Децидофобия

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Что вы ответите, если у вас спросят: «Что вы будете делать?».

У вас когда-нибудь была ситуация, когда вам приходится выбирать из двух вариантов? Была, глупый вопрос. Порой страшно, порой скучно, порой тоскливо, но приходится делать выбор. От банального «чай или кофе» до «куда мне идти учиться»? Мы это делаем. Постоянно. Но только за вас, и для вас. У нас целое отделение, занимающееся тем, что помогает вам принять решение. Люди всегда будут жрать, срать, умирать и что-то выбирать. Вы ж даже порой об этом не задумываетесь, золотые мои, но тут такой, млять, механизм, с кучей сплетений и разветвлений, что порой икаешь от того, какая громада мыслей стоит за всем этим. Вспомните сцену из «Пилы 6», когда Истон выбирает из двух сотрудников, только помножьте на сотню в квадрате.

У нас есть иерархия отделов, и каждый отвечает за выборы в той или иной сфере. Особо ширпотребными являются кабинеты, через которые проходят бытовые сантименты, из разряда, с какой ноги я буду обуваться, какую букву в тесте обвести в ответ, если совсем ничего не знаешь. Да-да, у тебя считалочка, а у нас сложные расчеты.

Особым престижем обладают кабинеты, в которых принимаются редкие решения, но от которых зависит многое. Сказать в ЗАГСе «да», признаться в чем-то серьезном, или, например, решение которое нужно принять очень быстро. Риск большой, но при положительной динамике в будущем, окупается надолго. При отрицательной - летят головы. Несмотря на все вышесказанное, помните, что за основу расчетов принятия решения берутся только ваши поступки, и ничего больше. Не сваливайте на нас вину, что вы случайно оказались в тюрьме, или при смерти. За последствия мы не несем ответственности. Вы же не обвиняете дождливую погоду в том, что вас девушка бросила? Потому, что это бессмысленно.

Человек на самом деле может жить счастливо, только, почему-то, не хочет. Так как мы не в игре, и точек сохранения у нас не предусмотрено, вот вам мой совет – не тупите, пожалуйста, я точно знаю, что вы не хотите оказаться на улице, только потому что когда-то не надели презерватив. Что у нас еще есть? У нас есть централи, которые соединяют миллион отделов с другим миллионом отделов. Съели что-то не то? Информация уже несется курьером мелкой смотровой в кабинет, для принятия решения - полежать, или выпить таблетку. Такая мелочь, но у нас все серьёзно.

Однако, не все так радужно. Знаете же аксиому о том, что ни одна деятельность в мире не является безопасной? Так вот, у нас есть отдел, к которому никто и ни при каких обстоятельствах не хочет идти. Дурной славой обладает этот кабинет. Дверь у него не потрепанная никакими курьерами, лак без трещин, даже личинка в замке исправна как автомат Калашникова. Одним словом, ничем не отличается от каждой другой двери. Только вот, решение за этой дверью принимается одно: умереть человеку, или нет.

Сколько мороки, сколько рассуждений у нас происходит, если человек банально ударился головой о дверцу шкафа! И приходит туда сообщение – что делать? Здраво взвешиваются все ресурсы, все аргументы, и выносится приговор – да, или нет. Если нет, то все хорошо, если же да…

Если да, то, скажем, многие теряют работу. Мертвый человек решений не принимает, ему это ни к чему. Однако, остается дежурная бригада, отслеживающая состояние и принимающая решения из разряда «когда тело начнет разлагаться?». Тоска и каменное сердце у таких ребят.

Но есть и те, кто мешают работе. Курьеры, которые портят все. Саботёры, которые замедляют работу трансфера решений, или же умышленно их уничтожающие. Они есть порождение человеческого нарциссизма, надежды и порой глупости. Если одного такого хватают, то о нём больше никто никогда не вспоминает– у нас бешеная текучка курьеров, никто не будет оплакивать одного. Но, к их чести стоит добавить: появляется эта орава «доброжелателей» только тогда, когда через одни и те же кабинеты ходят одни и те же запросы. Скажем, если вам несколько раз разбили сердце, то потом вам уже становится по барабану, не так ли? Если так, то значит, исключения из правила не произошло.

Самое страшное, когда много сообщений ходят через тот самый кабинет, в котором выносится решение о смерти. Это случается, когда человек впадает в состояние клинической смерти, его реанимируют, а через какое-то время он обратно попадает в это состояние. Тяжело принимать такие решения, страшно, вся корпорация встает, за голову хватается.

Мы сейчас работаем над человеком, который лежит при смерти. Я не знаю, что случилось с ним, и как он к этому пришел.

Плюс и минус всего этого механизма заключается в феерической честности персонала – даже под страхом потери работы, все должны повиноваться и просто делать свою работу – большего не умеют сделать. Если корабль потонет, то потонем все. Мне страшно уйти туда, откуда я вернулся. Для некоторых даже забвение будет предпочтительнее.

И вот, мне опять пришло сообщение. Оно опять адресовано в этот кабинет.

Я много раз это делал.

Если вы меня спросите: «Что ты будешь делать?», то я вам даже не буду отвечать.

Я его сожгу так же, как и многие до этого.


Текущий рейтинг: 35/100 (На основе 12 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать