Волковская водопроводная станция

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии Limbura. Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Многие часто спрашивали у меня, отчего я так избегаю района Обводного канала и особенно речки Волковки. Почему никогда не пью воду из под крана, даже после кипячения… И почему так страшусь полуразвалившихся корпусов заводов из красного кирпича, которыми так изобилуют те места. Прошло уже несколько лет с тех пор как случилось все это и я, не без влияния некоторых обстоятельств, нашел в себе силы рассказать всю правду как есть. Но обо всем по порядку. Возможно, вы сочтете меня сумасшедшим, подумаете, что я совсем тронулся рассудком... Вы будете отчасти правы - мое душевное здоровье действительно серьезно пошатнулось, но, к сожалению, это было не причиной, а следствием всего того, о чем я теперь твердо намерен поведать.

Все началось в тот злосчастный день, когда я поехал в автосервис, находящейся на набережной Волковки. Это не первый раз, когда я бывал в том районе, но на этот раз я был вынужден забраться в самые дебри этих промышленных трущоб. Несмотря на то, что день был очень солнечным, казалось, что свет едва доходит до этих грязных маленьких улиц. Окружающий пейзаж производил инфернальное впечатление - старинные надгробия волковского кладбища чередовались с полузаброшенными, разваливающимися корпусами каких то цехов и конструкций, построенных на месте древних могил, которые просто сравняли с землей в угоду развития промышленности. Сейчас же все эти здания из красного кирпича были уже давно покинуты. И лишь в редких местах, переоборудовав отдельные закутки, части чего-то некогда великого, размещались склады, автобазы, автосервисы и кладбища давно заброшенных гниющих грузовиков. В одном из таких мест и находился искомый мной сервис.

Панорама давила и еще больше усугубляла мое и без того меланхолично-мечтательное настроение. Отдав машину в ремонт, я получил в свое распоряжение минимум два часа свободного времени в ожидании окончания работ. Сидеть в комнате ожидания не хотелось, а окружающий пейзаж вкупе с моим настроением и любовью к мрачным заброшенным местам очень располагал к прогулкам. Как бы странно это ни звучало - меня действительно притягивают подобные вещи. Многие назвали бы подобное отвратительным, но я нахожу в этом свою неповторимую мистическую красоту. И я стал нарезать круги по окрестностям... К тому времени, как я подошел к мосту, уже постепенно начинало смеркаться. Падающий под углом тусклый розово-фиолетовый свет заката просвечивал насквозь ветки и кресты надгробий, создав уже откровенно пугающую атмосферу.

Решив немного отдохнуть, я остановился возле перил моста и стал смотреть вниз, на поток грязной, уже наполовину высохшей речки... в голове медленно, неторопливо текли меланхоличные мысли. Я как будто поставил на паузу свою быструю и судорожную жизнь и сейчас обдумывал все, что было, есть и должно быть в будущем... созерцал.

В мутной непрозрачной воде клубилась, растворяясь и перемешиваясь, какая-то серо-коричневая грязь, совсем не похожая на то, что обычно видно в воде нормальных рек. Мои мысли унеслись вдаль и вот я уже представлял, что это странная клубящаяся грязь есть не что иное, как частички разложившихся трупов с кладбища, сквозь которое протекала река.

Бывает, когда долго смотришь на что-то, вроде огня или облаков, их переплетения начинают складываться в какие-то рисунки, символы и изображения. Видимо, так произошло и сейчас, только объектом наблюдений в моем случае стала бурлящая в потоке реки грязь - в какой-то момент мне вдруг показалось, что она сложилась в форме человеческого лица… И это лицо плыло по течению, смотря на меня своими мутными белыми глазами без зрачков. Я подскочил как ошпаренный, но стоило мне только испугаться, как наваждение развеялось. Еще один взгляд и больше нет никакого лица – просто причудливым образом перемешивающиеся потоки каких-то мелких частиц в воде…Мне стало казаться, что этот водоворот буквально затягивает в себя мои мысли, обладая каким-то гипнотическим воздействием, каким, наверное, обладает для уставшего человека пламя свечи. Он как будто поглощал, засасывал меня.

Мне стало не по себе, и я решил, что уже достаточно наразмышлялся о всяком, успев разбудить свою весьма неуемную фантазию. Пора возвращаться обратно на землю. Посмотрев на часы телефона, я удостоверился, что мост отнял у меня изрядно времени. Целый час, в течение которого я смотрел на воду, прошли как одна минута. Ремонт машины как раз должен был подходить к концу, и я зашагал по направлению к автомастерской. По пути я еще много думал о лице, которое увидел там в воде. Оно очень напоминало лицо наполовину разложившегося трупа и я даже какое-то время рассуждал о том, что река, проходящее сквозь кладбище, могла размыть одну из прибрежных могил… Но вскоре окончательно утвердил себя в мысли, что это было лишь секундное наваждение, вызванное моим распалившемся воображением.

Наверное, отчасти так и было, но сейчас мне кажется, что грань между реальным и воображаемым, между действительностью и сном не так крепка, как многие думают. Возможно, что именно мое настроение и чувствительность открыла предо мной то, что никак не может открыться перед человеком, проходящим по этому мосту по пути на работу. Человеком, слишком загнавшимся темпами своей сумасшедшей жизни для того, чтобы иметь возможность замечать то, что находится вокруг него.

Наверное, вся эта история могла бы и закончится этим эпизодом, но должно быть что-то в нем зацепило меня тогда, какая-то мелкая крупица, что проникла в мой разум и никак не отпускала… Капля яда, отравляющая меня изнутри и изменившая теперь прежнего меня до неузнаваемости. У меня появились сны. Почти всю следующую неделю мне снилась мутная вода Волковки и этот мост... изредка я слышал какой-то ритмичный шепот. Каждую ночь, всматриваясь в воду, я ожидал что-то в ней увидеть... что-то страшное. И в тот самый миг, когда оно должно было вот-вот появится, я просыпался в холодном поту.

Эти сны не давали мне покоя. Меня как магнитом тянуло обратно к этому мосту. Не выдержав, в следующий четверг я выделил время в своем плотном графике для этой поездки... К тому моменту мне удалось убедить себя в смехотворности происходящего, и на место я приехал пусть и уже под вечер, но с изрядной долей иронии. Я рассчитывал быстро глянуть вниз и, убедившись в отсутствии чего-либо сверхъестественного, а также успокоив, наконец, свое любопытство, убраться восвояси.

Вода была по-прежнему мутной и непрозрачной. В потоке, появляющимся из-под моста, все также клубилась перемешивающаяся грязь. Я посмотрел еще немного и уже отвел взгляд, собираясь уходить, как вдруг мне что-то послышалось. Какие-то шорохи со стороны заброшенного промышленного района возле моста. Я замер и стал прислушиваться. Поскольку машин вокруг не было, было очень тихо. И чем больше я вслушивался в эту тягучую тишину, тем все явственнее становились звуки. Наконец, я смог понять, что это было – человеческий шепот. Он постепенно становился все отчетливее, и я осознал, что уже давно слышу его. Он был еще когда я выходил из машины, но внимание на него я обратил только сейчас. Шепот исходил откуда то спереди и снизу, как будто из реки, но по мере все большего увеличения его громкости, направление на его источник становилось мне все менее понятным - он как бы шел со всех сторон пока, наконец, в какой-то момент мне не показалось, что он звучит прямо у меня в голове.

Постепенно я разбирал все больше подробностей - одни и те же слова постоянно повторялись несколькими людьми, хотя я все еще не мог разобрать даже языка, на котором они говорили. Они произносились ритмично, постоянно повторяясь по кругу, словно это была какая-то мантра или заклинание. К шепоту начинали подмешиваться звуки глухих ударов, как будто шепчущие стали ударять чем-то о деревянный пол в такт каждому слову...

Сатх.

Маран.

Карак.

Зандрил.

Сатх.

Маран.

Карак.

Зиндрил.

Сатх...

С содроганием вспоминаю эти слова.

Громкость шепота все нарастала и неизвестные стали делать все более сильный акцент на каждом слове, выделяя и произнося их с все большим напором и уверенностью. Вот-вот это жуткое действо должно было достигнуть какого-то апогея, к которому с нарастающей скоростью стремилось. Не в силах что-то предпринять, я стоял завороженный и слушал... сейчас мне страшно представить, что могло бы случиться, если бы сзади вдруг не показался свет фар и не раздался шуршащий звук шипованной резины, катящейся по асфальту. Приезжающий мимо грузовик вывел меня из оцепенения и иллюзия развеялась. Опомнившись, я посмотрел на время. Прошел целый час. Как? Стемнело. В состоянии крайнего смятения я сел в машину и немедля уехал.

Быть может, виной тому стало мое нервное волнение, недосып и меланхоличное настроение? В это верилось все меньше.

Немного напуганный и выведенный из равновесия, я вернулся домой. Сны больше не повторялись, но я уже не мог оставить этого просто так. Первое, что я сделал - начал искать историю и городские легенды об этих местах. Чего оказалось предостаточно...

Забегая вперед, скажу, что все началось задолго до появления здесь современного города и даже задолго до крупных деревень... когда то в этом месте было древнее языческое капище, на котором живущие здесь карелы практиковали весьма неприятные культы. Некогда воздух здесь был заряжен именами, которые я не только не осмелюсь произносить вслух, но и даже называть на этих страницах.

Но тогда я еще не знал так много. На просторах сети я нашел информацию о частых самоубийствах в этом районе, а также о якобы найденном древнем захоронении, которое обнаружили при строительстве. Но больше всего тогда меня заинтересовала история кладбища. Я прочитал множество страшилок о том, что ночью в этом районе можно встретить призраков людей, чьи могилы сравняли с землей, чтобы на их месте построить дороги, заводы и склады. Их потревоженные души не могли упокоиться, так как им некуда было вернуться. И потому они из ночи в ночь продолжали ходить и искать места своего последнего упокоения.

Интересующий меня мост, как выяснилось, называется Грааповский. Непосредственно рядом с ним раньше располагался какой-то деревообрабатывающий завод. Оснащенный рельсами заброшенный мост через Волковку, по которому раньше перевозили лесопильные материалы, виден с полюбившегося мне места возле перил.

Завод частично заброшен, а частично снесен. Существенную часть его территории заняла построенная недавно центральная подстанция на 330 киловольт, от которой на юг города, к южной ТЭЦ, идут подземные тоннели с высоковольтными кабелями. Также поблизости расположено некое военное научно-производственное объединение "специальных материалов" и кожно-венерологический диспансер, размещенный в старинном здании бывшей богадельни и окруженный с трех сторон кладбищем.

Еще больше информации дала викимапия. Она вывела меня на несколько объектов водоканала, расположенных поблизости, а также на обширную территорию волковской водопроводной станции. Мое любопытство весьма неуемно и в скором времени мне удалось найти человека из водоканала, который рассказал мне еще кое что…

Он намекал, что руководство водоканала знает о чем-то, связанным с этим местом и возможно причастно к некоторым событиям. Убедившись, что мне можно доверять, он поведал, что однажды бывал в пришедшем в частичную негодность бомбоубежище, расположенном на юге территории водопроводной станции. Он был не один и не мог все тщательно осмотреть, но им был замечен вход в некий тоннель, не указанный на схеме бомбоубежища, которую он позже отыскал среди документов.

Почему же какой-то тоннель так привлек простого работягу, не обремененного никакой любовью к подземным сооружениям? Он рассказал, что ход выглядел очень старым, даже старинным – внутри него не было бетонных стен, а свод держался то на подгнивших деревянных распорках, то на арках из раскрошившегося красного кирпича. Его явно построили очень давно. Фонарь не мог высветить конца тоннеля, но он производил впечатление входа в какое-то грандиозное, циклопическое сооружение. Было видно, как от него отходило минимум четыре отвода по бокам.

Мы вместе стали искать информацию о возможном наличии в этом месте древней сети тоннелей, и наш поиск увенчался успехом. При сооружении методом горизонтальной прокладки кабельных тоннелей между подстанцией и ТЭЦ, строители наткнулись на некие старые коммуникации (так говорится в отчете), расположенные под кладбищем и не обозначенные на их картах. Что удивительно - после этого любая информация и отчеты пропадают изо всех источников. Мы смогли найти лишь то, что работы засекретили, а рабочих перевели на другие места. Тем не менее, двое несчастных, которые первыми открыли старые тоннели, были вынужденно направлены на лечение в ПНД. Что же такого они могли там увидеть?

Мы продолжили наши исследования и вскоре Андрей, так он назвался, отправил мне сканы документов, которые ему удалось ненадолго выкрасть в административном корпусе насосной станции. В документах фигурировало некое здание, находящееся на территории станции и называемое ”Объект 58”. Документы намекали, что существуют и «объект 17», и 43 и еще множество других номеров. В разных городах и странах. Ему удалось подступиться к зданию довольно близко и, судя по доносящимся оттуда звукам, он сделал вывод, что оно используется как некий храм. В здании, по его заверениям, периодически происходят какие-то религиозные обряды.

Следующие несколько дней я изучал документы, но так ничего и не понял. В них одинаково часто встречались как чертежи каких-то насосов и коммуникаций, так и рисунки невиданных мною ранее оккультных символов. Текст описывал какое-то оборудование, которое, судя по всему, было призвано вытягивать некую магическую энергию из воды Волковки, Обводного канала и городских сточных вод. Вода, в свою очередь, должна была получать эту энергию от кладбища, а также от людей всего города. Предполагалось, что практически вся водопроводная вода, циркулирующая по центральным районам Петербурга, рано или поздно проходит через очистные сооружения волковской станции. И здесь с этой водой что-то делали. Что-то такое, что она отбирала энергию у людей, в чьих квартирах текла и кто ей пользовался. В документах говорилось, что вся эта энергия должна пойти на призыв каких-то существ. И таким образом авторам документов удастся сотворить то, что, по их словам, не получилось у их предков. Все это напоминало мне сущий бред и я даже стал думать, что Андрей подделал документы чтобы меня разыграть. Однако он убеждал меня в обратном… И тогда я решился. Я хорошо помню, как мы встретились той ночью и он провел меня на территорию станции через дыру в заборе.

Скажу вам только одно – держитесь как можно дальше от этого места. Изнутри она выглядит как насосная станция только до тех пор, пока не зайдешь в ряд помещений, являющихся частью системы, чертежи которой смог найти Андрей. В первом же из них я увидел ту самую воду из Волковки, со странно клубящейся в ней грязью… Грязь то и дело складывалась в изображения лиц умерших людей. На лицах читалась мольба и ужас, но я не знал, как им помочь – этим душам суждено было стать топливом для каких-то воистину нечеловеческих целей.

Мы еще долго бродили по помещениям, пытаясь понять, как все это работает, пока не нашли вход в подвал. Оттуда мы попали в тоннели. Судя по масштабам и протяженности этих сооружений, они имеют точки входа во многих районах города. Но страшнее всего – их центр. Место, куда все они в конечном итоге приводят, будь то более длинный или же более короткий путь.

Нам не повезло добраться туда в самый разгар церемонии. Огромный подземный зал был неплохо освещен, хотя в его углах все еще был полумрак. Дальнюю сторону зала занимало огромное подземное озеро, вода в котором было абсолютно черной и какой-то тяжелой на вид, густой. Может быть, это и вовсе не было водой, я уже ни в чем не могу быть уверен теперь.

Перед озером на полу сидела группа исхудавших и совершенно голых людей, их руки были связаны. Сложно сказать, сколько их было, но, наверное, человек десять. Позади них ровной шеренгой стояла процессия одетых в одинаковые черные рясы с капюшонами людей. Их было больше, может быть, около пятнадцати. В левой руке каждый из них держал факел. Их лиц не было видно, так как они стояли спиной к нам. Мы спрятались за колонной и стали наблюдать. Вскоре один из них вышел вперед и начал громко декламировать…

Слова эти навсегда врезались в мою память:

Именем могучей Шаб-Ниггурат мы взываем к вам, духи Земли! Примите наши скромные подношения!

Остальные хором пропели:

Сенквер! Митинола! Авантис!

Вышедший вперед же продолжал:

Именем Того, Кто носит Желтую Маску, мы взываем к вам, духи Земли! Примите же наши скромные подношения!

Хор и тот человек продолжали чередоваться в таком же порядке:

Сенквер! Митинола! Айй’рр-Валар!

Именем Того, Кто есть Ключ и есть Врата, мы взываем к вам, духи Земли! Примите наши скромные подношения!

Тант! Кайир-машра! Сикт! - пока остальные пели эти строки, ведущий церемонию обернулся и протянул руку к одному из хора, коим оказалась молодая девушка. Она подошла и взяла ведущего за руку.

Да разойдутся воды, да обретет же Сила истинную форму!

Калар! Мардук! Йог-Сотот!

С содроганием и не в силах пошевелиться, чтобы не быть обнаруженными, мы смотрели, как черная пучина воды вдруг забурлила. Ведущий церемонию подвел девушку к самой кромки воды этого богомерзкого озера. Она раскинула руки в стороны и ряса упала с ее плеч, обнажив абсолютно голое тело. Мелкие серые частицы, подобные песку, вырвались из отвратительной бездны и взмыли вверх, сложившись под потолком в ужасающую пародию на любое из земных существ… В следующий миг оно накинулось на девушку и поглотило ее в себе.

На место предыдущего оратора вдруг откуда-то извне нашего поля зрения вышел новый. Он был одет в богатый балахон, украшенный золотистым и серебряным орнаментом и вышивкой. Весь подол его одеяния был покрыт какими-то знаками… Он протянул руки к существу и произнес:

Я внемлю Древним, я называю Истинные Имена! Придите же, духи Земли, и примите в дар волю этих смертных!

И тогда началось самое страшное. Хотя мы и наблюдали исподтишка и нас никто не видел, вместе с несчастными людьми, связанными и оставленными возле берега подземного озера, мы почувствовали, что утратили всякую способность контролировать свои тела. Вдруг наши губы стали сами собой шевелится и я услышал свой собственный голос, которому вторили голоса всех собравшихся - как пленников, так и виновников торжества:

Симаил, лактор, Йог-Сотот карекс! Симаил, лактор – митинола! Я дарю тебе власть над собой, мой Повелитель. Отныне же и навсегда. Именем Владеющего Тысячей Флейт, именем матери твоей Гидры! Йа! Айй’рр-Валар!

Что происходило потом я помню очень смутно… Связанных людей развязали и они, как и Андрей, медленно, словно во сне, пошли в сторону бурлящих вод подземного озера. Я же, сумев как-то освободиться из цепких лап охватившего меня безумия, побежал прочь. Помню, что я падал, потом вставал и снова бежал, бежал, бежал… Поворот вправо, еще один влево, затем снова вправо… Казалось, это продолжалось бесконечно, но через какое-то время впереди я все же увидел спасительный свет.

С тех пор, как бы я ни старался забыть этот жуткий текст, что был произнесен тогда моими губами против моей воли, он снова и снова приходит ко мне каждую ночь. И даже хуже… Иногда я сам не замечаю того, как шепчу эти слова под нос, лишь с испугом спохватываясь к середине. Бывало и так, что я вдруг просыпался наполовину сидящим у себя на кровати. Просыпался от того, что декламировал их вслух.

Что-то случилось со мной и я боюсь, что больше не в силах что-либо поделать. Мне сняться очень странные сны. Иногда в них я участвую в каких-то обрядах и церемониях. А порой осознаю себя в каком-то другом мире. Я смотрю наверх и не узнаю звезд.

Тем не менее, несмотря на огромное душевное давление, мне удавалось прожить эти несколько лет, не подавая виду и поддерживая имеющиеся у меня связи.

Но около месяца назад мое положение усугубилось… Меня уволили с работы из-за постоянных прогулов. Я всегда был дисциплинированным человеком, но ничего не мог поделать с тем, что когда при пробуждении смотрю на календарь, оказывается, что я проспал несколько дней. Будильники всегда кто-то отключает. И боюсь, что это делаю я сам. Хуже всего, что в своем мусорном ведре я теперь постоянно нахожу пугающие письма, написанные моей рукой. Но, клянусь, я не бросал их туда! И уж тем более не писал такого!

Я думал, что справлюсь. Пил много кофе и энергетиков чтобы не спать, достал через знакомого амфетамин, нейролептики… Но после того, что случилось вчера, я понял, что бороться бесполезно. И что я должен написать обо всем, пока еще способен на это.

Вчера я лег спать дома, в своей кровати, но проснулся одетым в рясу, расписанную кошмарными орнаментами, посреди этих жутких тоннелей… Я бежал так быстро, как только мог и даже не понимал, бегу ли я из тоннелей или же от самого себя…

Мне снова повезло выбраться, но что будет в следующий раз?


Текущий рейтинг: 57/100 (На основе 70 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать