Приблизительное время на прочтение: 34 мин

Дверь в подсобку

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Olgir. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.

Привет, читатель. Сегодня я расскажу тебе одну необычную историю, которую, впрочем, не каждый сочтёт страшной или имеющей сколь-нибудь достойную литературную ценность. Мне, в принципе, плевать. Я всего лишь хочу поделиться теми событиями, которые не так давно произошли со мной, и сделать это я могу только здесь, в интернете. Ведь любой человек, которому я расскажу это в реале, в лучшем случае решит, что я его разыгрываю, а в худшем - просто сочтёт меня сумасшедшим.

Началось всё с того, что устроился работать на кафедру информационных технологий некоего технического ВУЗа, который для краткости мы будем называть «политехом». Знать его полное название, равно как и название города, в котором он находится, тебе, читатель, не обязательно. Работа в ВУЗе была не основной - много ли заработает преподаватель без педагогического образования и учёной степени? Я занимался преподаванием и работой по кафедре в перерывах между заданиями по основной работе.

Вскоре я начал приходить в политех и по вечерам, поработать со студентами-вечерниками и сделать те дела, на которые днём не хватило времени. Я часто засиживался допоздна и выходил из преподавательской или кабинета кафедры около девяти часов, когда охранники уже собирались запирать двери и отправляться в свою каморку, формально - к камерам наблюдения, но в большей степени - к телевизору. Не за чем и не за кем было следить на пустой и безлюдной улице - в здании института нечего было красть, да и решётки на окнах первого этажа позволяли охране полностью расслабиться после щелчка замка на тяжёлой дубовой двери парадного входа. Неизвестно, с какой целью руководство ВУЗа наняло шестерых крепких охранников, менявшихся посменно по двое. Для надёжной "охраны" здания хватило бы и одного хромого калеки или седой близорукой бабульки.

Хотя официально вечерние занятия в политехе продолжались вплоть до закрытия, я никогда не видел, чтобы кто-то кроме меня оставался на рабочем месте до столь позднего времени. Все спешили домой. Кто-то к семье, кто-то к компьютеру или телевизору. Мне было некуда спешить. Постепенно я сдружился с охранниками (немудрено - единственный человек, пару раз в неделю сидящий в здании института чуть ли не до ночи). И вот, в один прохладный, но бесснежный ноябрьский вечер я, вновь задержавшись до самого закрытия, подумал, что идти домой, в здоровенную десятиэтажку, подниматься по темной пустой лестнице на такую-то верхотуру (жил я на восьмом этаже, а лифт после девяти вечера отключали) и открывать ключом так неприветливо запертую дверь, за которой находилась моя крошечная холостяцкая квартирка, совсем не хочется.

Мне всегда нравилось в "ночном политехе". Длиннющие безлюдные коридоры, усеянные дверьми в темные аудитории отдавали какой-то особой романтикой, абсолютная тишина и покой огромного, обычно шумного и забитого под завязку студентами здания, вызывали множество необычных ощущений. Очевидное решение пришло само собой - я подошел к посту охраны (дежурили сегодня Алексей и Серж) и спросил разрешения остаться в здании до утра. Охранники не возражали. "Можешь хоть насовсем жить сюда перебраться, только не шуми ночью" - с этими словами Серж повернул здоровенный ключ в не менее здоровенном замке парадной двери. Замок безразлично щелкнул: одним человеком больше, одним меньше - ему было все равно, сколько нас остается по эту сторону двери.

Посидев некоторое время в каморке охраны, я пожелал мужикам удачной вахты, а сам отправился в преподавательскую при кафедре, дабы улечься на удобный, просторный диван, стоявший в дальнем углу комнаты, и насладиться чтением книги, позаимствованной недавно у соседа-книголюба. Чтиво оказалось столь увлекательным, что смог оторваться от него я лишь заполночь.

Выйдя в темный коридор, я направился на первый этаж, в туалет. Я искренне наслаждался тишиной, темнотой и спокойствием, которые нарушали лишь тонкий лучик света и еле слышное бормотание телевизора, исходившие из-за двери "охранки". Честно говоря, я всегда малость побаивался темноты, но сейчас у меня был не тот настрой, и казалось, будто темнота - прозрачная и чистая, ничто не может скрыться за ней от моего взгляда, а значит, и бояться нечего. Я проходил мимо кабинетов, где в дневное время царило оживление. Сейчас они стояли погружёнными в дрёму, демонстрируя мне ночную сторону политеха, неизученную и почти завораживающе тихую.

Возвращаясь в преподавательскую, я отметил, что бормотание телевизора стихло и лучик света из "охранки" пропал. Похоже, охранники, наплевав на устав и должностные инструкции, завалились спать. Ну и пусть - все равно здесь охранять толком нечего. Впереди тянулся длинный коридор, а за ним - лестница в полуподвал, где находилась кафедра и преподавательская при ней. Я шагнул в нужную сторону, но внезапно холодок пробежал по моей спине, и я почувствовал необъяснимый страх.

Никогда еще, проходя через этот темный, безлюдный и тихий коридор я не ощущал ни капли неудобства, но в этот раз я остро ощутил мёртвую тишину вокруг, а темнота угрожающе нависла надо мной. Я не остановился, и по инерции продолжил движение вперёд. Зачем стоять на месте, когда мне нужно в другой конец коридора? Страх, эка невидаль! Мало ли чего почудилось сонному подсознанию, я ведь точно знаю, что кроме меня и охранников в здании никого нет, все двери надежно заперты, а на окнах - решетки. Значит, бояться здесь совершенно нечего.

Словно в подтверждение моих рассуждений, слева по ходу появилось забранное глухой решеткой окно. Благополучно добравшись до конца коридора, я ощутил облегчение. Страх слегка отступил. Я даже мысленно рассмеялся - подумать только, взрослый человек задержав дыхание осторожно ступает по темному коридору и боится чего-то, сам не зная чего! Потеха, да и только. Но одновременно с этой мыслью пришло и любопытство. Что же напугало меня? Подсознание, полминуты назад кричавшее, что что-то не так, что-то не сходится, видимо, не собиралось подсказывать. На то оно и подсознание, чтобы работать независимо от разума. Его дело - указать на опасность, а уж дальше сознание само разберется, что к чему.

Обернувшись, я бегло осмотрел коридор. Ничего необычного, вот пол с полосатым узором лунного света, пробивающегося из зарешеченных окон. Вот сами окна - решетки надежно сидят в оконных проемах, защищая территорию ВУЗа от незваных гостей. Вот двери аудиторий. Распахнутые настежь двери аудиторий! Страх снова ворвался в сознание, застилая его мутной пеленой, заставляя сердце работать в ускоренном ритме, предательски подмешивая в кровь все больше и больше адреналина. Когда я шел в туалет, двери были закрыты! Да что уж там, они ДОЛЖНЫ были быть закрыты, кроме того, большинство из них на сигнализации! Кто открыл двери? Почему сигнализация не сработала?

Очевидная догадка пришла мне в голову: два балбеса-охранника решили надо мной подшутить. У кого еще в этом здании могут быть ключи от всех дверей и кнопка отключения сигнализации? Им удалось, ничего не скажешь, я чуть не обделался от страха. Сидят, небось, в своей каморке сейчас и беззвучно трясутся от смеха, ожидая, когда я ворвусь к ним с матом и грохотом. Нет уж, такого удовольствия я им не доставлю. Я развернулся и уверенным шагом отправился в преподавательскую. Страх отступил под напором решимости и злости на себя любимого: надо же, как ребенок повелся, перепугался до смерти! Зайдя в преподавательскую, я щелкнул выключателем, но свет не загорелся - эти болваны еще и электричество выключили. Ну ничего, утром я покажу им, где раки зимуют, а сейчас - спать. Завалившись на мягкий удобный диван, я лежал некоторое время с закрытыми глазами, но потом все-таки поднялся, подошел к двери и запер ее на ключ: мало ли чего еще им придет в голову, не хочу попасть в больницу с инфарктом. Подергав ручку двери и убедившись, что замок надежно заперт, я лег и спокойно уснул, не просыпаясь более до самого утра.

Проснувшись в то утро, я почувствовал себя бодрым и выспавшимся, как никогда. Было еще довольно темно - ноябрь не тот месяц, в который солнце уже в семь часов светит прямо в окна, но рассвет уже начался, и вместо темноты в комнате царил полумрак. Минут пятнадцать я смотрел в потолок и думал о чем-то своем, пока не услышал доносившиеся из-за двери в коридор тихие, почти неразличимые звуки. Выяснить их природу мне не удалось, так что я решил, что любопытно было бы пойти и посмотреть, что это там такое звучит, тем более что давно было пора вставать - уборщицы и гардеробщицы уже должны быть на местах, а за ними вот-вот повалят преподаватели и остальной персонал института. Солнце за последние пятнадцать минут уже почти появилось из-за горизонта, и на улице было относительно светло, равно как и в помещениях. Я нехотя поднялся с дивана, подошел к двери и повернул ключ в замочной скважине, на что замок отозвался радостным щелчком - теперь его очередь отдыхать. Забавно, но на какой-то миг я проникся благодарностью к своему механическому другу за то, что он охранял мой сон всю ночь. Я потянул за ручку двери, и она поддалась с тихим скрипом. По коридору прокатился прохладный утренний сквозняк, заставивший меня слегка поежиться.

Заинтересовавшие меня звуки доносились с первого этажа и более всего походили на телефонный звонок, разрывавшийся под напором очень настырно звонящего человека. Поднявшись на первый этаж, я понял - определенно, это телефон, и звонит он в каморке у сторожей, на том конце коридора, двери аудиторий в котором все так же настежь распахнуты. Я был поражен беспечностью ночных работничков - подумать только, мало того что они так и не заперли двери после своего неудавшегося розыгрыша, так еще и на телефон не реагируют! Твердо решив по первое число вкатить "доблестной" охране, я направился к каморке, попутно захлопывая двери одну за другой, но внутри небольшой комнатки с двумя мониторами, телевизором и пультом сигнализации меня ждало разочарование - кроме трезвонящего домофона признаков жизни ничто не подавало. Проще говоря, охранников не оказалось на положенном месте, а за парадной дверью уже собралась очередь из уборщиц, гардеробщиц и другого персонала, который обычно приходит пораньше. Я хотел было отпереть дверь и впустить всех внутрь, но ключа от парадной двери у пульта не нашлось, поэтому пришлось бежать к задней - благо, ключи от нее всегда висели в пожарном ящичке неподалеку, а сам ящичек никогда не запирался, чем и пользовались студенты, периодически выбегающие покурить в задний двор.

Почему сразу двое охранников так безответственно слиняли с рабочего места и как вообще им в голову пришла мысль оставить открытыми двери в аудитории, я так и не узнал. Видимо, начальство их чем-то крепко обидело. Через пару дней утром я увидел Сержа напротив директорского кабинета, мнущего в руках какую-то бумажку - вероятно, заявление на увольнение, которое, впрочем, после подобной выходки можно было бы и не писать. Сперва я хотел было подойти и сказать всё, что о нём думаю, но потом решил не связываться - пускай себе сваливает к чёрту, вместе со своими идиотскими выходками. На место Сержа и Алексея, которого, в отличие от первого, я больше никогда не видел, пришли двое новых парней. Вопреки ожиданиям, сплетни и слухи об этом дурацком происшествии, которые должны были быстро разнестись по всему институту, так и не появились. Почти никто из служащих института не упоминал двух горе-охранников, а до студентов, будто бы, вообще информация не дошла.

Уже через месяц все полностью позабыли об этом случае, и историю можно было бы счесть завершённой, если бы сразу после новогодних каникул не случилось нечто из ряда вон выходящее. В один из не по-зимнему тёплых вечеров камера слежения напротив задней двери засекла нарушителя, попытавшегося пробраться внутрь здания, а именно - снять решётку с окна лаборатории. В эту ночь работали двое охранников из новой смены. Схватить потенциального вора не удалось - как только задняя дверь открылась и охранники вышли на улицу, нарушителя будто ветром сдуло. Всё бы ничего, но подобные случаи начали происходить примерно раз в неделю. Человек в тёмной куртке и джинсах подходил к окну одной из лабораторий и пытался здоровенными кусачками испортить решётку, висящую на окне, а при приближении охраны исчезал в неизвестном направлении.

Так уж совпало, что примерно в то же время меня непомерно загрузили обязанностями по кафедре, и я почти в прямом смысле сгорал на работе. Помня неудачный опыт, я всё же старался уходить пораньше - в тот памятный раз, когда я остался на ночь в преподавательской, выговор получил не только Серж (насчёт второго охранника сомневаюсь, похоже, он так и не объявился), но и я тоже. Просто потому, что ночевать в институте не положено. Однако, в одну из январских суббот, такую же тёплую и бесснежную, как и вся текущая зима, я вновь решил переночевать в здании вуза. Тащиться домой после крайне тяжёлого рабочего дня не хотелось, учитывая, что последние два дня там проводился ремонт, а последующий выходной гарантировал отсутствие нежелательных утренних визитёров в лице, конечно же, начальства.

Сегодняшняя смена охраны состояла из Толика - старожила, работавшего в политехе уже несколько лет, и молодого парня, который только на прошлой неделе приступил к работе, имени которого я ещё не знал. Не то чтобы я был в дружеских отношениях с Толяном, однако это не помешало мне напроситься на ночлег в здании института. Как и в прошлый раз, я до полуночи провалялся на диване с книгой, а потом вышел, чтобы справить нужду перед сном. Всё так же горел свет в "охранке" и бормотал телевизор. На обратном пути я решил заглянуть к охранникам. Зайдя в комнату, я увидел, что мужики прильнули к монитору с камерами видеонаблюдения и о чём-то переговариваются.

Заметив меня, Толик махнул рукой, дескать, иди сюда, покажу чего! Подойдя к монитору, я увидел чёрный силуэт, пересекающий ограду заднего дворика. Силуэт подошёл к краю обзора и скрылся, а через секунду возник в зоне обзора другой камеры, висевшей напротив задней двери. Было ясно видно, как он достаёт инструмент, похожий на садовые ножницы с короткими лезвиями, подходит к окну лаборатории и начинает своими "ножницами" грызть один из прутьев решётки.

- Вот говнюк, ну сейчас он у меня попляшет, - с этими словами Толик вскочил и рванул к парадному входу. Напарника он отправил к задней двери и приказал дежурить там и не выходить, пока ему не дадут сигнал. Сигнал надлежало дать мне посредством мобильного телефона.

Через пару минут в обзоре первой камеры появился Толик и махнул рукой, давая понять, что пора звонить его напарнику. Я набрал номер и уставился на монитор, где только что на траву беззвучно упал очередной прут стальной оконной решётки. Человек в чёрном, видимо услышав телефонный звонок, доносящийся из-за двери, нервно заозирался и собрался было драпать, но в этот момент подкравшийся охранник сцапал его и повалил на землю; помощь напарника не понадобилась.

Сгорая от нетерпения, я побежал к задней двери.

- Попался, голубчик, - шипел Толик, сидя верхом на неудачливом взломщике. - Вот теперь-то я тебе рога пообломаю. Сань, вызывай ментов.

Пока Саня копался в телефоне, выискивая номер местного отделения полиции (112 и 020 отменили, что ли?), я подошёл поближе к человеку в чёрном, которого Толик уже поднял с земли и держал, заломив руки за спину. По изумлению на моей физиономии Толик понял, что что-то не так, и развернул ночного гостя к себе лицом и, конечно, тоже узнал его.

- Сань, повремени пока с ментами, - охранник уставился на бывшего коллегу. - Серж, ты что ли?

Это действительно был Серж, собственной персоной. Он смотрел сквозь нас пустым взглядом и что-то бормотал себе под нос. Чумазого и растрёпанного Сержа отвели в "охранку", предварительно приведя в чувство посредством холодной воды из-под крана в туалете. То, что он нам поведал, больше походило на бред сумасшедшего, чем на нечто, имеющее отношение к реальности, однако лицо его было настолько серьёзным, что я почти поверил в этот рассказ.

- Мы с напарником, как раз собирались футбол смотреть, когда услышали звук шагов из коридора. Подумали, что это он идет, - жестом Серж указал на меня - да в общем так оно и было, он в туалет зашел, а звук шагов остался. Мы тогда вышли из "охранки", смотрим, а в коридоре все двери открыты и сигнализация не орет, а в дверном проеме на той стороне коридора силуэт человеческий. Мы пошли проверить, что там происходит! Явно кто-то левый по зданию шляется! Дошли до конца коридора и услышали звуки из подвала, как будто бы какие-то механизмы работают, старые, ржавые, скрипят, а на лестнице силуэт этот проклятый мелькает, мы за ним, а он вниз, в дверь направо, ну, которая закрыта все время. А в ту ночь открыта была и звуки оттуда эти ужасающие, скрежещущие. Я фонарь включил, а Леха вперед пошел, в дверь. За ней помещение каких-то совершенно необъятных размеров, потолок явно выше, чем в коридоре у лестницы, а такого быть не может, понимаете? Там же первый этаж наверху, не может быть потолок выше! Нам бы драпать оттуда, а мы как идиоты дальше поперлись, а там что-то вроде шахты, градусов под тридцать вниз уходит, Леха наступил на что-то перед этой шахтой, поскользнулся и усвистел туда, в темноту. Я под ноги посмотрел, а там кишки какие-то валяются и тут Леха внизу заорал как резаный! Тогда-то я деру дал оттуда. Пулей вылетел через заднюю дверь, а не следующий же день заявление написал, что ухожу. Потому что никто мне не поверит, понимаете? Та дверь всегда закрыта, там кладовка какая-то, может еще чего! Не может за ней быть огромный зал с шахтой, никак не может. Но я это сам видел, своими глазами. Может я с ума сошел. А теперь еще Леха мне сниться начал, снится и все время во сне кричит, просит ему помочь, говорит, что он жив, что ему страшно и больно. Я сильное снотворное пить пробовал, в больницу ходил, ничего не помогает. Вот я и решил вернуться, помочь ему или сгинуть уже к чертовой матери за этой дверью!

Серж закончил своё повествование ближе к часу ночи. Разумеется, мы не поверили ему, но чтобы его успокоить, сходили к той самой двери все вчетвером. Ничего интересного там не оказалось - дверь как дверь. Странно, правда, что тяжёлая стальная дверь оказалась в подвальчике, где все двери деревянные. Протестующего Сержа уже ближе к двум часам отправили в вытрезвитель, а сами разошлись: охранники - к себе в каморку, а я - в преподавательскую, спать.

После жутковатого рассказа Сержа спалось мне плохо, даже с запертой дверью. Снилось, что кто-то большой и грузный ходит снаружи по коридору, громко топая огромными босыми ногами, отчего я дважды просыпался в холодном поту и долго прислушивался к ночной тишине, улавливая каждый звук, проникавший через щели дверного проёма. Вопреки логике и здравому смыслу выйти из преподавательской я решился только к девяти утра, когда солнечные лучи уже вовсю резвились на подоконнике.

Подойдя к охранке, я обнаружил в ней растерянных Толика и Саню. Оказалось, что ключ от странной железной двери отсутствует на стенке у пульта, где положено быть всем ключам. Следующие два дня пролетели незаметно - ремонт заполнил собой всё воскресенье, а в понедельник работы только прибавилось.

Утром во вторник, спускаясь в преподавательскую я заметил что-то блестящее под батареей, на лестнице, ведущей в подвал. Это оказался ключ, без бирки и опознавательных знаков. Сразу же пришла шальная мысль пойти в подвал и опробовать его на той самой железной двери, что я тут же и сделал. Ключ подошел, а за дверью оказалась подсобка с каким-то хламом и тряпками. Оттуда нестерпимо несло краской и плесенью, так что я поспешно захлопнул дверь и отправился по своим делам, прихватив ключ с собой и немедленно забыв как о нем, так и о двери.

Вечером того же дня я обнаружил ключ в кармане пиджака и тут же отдал его на пост охраны. Как раз заступили на ночную смену Саня с Толиком. Любопытство взяло верх и над ними, и мы повторно отправились осматривать злосчастную железную дверь и помещение за ней. Было уже темно, а свет в коридорах после окончания рабочего дня включать не положено, так что мы взяли с собой мощный фонарь.

Что я вообще снова делал в здании вуза после девяти вечера, конечно же, спросит читатель. Дело в том, что днём рабочие покрасили оконные рамы у меня в квартире, и спать в "красочном" смраде мне совершенно не улыбалось, так что я снова воспользовался возможностью переночевать на работе.

Взору нашему вскоре предстала распахнутая настежь железная дверь в подсобку. Я смутно вспомнил, как захлопнул дверь, но не мог вспомнить, закрывал ли я её на ключ. Очевидно, нет. За дверью, вопреки рассказу Сержа, вновь не оказалось странного огромного помещения - лишь унылый тёмный чулан, воняющий краской и плесенью. Единственная странность, которую мы отметили, - свет от фонаря как будто бы упирался во что-то, не достигая задней стенки чулана, но придавать этому значения не стали. Возможно, там висела полупрозрачная плёнка или фонарь плохо светил. В любом случае стенка хоть и смутно, но была различима.

Проинспектировав подсобку и в очередной раз поржав над безумным рассказом Сержа (наркоман чертов), мы заперли дверь на ключ. Я, как водится, отправился спать, а охранники - нести свою ночную вахту.

Мне снился неприятный сон: дверь в подвале, отчего-то покрывшаяся ржавчиной и плесенью, открылась и оттуда вышло нечто отдаленно напоминающее человека. Бледное, безглазое и очень тощее, с болезненного оттенка кожей, натянутой на скелет, с острыми когтями на коротких обрубках, служащих ему верхними конечностями, двигающееся рывками, будто с трудом переставляющее ноги оно шло к преподавательской и издавало издевательские смешки. Существо словно знало, что я вижу его и боюсь до смерти.

Подойдя к двери в преподавательскую, оно начало тихонько скрести ее своими мерзкими костяными когтями, но я знал, что оно может в любую секунду проломить дверь и добраться меня. Существо довольно урчало и корчило уродливый рот в мерзкой ухмылке, представляя, в каком ужасе я нахожусь. Вдруг оно с такой силой ударило в дверь, что из книжного шкафа, стоявшего у дверного проема посыпались книги. Оно билось в дверь, а дверь все никак не поддавалась, отчего тварь злилась все больше и больше. Через некоторое время удары стихли, а из-под двери появилась мутная, дурно пахнущая лужа крови - похоже, тварь просто-напросто убилась об эту тонкую преграду.

Я проснулся в третьем часу ночи в холодном поту. В полном оцепенении, я прислушивался к ночной тишине, пытаясь унять бешено колотящее сердце. Из-за двери доносились шаги и голоса охранников, видимо, они зачем-то спустились в подвал. Мне не хотелось, чтобы они видели меня в таком состоянии, и я не стал выходить к ним. Вместо этого я попытался снова уснуть, проклиная чёртову дверь и своё больное воображение. Однако зловещая фигура из сна по-прежнему стояла перед глазами.

Уснул я часа через полтора, так и не услышав, как Саня с Толиком возвращаются обратно на пост. "Опять Сержа ловили," - подумал я. "Вот и вышли через заднюю дверь. Посадить бы его в психушку на пару месяцев, там-то его пыл точно остудят." Всю оставшуюся ночь спалось очень плохо. Оно и неудивительно, после рассказа Сержа да ещё дурацкого кошмара.

Проснувшись утром, я чувствовал себя совершенно разбитым и решил больше никогда не ночевать на работе - нервы дороже. Я подошел к двери и повернул ключ в замке, но вместо мягкого щелчка, с которым он обычно открывался, услышал скрип. Ключ поддавался плохо. Со второй попытки мне все же удалось открыть дверь. Я вышел в коридор и увидел, что дверная ручка с обратной стороны вырвана, а вся поверхность двери покрыта глубокими царапинами и следами от ударов. Будто кто-то сначала резал её ножом, а потом начал со всей дури лупить по ней остриём лезвия.

В груди похолодело, взгляд сам собой метнулся в сторону лестницы в подвал, на пороге которой темнела большая красная лужа. В голове сразу же образовалась мысль, которую можно было выразить одним простым словом: "БЕЖАТЬ". Затаив дыхание, я несколько секунд прислушивался к утренним звукам. Все они доносились с улицы, а вот коридор был погружён в мёртвую тишину, и я уж было подумал, что нахожусь в здании один. Но внезапно услышал тяжёлые шаги босыми ногами, доносящиеся сверху - с первого этажа. Эти звуки были мне знакомы, я точно слышал их раньше, но где? Ответ пришёл из глубин подсознания и принёс с собой новую волну ужаса, прокатившуюся мурашками от шеи до пяток: эти шаги я уже слышал однажды во сне. Выяснять, кто это там шагает по коридору первого этажа, не было никакого желания, а значит, путь к главному входу был отрезан.

Оставался пожарный выход и чтобы до него добраться, необходимо было пройти мимо лестницы в подвал, чего мне тоже совсем не хотелось. На секунду я даже подумал о том, чтобы вернуться в преподавательскую, позвонить с мобильного в полицию и сидеть до их прибытия тише мыши, но быстро прогнал эти мысли. Чего доброго, доберётся до меня босой ходок, пока я буду ждать стражей порядка, или ночной монстр объявится. Ни с первым, ни со вторым я категорически не хотел встречаться, поэтому оставалось только взять себя в руки и, миновав лестницу и страшную лужу на её пороге, выбраться через заднюю дверь, ключи от которой всегда висят в пожарном шкафчике неподалёку.

Стараясь двигаться как можно тише, я стал продвигаться вдоль стены. Шорохи и скрипы казались оглушительными на фоне зловещей тишины. Я прошёл мимо лестницы, стараясь не сводить глаз с подвала. Там царил мрак - электричества снова не было и лампы мёртвыми прозрачными грушами свисали с потолка. Свет с улицы совсем туда не проникал, но мне было достаточно того, что я, по крайней мере, не обнаружил там никакого движения. Наконец, я добрался до пожарного выхода и дёрнул дверную ручку. Естественно, дверь была заперта. Ключи хранились в нескольких шагах от двери, их я без труда преодолел и потянул за дверцу красного металлического ящика, которая немедленно отозвалась громким скрипом, переполошившим меня - вдруг кто-то, или ЧТО-ТО услышит? Но вокруг по прежнему было тихо, даже шаги с первого этажа почти не были слышны, только капли крови издавали мерзкое кап-кап-кап, срываясь с лестницы в темноту подвала. В том, что это была именно кровь, я не сомневался ни секунды. Дрожащими руками я вставил ключ в замочную скважину, но тихий голос, донёсшийся из подвала, не дал мне повернуть ключ: "Помогите".

Мои руки замерли, сердце замерло вместе с ними. Мысль о том, что кто-то в подвале нуждается в помощи, боролась с инстинктом самосохранения, кричащим, чтобы я бежал прочь. "Пожалуйста..." - голос прозвучал снова, ещё более отчаянно. Я узнал голос Сержа. Сделав глубокий вдох, я повернулся, прищурившись, чтобы разглядеть хоть что-нибудь в темноте подвала, но с этой точки было видно вообще ничего. Проклиная всё на свете - политех, Сержа, ночные кошмары, некстати отключившееся электричество и себя самого я снова шагнул к лестнице, надеясь, что увижу там хоть что-то, оправдывающее этот внезапный всплеск мужества. Ключ от двери я вытащил и сунул в карман. Стоило хотя бы сперва открыть дверь, но в тот момент мои мысли путались и данная конкретная мысль не нашла дороги в голову.

Застыв на пороге лестницы, я вынул телефон и включил фонарик. Светил он не очень, но этого хватило, чтобы разглядеть пол подвала. Он был покрыт кровавыми следами, ведущими в глубину, в сторону уже знакомой мне железной двери. В центре помещения лицом вниз неподвижно лежал человек. Поборов приступ отвращения, я перешагнул кровавую лужу и, стараясь не издавать лишних звуков, спустился по лестнице. В подвале я бывал не единожды, но в этот раз было какое-то ощущение непривычности и неправильности, как будто зашёл в свою комнату после перестановки мебели. Логично было бы предположить, что это связано с капающей кровью и неподвижным телом в центре помещения, но смущало меня что-то другое. Отбросив эти бесполезные мысли, я приблизился к лежащему человеку. Его штаны были разорваны в нескольких местах, а от рубашки вообще остались лохмотья, беспорядочно свисающие с шеи. На обнажённой спине пузырилась кровь, будто тело кипело изнутри. Носком ботинка я ткнул его в плечо. Ботинок вошёл в плоть почти без сопротивления, как горячий нож в масло. В ужасе я шарахнулся в сторону, чуть не выронив из рук телефон, а человек, подняв голову, посмотрел на меня и с трудом произнёс: "Прости. Кажется я... всё". Это действительно был Серж, он был мертвенно бледен, но при этом как-то потусторонне спокоен. Бедолага снова уронил голову на пол, но вместо того, чтобы просто упасть, она будто расплющилась, обнажая череп и глазные яблоки. Серж издал последний булькающий звук и затих, а я отвернулся в попытках сдержать приступ рвоты.

Не желая больше видеть в этом месте ничего, кроме ключа от пожарного выхода, поворачивающегося в замке, я нащупал этот самый ключ в кармане, сжал в кулаке и быстро двинулся в сторону лестницы. Мне следовало быть внимательнее, но кто мог предвидеть всё, что произошло только что и то, что случится дальше? Перед самой лестницей я почувствовал, как нечто схватило меня за ногу, резко рванулся в сторону спасительных ступеней, потерял равновесие и, падая на пол, выпустил ключ из рук. Тут-то я и понял, что именно насторожило меня в интерьере подвала - вместо знакомого кафельного пола внизу была голая земля. По крайней мере, это позволило не сломать локоть при падении, а вот ключ, предательски блеснув в свете фонарика, описал широкую дугу и скрылся в темноте. Внезапно я осознал - что бы ни схватило меня за ногу, оно всё ещё держится за неё и в ужасе уставился на человеческую руку, обхватившую мою лодыжку. У руки не было хозяина - она заканчивалась в районе локтя ошмётками плоти и обломком кости. Я бешено затряс ногой в попытке избавиться от неожиданного бремени и рука легко отскочила в сторону. Фонарик выхватил из темноты ещё один лежащий лицом вниз человеческий силуэт возле меня. Похоже, это был Толик. Он не подавал признаков жизни. После всего пережитого за последние десять минут, это жуткое зрелище уже не внушало должного ужаса - либо подсознание приняло правила игры, либо испугаться сильнее я уже физически не мог. Вместо страха я почувствовал крайнюю степень раздражения. Нужно было убраться отсюда и вызвать полицию, или даже никого не вызывать, а просто бежать, пока хватает сил, вернуться домой, запереться на все замки, забиться в самый дальний угол и не выходить на улицу как минимум неделю. Вместо этого я полез в подвал и, вот незадача, теперь мне придётся идти за ключом от пожарного выхода через тёмное помещение с полуразложившимися человеческими телами на каждом углу, уповая на то, что каким-то чудом их судьба не постигнет меня самого!

Обречённо вдохнув, я медленно двинулся в сторону, куда улетел ключ, мысленно вознося молитвы всем богам мира, и Дьяволу заодно. В подвале всё ещё было тихо, даже кровь перестала капать с лестницы, лишь сырая земля слегка шуршала под ногами. Я прошёл уже половину помещения, а ключа всё ещё не было видно. Внезапно я осознал, что нахожусь ровно напротив той самой железной двери, которая не давала покоя Сержу и из которой во сне вышло жуткое существо. Дверь была приоткрыта, совсем чуть-чуть, буквально на пару сантиметров и, почему-то, мне нестерпимо захотелось её закрыть, да поскорее. Вот прямо сейчас закрыть.

Подойдя к двери, я замер и прислушался: тихо. Не успев до конца осмыслить своих действий, я приблизил лицо к щели и заглянул внутрь, стараясь не выдать своего присутствия кому-то, кто мог бы находиться по ту сторону. В темноте за дверью было не видно абсолютно ничего и я направил внутрь луч фонарика. Лучше бы я этого не делал. Увиденное до сих пор преследует меня в кошмарах: бледный ночной гость, склонившись над тем, что осталось, как я тогда подумал, от третьего охранника, совершенно беззвучно отгрызал от безжизненного тела руку. Никакой подсобки там и в помине не было, вместо неё моему взору предстало пустое пространство, в котором луч света от моего фонарика казался чужеродным. Тени клубились вокруг него, стремясь погасить, но свет упрямо проникал через щель, выхватывая из темноты ужасающий силуэт. Метрах в десяти вверху виднелся огромных размеров механизм, состоящий из шестерёнок, ремней и плотно переплетённых труб. Механизм не работал, просто неподвижно нависал над пустотой, назначение его было мне совершенно непонятно. Существо продолжало свою жуткую трапезу, не замечая меня. Образ монстра, вгрызающегося в плоть, был невыносим, но я не мог отвести взгляд. Нечто первобытное в этом зрелище зачаровывало и одновременно вызывало отвращение. Мне хотелось разглядеть существо получше, но фонарик слишком слабо освещал чёрное пространство за дверью. Несколько долгих мгновений я молча наблюдал за происходящим. Внезапно, существо замерло и напряглось. Сбросив оцепенение, я первым делом направил фонарик прочь от щели и как можно тише отступил в сторону.

Закрывать дверь показалось мне небезопасным - так я бы точно привлёк внимание монстра, а ключа, чтобы запереть её, у меня с собой не было. В полной тишине я в очередной раз обвёл лучом фонарика всё помещение и - удача - увидел наконец потерянный ключ! Он оказался всего в нескольких метрах от меня, у дальней стенки подвала, где в кучу был свален инвентарь для уборки. Медленно приблизившись к ключу я подобрал его и обернулся, намереваясь выбраться наконец из этого кошмара на улицу. И тут я услышал скрежет запускающегося механизма у себя за спиной.

Существо стояло, сгорбившись, напротив открытой настежь железной двери в подсобку и принюхивалось. Даже в полусогнутой позе оно было на голову выше меня. Я оказался в ловушке. Рефлекторно выключив фонарик, я мгновенно понял, что теперь не вижу противника и включил его снова. Существо не реагировало. Вспомнив, что в увиденном этой ночью сне монстр был слеп, я поднял фонарик и убедился, что у него нет глаз. Да что там глаз, у твари вообще не было лица. Почти половину поверхности головы занимала огромная пасть с выпирающими наружу, словно губка, дёснами, усеянными в несколько рядов мелкими заострёнными зубами. Череп был обтянут тонкой, нездорового оттенка кожей, а на месте носа и ушей зияли круглые отверстия. Мускулистые ноги существа оканчивались ступнями с двумя пальцами, а предплечья переходили в длинные острые когти, неприятно напоминающие обломки костей. На фоне мощных ног, тощее туловище с обвисшей кожей выглядело чужеродно, тварь внушала отвращение своей внешней болезненностью и ненормальными пропорциями тела, отдалённо напоминающего человеческое.

Отсутствие у монстра зрительного аппарата дало мне малую толику надежды, но лишь на секунду, потому что в тот же момент он резко дёрнулся и шагнул в мою сторону, видимо, учуяв меня. Он двигался словно в такт со щелчками и перестуками шестерёнок, доносившимися из-за двери в подсобку. Мысленно прощаясь с жизнью, я бегло осмотрелся в поисках путей отступления, но их не было - ближайшая ко мне дверь была заперта, да и будь она открыта, за ней меня ждал бы лишь тупик, а может быть, что-то похуже, учитывая то, что я увидел за железной дверью. В голове один за другим проносились планы побега, однако каждый из них разбивался о суровую реальность: длинный, но узкий кодридор подвала не давал пространства для манёвра. Внезапно, меня осенило: если монстр ориентируется по звуку и запаху, может, удастся отвлечь его внимание? Не сводя взгляда с твари, я попытался осторожно поднять щётку, валявшуюся в углу возле меня. План был простой - бросить щётку в противоположную сторону подвала, а самому незаметно прошмыгнуть к лестнице, пока противник отвлёкся. Однако, этому не суждено было сбыться - я зацепил рукой и уронил прислонённую к стене метлу. По цепочке, весь инвентарь, расставленный уборщией вдоль стенки, с грохотом посыпался на пол!

В панике я схватил первое, что подвернулось под руку - старую швабру и тупо уставился на неё - таким "оружием" только с пауками, да тараканами сражаться. Монстр же, услышав мою возню, ускорил движения и уже уверенно направился ко мне, скривив рот в мерзкой ухмылке. Это взбесило меня. Загнал меня в угол и смеешь надо мной издеваться, мразь? В порыве ярости я поднял швабру над головой и резко опустил её на подставленное колено. Ветхое древко швабры легко разломилось пополам, обнажив острый обломок. Этим импровизированным копьём я и встретил противника, с размаху вогнав его в пасть монстра. Мне на рукав брызнула чёрная вонючая жидкость, а тварь отшатнулась на пару шагов, не издав ни звука, и замерла в нерешительности, видимо, не веря, что добыча решила дать бой. Из-за железной двери послышался скрежет, от которого, казалось, завибрировали стены подвала. Что-то с громким металлическим стуком грохнулось на землю.

Поняв, что второго шанса спастись у меня не будет, я резко рванулся к лестнице в надежде, что мой враг дезориентирован, на ходу срывая с себя пиджак, рукав которого начал пузыриться в том месте, куда попала дрянь изо рта уродца. Резкая боль пронзила плечо - в попытке схватить меня, монстр полоснул по нему своим острым костяным когтем. Хоть рана и была глубокой, это не остановило меня - я уже взлетал по лестнице, не ощущая боли, веря в скорое спасение. Путь до пожарного выхода занял всего несколько секунд, а в это время за спиной бухали тяжёлые шаги босых ног - ходок таки спустился вниз. Краем глаза я смог разглядеть бесформенную, высотой под потолок, гору плоти, шагающую по коридору в моём направлении, но оборачиваться и рассматривать тварь в подробностях не было никакого желания. Саму дверь я чуть было не снёс с петель, налетевши на неё с разбега. Трясущимися руками я далеко не с первой попытки вставил ключ в замочную скважину и повернул его.

Я бежал, не разбирая дороги и не останавливаясь, наверное, минут пятнадцать, пока не обнаружил себя на пороге собственной квартиры. Только ворвавшись домой и запершись на все замки я осознал, что спасён. Плечо дико саднило и лёгкие жгло огнём, а сердце готово было разорваться, но я был в безопасности и был жив, чего нельзя было сказать про несчастных охранников. Я просидел дома два дня, не отвечая на телефонные звонки и не выходя даже на балкон. Путь на кухню к потихоньку пустеющему холодильнику давался мне с невероятным трудом. На третий день в дверь начали звонить и стучать с криками "откройте, полиция". Пришлось открывать.

С тех пор прошло два года. Я переехал в другой город и больше не занимаюсь преподаванием. Дело о пропаже охранников политеха так и не раскрыли, а меня, хоть и считали главным подозреваемым, довольно скоро отпустили, так как не было никаких доказательств моей причастности к произошедшему, да и состава преступления не было - трое мужчин просто исчезли бесследно. Разумеется, я не рассказал полиции, что я видел в то утро в политехе - они бы всё равно не поверили, зато получили бы лишний повод усомниться в моём психическом здоровье, которое и без того вызывало вопросы. Теперь я работаю в мелкой фирме, ремонтирующей бытовую технику и избегаю всего, что могло бы задержать меня на работе после пяти вечера. Однако, страхи меня не покинули и до сих пор отзываются неприятными отголосками в моей душе, когда я оказываюсь в тёмных помещениях, а образы увиденного в подвале постоянно приходят ко мне в кошмарах. Постепенно я научился с этим жить, хоть и пришлось обзавестись ружьём для душевного спокойствия.

В последние дни я плохо спал из-за постоянного шума дрели от соседей снизу. Даже ходил на днях ругаться к ним среди ночи, но меня обозвали наркоманом и прогнали порога. И вот, вчера мне снова приснилось то бледное существо из тёмного мира, а сегодня утром я обнаружил царапины с обратной стороны двери моей квартиры. Не знаю, чего ему от меня нужно и когда оно вновь придёт за мной, но в этот раз я буду готов к его приходу. Я уже заказал новую, железную дверь, ее обещают поставить на следующей неделе. Звуки дрели, будившие меня ночью, стали громче, да и на дрель они уже мало походят, скорее, напоминают гул огромного механизма, работающего днём и ночью, а новой дверью решил обзавестись не только я, но и соседи снизу - дверь у них теперь точь в точь как та самая дверь из политеха. Железная дверь в подсобку.


Автор: Olgir

Текущий рейтинг: 85/100 (На основе 279 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать