Девочка под номером 72

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Shadow_Ghoul. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.
Meatboy.png
Градус шок-контента в этой истории зашкаливает! Вы предупреждены.

В прошлые века самым действенным способом лечения многих болезней была ампутация. Человек приходил, допустим, с повреждённым пальцем, а врач глядел на это, и тупо отрезал его. Нет пальца - нет проблемы. Однако позже люди нашли более извращённое применение этой процедуре...

В 2002 году на одной из станций токийского метро случилась авария, в ходе которой возникло возгорание в одном из вагонов. На место прибыли сотрудники пожарной службы, которые вовремя предотвратили распространение огня, а заодно и спасли почти весь багаж. В числе прочих вещей находился странный чемоданчик с несколькими просверленными дырочками. Когда его открыли, перед людьми предстала ужасающая картина: внутри находилась девочка-подросток с ампутированными руками и ногами. Голосовые связки были тоже удалены, так что говорить она не могла. Вместе с ней шёл её календарь месячных, весь список аллергий и прочие медицинские данные. Девочка была завёрнута в несколько слоёв полиэтилена, под лицо был сделан вырез, чтобы она не задохнулась, а на самом полиэтилене кто-то маркером написал "72".

Маленькая жертва никак не могла рассказать о том, что же с ней случилось, долгих шесть лет. Однако в 2008, пройдя длительный курс реабилитации, она таки смогла поведать свою историю. Звали её Кикуми Тоторо, и она уже долгое время считалась пропавшей без вести. Родилась она в 1988 году, и на момент своей пропажи ей было всего 11 лет. Как рассказала сама Кикуми, 5 марта 1999 года она вышла из школы и встретила незнакомого мужчину, который сказал, что его послали её родители, которые попросили забрать девочку. Тоторо пошла за ним следом и села в машину, после чего мужчина накинул ей на голову мешок и вколол какое-то снотворное. В себя Кикуми пришла уже на операционном столе. Ей в глаза бил яркий свет лампы, рядом стояли люди в медицинских халатах, а чуть дальше, в углу, стояла клетка, в которой были ещё девочки. У многих из них не было рук или ног, да и сама Кикуми, как только перевела взгляд в другую сторону, увидела свою ампутированную левую руку. Девушка попыталась закричать от ужаса, но обнаружила, что и голосовые связки были удалены. После этого она потеряла сознание.

Придя в себя, Кикуми не могла двигаться, видимо, из-за ещё не прошедшего наркоза. У неё уже не было левой руки, культя была перевязана бинтами, поверх которых какой-то извращенец завязал розовый бантик. На девочке была новая одежда - вместо школьной формы на ней было детское платье. Примерно в таких же платьях были и другие девочки - у каждой из которых также отсутствовала как минимум одна конечность. У некоторых девочек были также повязки на глазах. А в соседней камере, расположенной в противоположном углу, располагались мальчики в точно таком же состоянии. Ни у кого из жертв нет голосовых связок, так что всё, что слышала Кикуми - это лишь монотонное ерзание по полу, редкие шаги, доносящиеся из-за двери, да и лязг дверной ручки, который раздавался каждый раз, когда похитители приносили еду. Кормили детей три раза в день, причём питание было сбалансированным - первое, второе, иногда даже давали десерт. Видимо, садисты не хотели, чтобы их жертвы умерли... по крайне мере - раньше срока. Однако понять, сколько времени длился этот срок, дети не могли - Кикуми говорит, что от однообразия дня и ночи, пребывания в почти полной тишине и при тусклом свете потеряла счёт времени и начала ехать кукухой. Все члены персонала носили маски, из-за чего Кикуми не могла понять, сколько их было - десять, двадцать, а может и все сто.


Иногда некоторые детей забирали то люди в белых халатах и масках только с прорезями для глаз, то люди в масках лисы, то в масках с детским лицом. В первом случае ребёнок возвращался через несколько часов уже без одной из конечностей, то в остальных случаях дети пропадали. Причём "дети" брали всегда только тех девочек и мальчиков, у которых не было ни рук, ни ног, а иногда и глаз. Несколько раз Кикуми забирали "врачи", и она возвращалась без ещё одной конечности. Спустя несколько недель, девочку унесли люди в масках детей, перенеся в странную комнату, которую они назвали "Выставочный зал". Это было круглое помещение, на стенах которого висели дети, прикреплённые к стальным пластинам. Они были живы, но у некоторых были явные признаки истощения. Как минимум у половины находившихся в зале детей виднелись синяки, ссадины и порезы.

Кикуми тоже подвесили каким-то хитрым образом подвесили на пластину, прикрепив за спину и поясницу. Как потом выясниться, в кожу девочки были вмонтированы стальные крепления с подкладкой из биополимера, который не вызывал отторжения. Для большей надёжности Кикуми закрепили ремнями, обтянув их вокруг пояса.

Тогда же девочка снова увидела своего похитителя. В один день в комнату зашёл мужчина европеоидной внешности с лысой головой и небольшой седой бородкой. Он оглядел довольным взглядом всех детей, после чего остановился на Кикуми, которую он назвал по имени. Хотя внешне он походил на типичного доброго дедушку, в его глазах полыхал странный огонь. Такое чувство, будто он получал неприкрытое наслаждение, глядя на искалеченных детей. Мужчина часто общался с Кикуми, называя её "любимицей". Девочку кормили, за ней ухаживали, иногда даже читали сказки. Как позже сама подсчитает Тоторо, это всё заняло около полутора лет. 18 месяцев девочка была в подвешенном состоянии, при этом другие дети могли пропасть на несколько дней и вернуться в ещё более подавленном состоянии, а иногда и с травмами, но не Кикуми.

В один день в зал принесли новую девочку, которая, в отличие от остальных, могла говорить. Как она сама сказала, её звали Мадока Кадокава, и ей было 16 лет. У неё не было рук и левого глаза. Она была самой старшей в группе и всячески старалась поддерживать ребят, налаживая с остальными контакт. Кое-как ей это удавалось, например, она сдружилась с Кикуми, которая висела совсем рядом. Девочка доверилась Тоторо, которая пыталась хоть как-то реагировать на её рассказы. Так продолжалось несколько недель, и девочки могли понимать друг друга по глазам. Однажды Мадока даже призналась, что сама уже давным-давно потеряла надежду, и старается поддерживать остальных только из-за того, что не хочет видеть отчаявшихся людей.

В один день Мадока пропала. Через несколько дней её вернули, однако выглядела ужасно: кожа была покрыта синяками и ссадинами, клок волос на право стороне был выдран, а на месте глазной повязки была новая, с выступающей из-под неё кровью. На немой вопрос Кикуми, Мадока ответила лишь "Есть уроды, которым нравятся, когда кричат от боли". Через несколько дней за Мадокой снова пришли. Она отчаянно кричала, плакала, проклинала всё, что только могла, но всё ещё оставалась беспомощной. Её крики доносились из-за закрытой двери ещё минут десять, пока кто-то не заорал "Да вколите ей снотворное, идиоты!". После этого всё вновь погрузилось в тишину. Как помнила Кикуми, это был единственный раз, когда она плакала после похищения.

Вскоре и саму Кикуми забрали: как сказал её похититель, она ему надоела, и он отдал её другому "хозяину". Девочку отнесли в странное помещение, её обмотали полиэтиленом, в котором сделали дырку под лицо, и поверх этого нарисовали цифры "72". После этого Тоторо положили в чемодан. Девочке было тесно и жарко, она часто получала какие-то удары в бока. Вскоре она почувствовала равномерное покачивание, а затем - запах гари, топот ног, услышала испуганные крики... Через несколько минут её найдут...

Некоторое время спустя после рассказа Кикуми нашли и её похитителя. Им оказался уроженец Вологодской области - Кирилл Нечаев. В 90-ых годах он присоединился к запрещённой секте Аум Синрикё, которая была ответственна за теракт в токийском метро в 1995 году. Секта имела огромное влияние в России, да такое, что в 2000 году гражданином РФ Дмитрием Сигачёвым была предпринята попытка вызволить лидера Аум Синрикё Сёко Асахару. К счастью, она провалилась.

Вернёмся к Нечаеву, который занимал достаточно видную должность в российском сегменте секты. Есть свидетельства, что он имел прямой контакт с Асахарой и не задолго до теракта 1995 года переехал в Японию. После того, как лидеров секты задержали, Нечаев скрывался несколько лет. В России на него был заведён ряд уголовных дел за вымогательство: он был ответственен за похищения с целью выкупа и принудительное переписывание имущества адептов на видных лиц секты. Неизвестно, занималось ли российское или японское отделение Аум Синрикё созданием ампутантов, однако для них это было бы не в новинку. Секта похищала людей, скупала оружие, вымогала деньги и имущества, готовила запрещённые вещества, как наркотического, так и военного применения, чего только стоит газ зарин.

Кирилл Нечаев покончил с собой 9 августа 2010 года в камере. В предсмертной записке он написал, что до сих пор любит Кикуми, просил прощения за то, что оставил её в метро, и хочет, чтобы она была его "доченькой". Как выразилась сама Тоторо, "Он получил по заслугам. Такие, как он или Асахара, должны сидеть за решёткой, а ещё лучше - пройти через то же, что и их жертвы".

История Мадоки Кадокавы закончилась печально. Её тело нашли в одной из прудов парка Юменосима. Как показала судмедэкспертиза, незадолго до смерти девушка перенесла многочисленные побои и была многократно изнасилована. Когда о смерти Мадоки сообщили Кикуми Тоторо, у неё случился приступ. Девушку забрали на скоро помощи и только чудом спасли. Тоторо была замечена на похоронах Кадокавы.

Что же касается семьи Кикуми, родители были шокированы, когда нашли свою дочь спустя долгих 7 лет поисков. Они помогли Кикуми с реабилитацией и теперь девушка живёт как полноценный член общества. Недавно она переехала в префекутуру Хиросима, где осела и завела семью...

См. также[править]

Случай в токийском метро (первоисточник)

Текущий рейтинг: 27/100 (На основе 22 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать