Жестокая сделка (Алан Нурс)

Материал из Мракопедии
(перенаправлено с «Жестокая сделка»)
Перейти к: навигация, поиск

Во вторник Прейсинджер как раз заканчивал бриться, когда увидел в зеркале лицо Дьявола.

Кому-то это могло показаться странным, но для Прейсинджера это была давняя история. Каждый вторник по утрам оно появлялось там. В то утро он одарил лицо холодным взглядом.

— Ты, — сказал он, — заглянул бы ко мне. Нужно поговорить.

— В самом деле? — спросил Дьявол.

— В самом деле, — сказал Прейсинджер. — Мы, кажется, заключили сделку. И ты не выполняешь своих условий. Будет лучше, если ты зайдешь. Иначе, боюсь, наша сделка будет расторгнута.

Он окончил бриться и пошёл в солярий — позвонить, чтобы принесли завтрак. Только три года прошло, подумал он, осталось семь лет. А семь лет — это долгий срок.

Когда Дьявол шагнул через стену в комнату, он завершал завтрак апельсиновым соком и кофе. От Князя Тьмы исходил лёгкий запах серы и горелой ткани. Он был высок и красив в своём блестящем чёрном котелке и элегантном чёрном честерфилдском сюртуке. В руке он держал тонкую трость эбенового дерева.

— Что это за глупости, — сказал он, — насчет аннулирования нашей сделки? Прошло только три года, и ты уже жалуешься?

— Я имею все основания жаловаться, — холодно ответил Прейсинджер. — Ты жульничаешь. Ты не даёшь мне обещанного. Ты не выполняешь своих обязательств. Совершенно.

Дьявол окинул взглядом комнату.

— Однако, — сказал он. — Похоже, ты живёшь вовсе не плохо. Лучшая в городе квартира на верхнем этаже. Достаточно средств для того, чтобы содержать её. В одежде вкус едва ли по мне, но это твоё дело. — Он бросил на Прейсинджера острый взгляд. — Выглядишь ты, впрочем, потрёпанным. Тяжёлая выдалась ночь?

— Ночь далеко не такая, как хотелось бы, — сказал Прейсинджер.

— Вот как? Что-нибудь не так с выбором товара?

— Да нет, — ответил Прейсинджер. — Напротив. Они просто-таки не дают мне прохода. Куда бы я не повернусь — всюду девушки. Дюжины девиц.

— А! — Дьявол слегка нахмурился. — Они не горят желанием? Отвергают твои ухаживания? Или, может быть, они чересчур смелы?

Прейсинджер покачал головой.

— Нет, нет. Ничего подобного.

— Тогда что?! Недостаточное разнообразие? Ты не находишь их привлекательными? Нет? — Дьявол пожал плечами. — В таком случае, ты сам опровергаешь свои претензии. Чего ещё ты мог бы просить? Тебе остаётся семь лет — я выполнил свои обязательства в сделке.

— Букву, может быть, — возразил Прейсинджер. — Но не дух. Ты обязался доставить мне все мыслимые удовольствия, я же никогда не был полностью удовлетворён. С самого начала мне чего-то не хватало.

— Если ты говоришь о любви, то в этом я тебе помочь не могу, — сказал Дьявол. — Ты же знаешь, что это совсем не по моей части.

— Никакой сентиментальщины, — поспешно сказал Прейсинджер. — Нет, это гораздо труднее выразить. — Он вскочил на ноги, заметался по комнате в поисках слов. — Эти девушки слишком — как бы это сказать? — слишком знающие. Им нечему учиться. Да, именно! Они кажутся такими... опытными.

— Я всегда считал это достоинством, — сухо сказал Враг Рода Человеческого.

— Неужели ты не понимаешь? — продолжил Прейсинджер. — Они знают все правила! Они ведут себя как марионетки на верёвочках. Нет ощущения победы, чувства пробуждения...

В глазах Дьявола загорелось понимание.

— Так ты хочешь невинности! — Он фыркнул. — И ты приходишь ко мне в поисках невинности? Какая очаровательная наивность! Ты только подумай! В течение десяти земных лет я должен обеспечивать тебе беззаботную жизнь, неограниченные средства и к тому же самых красивых в мире девушек, чтобы удовлетворить твои самые экстравагантные капризы. Взамен я должен получить от тебя никчёмную безделицу, в существование которой ты даже не веришь, — твою душу. — дьявол раскатисто засмеялся. — А теперь тебе ещё захотелось невинности! — Он на мгновение замолчал. — Любопытная идея, но нелепая. Совершенно нелепая.

— Ты хочешь сказать, что не можешь этого сделать, — высказал предположение Прейсинджер.

— Я не хочу сказать ничего подобного, — реэко возразил Дьявол. — Совершенно невинная дева, нетронутая человеческими руками... — он в задумчивости потёр подбородок. — Трудно. Невероятно трудно.

— Но ты мог бы? — спросил Прейсинджер. — Если бы ты знал, как они все скучны... Так ты мог бы?

— Едва ли, — сказал Дьявол, — по условиям действующего контракта. Это потребует большой работы, времени, чрезвычайной деликатности. Цена будет высокой. — Он в упор посмотрел на Прейсинджера. — Ты отдашь мне остающиеся семь лет?

Лицо Прейсинджера побледнело, но он медленно кивнул.

— Всё, что угодно, — сказал он.

Дьявол улыбнулся.

— Тогда договорились. Разумеется, ты проведёшь с ней только одну ночь. О большем и думать нельзя.

У Прейсинджера задрожали пальцы.

— Она должна быть само совершенство. Эта ночь должна стоить сотен тысяч других ночей.

— Даю слово, — сказал Дьявол.

— Я должен быть первым мужчиной, абсолютно первым, даже в её мыслях...

— Это понятно.

— И если ты не выполнишь условий, вся наша сделка будет недействительной.

Дьявол улыбнулся.

— Согласен. А если выполню... — Он дотронулся своей эбеновой тростью до ободка кофейной чашки, и она мгновенно раскалилась докрасна. — Одну ночь, — сказал он и исчез сквозь стену.

∗ ∗ ∗

Пять дней Прейсинджер прожил в ожидании.

Прежде он чувствовал себя пресыщенным, его одолевала скука. Сейчас он трепетал в предвкушении. Но день проходил за днём, и он стал издёрганным и раздражительным. В каждое новое лицо на улице он всматривался с надеждой и каждый раз отворачивался в разочаровании. Нервы его были на пределе, тело и разум наполнены необычным томлением.

На шестой день он нашёл её, ранним вечером, в подвальчике, где распологалась картинная галерея небольшого художественного музея.

Она была высокой и стройной. Волосы её были пепельного цвета, рот полный и чувственный, походка грациозна. Неприметно приметная и независимая, словно остров посреди моря, она была прохладной, как мартовский ветерок, и тёплой, как смех у костра.

Она была само очарование.

Он последовал за ней и заговорил с ней, и она улыбнулась ему без кокетства. Они вместе пошли по галерее. Её смех был радостным, глаза источали тёплый свет.

Он узнал, что её звали Мойрой и ей было девятнадцать. Он узнал множество других вещей, которые были ему совершенно неинтересны. Они вышли из галереи и пошли по парку, разговаривая и любуясь городом.

Прейсинджер предложил выпить коктейль.

— Хорошо, — сказала девушка. — Но я никогда не пробовала коктейль.

— Невероятно, — сказал Прейсинджер.

— Но правда, — сказала девушка.

Они выпили два коктейля, не больше. Они говорили об искусстве, музыке и книгах, и её понимание было на удивление глубоким. Они говорили о любви, желании и наслаждении, и её невинность была обезоруживающей.

Они ужинали и танцевали на открытой террасе ресторана высоко над городом. Он танцевала грациозно и целомудренно. Прейсинджер напрягся, когда её щека коснулась его щеки, а тело прильнуло к его груди. Самообладание, сказал он себе, терпение. Это была она, та, которую он так долго искал, но всё случилось слишком скоро, слишком рано...

Её привели в восхищение огни ночного города. Она глубоко вдыхала ночной воздух, её близость обволакивала всё его существо.

— Там, где я живу, вид ещё лучше, — сказал он. — Мы могли бы послушать музыку, может быть выпить немного вина.

Она улыбнулась ему.

— Да, — сказала она. — Было бы хорошо. Я не против.

Вид из его окна действительно был лучше. От игры ночных огней, переливающихся всеми цветами радуги, захватывало дух. Музыка наполнилась новым смыслом, вино было самым изысканным из его коллекции — благородного цвета и превосходное на вкус. Они разговаривали и негромко смеялись, а потом замолкли. За окном мерцали огни города, в камине догорали угли.

Она была бесподобна.

Только позже он понял, что не был первым.

В конце концов, Дьявол не выполнил своего обещания, и он был свободен. Эта мысль ласкала его, когда он спал, положив голову на её плечо.

∗ ∗ ∗

Утром она ушла, а Дьявол стоял у окна, в нетерпении поигрывая тростью. Увидев его, Прейсинджер рассмеялся.

— Ты, глупец, — воскликнул он. — Ты не смог выполнить моих условий, но я вовсе не в претензии. Сделка не состоялась, но я получил то, что хотел.

Дьявол продолжал в упор смотреть на него.

Прейсинджер перестал смеяться.

— Ну? Чего ты ждёшь? Между нами всё кончено, убирайся! Сделка не действительна.

— Не совсем, — сказал Дьявол. — Я дал тебе то, что ты просил.

— Но не буквально, — воскликнул Прейсинджер. — Я не был первым. До меня был другой мужчина...

И тогда расмеялся Искуситель, и из глаз его покатились дымящиеся слёзы.

— И это меня ты называешь глупцом? — сказал он. — Неужели ты мог подумать, что я нашёл бы для тебя невинность без изъяна? Какая нелепость! Я никогда не мог бы. Разумеется, был другой — но Дьявол это Дьявол, а не мужчина.

И с громоподобным смехом он увлёк с собой Прейсинджера через стену в преисподнюю.


"Hard Bargain". 1958 год
Автор: Алан Нурс
Перевод: В. Устинов


Текущий рейтинг: 77/100 (На основе 53 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать