А может и не животное

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Листок из урны
Найдено в чьей-то электронной почте

Бля, Лёх, извини, что вчера не позвонил, но тут у меня полный пиздец случился! Короче, я вчера от тебя как вышел – пошел к метро. Решил через дворы срезать, естественно, заблудился сразу же. Пошёл обратно. Думал к твоему дому выйти, а оказался вообще в лесу. Машины где-то рядом шумят, то ли Алтушка, то ли МКАД, непонятно, время часа два ночи, на улицах никого, спросить не у кого. Иду, вдруг слышу вопль просто дикий! Явно что-то нехорошее случилось, раз кто-то так орет. Ну, я пошел на крик (сам знаю, что идиот!), мало ли, может убивают кого. А если пьяные дурака валяют, так хоть дорогу спрошу. Сворачиваю за гаражи, а там просто пиздец! Короче, лежит на снегу то ли узбек, то ли таджик в этой спецовке оранжевой, над ним какой-то пиздёныш мелкий склонился, а вокруг ВСЁ в крови! Как будто банку с краской взорвали. Этот таджик орет благим матом, а тот у него в животе копается, причем у него в каждой руке вилы, как у Фредди Крюгера. Бля, Лёх, знаю, что не поверишь, но все равно расскажу до конца. Я, короче, прихуел от такого, стою, смотрю на них, а тут этот мелкий меня заметил. Голову из живота таджика вынул, руки в стороны расставил и как зашипит! Блять, мне бы драпать оттуда, а меня как парализовало. Он секунд пять пошипел, а потом как прыгнет метров на семь в сторону. Там овраг как раз и лес начинается. Я его не рассмотрел толком, но походу он совсем голый был, на руках только перчатки эти с лезвиями, а может быть это не перчатки были, хуй знает.

Короче, я к этому таджику подбегаю, а он живой еще. Кровищи вокруг! Я давай в скорую-милицию звонить, так и так говорю, приезжайте. Хорошо, рядом бойлерная стояла, на ней адрес был, а то я даже не знал, где все это произошло. Вызвал, стою, думаю, что делать. Решил всех дождаться (снова идиот!), не бросать же человека. Он лежит, хрипит, на меня смотрит. Я ему объясняю, что мол скорую вызвал, хотя, понятно, что не поможет она нифига, потому что его кишки валяются вокруг, как серпантин на красном снегу. Но жалко его, всё равно. Я рядом присел, к нему наклонился, а он хрипит только «Шайтан-шайтан!».

Пока скорая приехала, он помер уже. Дождался я и милицию (трижды идиот!!!), все набежали, стали этого таджика осматривать, какие-то протоколы составлять, у меня объяснения взяли. Я только представится успел да рассказать чего видел, а меня сразу в тачку ментовскую упаковали, мобильник отобрали, в наручники, все дела. Что там дальше они делали я не видел. Пол часа я в этой машине просидел, потом меня куда-то повезли, в Следственный комитет, сказали, на допрос к следователю. Я спрашиваю, вы там хоть что-то нашли? У меня с собой ни ножа, ничего нет, чем я мог так этого джамшута распотрошить? Голыми руками что ли? «Ниче не знаем»,– отвечают,«получается, ты последним этого таджика видел живым, значит, первый под подозрение попадаешь». Ну думаю, хрен с ним.

Короче, увезли меня куда-то далеко, аж до Тимирязевской, там в кабинете мне пальцы откатали, весь в краске этой черной перемазался, но возникать не стал. Еще пол часа в коридоре под охраной пары милиционеров просидел, потом следователь приехал, меня сразу в кабинет на допрос, еще опер какой-то, два на два метра, тоже поприсутствовать попросился. Рассказал я как чего было. Думал, сейчас прессовать начнут, но нормально вышло. Следак объяснил, что так мол и так, пока он меня задержит на двое суток, так типа по закону положено, а там видно будет. Я говорю, можно мне хоть позвонить, родных предупредить, а то время уже к утру близится, а я как вечером ушел, так и не объявлялся нигде. «Нет»,– отвечает, «нельзя». Потом типа, все потом. Надиктовал я ему показания свои, он протокол напечатал, дал мне почитать, я там сразу же как подозреваемый шел. Ну, тут я возмущаться начал, что за херня мол, где адвокат, где доказательства, что это я сделал. Думал, что точно за такое пизды огребу, но мне объяснять начали. Типа, раз на месте преступления меня обнаружили, то пока разбираться будут со мной. Понятно, что в мою историю про того прыгуна никто не поверил. Я даже вспоминать про него не стал, хотя, в протоколе про него написали слово в слово как я сказал. Но все равно обидно. Я отвечаю – «если это я сделал, нафиг я тогда в скорую звонил, ментов дожидался, почему я сразу не свалил»? Времени у меня было предостаточно. Потом говорю, что от того чела наверняка следы на снегу остались, рядом с таджиком и там, в овраге поискать можно. И по моим следам видно, откуда я пришел. Хотя, после того как там и бригада скорой помощи, и пара нарядов милицейских прошлась – хрен там что найдешь сейчас, в овраге если только. А самое главное, говорю, что если это я так человека распотрошил – я в крови должен был хотя бы чуть-чуть испачкаться. Ну, меня выслушали, все так говорят, но порядок есть порядок. И начали меня про этого пизденыша расспрашивать. А я ж его и не видел толком – темно было за гаражами, и ускакал он быстро. Ну, говорю, ростом он метр шестьдесят наверное, башка лысая, сам худой, одежды я на нем не видел, только на руках непонятно что: когти или лезвия. Может, это животное было, спрашивают. Может и животное, отвечаю. Может, тебе показалось? Может и показалось, я от друга иду, бухой малость. Так, может, это ты таджика угандошил? Ну, думаю, понятно все. И тут у следака мобильник звонит, он слушал-слушал, потом говорит: «сейчас буду!». Опера с собой прихватил, а мне какого-то усталого милиционера в кабинет завели, чтоб сторожил меня типа. Следак ещё пошутил, говорит мне – никуда не уходи! А куда я уйду, меня ж наручником к столу пристегнули. Короче, они уехали, а я с ментом в кабинете остался. Я думал с ним разговор завязать, хоть узнать, как чего, он «не положено!» и все. И в мобильник свой уткнулся. Ну я сидел-сидел и задремал. Просыпаюсь, на часы смотрю, время пол шестого утра уже. Милиционер этот дрыхнет, следак не вернулся еще, в конторе тишина, видимо, кроме нас и нет никого. В общем, решил я себя в порядок немного привести, краску хотя бы с рук оттереть, все равно делать больше нечего. Там под столом урна для бумаг стояла, я её ногой к себе подтащил, вынул оттуда лист смятый, начал руки вытирать. Потом пригляделся, а это тоже протокол чьего-то допроса. Дай-ка, думаю, почитаю, раз в урне лежит, значит, не нужно уже. Короче, Лёх, там какую-то женщину допрашивали, она тоже эту сволочь видела. С собакой вышла погулять, а эта тварь на неё напала. Собака её прогнала, следом побежала и пропала, походу. Чем кончилось – неизвестно. Я уж думал еще чего интересного в урне поискать, но тут следак вернулся, я еле этот листок спрятать успел.

Следак бледный был, нервный весь какой-то. В кресло свое сел, давай лицо руками тереть. А руки-то у него трясутся.

Ну, товарищ следователь, спрашиваю у него, чего делать-то будем? Да ничего, отвечает, давай-ка еще разок расскажи, как дело было, и можешь идти. А что там произошло – разобрались? Разобрались, говорит, ты не причем, действительно, но показания дать все равно надо. Без вопросов, говорю. Надиктовал я ему все еще раз, подписал, где нужно было (я уже как свидетель шел, так что нормально все, вроде), вещи свои под расписку получил, и пошел восвояси.

В общем, Лёх, не знаю я, что это за хуйня такая была, но к тебе в Бибирево я больше не поеду, уж извини.


Источник: ffatal.ru