Долгий путь до Саратова

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

— Леш, а куртку взял? Вдруг холодно будет. – Моя жена все мечется по квартире, пытаясь найти то, что мы могли забыть.

— Ира, все мы взяли, успокойся и давай выезжать. Я в обязательном порядке первыми брал документы и деньги, остальное — второстепенно.

— Что ж ты такой противный? Я здесь стараюсь, вещи собираю, он еще и недоволен чем-то! – Ира начала кричать. Она слишком нервничает, все-таки мы у ее мамы не были около двух лет. Ехать далеко, собираться долго…

— Успокойся.

— Сам успокойся!

— Мне ехать девятьсот километров, давай ты мне не будешь голову забивать своими скандалами?

Вообще Ира тихая и часто идет мне на уступки. У нее, в отличие от большинства других девушек, есть стоп-кран, за который я сейчас и дернул.

— Прости. Ну и ты меня пойми, я уже черт знает сколько тут вещи собираю, и будет обидно, если мы забудем что-то, — она слегка остыла и оторвала свой сверлящий взгляд от моих глаз.

— Деньги есть, купим. Главное, документы взяли.

— А вазу мамину ты тоже купишь?

— Ира…

— Все. – Я потушил в ней последний огонек недовольства, и она окончательно успокоилась.

Мы взяли пару спортивных сумок, столько же пакетов и вышли из квартиры.

Я щелкнул пульт управления, и серебристый «Опель Астра» звонко мигнул мне в ответ. Загрузив все сумки в багажник, мы вернулись в квартиру, посмотрели, ничего ли мы не забыли, и присели на дорожку.

— Как думаешь: мама злится, что я ей уже неделю не пишу? – в глазах Иры отразилась нотка грусти.

— У тебя дела были. Она умная женщина, поймет. К тому же мы везем ей просто отличное мясо, — я улыбнулся, пытаясь успокоить ее.

Она мило засмеялась, мы встали и отправились в путь.

Я не понимал,: к чему такая срочность? Именно в среду, тринадцатого числа. Но если ей что-то стукнет в голову, она уже не уймется. Ира говорит, мол, может, маме нужно чего, она же сама не попросит, да и старенькая уже. После Иркиного «старенькая» я вспомнил, как два года назад она будила нас в пять утра и мы ехали на дачу копать картошку. Причем копал не только я, но и она, а Ира собирала. Да нет, теща не старенькая, она фору и мне даст.

Мы выехали на магистраль, голос какой-то Светланы из навигатора оповестил нас, что следующий поворот налево через триста километров. Я сразу прибавил музыки, ибо Ира сейчас начнет рассказывать про всё и обо всех. Она, видимо, поняла мой намек и уткнулась в телефон. Путь долгий, успеем еще наболтаться.

Музыка медленно плавала по салону моего автомобиля, Ира спала на соседнем сиденье, а кондиционер ласкал мое лицо холодными струйками воздуха. На такой машине не замечаешь дороги, все-таки не зря я два года собирал на нее.

— Ир, — я мягко потряс ее за плечо, — смотри, какой закат.

Наливное солнце искрило своими яркими лучами во все стороны, возвышаясь над редкими деревьями возле загруженной магистрали. Его багровый свет придавал всему вокруг какие-то другие, неестественные цвета.

— Угу, красиво. – Ира мельком взглянула на солнце своими сонными глазами и снова улеглась поудобней.

— Ну что ты скучная такая? – впервые за полдня езды мне захотелось поболтать.

— Я спать хочу.

— Ночью поспишь. Давай, поболтай со мной, а то я сейчас сам засну.

Она тяжело вздохнула.

— Хорошо. О чем болтать будем?

— Ну не знаю, расскажи, как дела на работе.

Она, тяжело вздохнув, начала рассказывать мне о том, что я и так знаю. Не скажу, что мне было неприятно ее слушать, нет, даже наоборот. Она умела интересно рассказывать даже самые скучные истории. Мы женаты уже семь лет, а детей завести так и не решаемся. Все откладываем на потом, «когда себя обеспечим». Но мы оба понимаем, что просто боимся этого. А может, просто остыли друг к другу. Когда-то я готов был лезть к ней ночью на балкон с цветами наперевес, и читать стихи, а сейчас…

Сейчас я просто сильно привык к ней. Наверное, такое случается в каждой семье. Но я никогда не задавался вопросом, правильно ли я выбрал себе жену. Хоть мы с ней уже редко уделяем друг другу внимание, но я знаю, случись что со мной — она пойдет хоть на край света, как и я за ней.

Мы уже давно свернули с магистрали и выехали на трассу. За разговором время в дороге не замечаешь.

— …ну, а он приходит к ней и говорит, мол, на меня жалобу написали. Представляешь, она его смену взяла и так подосрала ему.

— А она что? – я старался поддержать разговор.

— А она говорит: разбирайся сам.

Я ухмыльнулся, подумав, какими же ублюдками бывают некоторые люди.

Вокруг уже начало темнеть, я открыл окно и почувствовал все ночные запахи, которые бывают только летом. Прохладный ночной воздух с легким ароматом дымки и шум колес. Я заметил человека, голосующего на обочине.

— Ир, смотри, возьмем?

— Да ну его, может, он маньяк какой. Еще и ночью стоит.

— Может быть, но если он не маньяк? А мы его ночью на дороге бросим.

— Другой кто-нибудь возьмет.

— А если остальные так же подумают? Да брось, хоть на бензин подкинет.

— Делай что хочешь. Но если он нас убьет, домой не возвращайся.

Мы посмеялись, и я остановил машину. Парень, схватив сумки, быстро побежал к нашей машине.

— Спасибо вам большое, до Саратова докинете? – в его глазах была такая надежда, что я бы не отказал, даже если бы хотел.

— Четыреста.

— Блин, у меня только триста.

— Ладно, прыгай. – Я кивнул в сторону заднего сиденья.

Парень аккуратно уложил сумку и уселся сам.

— Спасибо вам просто огромнейшее. Что-то я не рассчитал со временем, ночь уже. Я Кирилл, кстати. – Он быстро тараторил, так, что я с трудом его воспринимал.

— Алексей. – Я пожал ему руку.

— Алексей, спасибо вам огромное. – Он все благодарил.

Я, довольный, посмотрел на Иру. Та, улыбаясь, посмотрела в окно.

— Вот, — Кирилл протянул деньги.

— Да ладно, не надо, мы все равно тоже в Саратов едем. Покажешь, как на Кировский район проехать, и считай, что квиты.

— Конечно покажу! Я оттуда же!

— А почему ты тут так поздно стоишь? – В разговор включилась Ира.

— Та я из другого города еду, сюда приехал, а меня друг обещал забрать. Ну у него машина старая, сломалась, говорит, дальше сам, извини. Ну вот. Я там около двух часов стоял. Не знаю, что бы со мной было, если бы не вы.

— Ладно тебе, сочтемся как-нибудь.

Дальше мы ехали молча. Ира не говорила потому, что все же стеснялась его, а я вообще не люблю много разговаривать. Я слегка убивал музыку и наслаждался ночной дорогой. Мы ехали около получаса. Какая-то мерзкая песня начала меня раздражать, и я решил ее переключить. Как только моя рука дотянулась до магнитофона, я почувствовал холодную сталь у горла. Я замер.

— Не вздумай тормозить. – Голос Кирилла изменился и стал каким-то грубым.

В голове металась тысяча мыслей, миллион вариантов, но из уст вырвалось лишь…

— Твою мать…

Ира смотрела на меня, не понимая, что происходит.

— Ира, успокойся, все будет хорошо. – Я посмотрел ей в глаза, давай понять, что сейчас нельзя делать глупости.

— Леш… — У нее скоро начнется истерика. Нельзя паниковать.

— Ира, все хорошо, я разберусь.

Она начала тяжело дышать, а из глаз полились слезы.

— Все хорошо, Ира, смотри на меня, просто дыши. – Я старался сохранять спокойствие, хоть это и давалось мне тяжело — с ножом-то у горла.

— Он нас убьет? – Она смотрела на меня глазами, полными слез.

— Нет, все хорошо, он нас просто ограбит и отпустит. Я не видел его лица, поэтому убивать он нас не станет. – Конечно же, я видел его лицо. Я просто пытался убедить Кирилла в том, что он еще может все бросить.

— Я бы не был так уверен. – Кирилл наклонился ко мне.

— Зачем тебе это все? Давай доедем до города, мы высадим тебя на подъезде и забудем, что здесь было. Идет?

— Ты думаешь, я этим занимаюсь от нечего делать? – Он наклонился ко мне и посмотрел мне в глаза. Взгляд у него был каким-то безумным. – В том году мой брат, на этом же месте, ловил машину, чтобы поехать домой. Его подобрали, ограбили и перерезали горло, а затем скинули в кювет.

— Мы не виноваты в смерти твоего брата.

— А мне все равно. Вдруг я когда-нибудь встречу того, кто это сделал. Я уже зарезал не одного с тех пор.

— Не боишься полиции? – Я пытался с ним говорить. А из разговора узнать, что нас ждет.

— А что полиция? Мы в сотне километрах от ближайшего населенного пункта. Я убиваю их, отгоняю машину в укромное место и закапываю вместе с машинами. Времени на подготовку уходит много, ну а что поделать. – Кирилл пожал плечами.

— Слушай, отпусти нас. Мы с женой едем к ее маме…

— На жалость давишь? – Лезвие сильнее впилось в мою шею, оставив кровавые следы. – Думаешь, те, кто убивал моего брата, его пожалели? – Он начинал закипать, а я решил заткнуться.

Пару секунд Кирилл тяжело дышал, затем, успокоившись, убрал нож от моего горла.

— Но ты мне нравишься, поэтому я дам вам шанс выжить. Если я не ошибаюсь, через пару километров здесь должна стоять девушка. Когда я сюда ехал, я видел, что она там стояла. Если она там будет, я не стану вас убивать.

К чему эта девушка? Сдержит ли он свое слово? Все это было неважно. Я яростно всматривался в темноту, моля бога о том, чтобы она там была. Спустя пару минут на обочине показался силуэт.

— Сбрось скорость. – Я послушался.

— А теперь слушай сюда. Тебе предстоит выбор: кого мне убить, твою жену или ее? – Мое сердце ушло в пятки. – Если ты выберешь девушку, я убью ее, вы меня высадите и поедете дальше. И даже не пытайтесь идти в полицию, меня все равно не найдут, а я вас — да. Но если ты решишь, что молодая девушка, у которой вся жизнь впереди, достойна жизни больше, чем твоя жена… Ну что ж. Мы оба знаем твой выбор, вопрос лишь в том, сможешь ли ты жить с этим дальше. Но есть и третий вариант — я убью тебя. – Я остановился и отчаянно посмотрел на радостную девушку, которая бежала в сторону моей машины. Она бежала, думая, что мы ее спасители, но на самом деле она сама шла к палачу.

— Привет, спасибо вам огромное, до Саратова докинете?

— Да…

— За сколько?

— Бесплатно, — тихо сказал я куда-то в пустоту.

— Ох, спасибо! – Она мило улыбнулась и села рядом с Кириллом.

Спустя несколько секунд я поехал. Я смотрел на нее, смотрящую в окно и на Кирилла, сверлящего меня взглядом. Он ожидал ответа. Смогу ли я с этим жить? Я перевел взгляд на испуганную Иру. Она смотрела мне в глаза и плакала. Кирилл закашлялся.

— Ну так что?

— Её…

Девушка вопросительно посмотрела на меня.

— Ну что ж…

Кирилл повернулся в ее сторону и ударил ножом в ногу. Она закричала и схватилась за ногу.

— Я перерезал тебе артерию, ты будешь истекать кровь…

Она достала из рукава огромный нож и ударила Кирилла в грудь. Воспользовавшись случаем, я резко нажал на педаль тормоза. Ира быстро выбежала из машины, а я — за ней.

Кто эта девушка? Почему у нее огромный нож в рукаве? Они били друг друга ножами несколько секунд. Ира обежала машину и прижалась к моей руке. А я стоял, сжимая кулаки, готовый защитить ее.

Дверь открылась. В уголке машины лежала девушка, сжимая окровавленный нож. Она была уже мертва. Кирилл вышел из машины, сделал неуверенный шаг и упал на асфальт. У него из груди шла кровь, а он тяжело дышал. Ему осталось недолго. Я сжимал кулаки, ожидая, что в любой момент он встанет и направится к нам, но этого не произошло. Громко выдохнув, он перестал подавать признаки жизни.

Еще какое-то время я ждал, что он очнется. Время тянулось адски долго. Наконец, я понял, что он уже не встанет. Я молча залез в машину и достал одну единственную сигарету, которая была для меня трофейной. Именно она осталась последней нескуренной, когда я бросил два года назад. Оттуда же я достал зажигалку, которую мне подарила Ира. Подойдя к ней, я сел на асфальт и чиркнул зажигалкой. Ира села рядом.

Мы сидели и молча смотрели на окровавленные тела двух людей. Кто знает, может эта девушка голосовала с ножом в рукаве неспроста. Быть может, она тоже по ночам приставляла нож к горлу тех бедолаг, которые решили её подвезти. Я даже не хочу думать о том, что было бы, если бы мы взяли только её...

Затянувшись в последний раз, я затушил сигарету о землю и посмотрел на Иру. Она сидела и беззвучно плакала. Я обнял ее так сильно, как только мог.

Все-таки я все еще люблю ее.


Текущий рейтинг: 21/100 (На основе 23 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать