесло взрывом.

— Да пошёл ты! Алкаш никчёмный! – Женщина швырнула пару предметов со стола в мою сторону и выбежала из комнаты.

Я включил свет и осмотрелся. Просторная спальня, приятный ремонт, блестящий шкафчик с украшениями и… и фотографиями. Вот я, молодой и красивый, обнимаю ещё более красивую женщину. Внизу фотографии сидит парнишка и ковыряется с какими-то проводами. А вот и знакомые лица – те ребята, которые только что взорвали меня этой бочкой. Их фото перечёркнуто чёрной лентой. Видимо, добились своего.

Стук в окно. Очевидно, теперь я живу в частном доме. Выглядываю – никого, лишь та самая бочка, лежит на клумбе с едва взошедшей морковью.

Выхожу, осматриваюсь – нет, злодей уже явно скрылся. Бочка точно такая же, кроме букв. На этот раз «КВБ». Замечаю слегка придавленную агрегатом бумажку.

«Ты знаешь, что делать» - читаю я и перевожу взгляд на зеркальную поверхность бочки, в которой вижу дряхлого и изуродованного старика.


Текущий рейтинг: 39/100 (На основе 17 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать