В свете огня

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

– Говорю тебе, Коннор, это классная история, – сказал Курт, садясь на диван. – После нее снова начинаешь верить в Буку. Я сам заглядывал под кровать прошлой ночью.

Коннор рассмеялся, забрав рукопись. – Что ж, она заняла первое место на конкурсе, так что я знал, что тебе понравится. Курт положил ему руку на плечо и произнес, глядя на стоявшую перед ними воображаемую толпу. – Я знаю, Коннор. Этим летом мы оба поедем в колледж. Ты напишешь сценарий отличного ужастика, а я сниму его. Он будет бешено популярен на Ютюбе, какой-нибудь голливудский продюсер увидит его, и мы будем сказочно богаты.

Коннор проворчал и стряхнул руку Курта. – Так и случилось с теми парнями, сериал которых ты собираешься мне показать. Как он называется?

– Мраморные шершни, - ответил Курт, доставая DVD диски. – Их пока еще нельзя назвать богатыми и знаменитыми, хотя они этого заслуживают.

– Это что-то о каком-то высоком парне? – спросил Коннор, устроившись поудобнее.

– А еще называешь себя знатоком ужасов, – Курт презрительно хмыкнул. – Его называют Тонким Человеком, и он страшен как черт.

– Посмотрим, - сказал Коннор, когда DVD проигрыватель заработал.

Несколько часов спустя Коннор встал и потянулся. – Не ожидал, что это будет так интересно, – сказал он.

– Еще бы, - произнес Курт, вынимая диск из проигрывателя. – Кто бы мог подумать, что высокий безликий парень может быть таким страшным?

– Точно не я, - ответил Коннор и посмотрел на часы. – Мне пора домой, надо собирать вещи перед нашим походом.

– Мой папа этим совершенно увлекся, - сказал Курт, – наверно, даже больше, чем я.

Коннор рассмеялся. – Мой папа это терпит. Ты бы видел, сколько средств от насекомых он закупил.

– Хочешь подвезу до дома? – спросил Курт, когда Коннор направился к двери.

– Я живу в трех кварталах отсюда, - сказал Коннор. – Дойду пешком.

– Я просто не хочу, чтобы тебя забрал Тонкий Человек, - сказал Курт.

– Очень мило с твоей стороны, - рассмеялся Коннор, выходя из дома. – Завтра увидимся. – Сунув руки в карманы, он пересек газон и пошел по улице.

По дороге Коннор думал о Тонком Человеке. Откуда он взялся? Что он делает, кроме того, что угрожающе смотрит на своих жертв? А главное, как написать о нем историю?

Коннор застыл, когда что-то черное и белое мелькнуло у него в краю глаза. Сердце забилось, он повернулся направо.

- Привет? - сказал он и подпрыгнул от звука на тротуаре. Кто здесь? Коннор резко обернулся и его тут же встретили знакомые коричневые глаза. Он вздохнул и засмеялся.

– Привет, Дэйзи, – сказал Коннор стоявшей перед ним белой с черными пятнами собаке. Дэйзи завиляла хвостом. – Ты опять перепрыгнула через забор? – Он подозвал к себе собаку. – Пошли домой.

На следующий день Курт, Коннор и их отцы сидели в тесном автомобиле, до потолка забитом рюкзаками. – Пусть путешествие начнется! – воскликнул Курт с заднего сиденья.

– Поехали! – сказал отец Курта, включив зажигание. Отец Коннора ворчал в пассажирском кресле.

– Ну как, всю ночь не спал? – спросил Курт, пихнув Коннора.

– Да, пришлось собираться дольше, чем я думал, - сказал Коннор и зевнул.

– Я не об этом, - раздраженно произнес Курт.

– Тогда о чем? Ах, да, Тонкий, – Коннор пожал плечами. – Это было интересно, Курт. Даже страшно. Но я давно уже пишу такие вещи, так что я знаю, что это не правда.

– Зануда, – пробормотал Курт.

Остаток путешествия они провели, болтая о парке, где они собирались устроить свой лагерь, и о колледже, в который оба собирались поступить. Отец Курта увлеченно болтал о рыбалке и походах в лес. Стоило ему замолчать, чтобы перевести дыхание, как отец Коннора заговаривал о старых университетских днях. Они прибыли в национальный парк после полудня и вскоре нашли свой кемпинг. После того, как они закончили с лагерем, Курт взял Коннора за руку и сказал: – Папа говорит, что рядом есть потрясная тропа, которая ведет к местному озеру. Пошли, посмотрим.

– Может, подождем до завтра, - Курт присел на землю. – Я мог бы выспаться.

– Пошли, Коннор! – Курт принялся дергать его за руку.

– Держитесь друг друга, - крикнул отец Курта, когда они отправились в путь. По дороге Курт захватил свой рюкзак.

– Это ведь ненадолго? – спросил Коннор.

– Будь готов, - ответил Курт с ехидной улыбкой на лице. Коннор вздохнул и тоже взял свой рюкзак.

Выйдя из лагеря, они вскоре скрылись среди деревьев. – Он может быть здесь, – произнес Курт, озираясь по сторонам.

– Угу, – ответил Коннор, хлопнув себя по шее. Он уже жалел, что не взял какое-нибудь из отцовских средств от насекомых.

– Подожди секунду, мне надо отлить, – сказал Курт, снимая рюкзак и направляясь в лес.

– Курт, подожди! – крикнул Коннор, снимая рюкзак. – Нам сказали держаться вместе!

– Хочешь посмотреть, как я ссу, извращенец! – откликнулся Курт.

– Не только, - прошептал Коннор, опираясь об дерево. В ожидании Курта он перевел дыхание.

Несколько минут спустя он услышал дикий крик. – Коннор, Коннор! Иди сюда, скорее!

Коннор бросил рюкзак и побежал в лес. – Курт! – закричал он.

– Коннор! – раздалось в ответ.

Коннор бежал на крик еще глубже в лес. – Коннор! – снова закричал Курт, он был совсем близко. Коннор срезал угол и буквально застыл на месте, увидев, как на него сверху полетел черно-белый костюм.

– Боже, - крикнул он, падая на землю. Коннор был уже готов забиться в судорогах, но тут он увидел, что костюм был пустым. – Очень смешно, Курт, – сказал он, вставая.

Сзади раздался смех. Коннор обернулся и увидел Курта, слезавшего с ближайшего дерева.

– О, нет, я не боюсь Тонкого Человека, - сказал Курт, поднимая костюм и складывая его в рюкзак.

Коннор дал ему подзатыльник. – Пошли в лагерь, – сказал он. – Я иду назад.

Курт пошел за ним, все еще хихикая. Коннор качал головой. – Да, перестань ты ржать, – сказал он. – Ты меня наколол, все, доволен?

Курт перестал смеяться. – Спасибо, – сказал Коннор, продолжая идти. Потом он понял, что прекратилось не только хихиканье. Курт перестал идти за ним. Коннор обернулся. – Что теперь? – спросил он. Курт стоял с открытым ртом и смотрел на что-то позади него. Смотрел вверх. Коннор оглянулся по сторонам: деревья, деревья и еще деревья. Больше ничего.

– Нет, – прошептал Курт. – Этого не может быть.

– Слушай, – сказал Коннор. – С костюмом у тебя получилось смешно, но, может, хватит?

Курт его не слушал. Он медленно отступал, закрываясь руками. – Я вижу тебя, – шептал он. – Разве этого не достаточно?

– Курт, – Коннор подошел к нему поближе. – О чем ты говоришь?

Курт громко и пронзительно закричал. Должно быть, это было смешно. Коннор мог бы пошутить, что он кричал, как девчонка. Но он видел настоящий страх в глазах Курта, который продолжал отступать, размахивая руками в сторону чего-то, что Коннор не видел. – Нет, нет, - кричал он, махая руками. – Ты должен это увидеть! Он говорит, что убьет меня, если ты его не увидишь! Потом из груди Курта хлынула струя крови, и он снова закричал. Коннор подбежал к нему. Он не видел, что напало на его друга, но оно должно было быть поблизости.

Но даже когда Коннор подбегал к нему, Курт продолжал отступать. Теперь Коннор уже не был уверен, что он шел по своей воле. Казалось, что кто-то толкал его. На его руках и лице стали появляться новые порезы, а его крики стали затихать. – Я не верил в тебя, – прошептал он. И только когда на его груди появилась одна единственная красная точка, Курт всхлипнул и рухнул замертво.

Коннор, наконец, догнал его. Он опустился на колени и потряс Курта за плечи. – Курт! Курт! – кричал он. Тело Курта сломало ветку на земле, и Коннор стал трясти его еще сильнее. Он снова закричал, чувствуя, как страх сдавливает ему горло. Курт не отвечал. Коннор встал на ноги и медленно попятился. У него не было сомнений в том, с кем говорил Курт, но это было невозможно. – Тебя нет, – говорил Коннор дрожащим голосом. Однако в его разум успело прокрасться сомнение. Пока он пятился, его глаза непрерывно смотрели в сторону деревьев. Казалось, одна из веток дернулась, зашевелилась. Потом дернулись две ветки. Потом три. Коннор посмотрел по сторонам. Чья-то голова мелькнула высоко в воздухе.

Коннор уже не кричал. Он бросился бежать, сломя голову. Он боялся оглянуться, зная, что если обернется, то все пропало. Споткнувшись, молодой человек упал в кусты. Колени были разбиты, но времени на остановку не было. Один вздох, потом еще один.

В конце концов, на вершине склона, Коннор не выдержал и упал. Падая, он покатился вниз, несколько раз чуть не сломав себе шею. Бездыханный, парень лежал спине у подножия холма. Его взгляд был направлен в небо, откуда светило солнце, касаясь своими лучами тех деревьев, от которых он бежал. Коннор даже не заметил того, что упал на горстку грибов, окружавших его со всех сторон. Потом к нему стало приближаться что-то тонкое и высокое. Коннор все еще падал и никак не мог понять, действительно ли он достиг подножья холма. Но потом все потемнело, он ничего не видел. Было только чувство невесомости. Парень махал руками и ногами, но не мог ничего нащупать.

Что-то тонкое, но крепкое, обвивалось вокруг его правого запястья. Коннор инстинктивно дернулся, но обнаружил, что не мог шевельнуть рукой. Что-то, обвившееся вокруг его запястья, ползло у него по руке. Юноша собрался с силами и дернул руку. Левой рукой он стал царапать то, что схватило его за правую. Однако оно казалось неуязвимым. Оно уже было у него на плече, обвивалось вокруг шеи. Коннор похолодел, думая, что эта тварь его задушит. Но хотя щупальце было достаточно сильным, оно не давило ему на шею. Оно обвило его голову и зависло над его правым глазом. – Нет! – закричал Коннор. – Нет, нет! Студнеобразная капля упала ему на щеку, но у Коннора не было времени думать об этом.

Как только щупальце погрузилось ему в глаз, перед Коннором предстали видения. Он увидел маленьких детей на игровой площадке, они бегали и смеялись. Но у него на глазах воздух становился каким-то странным, расплывчатым. Коннору стало жарко, на руках появились нарывы. Раздался треск, как будто он сидел у костра. Детский смех перетек в крики. Крики боли, крики ужаса. Что-то страшное приближалось к ним сквозь огонь, что-то хотело их забрать. Им было некуда бежать, они бы погибли в огне. Но что-то удерживало их на месте, связывая их с этим моментом агонии. Коннор был с ними, застряв между жизнью и смертью. Он плакал, и его слезы смешивались со слизью, которая капала ему в правый глаз.

Потом появились новые щупальца, которые стали трясти его. Крики становились громче, но в них было меньше страха. Коннора удивило то, что низкие детские крики сменили более взрослые голоса. Неужели они так быстро повзрослели? Его снова встряхнули, и Коннор услышал свое имя: - Коннор, ты меня слышишь? Он тут же открыл глаза и увидел растущую луну над деревьями. Коннор подскочил, прижимая руку к своему правому глазу. Он был цел, и, отведя свою дрожащую руку, Коннор понял, что он видит прекрасно. «Коннор!» - кто-то снова обратился к нему, но он не обращал внимания. Он засучил рукав и увидел, что его рука была целой и невредимой. Молодой человек попытался встать, но чьи-то руки удерживали его на месте. Чей-то голос сказал ему успокоиться. Коннор повернулся на голос и понял, что его держал его отец, который сидел рядом и плакал.

– Папа, – слабо произнес Коннор. Отец прижимал его к себе еще крепче, у холма раздавались голоса других людей. – Папа, – снова произнес Коннор, – Где Курт? Отец посмотрел ему в глаза, и Коннор понял без слов, что Курта больше нет. Он или умер, или застрял в том месте между мирами. Коннор заплакал.

– Патрик, – кто-то окликнул продолжавшего плакать отца. – Они поймали сукиного сына, который убил Курта.

В смятение, Коннор поднял глаза. – Как вы смогли его поймать? – спросил он. Отец успокоил его и сказал что-то про шок. Чьи-то крепкие руки помогли ему поднять Коннора, и он, усталый, смятенный и напуганный, чувствовал, как его тащили вверх по холму, а потом из леса.

∗ ∗ ∗

Глядя из окна, Коннор вздохнул. «Я не могу поверить, что прошло уже десять лет», – сказал он, качая головой. «Неужели это мой последний визит». Сказав эти слова, он повернулся к женщине, сидевшей за столом.

Она улыбнулась. – Это последний запланированный визит, - сказала женщина. – С тех пор, как ты впервые пришел ко мне, ты проделал долгий путь. Я еще помню, как ты кричал о безликом человеке, который убил твоего друга.

Коннор почесал затылок. – Все это казалось таким настоящим, доктор Кеннеди, – сказал он. – Иногда я снова это вижу. Во снах.

– Этого следовало ожидать, - сказала доктор Кеннеди, положив руки на стол. – Возможно, ты всегда будешь связывать этого слендермана, как ты его называешь, со смертью друга. Твоему разуму было легче связать это жестокое убийство с монстром, чем с человеком. Лекарство поможет тебе справиться с плохими снами. Если я тебе понадоблюсь днем или ночью, звони. – Она открыла ящик стола и что-то оттуда достала. – Кстати, перед тем, как ты уйдешь, я хотела бы, чтобы ты кое-что для меня сделал.

Коннор встал и посмотрел через стол.

– Что такое? – спросил он.

Доктор Кеннеди с улыбкой посмотрела на него и сказала: – Твоя книга, «В свете огня». Автограф не дашь?

Коннор усмехнулся, взяв книгу и притянул её к себе. Доктор Кеннеди дала ему ручку. – Знаете, вы были правы, – сказал он, написав свое имя и благодарность на внутренней обложке книги. – Когда я писал про безликого, огонь и детей, мне было легче выкинуть все это из головы. Я и не думал, что у меня из этого получится целая книга.

– По-моему, это хорошо, – сказала доктор Кеннеди, когда он вернул ей книгу. – Ты взял из своей жизни нечто разрушительное и превратил его в творчество.

– Осталось сделать одно дело, - сказал Коннор, глядя в окно.

– Ты все еще хочешь встретиться с убийцей Курта? – спросила Доктор Кеннеди, подняв голову.

– Да, – Коннор кивнул головой. – Хочу узнать, зачем он это сделал.

– Значит, тебе нужно поставить точку, – доктор Кеннеди встала на ноги. – Я считаю, что это хорошо, как и твоя книга. – Она улыбнулась. – Критики её просто глотают. Продажи растут. Прямо как лесной пожар.

– Да уж, пожар, – сказал Коннор, подавив медленную дрожь. – Спасибо за все, доктор.

– Удачи тебе, Коннор, - сказала доктор Кеннеди и пожала ему руку.

Пятнадцать минут спустя Коннор уже направлялся в сторону тюрьмы Штата. Его синяя королла мчалась по шоссе. Весь день у него росла тревога, но это казалось ему нормальным. Что еще он должен был чувствовать перед встречей с убийцей друга? Коннор тряс головой и чесал шею. Из-за черно-белой вспышки на дороге пришлось перевести дыхания. Он посмотрел в заднее окно и увидел человека в пиджаке, осматривавшего машину, у которой из-под капота валил дым. Коннор вздохнул.

– Держи себя в руках, – пробормотал он. У тебя только что все встало на свои места. Он миновал сторожевую вышку, сдал ключи, телефон и все, что могло служить оружием. Наконец, Коннор оказался перед пластмассовой перегородкой. Рядом с ним стоял бежевый телефон, напротив сидел высокий мускулистый человек. Джаред Холлоуэй, убийца Курта. Бритая голова, тяжелый взгляд, кривые ногти. Джаред взял трубку, Коннор сделал то же самое.

– Ну что, – сказал Джаред с ухмылкой на лице. – Я так понимаю, ты пришел спросить, почему я это сделал. Коннор посмотрел ему в лицо, посмотрел на его ухмылку, на ненависть, которая читалась на его лице. Он посмотрел ему в глаза, и на секунду в них вспыхнуло пламя.

– Нет, – ответил Коннор к своему и Джареда удивлению. – Нет, – снова сказал он и положил трубку. Он оглянулся. Охранники были начеку, но их мало интересовало, о чем этот посетитель говорил с заключенным. Он снова взял трубку и повернулся к Джареду. – Я хочу знать, почему ты взял на себя вину. На долю секунды зрачки Джареда расширились, а потом снова сузились. – Да, ты я вижу, такой же чокнутый, как и тогда. – Он наклонился. – Все просто. У меня был нож, им я и зарезал твоего дружка. У меня с рук еще капала кровь, когда я увидел тебя, и ты бросился бежать, как ссыкло. Тебе повезло, и я тебя потерял. Вот и весь сказ.

Коннор тоже наклонился.

– Так ты сказал полиции, суду и прочим, - сказал он, снова посмотрев Джареду в глаза. – Но это ведь неправда.

У Джареда задергались глаза. Еще раз, всего на секунду, Коннор увидел в них отблески пламени. Джаред закрыл глаза и вздрогнул.

– Слушай, - сказал он хриплым голосом, готовый впасть в панику. – Если я сказал, что так все было, значит, так все было. Меня казнят, но есть вещи похуже смерти. – С этими словами заключенный повесил телефон. Охранники увели его обратно в камеру. В ту ночь Коннор сидел за столом своей кухни. Свет исходил лишь от небольшой лампы на подоконнике. Он молча перелистывал страницы своей книги. Доктор Кеннеди была права, она хорошо продавалась, издатель требовал продолжения. Коннору бы только радоваться, но он волновался еще сильнее, чем обычно. Положив книгу на стол, молодой человек снял чайник с плиты и наполнил его водой. Надо было расслабиться. Чашку чая и спать. Он повернулся к плите и включил её. Щелчок, и через секунду вспыхнуло пламя.

С криком, Коннор отскочил в сторону. Пламя выстрелило кверху, невозможно высоко, коснувшись деревянного буфета над плитой. Буфет загорелся, его окутали клубья дыма. Он горел, как будто его облили бензином. Коннор повернулся, пытаясь достать огнетушитель, но тут он застыл от ужаса. В углу возле входной двери было высокое, тонкое черное пятно, темнее, чем вся остальная квартира. Коннор неподвижно смотрел на него, чувствуя, как его жар от огня коснулся его спины. Пятно двинулось в его сторону.

– Нет, нет, – закричал Коннор, бросившись к двери в спальню. Он немедленно захлопнул её и запер, совершенно не думая, что он делал. За закрытой дверью раздавалось шипение огня, переходившее в рычание. Сквозь щель под дверью он видел оранжевое пламя. Оглянувшись по сторонам, Коннор понял, что у него остался только один путь. Он жил на четвертом этаже, придется прыгать.

– Почему? – шептал он. – Зачем ты пришел?

Вместо ответа дверь треснула, и комнату стал заполнять дым. Коннор едва понял, что сработала пожарная тревога, и его соседи бежали к выходу. Но главным для него было то, что пламя сумело преодолеть дверь, и его языки блистали сквозь клубья дыма.

Коннор резко открыл окно. – Их ты, может быть, и забрал, - сказал он, поворачиваясь к двери в последний раз. Коннор залез на подоконник, как только в огне показались пиджак и не то красный, не то черный галстук. – Но меня ты не возьмешь, - он прыгнул в окно, стараясь не смотреть вниз. Во время падения ветер свистел у него в ушах, но Коннору уже не было страшно. Головокружение завладело им. В его окне мелькнула чья-то голова, Коннор махнул ей рукой, и в ту же секунду его тело достигло асфальта. Боль пронзила все тело, а в глазах блеснули звезды.

– По крайней мере, мне удалось уйти, – думал Коннор под крики толпы и топот ног. А потом он перестал и думать.


Автор: Star Kindler

Оригинал


Текущий рейтинг: 51/100 (На основе 26 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать