Голодная ночь

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pipe-128.png
Эта история была написана участником Мракопедии в рамках литературного турнира. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.

В шестую ночь декабря Он открыл глаза. В обездвиженные долгое время конечности вместе с жизнью пришла боль. Собрав все силы, Он поднялся над ложем и принялся разминать негнущиеся ноги и руки, стремясь придать им прежнюю гибкость.

Следующим чувством, пришедшим на смену боли, стал голод.

Отработанными за много похожих ночей движениями он открыл сундук и отыскал в нём мешок, служивший ему верой и правдой на протяжении веков.

Он помнил, что впереди у него всего одна ночь, и самым простым способом не потратить драгоценные часы бодрствования на поиск пищи, будет следовать древнему инстинкту. За всё в этом мире приходится платить, и в обмен на бесконечно долгую жизнь ему приходится проводить во тьме небытия 364 ночи.

Выглянув из окна замка, он увидел вдалеке множество огоньков, в которых безошибочно угадывалось человеческое жильё. Каждое пробуждение замок оказывался в неожиданном месте, и в этом он уже явно бывал – в знакомых шпилях им угадывался Королевский город, обезображенный за десятилетия квадратной архитектурой своих новых обитателей.

Он выпрыгнул из окна и воспарил над морской косой в сторону городских огней. Приземляясь копытами на заледеневшую почву, он почувствовал тот самый запах разочарования, который источал его ужин. Когда-то этот запах принадлежал специально заготовленной для Него жертве. Потом, когда Его ещё продолжали бояться, но уже перестали почитать, запах размылся среди множества человеческих детёнышей, которые копили разочарование своих родителей целый год. Последние десятки ночей Его и не боялись, и не почитали, однако руководствуясь, видимо, уже собственным инстинктом, они всё ещё отпугивали Его от своих детёнышей кусочками угля, развешанными в причудливых мешочках из красной ткани.

Благо в Королевском городе Его забыли настолько, что оставили в прошлом и этот глупый, но эффективный оберег. Поэтому Ему осталось лишь повиноваться самому сильному из запахов, влекущему к лакомой жертве.

Инстинкт провёл Его, невидимого для взглядов неуверовавших, через мощёную площадь, через уродливые коробки из серого материала, источающие сотни запахов послабее, и вывел в небольшое селение в лесу. Это был самый невзрачный дом в округе, в котором даже не горел свет, и если бы не инстинкт, Он ни за что бы не подумал, что в этом обиталище теплится жизнь.

Обнажив для людского взора свой облик, Он влез в распахнутое окно жилища. Под ногами тут же раздался звон. Неужели его ждали и готовились к его приходу? Нет, этот звон не послужил сигналом ни к чему более, а в расколотых бутылках не было обжигающей воды, которую люди называли святой. Похоже, бутыли были разбросаны здесь безо всякого умысла.

Он проследовал в комнату, которую можно было бы считать детской, однако запах шёл вовсе не из неё. Прильнув к полу, Он напряг ноздри. Обоняние привело его к щели в коридоре. Схватившись за половые доски, он приподнял причудливо замаскированную крышку и последовал вниз.

Во тьме подпола Он разглядел крошечную фигурку, в которой, если бы не манящий запах, удалось бы распознать человеческое дитя лишь с очень большим трудом. Существо равнодушно отнеслось к тому, что Он бережно поднял его и осмотрел зияющие на его теле раны. Он, разменявший сотни лет своей жизни на сотни жизней подобных детёнышей, больше всего боялся, что ненароком приведёт к тому, что это крохотное создание перестанет источать запах, а за ним – тепло.

Над головой послышался шум и чьи-то крики на незнакомом языке, обычно связанные с обжигающей водой, но другого рода – на поглощение которой люди обрекают себя добровольно. За Его спиной возник некто – а можно ли назвать его человеком? – сжимающий в руке очень грубую секиру и вглядывающийся во тьму, силясь объять Его своим взглядом, ещё не привыкшим ко мраку.

Он бережно положил детёныша обратно в ворох тряпья, обернулся и обнажил клыки и когти. Кажется, этой ночи суждено быть голодной, но впервые за многие десятилетия она пройдёт не зря.


Текущий рейтинг: 62/100 (На основе 32 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать