Бесконечное лето Вани Лукина

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Сегодня у Вани Лукина был, наверное, самый счастливый день в его жизни. Во-первых, кончился учебный год и началось лето, а это уже довольно значимый повод для радости. Во-вторых, мама, наконец, согласилась отправить его на все три месяца в детский лагерь на море, а ещё скоро день рождения, и ещё много радостного и интересного.

Через несколько дней, как и было обещано, Ваня с мамой уже стояли у ворот лагеря. Ваня пропускал мимо ушей почти всё, что говорила мама, о том, что ему надо быть самостоятельным, ведь её не будет рядом долгое время, что нужно вести себя спокойно, не хулиганить и быть хорошим мальчиком... Будто он сам не разберётся! Не маленький же! - думал Ваня.

Мама на прощание обняла мальчика, чмокнула его в щёку и передала его вожатой, одетой в чистый, синий халат. Вместе с ней, Ваня пошёл в корпус лагеря, в котором он будет жить всё это лето. - Тут туалет, там столовая, там палаты, где у нас тут места есть? Вот, сюда тебя и поселим.

Вожатая привела Ваню в одну из палат, в которой почему-то не было дверей, просто проём из коридора в комнату. С кроватей на Ваню смотрели заспанные дети. Мама решила привести Ваню пораньше. - Вот, Ванечка, тут ты будешь спать - вожатая ткнула пальцем в койку со стареньким, но чистым бельём, - тут твоя тумбочка. Ты пока располагайся, а остальные... НА ЗАРЯДКУ! СТАНОВИСЬ!

Дети вяло и с явной неохотой начали вставать с постелей, сонно потирая глаза и пытаясь пригладить торчащие во все стороны лохмы. Все, как один, были одеты в синие, клетчатые пижамы. Видимо, в лагере строгие правила по поводу даже той формы, в которой полагается спать. Ну да ладно.

Ваня начал аккуратно перекладывать привезённые вещи в тумбочку. Минеральная вода, пакетик с бабушкиными яблоками и грушами, пара книжек, игрушка, что-то ещё... Мама сказала, что не стоит брать сразу много, лучше она потом привезёт, если чего-то не будет хватать.

Солнышко в окно ярко засветило в глаза, из-за чего сон как рукой сняло, хотя до подъёма было ещё далеко. Глаза открывать ой как не хотелось, но ничего не поделаешь - надо вставать. Мысленно завидуя Антону, который продолжал спать, и которому было всё равно на ярко светящее в лицо солнце, Ваня ногами нащупал тапки, лежащие возле кровати, и взяв из тумбочки зубную щётку и пасту, побрёл умываться. Горячая вода была только в душевой, но туда пускали только по выходным, так что пришлось умываться холодной. Но Ваня был совершенно не против этого. Во-первых, закаливание, а во-вторых, ну какой сон после таких ледяных водных процедур?

Умывшись, Ваня услышал уже привычный ему клич, призывающий подниматься на зарядку, и, чувствуя себя намного бодрее, побежал в холл корпуса, где уже потихоньку начали в шахматном порядке вставать дети в ожидании зарядки.

Дни шли один за другим, и, в общем-то, были похожими друг на друга, но Ване тут очень нравилось - ещё бы, целый день можно заниматься чем угодно, хочешь - играй с другими детьми в шахматы, шашки или даже карты - вожатые этого не запрещали, хочешь - читай книжки, благо, библиотека была очень большой, хочешь - просто валяйся на кровати и слушай радио, которое привезли Сеньке - новому Ваниному знакомому и, по совместительству, соседу по кровати. Его привезли на пару дней позже чем Ваню, и так вышло, что ему не хватило тумбочки, и Ваня предложил ему разделить свою на двоих. Он кладёт свои вещи снизу, а Сеня сверху, всё равно верхний отсек пустовал - книжки быстро прочитывались, а еда, привезённая мамой, съедалась.

С утра зарядка, потом завтрак, потом детей выводили на прогулку в парк, находящийся во дворе лагеря. Гулять можно было до самого обеда, правда, под присмотром вожатых. После обеда тихий час, и свободное время до самого отбоя. На море пока не водили, вожатые говорили, что море ещё холодное, и купаться там пока нельзя, чтобы не заболеть. Ну и ладно! Тут и так весело! В общем, всё шло как обычно, но сегодняшний день для Вани был особенным. Не просто какой-то там вторник! Сегодня праздник! День рождения! И поэтому Ваня просто лучился счастьем с самого утра. Сегодня обязательно приедет мама, а может и бабушка, будут поздравлять его, привезут всякой вкуснятины, и обязательно подарок, куда без него?

Ваня уплетал свой кусочек праздничного торта, не забыв угостить товарищей по палате и пару кусочков даже отнёс вожатым, благо торт был большим, высоким, и очень-очень вкусным.

Но самое приятное Ваня оставил напоследок. Заветную коробочку с подарком, он решил открыть в самый последний момент, когда торт будет съеден, лимонад, также привезённый мамой, выпит, а поздравления выслушаны.

Ваня был просто на седьмом небе от счастья! В коробочке лежали часы "Электроника 5"! Те самые, о которых Ваня так мечтал весь год! Красные, с будильником, с шестнадцатью мелодиями! Это был лучший подарок в его жизни. Да что там подарок! Это был лучший день во всей его жизни! Уже перед сном, Ваня загадал, пусть это лето будет длиться вечно! Хотя сегодня и не Новый Год, но, кто сказал, что день рождения недостаточно важный праздник для загадывания желаний?

- Пусть это лето будет длиться вечно! - ещё раз шёпотом повторил Ваня и закрыл глаза.

Новые Ванины часики помимо времени показывали ещё и дату, и эти числа менялись одно за другим, первое число сменялось вторым, третье, вот, уже тридцатое, а потом снова первое, Ваня уже счёт потерял месяцам, да и не старался даже запомнить. Зачем? Главное, что лето не кончалось! Менялись даже числа на календаре: 1986, потом 1987, 1988 и так далее. Желание исполнилось, и Ваня был несказанно рад этому. Вот оно, самое замечательное и прекрасное - БЕСКОНЕЧНОЕ ЛЕТО.

Вожатая отвечала Антону:

- Решётки на окнах для того, чтобы вы на лазили в окна, не падали, и не дай Бог, ничего себе там не расшибли. Нам за вас ещё отвечать!

И Ваня был согласен с этим. Так оно безопаснее будет, а окошко, чтобы проветрить палату и так открыть можно, решётки этому не не мешают нисколько.

Поговорив с Антоном, вожатая Ольга, или Ольга Анатольевна, подошла к Ване.

- Ванюш, воспитательница, Тамара Владимировна, ждёт тебя. Подойди к ней, пожалуйста.

Ваня знал что его ждёт. Он сейчас будет снова играть в разные, интересные игры с воспитательницей, Тамара Владимировна будет показывать ему цветные картинки, а он должен будет выбрать цвет, которые ему нравится, или не нравится, будет угадывать всякие предметы в странных нарисованных кляксах на картонке, рисовать. В прошлый раз, например, ему задали нарисовать несуществующее животное, а неделю назад Ваня рисовал дом, дерево и человека. Ваня очень любил играть с Тамарой Владимировной. Ещё она часто задавала ему объяснить, как он понимает ту, или иную пословицу или поговорку, или просто просила рассказать, что он думает о лагере, и прочем. Ваня с радостью рассказывал о всём, не забывая лишний раз упомянуть о исполнении своего желания про Бесконечное лето. Судя по лицу воспитательницы, она была очень довольна Ваниными ответами.

Когда дверь за Ваней закрылась, новенькая медсестра спросила заведующую отделением, Тамару Владимировну:

- Жаль парня-то как, и давно он тут?

- Да уж года три, наверное. Шизофрения почти с рождения, сначала, вроде, жил как все ребята, ну, странноватым казался, конечно, но, вроде, как-то ладил. В школу ходил даже, в специальную, конечно. Худо-бедно в 16 лет даже 9 классов закончил.

- А к нам с чем попал? Обострения какие-то? Чего так долго-то держать? Вроде не буйный, а, Тамарвасильна?

- А как школу окончил, пошло-поехало. Полный букет, как говорится. Мы ему, конечно, то, что надо, в еду добавляем, уколы ставим, но как пошла у него эта дереализация на фоне шизофрении, так и с концами.

- А что у него конкретно?

- Думает, что в пионерлагере отдыхает, а мы все вожатые и воспитатели, и у него тут лето, которое никогда не кончается. Хотя, оно бы и неплохо, в общем-то, но ему уж 18 скоро, через месяц с небольшим. Во взрослое отделение надо переводить, а там вы знаете, уже и порядки другие, и обстановка другая. Да и содержание, прямо скажем, ниже среднего. Это у нас, вроде как, образцовое отделение, а во взрослом, Пётр Иваныч совсем бардак устроил. Хотя оно и понятно, в стране бардак творится, а в психиатрических больницах и подавно...

∗ ∗ ∗
***

Через 3 года, Лукина Татьяна Львовна получила серенькую бумажку, в которой было написано следующее:

ИЗВЕЩЕНИЕ. Первого сентября 1991 года в 00.15, ваш сын, Лукин, Иван Сергеевич скончался от отёка лёгких в первом (общем, закрытом) отделении городской психиатрической больницы №17 г. Москвы.

Текущий рейтинг: 80/100 (На основе 112 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать