Город снегов

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Artem2s. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.
Vagan.png
В роли страшилки эта история Настолько Плоха, Что Даже Хороша. Хотя она и пытается казаться страшной, её истинная цель отнюдь не в запугивании.

Знаете, если выложить в ряд все сигареты, которые я выкурил за свою долгую и бесполезную жизнь, то получится что-то вроде длинного фитиля, который я же сам и подпалил с одного конца. Он медленно тлеет, исходя приятным терпким дымом, и я тлею вместе с ним, приближаясь к другому концу этого ароматного бикфордова шнура. К тому концу, где…

Нет, я не собираюсь рассказывать вам, как опасны сигареты, я не Минздрав. Я хочу рассказать, как опасно их отсутствие. Именно оно заставило меня перешагнуть порог своей квартиры в тот поздний зимний вечер. Вытолкнуло меня из невидимого защитного круга, внутри которого, казалось, все излучало тепло — и старый цветной телевизор, и тускловатые груши электрических лампочек в дурацких стеклянных цветах старомодной люстры, и даже пыльные, забитые книгами и неизменным ненужным хрусталем шкафы потрепанной советской “стенки”. Я покинул эту уютную тихую гавань домашнего тепла и комфорта добровольно, сознательно и даже охотно. Оставил за спиной неприступные стены родной берлоги и вышел в морозную тьму в поисках жалкой бумажной коробочки, таящей в себе пару десятков порций медленного яда. Если бы я знал куда это приведет меня, я бы нашел в себе силы отказаться от пагубной привычки хотя бы ненадолго, хотя бы на одну морозную зимнюю ночь. Если бы я знал…

Но я не знал.

Я почувствовал неладное уже выходя из подъезда, когда морозный ветер швырнул мне в лицо пригоршню сухих колючих снежинок. Они царапали кожу, словно иглы морозных елей, в которые я неосторожно сунулся лицом. Я не придал значения странному ощущению и просто поднял воротник.

Я был глуп, и я был наказан за это.

Мороз пробирал до костей даже через плотную одежду, резал открытую кожу невидимыми лезвиями стужи, не оставляя на ней ничего кроме боли, от которой я морщился и ежился, еще глубже зарываясь в воротник. Скрытный садист, не оставляющий на своей жертве следов, идеальный мастер пыточных дел, мороз прогнал с улиц все живое. Город казался вымершим, пустым и промороженным до самого нутра своих темных, покрытых снежным налетом домов. Наверное, так он выглядел бы, если бы неведомые силы внезапно перенесли его куда-то на Плутон, или на какую-то еще не открытую ледяную скалу в глубине космоса. Туда, где Солнце казалось лишь очень яркой звездой среди мириадов таких же.

Туда, где холод — это неотъемлемая часть бытия.

Я шел сквозь вихри скальпельно острого ветра, сквозь жалящие облака колючих снежинок, которые осыпали меня с ног до головы. Порывы ветра швыряли их мне в лицо, как швыряют пригоршни соли на покрытую кровью спину человека, запоротого до полусмерти плетью. Ветер выл в проводах над головой, словно стая адских гончих, потерявшая на миг мой след во тьме и вьюге. Снег заметал цепочку моих неровных следов, но вовсе не для того, чтобы спрятать меня от порождений бездны, о нет. Он лишь силился стереть все следы моего существования, чтобы оставить замерзший безжизненный город девственно чистым, без единой соринки на его бледном и гладком лице мертвеца.

Далеко впереди манил холодным светом ларек. Его белый пластиковый бок походил на причудливую вершину ледяного айсберга и заставлял задуматься о неведомой холодной громаде, которая пряталась там, под белыми волнами ночного снежного моря. Он манил, как манят призрачные огни, пляшущие на чудовищной глубине, в холодной тьме глубинных слоев океана. Манят, чтоб отдать доверчивых и наивных путешественников на растерзание вечно голодным и жадным до слабой беззащитной плоти рыбам-удильщикам. И все же, свет в ледяной ночи обещал жизнь, и я шел на него, словно мотылек, привлеченный сиянием, я готов был биться о холодную стенку домика, как бьются ночные мошки о стекло фонаря, чтобы умереть и осыпаться рядом с недоступным огнем сухими ломкими трупиками. Я шел искать жизнь в маленькой и хрупкой пачке с бумажными палочками, несущими медленную смерть. Ледяной ветер подхватил и унес во тьму сорвавшийся с моих губ хриплый смешок. Я был безумен, город был безумен, весь мир, казалось мне, был безумен и мертв и холоден. И солнце лишь выдумка, и единственное тепло в этой вселенной может существовать лишь на конце плотно набитой ядовитым зельем бумажной трубочки.

Немного тепла — это все что мне нужно.

Витрина ларька была забита бессмысленным хламом, нужным лишь для того, чтобы напомнить попавшим в ледяной ад людям о существующей где-то жизни, и сделать их существование в этой промороженной насквозь вселенной еще более мучительным. Прямо на меня смотрело румяное лицо рыжеволосой полуголой красавицы, позирующей на фоне пальм и моря, такого голубого и блестящего, что глаза слезились от невозможности этой картины. Это выдумка, этого нет, не может быть. Даже моей теплой квартиры нет, это лишь иллюзии больного воображения, не способного переносить морозную преисподнюю без, хотя бы кажущейся, надежды на тепло.

Я с трудом оторвал глаза от фальшивой картинки и стукнул в маленькое окошко согнутым пальцем — замерзшая кожа отозвалась режущей болью. Окошко открылось, но никто не ответил на мой стук. Есть ли там кто-то? Кто там есть? Сейчас это было неважно, важно было толкнуть внутрь несколько смятых бумажек и правильно прохрипеть нужные слова онемевшими от мороза губами. Тогда бумажки исчезнут в недрах домика, а в маленьком окошке покажется краешек вожделенной бумажной коробочки с небольшими порциями теплой смерти внутри. Пальцы почти не гнутся, но мне удается разорвать все печати, сковавшие смерть в этом маленьком и обыденном ящике Пандоры, достать и сунуть меж почти потерявших чувствительность потрескавшихся губ невесомый хрупкий цилиндрик. Прячась от ветра, каким-то чудом разжечь крохотный костерок живого огня в темной пещерке меж судорожно свернутых в клубок пальцев.

И сделать первую пьянящую затяжку.

Теплый дым прогоняет лед из легких, прогревает кровь жилах, растапливает ледяной морок в голове. Я понимаю, что нет никаких адских гончих, идущих за мной по следу, и город мой не мертв и не заброшен неведомой силой на ледяной кусок скалы в глубине космоса.

Я не проклятое существо, обреченное на вечное скитание в морозном аду.

Я блядь просто сходил за сигами. Пиздец накрыло.


Автор: Артём


Текущий рейтинг: 75/100 (На основе 41 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать