Болотные истории

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Болото у закрытого городка[править]

Горы поражают своей монументальностью, леса своей красотой и волшебством, степи и прерии дают мысли нестись, лететь. Но болота, - болота это что-то похожее на нас. Они не статичны, они всегда разные, как и мы с вами. В них и красота, и ужас, и свет и тьма. И каждое хранит свою тайну. В детстве бабка рассказывала бате страшных историй про болота, а недавно, он, напившись, впервые заговорил об этом со мной.

Дело было еще в СССР в послевоенные годы. Там, где была деревня в которой жили мои бабушка и дед, и их сын, то есть мой батя, была в глухих ебенях, окруженных болотами и лесами. Такой небольшой советский городок закрытого типа. Что там было - мой отец не знает. Дед погибший фронтовик, военный врач. В этот городок он попал по направлению практики как один из самых талантливых студентов, но вскоре случилась война, и его призвали. После войны остался маленький сын, мой батя, и его мать, растившая его в закрытом военном городке, сама работала толи писарем, толи секретарем, в общем, бумажная какая-то хрень.

Городок был закрытым, потому что там располагался закрытый военный госпиталь, или НИИ, короче какое-то учреждение медицинского толка. Причем, находилось оно километрах эдак в 10 от основного поселка, занимало немалую площадь, и вообще, выглядело сюрреалистично. Ну представьте, болото, и такая больница из нескольких корпусов, окруженная забором, военные автомобили, туман.

Будучи мелким, батя ходил туда. К детям из городка относились в принципе лояльно те военные, которые охраняли объект, тем более, дед был на хорошем счету. Поэтому батя мог сновать туда и обратно в окресностях, собирать ягоды, охрана знала об этом, да и просто бродить, но к самой территории никого не подпускали.

Однажды он припозднился, и, как это часто случается, заплутал.

Ориентиров не было, туман, даже здание НИИ не было видно с болота.

Так отец просидел целую ночь. Ранним утром, как он рассказывал, проснулся от шорохов. Кто-то двигался к нему из кустов. Ужас сковал его и он не смог даже пошевелиться, когда узнал в этом существе своего отца: он не был похож на человека, скорее на какую-то биологическую массу. Его глаза были желтыми, кожа бледно-синяя, вместо ресниц - кровавые полосы, из которых росли то ли усики, то ли какие-то зеленовато гнойные волоски, то же из ушей и из носа, тело было раздутым, казалось, он вообще не должен стоять на ногах. По словам отца, он был одет в какую-то рубаху с номером. Позже он заметил вообще невообразимое - в его теле были металлические (!!!) винты, железки, обросшие вокруг кровью и этими усиками. Это существо что-то попыталось сказать, но это было похоже на дребезжаще-булькающий хрип, в котором мой мелкий батя расслышал "сынок"! Конечно, все это действо длилось секунду, я это немного попытался представить и описать вам, я блин не очень умею передавать впечатление, но рассказ бати по-пьяни заставил меня просто охренеть, так что даже не представляю что он испытал встретив на болоте своего отца.

Потом его нашли, он им рассказал, но ему, естественно, не поверили, позже территорию закрыли, а он с мамой переехали в город, кстати, не по своей воле.

Ну вот такая стори. После нее я долго думал об этом. Может советские фильмы типа ККК не просто артхаус или бред? Все эти ужасы с людьми у нацистов? Блин, а может мой дед вернулся с фронта раненым и попал в свой же НИИ, но уже не как сотрудник? Мой отец умер, бабки тоже давно нет, мне даже и спросить-то не у кого. Попробую поискать в вещах отца какую-нибудь информацию. Каждую ночь я засыпаю, и чувствую, как меня тянет найти это место, пофотографировать, узнать его историю. Болото зовет меня и манит своими тайнами, но я все никак не могу решиться. Может быть после этого рассказа мне стыдно будет отступать.

Странное и непонятное на болотах[править]

Как-то я рассказывал про нашего знакомого, которого мы видим совсем не часто. А виной всему его экзотическая работа - он изучает газы на болотах. Их состав, структуру, условия образования. Работка та еще. Находиться в одиночку на болотах психологически и так непросто, а при этом еще производить научные изыскания... Попробуйте примерить на себя. Но наш знакомый человек удивительно спокойный и сосредоточенный.

Естественно, когда он попал в поле моего зрения, я его замучил вопросами про ужасы на болотах. Болотные монстры... бла, бла. На что он мне спокойно ответил - Никогда ни с чем подобным не сталкивался.

Звуки болотных газов, голоса птиц, ничего необычного. Тема быстро сошла на нет. Но совсем недавно в общей компании, уютно уместившись на террасе, мы болтали "за жизнь".

Работу на болотах он закончил, материал был набран и пришло время скучной лабораторной работы дома. И тут он задумчиво так выдаёт -

Помнишь мы с тобой говорили о болотах? Странное и непонятное...

Я кивнул, не перебивая.

Он продолжил - Я тогда сказал, что я ни с чем аномальным не сталкивался.. Я покривил душой. Сталкивался. Не раз, не два. Было всякое.

Я с усмешкой заметил: -

Типа, сейчас начнешь на гора выдавать истории про монстров? Но, знакомый без тени улыбки рассказал, что в его ситуации, когда он работал на конкретного работодателя, было бы опрометчиво распространяться про всякие болотные ужасы.

Люди там опытные, прекрасно понимают, в каких условиях проходит работа и тщательно следят за психологическим состоянием своих работников. Достаточно просто слухов о странности поведения - и ты больше никуда не поедешь и потеряешь неплохие деньги. Ну и самому спокойнее, если просто закрывать глаза на непонятное и работать, работать. Но это лирика.

С чем же сталкивался наш учёный. Непонятные и странные звуки. О да, сколько угодно. Болотные газы выходят наружу, и этот процесс сопровождается очень странными, для человеческого уха, звуками. Треск гниющих деревьев. С наступлением ночи это приобретает совсем мрачный оттенок.

По настоящему странные звуки были несколько раз.

Один раз посреди ночи раздался женский со всхлипываниями плач, который плавно перешел в вой, дошел до высшей ноты и внезапно оборвался. В другом случае это был детский смех, который внезапно менял тон, и смех становился походим на мужской. Довольно пугающе. Хотя природа этого, возможно, в особенностях восприятия нашим сознанием тех же звуков выхода газов на поверхность. Хотелось бы верить. Однажды знакомый меняя место дислокации, для установки приборов, увидел на небольшом острове, посреди топи, дом.

Старый, рассохшийся, но дом. С пугалом! И это абсолютно невероятно и не имело смысла. Охотничьи домики в таких местах не строят. Ну а пугало в болоте. От кого?

Блуждающие огоньки - тоже да. Но они объясняются опять же выходящими на поверхность газами и фосфором от гниющих тел животных. В общем эти места явно не те, где вы хотели бы заиметь дачу.

По словам знакомого болота вполне безопасны (Ага, как же?) Главное знать, что можно делать, а чего нет. И одним из правил для него было - столкнувшись с непонятным, никогда не пытаться выяснить его природу. Просто ведёшь себя так, словно ничего не замечаешь. Пару раз наш ученый слышал как к его лагерю на клочке плотной земли приближается нечто огромное, издающее хлюпающие, чавкающие звуки шагов. Было страшно, и лишь усилием воли он заставлял себя не выскочить из палатки и бежать сломя голову. Звук затихал перед самой палаткой.

Удивляюсь мужеству этого человека. Я бы уже выстроил забор вокруг палатки из колов, как в игре "The forest".

Неприятный момент был у него перед самым отъездом домой. В течение двух часов он буквально ловил спиной взгляд, боковым зрением засекал перемещение какой то массы. И вдобавок ко всему у него буквально вырвало из рук слегу, на которую он, опираясь, переходил самые топкие участки.

Болота - неприятное место. Только вы. И топь.

Наедине с природой.

Огоньки на речушке[править]

В детстве я на летних каникулах уезжал в деревню со своим другом. Мы там жили месяц с июня по июль. Мои родители и его родители жили там раньше, но переехали в город. И так вот получилось, что нас туда отправляли вдвоём к бабушкам.

Сама деревня окружена диким лесом, а где-то​ в его чаще протекала речушка, куда днем мы ходили купаться.

Один раз, на Иван Купало, мы захотели искупаться в ней ночью.

Мы договорились выйти из домов, когда бабушки заснут, в два часа ночи, и встретиться на тропинке, ведущей в глубь леса.

Я взял с собой фонарик, веревку хуй знает, зачем и полотенце. Встретившись, мы пошли. По дороге к речке мы пугались каждого шороха.

Любой шелест листвы, уханье совы, приводили нас в ужас.

Идти было очень трудно. Не смотря на то, что у нас был фонарь, мы все равно часто сбивались с пути и врезались в кусты.

В конце концов, мы дошли до речки. Анон, я никогда не забуду этот вид.

Над речкой висел туман, который переливался в лучах луны. Все небо было в звёздах. Все наши страхи пропали и мы пошли купаться.

Я, если честно, прыгнул в воду, не снимая с себя одежды. Вода была ледяная.

Мы с другом плавали, пока не почувствовали дрожь. Вышли на берег, я сел на песок, а друг начал переодеваться. Окинув взглядом окрестности, я заметил на другом берегу реки огоньки ярко-синего цвета. Нет, люди там быть не могли, ибо их силуэты мы бы увидели.

Эти огоньки начали приближаться, и дойдя до воды, они остановились. Я толкнул друга, чтобы он посмотрел на это. Увидев, он замер с испугу. Он сказал, что нам пора бежать, это мы и сделали. Бросив все вещи, кроме фонаря, мы побежали. Друг даже не стал одевать футболку и обувать ботинки. Нам казалось, что эти огоньки следуют за нами, поэтому мы не оборачивались со страху.

На пол пути я выронил фонарик, врезавшись в куст. Когда он упал на землю, погас. Я искал его, и меня не покидало чувство, что на сзади ко мне подлетит этот огонек. К счастью, фонарик я нашел и мы побежали дальше.

Дошли до деревни мы уже к утру и в этот лес мы долго не заходили.

Алсо, следующим летом мы повторно ходили к речке днем

На месте, где были эти огни, машина поместиться не могла.

Я вообще не ебу, что это. В деревне рыбаки тоже замечали это и не раз.

Выезд на природу[править]

Я люблю выбираться на природу. Подальше от всей этой городской суеты, грязного воздуха и людского непонимания. Мне повезло, ведь у меня есть домик в одной деревушке, которая расположена прямо посреди леса. Как же я любил выбираться туда на выходных... Почему любил? Сейчас я вам расскажу.

После тяжелой рабочей недели я, как обычно, решил выбраться за город. Набрал продуктов, закинул их в багажник и двинулся в путь. Приехал под вечер, в дороге утомился и тут же лег спать. Уснул быстро и крепко.

Меня разбудил шум сигнализации машины. Ну, думаю, может зверек какой пробежал. Выглянул в окно, убедился, что воришек нет, и вырубил этот ужасный шум. Снова прилег и только начал засыпать, как сигнализация снова заработала. Уже не вставая, я нажал на кнопку, и все затихло. Но через пять минут сигналка снова заорала. Ну ладно, один раз... ну ладно, два... но больше... начинаешь думать о плохом. Немного струхнув, я все же встал, снова отключил, но не лег, а начал наблюдать сквозь занавеску, кто же решил так поиграться посреди ночи. Я наблюдал. И тут вижу — за светом фонаря в кустах начала появляться чья-то тень. И тень приближалась к машине, проявляя свои очертания. Нечто тощее, в черной одежде, ростом под два метра, с длинными тонкими руками не спеша подошло к машине, стукнуло по колесу и отошло обратно в кусты. В этот момент я понял, что время начинать бояться. Трясясь от страха, я отключил сигнализацию и продолжил наблюдение. Нечто вышло из кустов, подошло к воротам, перекинуло руку через них и убрало перегородку, держащую ворота закрытыми.

Меня сковал страх. Кто это, что ему от меня нужно, почему оно не уходит? Я не мог пошевелиться, мурашки от моей головы пробегали до пят и обратно, отдаваясь в теле крупной дрожью. Во рту пересохло, мысли панически стали рисовать страшные картины. Стиснув зубы и сжав руки в кулаки, я пришел в себя и со всей возможной быстротой побежал по лестнице на первый этаж. И только рука потянулась нажать на выключатель, чтобы найти что-то, чем можно было худо-бедно защититься от гостя, я замер. Замер, потому что оно глядело в окно. Прижав руки к стеклу, оно высматривало, есть кто дома или нет. Тут я понял: все эти проделки с машиной были для того, чтобы выманить жертву наружу. Зачем? Я не хотел и не хочу знать этого. Но факт есть факт. Оно здесь, и оно ищет меня. От его дыхания окно начало запотевать. И я был рад этому, потому что я не мог оторвать взгляд от его лица. Кожа цвета золы, покрытая морщинами. Глубокие, маленькие черные глаза, похожие на бусинки. Вместо носа были две дырки. Дыхание было настолько тяжёлым и хриплым, что у меня самого сводило легкие... Губ не было, были только два ряда острых желтых зубов.

Меня не было видно, ведь я был в глубине дома. Но и просто так уходить оно не собиралось. Постояв у окна, оно подошло к двери. Стук. За ним ещё один. В щели под дверью я увидел, как оно пытается просунуть пальцы под дверь. Ручка бешено начала дергаться вверх-вниз. И звуки... это не было похоже на человеческий голос. Это было звериным рычанием. Знаете, когда у собаки начинаете отбирать кость и она рычит от злости. Нечто похожее на эти звуки, только злее и утробнее, издавало это существо. Я знал, что если оно меня услышит, то не оставит в покое и найдет-таки способ попасть в дом. Поэтому я просто лег на лестнице и ждал, когда же это закончится. Слезы непроизвольно текли по моему лицу, как бы я ни сдерживал их. В висках начало постукивать, да так, что казалось, душа сотрясается. Я отключился.

Проснувшись, я сразу глянул на дверь. Дверь была на месте. Так счастлив я не был никогда. Встав со ступенек, я выглянул в окно. За окном уже был день, и солнце на небе стояло довольно высоко. Недолго думая, я поднялся наверх, взял ключи и, не собирая вещей, пошел к машине. Выйдя за порог, я увидел на земле его следы — доказательство того, что я не псих. Об этом также говорили отломанная ручка, царапины на двери и доски от ворот, которые валялись посреди дороги. Запрыгнув в машину, я уехал прочь из этой деревни.

По дороге, включив радио, я услышал, что в районе этой деревни утром нашли тела двух девушек. Трупы были изувечены и сброшены в болото. Все-таки оно нашло то, что искало.

Боязнь дна[править]

Анон, задумывался ли ты когда-нибудь над тем, что живет или просто находится на дне морей/рек/озер и т.д.? Бывало ли у тебя чувство непреодолимого страха, когда ты заплывал довольно далеко, не заметив этого, а обернувшись понял, что все люди плавают на берегу, вдали от тебя, а ты тут совершенно один, что нечто может внезапно схватить тебя за ногу, а ты даже не успеешь закричать? С недавних пор у меня есть эта боязнь. Я не знаю, что может находиться на глубине реки, и это незнание меня очень пугает. Есть ли у вас какие-либо крипотные/необъяснимые истории, связанные с водоемами, и вообще темой того, что в них обитает?

Особенно когда заходишь в самую топку и что-то тонкое и волосообразное касается твоей стопы.

Или например ты наступаешь на что-то змееподобное и склизкое. Или когда нога входит в самую топку, и ты перестаёшь её чувствовать полностью. Или то же самое, но в этот момент ногу пронзает дикая боль.

Или когда ты, побывав в топке голой ногой, на следующий день обнаруживаешь расползающуюся по всей поверхности той части ноги, что побывала в топке, здоровенную трофическую язву.

Или вовсе, ступив ногой в топку и потеряв её чувствительность, выйдя из болота, обнаруживаешь, что ноги-то уже нету. Совсем. На её месте ровненькая такая заросшая культя.

Или побывав голой ногой в топке, всю оставшуюся жизнь мучаешься от костистых наростов на стопах.

Или во время погружения ноги в топку, в неё проникнет что-то (личинка филярии, например), а потом стопа раздуется, увеличившись в 4 раза.

Про болотную воду в качестве питья вообще молчу. Сегодня ты пьёшь болотную воду, завтра становишься жёлтым как японского брака сын, а послезавтра умираешь.

То же самое касается всей болотной растительности - та же схема: употребление - гепатоз с желтухой.

Особенно касается растительности, возле которых водятся прудовики (улитки такие с конусообразной вытянутой раковиной).

И да, если вы погибнете в болоте, оно сохранит ваше тело почти в неизменном виде. Особенно если болото торфяное или мховое. Хотя умирать будет в разы неприятнее по сравнению с обычным утоплением. Это всё из-за неравномерного заполнения воздухоносных путей.

Если в болоте кто-то сдох и оно не торфяное/мховое, то поранившись при хождении можно запросто подцепить клостридиоз: от столбняка до гангрены.

Также когда над болотом стелется такой видимый туман, на его территории вообще лучше не появляться: несколько вдохов остановят дыхание полностью (аж на уровне дыхательного центра). И да, лучше не попадаться болотному гнусу: аллергия от их укусов в разы сильнее. Про вероятность малярии (хотя бы той же трёхдневки - с вас хватит, чтобы истощить вас чуть более чем полностью, и её), не говоря уже о всяких филяриозах-вухериозах, от которых ноги из-за лимфостаза раздуются, увеличившись в несколько раз, и станут негодными.

Кто-то в тумане[править]

Выборгский район. Осень 2008-го. Ушел в лес так, что уже и трассу не слышно — рябчиков гонял. Пару взял уже к тому времени. Вышел на болотину, а время было к закату — надо ночлег готовить. Решил поискать полянку или распадок под бивак. Метрах в трехстах от болотины нашел искомое. С трех сторон лес непролазный, с четвертой, в сторону болота — редколесье: видно, как вода в оконцах поблескивает. Разложился, устроился, костерок, похлебка кипит... Поел, сигару посмаковал (есть у меня такая привычка, сигарку ароматную выкурить на привале), чайку с бальзамчиком карельским употребил для сугреву. Комарье жужжит, лес шумит, ясно, на небе ни тучки… Лепота! Время подошло к полуночи, я улегся.

Не помню, что меня разбудило, не сообразил спросонья, но подскочил, как ужаленный. Циферблат часов светится (они у меня с подсветкой, но когда кнопки заблокированы, нажимай на них, не нажимай — подсветка не включится). На дисплее какие-то закорючки вместо цифр. Время, по моим прикидкам, было в районе трёх часов ночи. Костер почти погас, темень кругом, хоть глаз выколи. Краем сознания отмечаю, что неправильно это, не должно быть так темно, небо-то ясное — какой-никакой, а свет должен быть. Кинул взгляд в сторону болота — туман. Не на полянке, где я устроился, а со стороны болота накатывается. Именно накатывается, клубами. И тишина полная кругом, вообще ни звука. Впечатление такое, как будто висит что-то такое в воздухе давящее, непонятное, гнетущее. И тут я ощущаю всей шкурой, что я не один тут — как будто взгляд в спину, тяжелый, недобрый...

Болота уже вообще не видно из-за тумана — стена его метрах в двадцати от меня колышется, временами завихрения по ней пробегают, как будто ходит там кто-то… Вспомнив про ружьё, хватаю его, на автомате дергаю затвор, вылетает патрон. Вроде вес оружия должен уверенности мужику прибавлять, а тут ничего. Озноб какой-то нездоровый, мурашки по спине. И страх! Необъяснимый, дикий, прямо-таки я бы даже сказал, животный. С холодным потом и онемением рук и ног. В жизни такого не испытывал…

И тут со стороны болота, где-то в тумане — кашель! Не, не кашель. Нечто похожее на него, но это явно не человек. И звук шагов, как будто идет кто-то по болоту, вода под ногами хлюпает. Не бывает у людей голосов такого тембра, я бы сказал, и не ходит так человек по болоту — мне ли, родившемуся и выросшему среди карельской тайги, в городе Кеми, этого не знать…

У меня в первый раз в жизни волосы на голове зашевелились. Это не метафора и не фигура речи — волосы могут вставать дыбом, со всей уверенностью могу вас заверить. «Стой!» — кричу. Точнее, это мне так кажется, что я кричу, а на самом деле хриплю мгновенно севшим голосом… На болоте тишина. А потом эти же звуки, но уже с другой стороны — тоже со стороны болота, но метров на триста левее. Я опять: «Кто там?». И опять тишина...

Я не нашел ничего лучше, как пальнуть с перепугу в воздух — было огромное желание расстрелять весь магазин на звук, но, слава богу, вовремя опомнился. В общем, «бабах» — и тут вдруг как шарахнется кто-то в лес за моей спиной с ревом в подлесок! Я чуть в штаны не напустил от страха и неожиданности… Лось? Какой, чёрт побери, лось? Что я, лосей не видел и не слышал — вырос в лесу… Не лось точно. И тут же с болота короткий вой, переходящий в рёв. Ну, а потом стихло все.

Я, мокрый весь, кое-как костерчик оживил и под сосной присел с ружьем на коленях. Так и просидел до рассвета. Задремал ближе к свету, даже не замерз ночью… А вскинулся — солнце встает, тумана уже не видно, птахи поют… И ощущение тягостное пропало. Страхи ночные вспомнил, с ружьем в руках подлесок полез смотреть, там, где ночью шарахался кто-то — ни следа. Ни веточки сломанной, ни мха вырванного — ничего. Весь подлесок облазил — ничего. На болото даже не полез: чего там увидишь, я его не знаю вообще, ухнусь в топь — поминай как звали… Ну его к чёрту! Пожитки сгреб и ноги в руки оттуда.

Вышел к машине, в карту полез глянуть — нет там болота по карте никакого. Ну нет, и все тут. А карта хорошая, надёжная. Прикинул — вроде здесь бои шли в войну. Может, на поле боя меня угораздило заночевать?..

Бог его ведает, что это было, но больше я туда ни ногой. Такого страха натерпелся — на всю жизнь вперед хватит.

Что там прячется в кустах у болот?[править]

Было это в далеком 1984 году в городе Нижневартовске. Я в ту пору молодой, резкий, наглый. Работал помощником бурильщика в подготовительной бригаде ПРС (подземный ремонт скважин) мастер у нас был Тарасов. Решили ремонтировать ШФЛУ (широкая фракция легкого углеводорода), на Мыхпайском месторождении. Но знакомы с этой системой мы не были и до выяснения технических подробностей ремонта всех отпустили по домам. Но при этом попросили бригаду определиться с тем, кто будет охранять культбудку. Это такой вагончик на колесах, где бригада переодевалась, готовила еду, употребляла и отдыхала. Вагончик у нас был хороший, финский. С рукомойником, подобием кухоньки и удобными лежаками для сна. При этом бригадир пообещал, что за сутки дежурства, трое суток отдыха.

Охранять будку вызвался я. Прикинув что, продежурив трое суток, десять отдохну дома, а за время дежурства наберу брусники, клюквы рыбы успею наловить. Так и решили. Съездил домой, взял снасти, два пустых ведра для ягоды и заступил на дежурство.

Первые два дня спокойно и по плану набрал ягоды. Клюквы было мало, добрал брусникой. И в уголке теперь стояли ведра с пылающим верхом. Тишь да Божья благодать. Последние деньки осени выдались на славу. На следующий день, я как и планировал, с раннего утра отправился на рыбалку на озеро Окуневое, которое находилось неподалеку.

Отдельно следует описать, как трудно было пройти через болота до озера. Каждое маленькое болотце, обрамляют узкие полоски суши с проросшими сосенками и чахлыми елками высотой до 2.5-3.0 метра. Если посреди болотца нет окна с водой, то можно пройти через него напрямую и тогда у тебя под ногами огромный прогибающийся на 30-40 см ковер с отходящими от тебя волнами. Страшно бывает представить себе порой ,что с тобой будет если этот ковер прорвется… Понимаешь, что остановит тебя только вечная мерзлота, до которой метров 6-7. А уж что бы найти тебя или тем более вытащить…

Так вот эти болотца, диаметром 10-15 метров. Круглые, эллипсоидные и вообще странной формы, сообщаются между собой проходами и коридорами, странная вязь которых длится бесконечно. Зная дорожку к озеру, я быстро дошел до него и начел такую памятную рыбную ловлю. Возможно, стоило с этого места и начать, но повествование требует точности во всем.

Рыба клевала просто шквально. Окуньки с ладошку просто рвали крючок на части. Червь уже закончился. Я ловил всякую прыгающую, ползающую живность и, цепляя ее на крючок вновь и вновь забрасывал удочку. Ведро было почти полным .Помню что очень хотел курить. Но частая поклевка не позволяла мне даже вытащить из пачки сигарету. А если и успевал вытащить то прикурить ее уже было проблематично и сигарета надолго прилипала к уголку рта.

В какой-то момент мне показалось, что на меня кто-то смотрит. Я посмотрел наискосок через круглое озеро, но посторонних людей не заметил. Продолжил ловить. Опять это чувство. Снова осмотрел берега озера, опять ничего.

Что там прячется в кустах у болот? Что там прячется в кустах у болот?


Слева наискосок метрах в 150 стоял высокий куст а за ним, как бы обломленное дерево с оголившимся от коры белым стволом. Казалось бы, никого, но чувство что на тебя кто-то смотрит, стало назойливо сверлящим. Я почувствовал смутное беспокойство. Это чувство стало даже напрягать. Дошло до того, что я прекратил рыбачить и стал внимательно рассматривать берега озера. Но по-прежнему мой взгляд как магнит притягивал именно этот куст. Напрямую так и не далеко, а по берегу так с километр по тайге и болотам будет, подумалось мне. В конце концов, я начал внимательней рассматривать этот куст. Потом понял что дело не в кусте, а в стволе сломанного дерева.

И тут я осознал, что этот ствол на меня смотрит. В какой-то момент с глаз начала уходить некая пелена. Как в современных фантастических фильмах, то что виделось одним стало приобретать вид совершенно иного. Куст уменьшился в размере, а ствол якобы сломанного дерева начал превращаться в силуэт огромной птицы стоящей на земле позади куста и пристально на меня смотрящей. Мне сейчас трудно описать это создание. Это огромный то ли орел, то ли другая разновидность этой птицы но с явными чертами разумного существа. Так, например клюв это какой-то нарост, росший изо лба, по бокам два огромных глаза. Голова плавно, как и всех птиц перетекала в плечи. Еще мне показалось, что некое подобие рук были сложены на груди накрест. Как у человека, который держит кисти под мышками.

Дальше события стали разворачивались стремительней. Как-то странно потоптавшись на месте, видно ноги были сравнительно небольшого размера, существо повернулось в бок и плашмя как бы упало. Раздался сильный хлопок, как при раскрытии парашюта и это существо, расправив огромные крылья на большой скорости полетело, огибая болото сквозь коридоры сосенок и елок в моем направлении. Высота полета была не болеее1 метра над землей. Я видел мелькающее тело то, приближающееся то отдаляющееся от меня. Если я его иногда и не видел, то отчетливо слышал. Хотя не именно его. Над сосенками, точно над тулубом существа летело еще одно. Оно напоминало ласточку. Но крылья махали не только вертикально, но и сама эта ласточка вращалась горизонтально. При этом оно издавало громкую синтетическую прерывистую трель.

Было понятно что это некий спутник, указующий дорогу тому что летело на меня ,притом крыльями это нечто не махало, а просто скользило (парило). А так как некоторые проходы в коридорах были узки для пролета, этот спутник подсказывал ему куда дальше лететь. Поэтому он, то отдалялся, то приближался. То есть я иногда видел мелькающее светло серо коричневое тело, мелькающее в просветах и слышал неуемное пиликание более мелкой твари. Но все это создание приближалось ко мне, но дальше что делать я не знал.

Будучи по натуре своей достаточно неустрашимым, дерзким и злым в драке все мое естество боролось между двумя дилеммами, это принять неравный бой и прыгнуть в воду и грести глубже под воду. Но посмотрев на удочку в своих руках, которая со спутанной леской и подсохшим окунем на крючке была единственным моим оружием я решил, что если уж нырять, то хотя бы разок стукнуть эту зверюгу, а потом уже в воду.

Мыслей было много. Они были хаотичны и быстры до тех пор пока я на понял, что через несколько секунд это существо появится на моей полянке и нырять уже поздно. Остался только один вариант - бить.

И вот на полянку вылетело ЭТО… Что??? Я не знаю - ибо не рассмотрел его. Все мое тело парализовало, мозг просто накрыло. Видел только размах крыльев до 6 метров. В полутора метрах от меня это нечто свернуло направо, то есть налево от меня си на постоянной скорости километров 40-50 (мне так показалось) понеслось в глубь болот огибая озеро. Иногда я терял из виду мелькающий бок, но птичку над ним видел еще долгое время.

Помню, что бежал через болота, позабыв удочку и ведро с пойманной рыбой. Помню как прибежал в культбудку и закрывшись внутри, опасливо выглядывал в окно и всматриваясь в глубину сосенок высматривая мелькающий серый бок летящего НЕЧТО… Страх который был мне внушен был просто огромен. Но потихоньку прошел и он. А утром, когда приехала бригада, первым вопросом на мой рассказ был: «Ты сколько вчера выпил?»

Раз уж зашла речь про грибы[править]

Даже не вспомню, что нас занесло на то болото. Просто кто-то (может, даже и я) сказал, что можно попытаться срезать путь, и мы свернули с перегретой солнцем бетонки, проломившись прямо через кусты на вполне приличную, засыпанную сухим песком тропку, которую было хорошо видно с дороги. Песок, правда, быстро закончился, тропка сначала ощетинилась желтоватой болотной травой, а потом и вовсе захлюпала грязью, но, в принципе, оставалась вполне проходимой - в самых неприятных местах на неё даже была заботливо уложена деревянная гать - видно, что старая, но ещё достаточно крепкая, чтобы можно было спокойно пройти, не проваливаясь по щиколотку в перепрелую торфяную кашицу. Потом идти стало хуже, но мы понадеялись, что это ненадолго, а потом просто уже оказалось слишком далеко возвращаться - с вещами, велосипедами и в надвигающихся сумерках, по ненадёжной и плохо различимой в темноте тропинке - и мы упорно продолжали двигаться по ней в том же направлении (я мысленно в который раз попрощалась с почти новыми кроссовками) - должна же она хоть куда-то выводить!

Она и выводила. То есть, когда-то выводила. Я не знаю, был ли это какой-то охотничий домик, жилище лесника - зачем и кому может понадобиться строить дом прямо посреди болота, где на много километров вокруг нет другого жилья? - но выглядел он как обычный дачный двухэтажный дом. Даже, кажется, яблонька росла под окнами, правда, теперь уже засохшая, а кусты возле остатков забора, выкрашенного облупившейся голубой краской, вполне могли быть выродившейся смородиной или крыжовником. Стёкол в окнах, конечно, давно не было, а сами оконные проёмы были забиты досками крест-накрест, дверь была снята с петель (кажется, мы прошли по ней какое-то время назад, перебираясь через очередное топкое место). Мы остановились посоветоваться.

Мы - это, собственно, я, Руслан и Маринка. Мы вообще не планировали забираться так далеко, но так получилось, что дорогу до озера толком не помнил никто, а купаться, в общем-то, хотелось меньше, чем посмотреть, куда выведет во-он тот поворот. Или вот этот. Или ещё... В общем, когда я проколола колесо, было уже вполне ясно, что возвратиться затемно мы так и так не успеем. А потом эта тропинка, которая вроде бы всё время вела в правильном направлении, но вместо того, чтобы срезать большую петлю, которую закладывала бетонка вокруг старого военного полигона, и вывести на неё же ближе к Мурманскому шоссе, тянулась и тянулась через бесконечную цепочку торфяных болот - почти без открытых бочагов, но с топкой, затягивающей по колено и дальше, стоит только сойти с тропинки, подушкой из перепрелых корней и остатков растений, под полуметровым слоем которой - чёрная ледяная вода, и не знаешь, сколько её - два метра? Четыре? Восемь? Этот верхний слой кое-где спокойно выдерживает вес не только человека, но и автомобиля - а кое-где проваливается, расползается под ногами настоящей трясиной. Мы в такие места не лезли, конечно, шли по тропе, но видно было справа, где заканчиваются кочки с ещё зелёной клюквой и пушистыми кисточками белоуса и начинается топь. Слева зато даже мелкие сосенки попадались - значит, идти совсем безопасно.

Вот и дом этот по левую руку стоял, вроде как на пригорке. Темнеет у нас летом, конечно, поздно, но в отсутствие электрического освещения вдруг оказалось, что в половине двенадцатого ночи в лесу на болоте довольно-таки темно, так что дорогу было уже толком не различить, и я все ноги ободрала о коряги. Маринка с Русланом тоже, наверное, но на них хотя бы плотные джинсы были, а я, как самая умная, в шортах поехала. А тут ещё снизу, с болота туман наползать начал, густой такой, слоистый и холодный-холодный! Это, пожалуй, всё и решило: одеты мы были совсем по-летнему, а похолодало в низине резко, градусов, наверное, до восьми. У Руслана были с собой спички, но разводить костёр, сидя в луже по щиколотку - не самая простая задача.

В дом, признаюсь, идти не хотелось. Не то, чтобы было страшно или что-то такое - скорее, противно: неизвестно, кто там ночевал и что после себя оставил, доски, опять же, прогнившие... Но мёрзнуть на улице хотелось ещё меньше. Мы оставили велосипеды у боковой стены даже не пристёгивая - кому тут на них зариться-то? - Руслан пошёл смотреть, подойдут ли доски от забора для костра, а мы с Мариной зашли внутрь.

В доме оказалось на удивление сухо и пахло не прелым деревом, как можно было ожидать, а чем-то вроде средства от моли. Такой слабый, навязчивый, раздражающий, но, в общем-то, не вызывающий отвращения запах. Под ногами зашуршала бумага - что-то типа старого календаря, кажется, в темноте было не рассмотреть. Входная дверь открывалась сразу в комнату, без прихожей или сеней. В глубину дома вела ещё одна дверь, на этот раз целая, но мы туда заходить не стали, оставили на утро, когда будет светлее. Мебели почти не было, только Марина наткнулась в темноте на остов стула - сломанного, без сиденья и части спинки. Мы кинули рюкзаки в угол и расстелили куртки прямо на полу. Потом вернулся Руслан с небольшим листом жести и охапкой сучьев: доски оказались слишком сырыми, а вот яблоневые ветки подошли в самый раз - и стало даже как-то уютно.

Спать я не могла. Болели уставшие мышцы, воздух у костра был слишком горячим, обжигал кожу, но при этом дальняя от огня половина тела мёрзла всё равно. И сам огонь без присмотра оставить тоже было страшно: стены хоть и сырые, а вдруг вспыхнут? Почему мы вообще не договорились, что кто-то будет за огнём следить?..

"Я пить хочу," - вдруг тихо сказала Марина. Она, оказывается, тоже не спала: лежала на спине, глядя в потолок.

Пить действительно хотелось: мы, дураки, взяли с собой на троих только маленькую "спортивную" бутылку с водой, которая закончилась ещё часов шесть назад. Идиотская ситуация: сидеть посреди болота и мучиться от жажды, но пить тёмную, отдающую метаном болотную воду сырой никто из нас пока не решился, а кипятить было не в чем, так что мы ещё днём решили перетерпеть, пока это возможно.

Но, чёрт, как же, действительно, хочется пить. Я полежала ещё какое-то время, и тут меня осенило.

"Марин, - говорю. - Тут же кухня, наверное, есть!" "Ммм?" - отзывается. "Чайник. Там наверняка есть какой-нибудь чайник, или кастрюля, или хоть миска жестяная. Можно воды накипятить!" "Думаешь, осталось что-то?" - спрашивает, но я-то вижу, что ей эта идея нравится.

Короче, повертелись мы ещё, поперешёптывались, и пошли этот клятый чайник искать вдвоём. Телефоном себе подсвечивая. Конечно, стоило бы до утра подождать, но пить-то сейчас хотелось.

Кухня нашлась на удивление легко. Свет от телефонов выхватывал перекошенные шкафчики на стенах, ржавую раковину с самодельным рукомойником над ней, слегка колченогий стол, на котором даже клеёнка лежала то ли в синий, то ли в зелёный цветочек. Даже газовая плитка на две конфорки была, резиновый шланг от нее уходил куда-то в дырку в стене, видимо, к газовому баллону. Повертевшись по сторонам, я присоединилась к Маринке, которая уже обшаривала шкафчики. В основном они были пустые и пыльные. Углы были затянуты какой-то густой белой то ли плесенью, то ли паутиной. Присмотревшись и посветив по сторонам, я обнаружила такую же паутину во всех углах комнаты. Меня аж передёрнуло от отвращения. Я паутину терпеть не могу, а тех, кто в ней живёт - ещё больше. А темно же, не видно ничего! Может, оно уже по мне ползает! И, конечно, сразу почувствовала прямо всей спиной: так и есть, ползает, пакость такая! Умом-то, конечно, понимаю, что нет, но... в общем, говорю: "Пойдём отсюда, а? Нет тут ничего", а Маринка отвечает: "Погоди, я миску нашла". И по локоть в нижний шкафчик руку пихает, прямо в эту самую дрянь! "Это не паутина, - говорит. - Плесень всё-таки. Скользкая." "Фу, - говорю ей. - Пошли!"

Руслан так и продрых, как мы его оставили. Мы веток в костёр ещё подкинули, угольки на железку собрали от греха, и стали миску рассматривать. Она вроде даже целая оказалась, но грязнющая! Я поняла, что из этого пить не буду ни при каких обстоятельствах. А Маринка ничего, сказала, мол, отмою сейчас. Я ей: "Куда отмоешь, ночь на дворе, в болото провалишься!" Отговорила, в общем. Поставили мы миску в угол и легли досыпать. То есть, я легла, Маринка осталась за костром следить и руки от кухонной пакости влажной салфеткой оттирать.

Часа через три проснулась от Руслановой ругани и холода. Светало уже, костёр прогорел и потух, только железяка, на которой мы его разводили, ещё тёплая оставалась. Спросонья мне показалось, что в комнату каким-то образом среди лета намело снега. Всё вокруг - пол, стены, наши сумки были затянуты белой плесенью. Длинные, сантиметров по десять, нити оплетали доски и вплотную подобрались к рукавам курток, на которых мы спали.

Плесень пахла резко и сладковато. Мы, матерясь и брезгливо морщась перетрясли рюкзаки, что-то повыкидывали, остальное кое-как отмыли в болоте. Найденную ночью миску не рискнула трогать даже Маринка, мы подхватили велосипеды и, посовещавшись, решили возвращаться по собственным следам. К началу одиннадцатого мы выбрались на бетонку в том же месте, где сошли с неё вчера вечером.

Через неделю, умываясь утром, я заметила, что в ванной отчётливо пахнет средством от моли. Странно, подумалось мне. Вроде, я его уже лет пять, как не покупаю. От соседей, что ли?

Соседка встретилась мне на лестнице между третьим и четвёртым этажом. "Надьюуушенька, - сахарно разулыбалась она, неприятно растягивая "юуу", - Надюшенька, что ж это ты меня опять заливаешь?" "У меня ничего, - открестилась я. - Между перекрытиями, наверное, протекает. Трубы старые..." Соседка укоризненно покачала головой и, бормоча что-то про "сырость развели, весь потолок в плесени", уковыляла вверх по лестнице.

Вечером вокруг сливного отверстия трубы всё было затянуто белыми нитями. Я вылила в трубу две бутылки самого ядрёного чистящего средства, которое только удалось найти в магазине. Наутро плесень вернулась снова, и теперь белой шапкой колыхалась над ванной. Белые, маслянисто поблескивающие усики тянулись за бортик, кое-где уже уцепившись за кафельную плитку. С крана свисала не лишённая кокетства пушистая кисточка. Мне стало дурно от запаха. Я позвонила Маринке.

"Её ничто не берёт, - рассказывала Марина абсолютно спокойным голосом, сидя напротив меня в пышечной у метро. - Я и бензином, и спиртом заливала. Стиралку выкинула сразу, как увидела, но через пару дней она уже из трубы полезла. Я сейчас у матери живу, сказала, что хочу у себя ремонт сделать... Только это всё бесполезно", - убеждённо заключила она.

"Есть же, наверное, специальные службы, - говорю ей. - Ну, не знаю, дезинфекция там какая..."

"Да оно, наверное, уже по всей канализации расползлось!" - махнула рукой Марина и вдруг захихикала:

"Скоро отовсюду поползёт, представляешь? По всему городу!"

Марина зашлась в истерическом смехе. Она закинула голову, плечи её нелепо подпрыгивали. Кофе из опрокинутого стаканчика растекался по столу. Маринкин смех перешёл в кашель. Она кашляла долго, мучительно, скорчившись, уткнувшись лицом в ладони. Когда она подняла голову, на её губах стали видны розоватые пузырьки.

"Я пила тогда из той миски, - сказала она хрипло. - Понимаешь? Я её пила."

Прошлый егерь[править]

Произошла эта история лет шесть назад. В то время я, студент-зоолог, исследовал лягушек, точнее — различия в тональности их криков, писал весьма объемную работу.

Это исследование и было причиной моей поездки в урочище Темное. Где именно оно находится, не скажу, чтобы не вызвать желания туда съездить — место, как оказалось, весьма опасное.

Старый сосновый лес с редкими березками, влажная, покрытая мхами почва, внизу, в овраге — длинное болото, затянувшее русло маленькой речки, ни единого признака присутствия человека — неудивительно, что его назвали Темным. На первый взгляд урочище мне очень понравилось: рябчики, с шумом выпархивающие из кустов, полянки медуницы и первоцветов, густой лесной запах, ничуть не оскверненный бензиновым смогом города.

Когда я спустился к болоту, заросшему кривым ивняком, воздух над ним буквально трещал от весеннего "концерта" лягушек. Так, держа в руках магнитофон, я пробродил по болоту почти до вечера, не чувствуя даже холода сочащейся под ногами апрельской воды. Только когда выпирающие впереди заросли заволокло клочками тумана, я понял, что пора возвращаться. Вот только это стало задачей довольно сложной: в сумраке болото сильно изменило свой облик. По торчащим повсюду склизким корягам сориентироваться было невозможно, а вот споткнуться о них — легко. Собственные следы в темноте тоже неразличимы, да и наверняка их уже затянула жидкая грязь. Нависающий лохматый ивняк, еще утром поражавший меня своеобразной красотой, теперь казался чем-то жутким, как вырастающие из болота щупальца. Лягушки тоже кричали как-то пугающе, истерично, вдобавок послышались какие-то всплески, словно играла рыба. Решив, что кусты наверняка растут у берега, я направился к ним. Из сплетения казавшихся черными веток разнесся громкий, глубокий вздох, удовлетворенный, как у сытно поевшего человека. В ужасе я метнулся в сторону, наступил на что-то отвратительно скользкое и шумно грохнулся в самую гущу орущих лягушек, с головой окунувшись в ледяную воду. Вынырнув, долго отплевывался, пытался вытереть лицо. Потом пошел дальше - снова подойти к кустам я себя заставить не мог. Высоко в темно-сером небе, как стрижи, носились летучие мыши.

Внезапно почти предо мной возникла человеческая фигура - хотя, скорее всего, я просто не замечал ее среди коряг. Прежде чем я успел как-нибудь среагировать, человек окликнул меня громким, хриплым, простуженным голосом:

— Ты чего по ночам здесь шляешься?

Я вздрогнул от этого окрика, но бросился к незнакомцу, разбрызгивая грязь во все стороны.

— Заблудился я, — поясняю, пытаясь рассмотреть человека — он тоже весь в грязи, одет в куртку-энцефалитку, лица не видно.

— Вижу, что заблудился, — ответил мужчина строго — Делал-то ты здесь что?

— Да вот, лягушек изучал... — я слегка смутился — над моим занятием и без того многие посмеивались.

— Хорошо, — заговорил незнакомец уже добрее — Я думал, опять кто-то поохотиться не в сезон решил.

"Лесник. Может, услышал, как я упал, и пришел проверить " — подумал я, и решил сказать ему о странном вздохе в кустах.

— Лось воду пил, — засмеялся лесник, — Пойдем, отведу в избу, а то у тебя уж зуб на зуб не попадает.

Я и в самом деле замерз неслабо.

Лесник взял меня за руку — ладонь у него была широкая, мужицкая, все в грязи. Мы вроде бы прошли недолго, а справа показалась небольшая лесная изба, окно которой тепло светилось.

— Ты иди в избу, там егерь с племянником, — неожиданно сказал мой проводник и повернул обратно, к болоту.

— А Вы куда? — удивился я.

— Занят еще... — мужчина махнул мне рукой и скрылся.

Я постучал в избу. Дверь тут же распахнул парнишка, чуть младше меня на вид. Заметив меня, из дома показался сам егерь - лет сорока, крепкий, усатый. Впустили меня без всяких вопросов, дали сухую одежду, посадили к печке. За чаем Алексей Георгиевич, как звали егеря, стал, наконец, меня расспрашивать. Изложив все произошедшее, я поинтересовался, кто же меня вывел — может, какой-то его помощник?

— Да это ж егерь был.

— Как это? Я думал, Вы и есть егерь! — удивился я.

— Нет, я теперешний, а то другой был, — пустился в объяснения Алексей Георгиевич — Хороший был человек, по-настоящему лес любил. Мы его все дядей Максимом звали... Да вот убили его три года назад.

Я сидел, во все глаза глядя на собеседника. Неужели он думает, что я встретил призрака?!

— Браконьеры убили, те, что лосей круглый год бьют. Мы ему сюда с Пашкой консервы привезли, глядим — нет Максима, на столе хлеб в плесени, патроны на полу просыпаны, как будто в спешке ушел куда-то, да так и не пришел. Долго искали, с вертолета даже. В болоте лежал. Приезжал следователь, сказал, как дело было: услыхал Максим выстрелы, побежал к болоту, да охотнички эти его и хлопнули. Горло ему, сволочи, прострелили, не сразу умер.... - горько договорил егерь, а я с дрожью вспомнил хриплый голос привидения.

— Что, убийц не нашли? — спросил я.

— Нашли. — отозвался Алексей Георгиевич — Там же и патроны валялись, и следы от машины были. Да вот только могли и не искать, Максим уж сам разобрался. Приехал милиционер к ним — это братья Вязниковы были, а в квартире два мертвеца. Один висит, животом на рога нанизанный - они на стенке прибиты были, а другой под ними лежит — сердце не выдержало. И правда, в квартире мясо лосиное нашли, полный холодильник, и Максимову двустволку... С тех пор Максим урочище и бережет - умер, а работу не бросил. Тут было, утонул мужик в болоте - достали, а при нем ружье и тетерка в сумке - а стрелять их нельзя было, они на гнездах как раз. Тоже Максим постарался. Других, бывает, кто в лесу шумит, он так запугает... А если нормальный охотник заблудится или турист какой-нибудь, так он выводит. Хороший егерь Максим, хоть и строгий...

Назавтра утром я сразу уехал, благо, материала собрал достаточно.

Прошло шесть лет, а я до сих пор не могу поверить, что вот так запросто поговорил с привидением, хотя других объяснений у меня и нет.

Леший[править]

Ориджинал стори, может кто из знающих скажет кого я рили мог встретить

Про лешего стори такая была, набухались мы как раз по черному, и мне приспичило вечером похуярить на ток(место где поют птичке) одному.

Отговорить пытались, так как выходить уже поздновато было, да и одному в таком состоянии блудануть легко, но если я что по синеве решу, то остановить меня бесполезно. Сказано сделано, собрался, взял с собой еще поллитру и похуярил. Поскольку 5 километров, да еще и по болотам - поход непростой, к моменту, когда я дошел до места(по дороге накидавшись еще больше), на охоту мне было уже глубоко похуй, завалился спать, даже костер не разжег.

Просыпаюсь, картина репина, приплыли, блять, солнце вовсю взошло, времени часов 6 утра, охота проебана. Кое как прихожу в себя, благо сушняк на болоте утолить легко, слышу глухарь поет. Обычно в это время на них охотиться бесполезно, ибо зрение у них хорошее, но думаю, дай, хоть посмотрю где он, запомню на будущее, прошел метров сто, птица замолчала, и тут слышу приближающиеся шаги. Поскольку тогда головная боль меня волновала гораздо больше, чем происходящее вокруг, я даже не успел пересраться, вижу идет мужик навстречу, подходит ко мне, здороваемся, спрашивает хуле я тут забыл. Пересказываю ему вкратце какой я долбоеб, он на меня так с жалостью посмотрел, говорит: Вижу да, действительно тебе и без меня хуево, шел бы ты домой нормально отоспаться, и уходит.

Про себя еще подумал, заебись что с разговорами не доебался, а то разговаривать в таком состоянии тяжко, кое как собрался, и поперся домой. Пришел, проспался, рассказал отцу как блять сходил, и спрашиваю, мол странно, какого это хуя какие-то местные про наш ток знают, а отец так многозначительно посмотрел на меня, спрашивает: Ты что еще с утра бухал? Получив отрицательный ответ, говорит, пиздишь, ибо местные не то что про этот ток не знают, вообще в наши края охотиться не ходят.

И тут уже я, с более менее чистой головой задумываюсь, и до меня доходит, что и мужик выглядел как-то странно, весь заросший, в каких-то лохмотьях, и смотрел он на меня как то странно. Прикинул, ебать, да это ж наверно леший был. Впрочем остальные мне не поверили, и подумали что я словил белку.

Ну и небольшое уточнение, ездим охотицо в заброшенную деревню на болоте в архангельской области, под местными подразумевал, жителей другой деревни километрах в 15-ти, а то в прошлом треде много вопросов было

Тропинки пустырь-болота[править]

Недалеко от моего дома был странный пустырь - такое городское болото. Кругом вода, сырость, камыш выше человеческого роста, и в нем - лабиринт замусоренных тропинок.

Была главная тропа, которая пересекала пустырь из конца в конец, с несколькими ответвлениями к ближайшим улицам, а от нее отходило бесконечное множество тропинок поменьше, которые, казалось, были протоптаны без какой-либо системы.

Я тогда развлекался изучением этих тропинок. Некоторые выводили на полянки с кострищами, некоторые, попетляв выводили обратно на главную тропу, а некоторые заканчивались тупиками в камыше. Такие тропинки пугали меня своей странностью и ощущением, что зашел куда-то не туда.

Но куда больше пугали меня тропинки, заканчивавшиеся ямами с водой. Круглые ямы, примерно пару метров в диаметре, имели по краям небольшой глиняный отвал, образовывавший сухой бережок, и были заполнены темной водой. Тростник из них не рос. Тропинки вели через отвал прямо в воду и не продолжались с другой стороны, ничего такого. Кроме тропинки, по которой я приходил, ямы были окружены непроходимой стеной камыша.

Ям таких было довольно много. Некоторые находились совсем рядом с главной тропой, и были видны с нее через такую же тропинку в камыше, всего пару метров длиной. Некоторые ямы были побольше, некоторые поменьше. К каким-то вели едва заметные тропинки, к каким-то - хорошо протоптанные дорожки.

Когда изучая очередную тропинку, я снова оказывался у ямы с водой, мне становилось действительно не по себе. По ночам мое воображение рисовало толпы людей, которые идут по главной тропе и разбредаются - каждый по своей тропинке - по ямам, и прямо в одежде с тихим плеском уходят под воду.

Наткнувшись пару раз на подвыпившие компании и собак без поводков и намордников, я перестал ходить на тот пустырь. А через несколько лет его застроили, хотя до сих пор не все дома запустили в эксплуатацию, потому что стоят они буквально на воде.

Завораживающие болота[править]

Меня болота всегда завораживали и очаровывали.

Гладкая, поросшая водорослями поверхность стоячей воды неотличима от твердой почвы и словно бы манит ступить на нее - сделаешь всего один шаг, и уже идешь ко дну... Безмолвие, разлитое в теплом, неподвижно застывшем воздухе, нарушается лишь негромким шелестом камыша и редким стрекотом насекомых. Здесь царит полный покой, который словно бы давит на тебя приятной тяжестью, убеждая также погрузиться в дремоту...

Иногда я представляю себя неким загадочным существом, одним из тех, которые обычно представляются людям при мысли о существах, живущих в глубине болот - я и сама не могу точно описать свой облик, знаю лишь, что его нельзя определить одним словом, вроде "ужасный, "уродливый" или "гротескный"...

Скорее, в нем присутствуют именно те черты, которые характерны именно для обитателя болот, делая своего обладателя похожим на само место его обитания. У меня громоздкое тело, грубыми очертаниями и общим тяжелым сложением напоминающее упавший ствол массивного дерева, покрытое словно бы произрастающим из него самого мхом и болотными растениями, и перемещаюсь я на многих лапах - возможно, шести, восьми или даже больше. Ступаю я тяжело, гулко, медленно, оставляя за собой следы ила и тины, когда лениво выползаю из болота, чтобы спокойно поохотиться на берегу своего болота. Иногда я просто пожираю всяких мелких тварей, шныряющих возле воды, иногда прикидываюсь болотным холмиком в ожидании, когда на меня ступит животное покрупнее, приняв за опору...

Тогда я хватаю его за ногу и - опять же, неторопливо - утаскиваю на дно. Питаюсь я редко, а потому большую часть своей жизни провожу в водах болота, погрузившись в сон, и мое дыхание иногда могут слышать случайные путники, неосторожно приближающиеся к болоту...

Звук[править]

Случилось это примерно в середине лета. Место раскрывать не буду, ибо может быть и деанон. Вобщем есть у меня друг - археолог. Не черный капатель как многие подумают, а самый настоящий археолог. Мы с ним летом таскаемся по городищам древних жителей местного края и собираем статистические данные. высота вала, глубина рва. Кирамику на площадках городищ находим. вобщем интересное занятие. Ну а после тяжелых поездок из одного края какого нибудь местного района в другой, вечерком устраиваимся у костра. жарим мяско да пьем пивасик. Природа все дела. а в места бывает забираемся дикие. Так случилось и в этот раз. холм городища был залесен, но метрах в двухста уже начаналось поле. там у самой опушки мы и остановились. неподалеку была нефтянка, за ней с полкилометра леса, затем река, поле и ближайшее село. Сидим пиздим, едим, пьем. Вечереет. ну и хуй бы с ним. но тут мы начинаем понимать, что невдогон нам сильно, а бухлишко подходит к концу. И решили мы с другом совершить экспедицию в деревню, через нефтянку, лесок, по карте, за леском вроде как есть брод через речушку, а там и до селения рукой подать по полю. Все бы хорошо, да вот лес тот был заболоченный...

Ну снарядились мы, взяли последнюю бутылку крепкого с собой да и двинули. спустились в ложбину, там покос помню был, небольшая ложбина, и стога с сеном стоят, потом вышли на дорогу до нефтянки. дошли до качалок, и, как по карте прикинули, ломанулись за них в траву. Это было зря. умом то я понимал, что до опушки леса по траве метров 20 - 50, и там то уж ровно все, но пройти эти метры было тяжело до жути. трава была выше нас на пол метра. А мы сами около 1.80 оба. А уж че там росло: репей, крапива, вьюн, который вился и цеплялся за ноги. я пару раз упал, потому что шел первый, протаптывая тропинку грудью, пока проползли к опушке, облились потом в три ручья.

Как выбрались из травы, нас ждал первый сюрприз. В лесу стояла вода, и тек ручей, плавно переходивший в болотные кочки.

Тогда то я и услышал этот звук...

Я сначала не придал этому значения, похоже было что где то за леском гуляет шумная толпа, орут восторженно люди, подвывают только странновато. мы прошли по опушке метров 10, ища заход в лес, где посуше. По карте там была прямая, как палка, просека, но разглядеть ее из за сосенок не получалось.

Звук стал меняться, теперь он был похож на какой то лязг металла, или даже на завывание скота. я помню подумал - впереди скотоферма по карте, может коров режут, а они мычат так жалобно. Да только резали там как будто штук 20 за раз каждую секунду, но я все еще не предавал значения.

Друг тоже заметил, помню он сказал: слышишь звук какой то?

Я ответил, что мол, ага, странные звуки, свадьба чтоли гуляет.

Нашли мы вроде как место посуше и я решил пройти вперед. метров через пять ноги намокли, а в следах начала оставаться вода. стало ясно, что мы тут уже не пройдем. Но я решил свериться с картой, попросил у друга телефон и стоял втыкал в гуглмапс, друг отошел назад метра на 4. и тут я слышу, как он говорит: дружищщенейм пошли ка.

Я какое то время еще провтыкал в карту.

Когда я повернулся, чтобы ответить друг уже шуршал в траве, которая почти его скрыла. причем ломился он не по старой тропе, а напрямую, к дороге грунтовке, что шла от нефтекачалок.

И тут до меня дошло: все это время тот странный звук становился все громче и четче. Я прислушался и чуть не обосрался! если в начале казалось что вой идет из за леса, то сейчас этот лязг и скрежет как будто доносился из за соседних сосен, причем не с одной именно точки, а как бы полукругом передо мной. со стороны болота. меня как будто окружало что то большое, или множество каких то мелких источников. но выли они замогильно. Этакое сочетание животного воя и механического скрежета. Я ломанулся за другом так быстро, что не понял как вылетел на дорогу. друган только тогда повернулся и спросил: думаешь тут волки есть?

Звук продолжал нарастать, даже когда мы шли до качалок. Но когда прошли, то он как то стих. Про дагон мы и думать забыли, бутылка последнего алкоголя улетела в раз, во время обратной дороги до машины. мы оглядывались, пока шли почти все время. с собой был только нож и пневмат. и не одного дерева по дороге. Я ждал, что из травы за качалками покажутся серые волчьи морды, или может что то совсем уж непонятное. В ложбине, со стогами сена уже сел туман, что придавало еще большей сумрачности происходящему.

Лагерь мы сняли тут же, сели в машину и решили уже на ней проехать по грунтовке до того места. бухие, по полю, кое как мы проехали к качалкам. вышли из тачки и стали слушать, только вот звуков уже не было. друг все думал, что это все же выла стая волков. Но уж больно не похоже это было на волчий вой, скорее лай, с лязгом металла.

мы поехали поближе к трассе и заночевали почти у обочины, не выходя из машины. Утром мы при свете ходили по тем же местам (вернулись еще раз, трезвые и проспавшиеся). Но не нашли ничего. Только в той высоченной траве несколько примятых участков, как будто лежанки кобанов, или лосей. Может и волков конечно. может и были то волки, да только летом они в стаи не сбиваются. А звук был такой, что их там голов 20 было, не меньше.

Сейчас как вспоминаем эту историю, ржем, что это духи болотные выли.

А не свалили бы мы оттуда побыстрее, кто знает, может и не писал бы щас на двач эту историю.

Такие дела, анон.

1.05.20018.

Аномалии болот[править]

Знакомый отца отработал 10 лет в московском метрополитене. Никакой крипоты не встречал, как и его знакомые машинисты. Зато он же рассказывал студеные истории о своей работе на пути дальнего следования Архангельск-Москва. С его слов ночью на болотах можно увидеть множество светящихся фигур (именно фигуры, а не огоньки), так и внезапно накатывающий густой туман, голоса, пение. Поначалу страшно, потом уже привыкаешь и не обращаешь особого внимания.

Интересный факт — РЖД признает существование данного явления и называет это природной аномалией.

Сам я вырос на севере и, следовательно, всю юность провел на даче собирая грибы-ягоды, в том числе на болотах, и могу сказать, что даже днем на них можно нехило обосраться:

1. Самое простое, это заплутать на открытом участке болота, когда с севера и юга идет полоса леса и ты точно знаешь что пришел с южной стороны, вся суть в том что ты забываешь откуда пришел и в какую сторону бы не вышел, не узнаешь лес, по которому ходил до этого 5 лет и в котором имеется куча меток от других лесников. Один раз пробродил так около 10 часов. Сказать, что я испугался, это ничего не сказать. Не проходит ни одного лета, чтобы на болотах кто-либо не пропал.

2. Среди болот, бывает, образуются озера из болотной воды, на одном из таких я рыбачу каждое лето и один раз мне довелось видеть как нечто с медно-блестящей чешуйчатой, судя по всему, кожей утащило под воду взрослую утку.

3. Если уснуть на болоте, с шансом в 90 % увидишь интересные омские сны, сам не пробовал, не рискнул.

4. Один раз напился болотной воды и словил серьезное пищевое отравление. Со слов родственников, несколько дней в бреду умолял утопить меня, дабы я мог вернуться домой. Как выздоровел, бабка чуть ли не насильно потащила с собой в церковь, лол.

Есть еще охуительные истории, но главное я хочу донести до вас, что вы не там ищете крипоту, может в метро и есть что-то, вот только на фоне рашкинской природы все эти гигантские крысы и мутировавшие бомжи бледнеют.

Кстати, сам я через месяц получу профу машиниста и собираюсь ехать работать в Метрополитен, если что-то увижу, незамедлительно создам тред, может даже с пруфами.

Тело[править]

У меня чуть больше полночи и я расскажу вам свою прохладную историю.

Я 6629909-кун если что. Живу я в Приднестровье, в городе Тирасполь. Город построен на реке Днестр.

Это было году так в 2004-м наверное. Был праздник, день республики, пиздатые гуляния и всякое такое. Мы же, напротив, пошли к речке, у нас там деревья на берегу растут, с понтом маленький лесок. Взяли с собой пойло, было часов 10-11 вечера, через поле пришли к лесу, и тут на нас напал ебаный страх.

Поясню: мы тогда блэкерами были, нам было по приколу по ночам ходить в лесу, вдвоем и в одиночку тоже. От криппи-тредов я бы тогда просто смеялся, в общем проявлениям всякой мистической хуиты мы наоборот только радовались. А тут нас охватил почему-то такой страх непонятный. Он словно разливался между деревьями и побежали мурашки по спине, несмотря на то, что 2-го сентября у нас еще очень тепло. Вроде бы еще место было такое - наизусть знаю, почти каждое дерево. Туда весь наш район на шашлыки ходить, то есть не дебри какие-то, а такое же популярное место как парк какой-нибудь или пляж. Я даже сейчас не могу понять что нас так пугало.

И вот самая клевая фишка того вечера: идем мы, и вдруг я вижу - лежит как будто женское или детское тело, свернувшееся и прижавшее колени к груди. Я от страха чуть не заорал, подхожу поближе - а это камень большой.

Отхожу - опять вижу тело. Говорю приятелю - "пиздец, ты тоже это видишь?", а он испуганным голосом - "да, тело реально"

Потом мы присели на берегу и прогоняли страх бухлом. Когда нормально опьянели - страх прошел, мы нарочно скакали и кричали громко. Сейчас вспоминаю то ощущение и, блядь, по спине озноб, как будто заново переживаю, а еще и луна сегодня ебанутая - полнолуние, огромная, оранжевая, вокруг тучи и еще еле слышен хор лягушек за окном.

Плачущая птица[править]

Итак, крипота, которая произошла со мной в августе 15 года возле того самого болота из предыдущих постов.

Спустя год после описанных событий, я снова оказался на даче и снова пошел в лес, проведать свое болото и поискать тропинку. До болота, скажу сразу не дошел где-то километр. Набрел на поляну в лесу с подосиновиками и набрал довольно много. Поляна была еще не болото, но уже мшистая и чавкающая под ногами.

И вот, значит, сижу я режу очередное семейство красноголовых по мелким деревцем, и тут на ветку передо мной садится небольшая серая птица.

Сразу скажу, я в птицах не разбираюсь: эта была размером чуть меньше голубя. Я ее хорошо не успел рассмотреть. Птица села на нижнюю ветку в метре от меня, наклонила голову, открыла клюв и... Анон, я такого ужаса до этого в жизни не испытывал. Она начала плакать. Голосом ребенка. Знаете, маленького такого мальчика, который потерял маму и так жалобно хнычет: «кхе-кхе, ыы-ы-ы».

Представь мою гамму чувств: я посреди долбанного нигде, на расстоянии нескольких километров от человеческого жилья, и передо мной на дереве голосом ребенка плачет непонятная птица. Я о-ка-ме-нел, анон. Я чуть сердце не выблевал под эту осину, где мы с этой птицей были вдвоем. У меня от страха ноги подкосились и стали как вытные. Я плохо помню дальнейшее.

Птица сидит и плачет. Смотрит на меня и старательно завывает. Слов она не произносила, но, клянусь, именно так плачут дети, которые еще не умеют говорить, что-то похожее не «ыы-ы. Ма-маааа' кре-хы-ы-ы.» Это пиздец. Это я никому не пожелаю пережить. Детский плач посреди клухого леса на болотах.

Я медленно встал и сделал шаг ей на встречу. Птица перелетела на соседнее дерево, снова наклонила голову и начала жалобно стонать. Это был ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ голос. Как у здоровых попугаев — не отличить от настоящего, никаких лишних скрипов и шумов. Только это птица не была попугаем.

Я снова к ней подхожу, она отлетает еще немного и снова меня зовет. И тут я вспоминаю историю из книжку про американскую птицу медоведа, которая бывает подманивает людей к ульям, чтобы ей оставили в награду немного меда.

Я не знаю куда она меня пыталась отвести. В тот моментя я понял, что не хочу этого знать. Я бросился от туда наутег. Уехал в город. Больше в этот лес не ходил. Сейчас уже не так страшно об этом писать, но иногда по вечерам я вспоминаю маленькую серую птичку с черным умным глазом на повернуй набок голове, и вспоминаю, как она плакала где-то там, в предверии болотных топей. И мне становится очень жутко. Не знаю хватит ли у меня смелости пойти туда снова следующим летом. Наверное да, и тогда, возможно, я отпишусь с новой кулсторей в следующем болототреде.

Вологда-кун.

Да, кстати, таких птиц у нас не водится. Я по возвращении в город спрашивал у многих грибников и охотников, но все они ни с чем подобным не сталкивались никогда. Хз что это такое было.

Череповецкие болота[править]

Недалеко от города Череповца размещена одна из самых загадочных и страшных аномалий России - Череповецкие болота. Эти, казалось бы, естественные и непримечательные водоемы породили массу легенд и поверий. Люди верят, что в данных болотах обитает сильнейших дух или призрак, которому нравится доводить людей до самоубийства. В Череповецких болотах часто топятся мужчины, женщины и дети, за которыми ранее не замечалось никаких психических отклонений. Возле болот здоровый морально и физически человек может запросто потерять рассудок.

Глубина Череповецких болот в некоторых участках доходит до пяти метров. Поэтому водоемы правильнее называть сильно заросшими озерами. Череповецкая аномалия состоит из различных по размеру и глубине водоемов. Самыми известными из них, имеющими дурную славу, являются озера Ивачевское и Пустынное.

На первых взгляд, Череповецкие болота ничем не отличаются от других, которые встречаются по всей России в большом количестве. Дурной славой Череповецкие водоемы обзавелись практически сразу же после того, как о них узнали люди. Если с остальными аномалиями связаны только легенды, то с данными болотами связаны официальные заявления в полицию и прочие инстанции. Люди совершают суицид в том районе в несколько раз чаще, чем в любых-других подобных. Практически у каждого местного жителя имеется справка с психиатрической клиники с диагнозом «маниакально-депрессивный психоз». Они утверждают, что в болотах водится настоящий зловещий дух, от которого невозможно отвязаться.

Рассказ учителя о Череповецких болотах, найденный в его дневнике[править]

Данный рассказ датирован 1850 годом. Местный учитель оставлял в своем дневнике короткие записи о том, что наблюдал возле Череповецких болот. Внезапно данные записи начинают обрываться, будто их автора что-то нереально пугало. Автор утверждает, что дух болот «воет», зазывая в свои сети жертв. Этот призрак ненасытный, если однажды попадаешь к нему, невозможно вернуться назад. Он преследует, внушает, ломает психику, слышится голосом в голове. Он властвует и заставляет молчать.

Именно так отзывался о болотном духе школьный учитель. Зачастую люди подобных профессий фантазировать не умеют. Они строгие, дисциплинированные, ответственные. Врать им не свойственно, поэтому слова учителя эксперты признали достойными внимания.

Кроме всего вышесказанного, учитель писал, что его отец якобы слышит болото, даже если находится далеко от него. Болото высасывает силы, ломает психику и душу, властвует над мыслями и разумом. Оно постепенно заставляет подчиниться, после чего человек уже не может владеть собой.

В итоге отец учителя сошел с ума и попытался переехать подальше от таинственных болот. За ним последовал и сын, но долго прожить в другом городе семейство не смогло. Через пару лет сын с отцом вернулись в родные края, утверждая, что «болотный дух найдет везде, ему невозможно сопротивляться, он заставляет вернуться».

В своем дневнике школьный учитель часто упоминал, что леса вокруг Череповецких болот очень скупы на ягоды и грибы. В них не водятся животные, не растут лекарственные травы, не летают птицы. 30 лет спустя

В 1879 году в этих местах поселился лекарь Павел Грязнов. Он тоже оставил несколько письменных свидетельств о событиях, связанных с болотным духом. Грязнов заинтересовался болотами после того, как услышал историю о купце, который пропал и вернулся в данных болотах когда-то.

Купец, как оказалось, проезжая через болота, чего-то сильно испугался и сбежал, оставив все личные вещи, которые у него при себе были. Спустя несколько лет его что-то заставило вернуться к болотам. Вернувшись, он поведал, что некие страшные силы подталкивали его к краю мутного водоема. Он совершенно не владел собой, но понимал, что с ним может произойти. К счастью, у него вовремя сработал инстинкт самосохранения, который заставил его бежать с места возможной гибели. Также он говорил о том, что возле болота стояли телеги, наполненные разнотипными товарами и брошенные. Купец только потом понял, куда подевались их владельцы, так как сам чуть не стал жертвой зловещего водоема.

Местные жители не поверили рассказам купца и решили самостоятельно проверить информацию. Добравшись к болоту, они действительно увидели описанные шокированным богачом телеги, однако забрать их содержимое людям не удалось. Внезапно всех их охватил сильнейший страх, после чего они разбежались в различные стороны. Некоторые заблудились в лесу и не вернулись домой. Другие потом наотрез оказывались возвращаться к болотам, доказывая, что в них водится нечисть.

Известно также следующее: возле телег находили следы, ведущие к воде. Изначально люди думали, что в лесу орудует банда разбойников, которая и губит купцов. Но отказаться от данной версии их заставили следы, которые не указывали на сопротивление. Те, кто их оставил, спокойно шли к воде, не сопротивляясь, а значит, самостоятельно.

Грязнов решил изъять пробы торфа с болота, чтобы отвезти их на анализ в лабораторию. Позже он говорил, что пока торф находился у него, он мучился от страшной головной боли, которую ничем не удавалось приглушить. Анализы проводились в Петербурге. Вскоре пришел ответ из лаборатории. Оказалось, что в болотной грязи с Череповецких водоемов действительно обитает нечто странное – неизвестные ранее науке живые микроорганизмы, очень сложные и высокоорганизованные. В прошлом лаборанты с подобными существами не сталкивались, поэтому больше ничего не объяснили.

Кошмар никогда не закончится[править]

Один из жителей Череповца, С. Перфильев в 1905 году писал, что у местных имеется только два варианта: утопиться в болотах или попытаться уехать отсюда. Он утверждал, что местных поражает не психическое расстройство, а нечто более сложное и материальное. Практически каждый местный признавался душевно больным, так как рано или поздно замыкался в себе, нередко начинал пить и сочинять небылицы. Как известно, в каждой сказке имеется доля правды, но к душевно больным никто не прислушивался.

Большинство очевидцев-пострадавших говорило о том, что болота живут своей жизнью, вода в них ведет себя как живое существо, подчиняет себе окружающих. Пораженные ею люди становятся зависимыми, агрессивными, депрессивными и навсегда приобретают незримую связь с аномальными водоемами.

Начальник одной из российских уфологических организаций недавно нашел и представил описание загадочного случая, который произошел на Череповецких болотах в 1911 году. В том году сын местного сапожника вышел на пристань возле болота, упал и начал биться головой о камни до тех пор, пока не проломил себе череп. Известно, что раньше он не страдал эпилепсией (именно на этот недуг подумали в первую очередь). Перед смертью молодой парень заявил:

Грязная зловонная пропасть. Я отправляюсь туда, так как снизу постучали.

Что означают предсмертные слова парня, никто так и не понял. Судмедэксперты составили заключение: суицид – последствие душевного расстройства.

Вплотную к изучению Череповецких болот подошли в прошлом году. Исследовать зловещую воду рискнул кандидат химических наук Ю. Перовский. Он предположил, что дно болот усеяно особой растительностью, которая во время гниения выделяет галлюциногенные вещества. Когда человек вдыхает данные вещества, его охватывает паника (если доза была небольшой) или маниакальное желание совершить суицид (если доза слишком велика). Это логичное объяснение удовлетворило остальных ученых, поэтому детальнее никто разбираться с болотами не стал.

Некоторые ученые считают, что в происходящем с жителями Череповца виновата именно вода. В прошлом ученым удалось доказать, что молекулярная структура воды способна воздействовать с окружающей средой. Если водоем размещен в геопатогенной зоне, то на воду будет оказываться слишком мощное негативное энергетическое влияние. После такого влияния и сама вода станет негативно заряженной. Она начинает губительно влиять на людей, заряжая их своей негативной энергетикой. Кроме того, известно, что болотная вода имеет хаотичную структуру, а чистая (к примеру, с горных ручьев) – спокойную, геометрически правильную структуру. Данная теория, конечно же, выглядит фантастической, но вполне может быть реальной. Получается, что Череповецкие болота столетиями накапливали негативную энергетику, после чего отдавали ее людям, заставляя их сходить с ума. Если считать данную гипотезу верной, то все происходящее можно объяснить. Гораздо легче поверить в вышесказанное, чем в легенды о болотном призраке, который якобы обитает в Череповецких болотах.

Болотные механизмы[править]

Почему вы думаете в Рашке все такие несчастные? Я вам скажу почему. На болотах есть громадные древние механизмы их охраняет правительство не знаю для чего правда. Думаю там проводят исследования. Откуда я это знаю. Дело в том что мой дед служил на таком охраняемом объекте. Он рассказывал что эти механизмы высасывают счастье из людей. Пока дед служил там, несколько его товарищей покончили жизнь самоубийсвтом, он тоже был на грани но его успели перевести. Поэтому в Рашке никто и никогда не будет счастлив. Пруфов понятно нет, хотите верьте хотите нет.

См. также[править]


Текущий рейтинг: 67/100 (На основе 38 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать