Автостоп

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск

Слушай, там далеко-далеко есть земля
Там Новый Год, ты не поверишь
Там Новый Год два раза в год. Вот
Там снег, там столько снега
Что если б я там не был сам
Я б не поверил, что бывает столько снега
Что земля не видит неба
И звездам не видать с вершин
Как посреди огней вечерних и гудков машин
Мчится тихий огонек моей души

Я давно хотел начать путешествовать автостопом, испытать всю радость путешествий по стране, использовав, лишь душевную доброту водителей. В основном, конечно, меня выручали дальнобойщики. Вот и этот раз не стал исключением. Был уже поздний вечер, когда серый «МАЗ» ответил на мой поднятый большой палец, чтобы довезти до следующего пункта назначения. Прошедшее утро я провел встречая закат и не спал уже приличное количество времени, поэтому, уведомив водителя, я начал погружаться в страну снов. Водитель же был обычный, ничем не примечательный усатый дядька, типичный дальнобойщик, которых можно встретить за рулём таких же типичных грузовиков. Обычно, дальнобойщики берут попутчиков, чтобы не скучно было провести несколько часов в дороге, но если я забывался сном, никто не возражал. Проснулся тогда, когда на шоссе опустилась ночь. Меня посетил первый страх за ту ночь, когда я обратил свой взгляд на водителя и задумался о мыслях, рождённых вследствие многочасового любования рассеивания темноты светом фар. Ты едешь и едешь, а вокруг тебя лишь беспроглядная ночь. Но самое неприятное в этой истории – вещи, которые внезапно появляются из темноты, освещённые светом фар, а после также внезапно уходят в темноту. Там может появиться попутчик или сбитое тело животного, либо выкинутое за ненадобностью колесо. Или труп человека. У нас это был труп женщины. Он появился, скатившись с кабины машины и упав прямо под колёса. Сказать, что моему испугу не было предела – ничего не сказать:

- Что это было? – завопил я.

- Груз. – Ответил дальнобойщик.

- Какой ещё груз?

- Обыкновенный. Трупы.

- Ты что? Трупы перевозишь?

- Ну, да, должен же этим кто-то заниматься, - ответил водитель останавливая автомобиль. Сейчас, придётся затаскивать её назад. Поможешь?

- Нет! Ни в коем разе! – завопил я.

- Понятно, - ответил водитель, переходя на смех. Ладно, сиди, сам справлюсь.

∗ ∗ ∗

Бледный? Нет. Белый? Нет. Бесцветно-белый? Возможно. Штукатурка в свежеокрашенных подъездах? Да, возможно этим цветом можно описать оттенок кожи водителя, когда он вернулся в машину.

- Там ничего нет.

- Что?

- Вот так вот. Там ничего и никого нет. Я прошёл всё взад и вперед, осмотрел всё, нет даже намёка на то, что что-то попало нам под колёса. Чёрт, первый раз такой. Ладно, поехали дальше.

Водитель выключил свет в машине, включил дальний свет фар и рванул дальше. Жёлтый свет освещал лишь малое расстояние треугольной формы впереди нашей кабины, а всё, что было за пределами треугольника, было темнее пива «Guinness» в чёрной комнате. Да, от пива бы я тогда не отказался. А от чего бы я тогда отказался, так это находиться в таком напряжении в кабине того грузовика. А когда мы увидели стоящую на дороге женщину, согнутой под углом в девяносто градусов голосующей на дороге, я готов был отказаться от всего пива в мире, лишь бы оказаться подальше от этого шоссе.

Водитель проехал мимо. Он всё прекрасно видел, но естественно проехал мимо. Знаете, я бы тоже проехал бы мимо. Да, все бы проехали бы мимо, если бы не потеряли сознание от страха, потому что тогда у меня просто помутнело в глазах. А когда я увидел её голосующую во второй раз, только уже вышедшей ближе к проезжей части мои глаза отказались все воспринимать и объявили мне пятисекундную затемнённую забастовку. Открыв глаза, я осознал, что водитель прижимается к обочине: - Выходи, - обречённо произнёс дальнобойщик.

- Куда? Тут леса и поля ближайшие хрен знает сколько километров.

- Выходи, мне нужно разобраться с грузом, это не твоё дело. Лучше выходи.

Не помню, что тогда заставило меня выйти. Возможно, понимание того, что оставшись в этой кабине, с этим водителем я не буду в безопасности. А, возможно, я думал, что он применит силу и мне всё равно придётся выйти, но так или иначе я вышел. Сразу же, как я вышел, свет в кабине серого «МАЗа» погас. После он моргнул тухлым светом и я увидел в кабине перекошенную женщину в кровавом платье. Я побежал. Я пытался бежать быстро, но как я не старался, это удавалось с трудом. Позже, когда начал хвататься за ветви деревьев моё бегство имело больший успех. Я бежал, пока не увидел, словно на кадрах старой засвеченной чёрно-белой киноплёнки девочку. Она стояла в своём белом платье посреди открывшегося мне поля и указывала куда то в сторону. И буквально через секунду, словно с помощью ветра, развивавшего её волосы и сулившего бурю я понял куда она указывает. На дом, где происходило всё. Где во дворе этого дома, словно на старых семейных кинохрониках с циферблатом в нижнем левом углу знаменуется дата события, качались качели. Я помнил каждый уголок этого дома, каждый ржавый деревянный гвоздь, торчавший из гнилых досок, его тёмные окна, в которые было страшно вглядываться и надписи на стенах с отклеившимися обоями. И я помнил все самые ужасные вещи, творившиеся в нём, помнил образ этого дома, образ который говорил сам за себя и говорил, что он забрал у живших там людей всё, что можно забрать. И снова убежал.

Я с трудом переставлял ноги в том направлении, которое было мне уже знакомо, но знал что вижу его в первый раз. Это была одна из тех троп по краям которых должны располагаться деревянные серые дома и я ждал, что они вот вот появятся, но этого так и не произошло. Это была пустая, безжизненная тропа, вилявшая в изгибах ландшафта, пока я не увидел три фигуры, сидевшие на лавочке. Это были три глубокие старухи, но образ в моей голове наполнил их ведьмовским содержанием. И тут я понял, что наступил конец всему моему недалёкому путешествию. Я затеял с ними разговор. Нельзя сказать что это был разговор, это было больше перекидывание взглядами. Но из этих взглядов я понял больше чем за любой разговор за всю жизнь. В их старческих взглядах было больше желания расплаты и мести и моё сознание помутилось настолько, что я не мог уже различить кто сидел передо мной: три старых женщины, или дальнобойщик, груз дальнобойщика и увиденная девочка. Но все они являлись грузом. Грузом по отношению друг к другу. Грузом за который когда-то каждому придётся ответить. Грузом который следует за каждым сквозь дорогу, сон, реальность, сквозь всё. Я знал что они меня не тронут, но безумный страх сотен стай бешеных псов не покидал меня. Я начинал понимать откуда взялась каждая фигура. Я понял, что изуродованная женщина это тень всех погибших по вине заснувших водителей. Призрак. Груз-призрак, как она пояснила мне. Я бы узнал ещё многое, если бы не очнулся.

∗ ∗ ∗

Я очнулся в кабине и понял, что у меня пробита голова. Кровь, лившаяся из разбитого лба застилала мне глаза поволокой. Слева от меня сидел водитель. Из его груди торчала здоровенная железная арматура. Он был мёртв. Позже, когда подъехала скорая и так далее мне объяснили что произошло. Водитель заснул. Он заснул за рулём. И я право не знаю - был ли тогда сон ни с чем не связанным совпадением, либо она действительно забрала его. Кто знает.



Автор: Саша Совин

Саша Совин на прозе

Саша Совин на Text Machine


Текущий рейтинг: 31/100 (На основе 12 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать