Победителей судят

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.

- Суд постановил, признать Зиновьева Александра Юрьевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 105 УК РФ, и назначит наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет, с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Приговор может быть обжалован в течении десяти дней со дня его провозглашения. Заседание суда объявляется закрытым.

Судья удалился. Зиновьева увели под конвоем, но прежде, чем он переступил порог- последний рубеж, за которым его ждала камера, он оглянулся, взглядом ища кого-то среди присутствующих. И я точно знал-он искал меня. Я покинул зал заседания в числе первых, поэтому он едва ли мог меня видеть, я же предпочитал забыть о нем. Дело было закрыто, роль, отведенная мне в нем, была отыграна от и до, как по нотам. Следовало обратить свое внимание на другие дела или же просто отдохнуть, чего я не делал уже давно. Выйдя из зала, я достал из кармана портсигар, вытряхнул оттуда сигарету и закурил. Кольца дыма поднимались над головой, я закрыл глаза и вдохнул давно привычный запах. Так пахнет только первая сигарета, выкуренная сразу после конца заседания- успехом, чистой победой. Зал покинули практически все. Среди присутствующих я успел разглядеть Элеонору – свидетельницу обвинения, которая оказалась здесь не без моей помощи. Она выглядела прекрасно, словно только что вышла не из зала суда, а выпорхнула на террасу своего загородного дома, готовая встречать гостей. Она была в черном костюме- точно ангел мести, явившийся сюда, чтобы восторжествовала справедливость, а в руке держала сигарету с мундштуком. Элеонора курила, давно, и, возможно, была еще более зависимой от этого, чем я. Стоящий рядом охранник сказал ей:

- Здесь не курят.

Она раздраженно фыркнула, но сигарету все же убрала, затем пригляделась к толпе и нашла глазами меня. Улыбнулась своей обычной немного хищной улыбкой и подошла ближе.

- Поздравляю- сказала она, обдавая меня ароматом восточных духов, которым, на моей памяти, она не изменяла.- Это был триумф.

- Не без твоей помощи.- отозвался я. – Не без твоей помощи.

- Что ж, удачи.- сказала Элеонора.- Зови, если понадоблюсь.

- Непременно.

Она ушла, а я решил выкурить сигарету до конца, словно это было залогом моих будущих успехов. Я еще раз огляделся- людей в коридоре становилось все меньше, и вдруг заметил маленькую одинокую фигурку, стоявшую в углу. Я не мог различить лица, но я точно знал, кто это был. То была Ирина- младшая сестра Зиновьева. Она отыскала меня в поредевшей толпе и двинулась напрямик. Я поморщился- родственники обвиняемых всегда вызывали у меня одно только раздражение, а порой даже и отвращение. Слишком заинтересованные, чтобы быть непредвзятыми, они с неизменной настойчивостью стремились вмешаться в мои дела, к которым не имели никакого отношения. Ирина поравнялась со мной, посмотрела прямо, я уже встречал этот ее взгляд, она приходила ко мне, когда расследование еще не было окончено.

- Он не виновен.- сказала она твердо.

Я затянулся сигаретой, и не ответил.

- Он не виновен. – повторила Ирина.- И Вы это знаете.

- Я знаю только то, что занимался этим делом полгода. Что гонялся за зверем, который убивал и убивал жестоко. И вот, наконец, добился того, что он оказался за решеткой. Я понимаю Ваши чувства- сложно принять то, что подобное чудовище родилось именно в Вашей семье, но Вам придется смириться и успокоиться лишь тем, что убивать снова у него нет больше возможности. Вот все, что я могу Вам сказать.

Ирина помолчала, а затем сказала тише:

- Зверь здесь один- тот, что живет внутри Вас. Неужели Вам так нравится смотреть на чужую боль?

- Послушайте, не я принимал решение о судьбе Вашего брата. Я всего лишь частный детектив, который занимался этим расследованием. Я предоставил информацию- остальное было в руках суда.

Сигарета в моих руках обгорела до фильтра. Разговор пора было заканчивать.

- Всего доброго.- сказал я, и, развернувшись, пошел прочь.

- Я знаю, что свидетель обвинения был подставным. Ее прислали Вы. – сказала мне вслед Ирина. Я не оглянулся.

На улице было промозгло, накрапывал дождь. Запах успеха, который я вдохнул, закурив сигарету, был развеян и безнадежно испорчен пустым разговором с Ириной. Она все испортила. Глупая жалостливая девчонка. Она раскусила Элеонору… Что ж, это все, на что ей хватило ума. Если бы она размышляла об этом чуть дольше, возможно, ей хватило бы его и на то, чтобы дойти до осознания- порой, хороши все средства. Порой, на кону нечто более стоящее, чем мимолетная ложь, небольшая махинация. На кону была поимка опасного убийцы, на чьем счету было уже пять жертв. Моя репутация и торжество от того, что очередное дело было распутано, и распутано блестяще. Я сел в машину и улыбнулся своему отражению в зеркале заднего вида. Это был мой день, и я не собирался позволять кому-либо его портить. Дома меня встретила Ингрид. Мы сожительствовали около года, прежде работали в одном детективном агентстве. Она была дельным напарником, несмотря на то, что природе было угодно, чтобы она родилась женщиной. Три месяца назад Ингрид узнала, что беременна и ушла из агентства, ради нашего общего ребенка, и теперь сидела дома, только обсуждая со мной дела, но практически не участвуя в их раскрытии. Мне часто не хватало ее на работе, ее свежего взгляда, ее мыслей.

- Как прошло? – спросила она, когда мы сели за стол в кухне.

- Все просто отлично. Зиновьев за решеткой, дело сделано. Деньги от клиентов уже у меня. Правда, пришлось поделиться с Элеонорой, но…

- Ты снова звал Элеонору? – в голубых глазах Ингрид появилось негодование.

- Да, мне пришлось прибегнуть к ее помощи. Да ты что, ревнуешь?

Я заставил себя улыбнуться, небрежно, словно подозрения Ингрид выглядели смешными.

- Оставь эти уловки, при чем здесь ревность. Ты обещал мне, что больше не будешь использовать подставных свидетелей- и не важно, Элеонору, или кого-то еще!

- Обещаю, этого больше не повториться. Просто, в этом деле мне требовалась стопроцентная гарантия того, что он сядет.

- Ты говорил мне тоже самое три месяца назад, перед тем, как я уходила из агентства. Ты сказал, что бросишь эти грязные уловки, и будешь вести дела так, как остальные.

- Если для тебя это так важно, то я сделаю, как ты хочешь. Но сегодня я победитель, Ингрид! А победителей не судят.

- Это грязная победа, Слава. Это грязные raha…

Ингрид родилась в Эстонии и в минуты гнева, порой, срывалась на родной язык. Она перевела дух и отвернулась, начав готовить кофе. Все началось с Ирины. Из-за нашего с ней разговора все пошло наперекосяк. Это дело было закончено, следовало праздновать, а вместо этого я почему-то угодил в бурю. Подставные свидетели были лишь средством, но цель их оправдывала. Мне нужна была гарантия, уверенность в том, что все пойдет как надо. Именно это обеспечило мне имя, сделав лучшим детективом среди коллег. Так я завоевал уважение, так заставил думать, что не могу ошибаться. Я не мог ошибаться и на этот раз. Я был уверен. «Он не виновен. И Вы это знаете»- прозвучал в голове знакомый голос. Я прогнал эти мысли прочь и готов был приняться за еду, когда в мои мысли ворвалась Ингрид:

- А тебе приходила в голову мысль, что он может быть невиновен? Что если тебе стоило еще раз все проверить, а не прибегать к своим… методам?

- Когда мы работали вместе, тебя вполне устраивали мои методы.

- Нет, тогда все было иначе.- покачала головой Ингрид. – А теперь ты как-будто готов засадить кого- угодно…

- Ну, все, хватит! Замолчи!

- Ты знаешь, что я права.

- Заткнись!- крикнул я и на секунду сам испугался своего порыва. Ингрид выронила чашку, и коричневая лужица кофе растеклась по белому напольному кафелю. Она оставила чашку в раковине и вышла из кухни.

Мы не разговаривали до вечера и легли спать в ссоре. Но на утро буря рассеялась- мы стали делать вид, что ничего не было. Позавтракали, разговаривая на отвлеченные темы, а после отправились на прогулку. У меня был выходной, и Ингрид потащила меня в старый город. Мы ходили, глядя на витрины магазинов, пили кофе в старой кофейне, где когда-то давно в первый раз встретились, чтобы расследовать свое первое дело. Приятные общие воспоминания сгладили вчерашнюю ссору и все могло бы быть хорошо. Но по дороге обратно нам встретилась лавка, прежде бывшая антикварной, а ныне выкупленная предсказательницей. Хозяйка лавки, обвешанная деревянными бусами, куталась в темную шаль, стоя на пороге.

- Заходите- пригласила она нас- если хотите узнать свое будущее.

Мне не хотелось принимать ее приглашение, но Ингрид потянула меня за руку, и мне пришлось пойти следом. Внутри царила полутьма, душно пахла восточными благовониями, которые Ингрид порой притаскивала из магазинов для дома и расставляла по квартире. Лавка, когда-то казавшаяся просторной, теперь была заставлена всякой всячиной, и оттого будто съежилась. В углу притаился огромный старый шкаф, возможно, оставшийся от антикварного, рядом примостились криво сколоченные деревянные полки, заставленные книгами. В центра стоял стол. На столе лежала колода карт, и дымились те самые благовония. Хозяйка лавки жестом пригласила нас садиться к столу, сама она села напротив. Она посмотрела на нас, словно оценивая.

- Мне нужна рука, линии и карты. Лишь в них суть.

Я ждал, что сейчас она возьмет руку Ингрид и расскажет ей о ближайшем будущем в весьма туманных красках, как обычно делают представительницы ее профессии. Но она потянулась к моей руке и ловким движением заполучила мою ладонь. Несколько долгих моментов она держала мою руку, а я, отчего-то, никак не мог ее отдернуть. А потом гадалка отпрянула сама, резко, словно ее обожгло. Она встала и отвернулась, потом села обратно и взяла в руки колоду, перетасовала, а затем вытянула карту и выложила на стол передо мной. Это была семерка кубков. Гадалка посмотрела на меня и сказала:

- Ты идешь по краю. Твой прошлый выбор-ошибка, которая положила начало твоему краху… В скором времени ты получишь знак того, что ошибся. Но выбора у тебя уже не будет… Останется только одно.

Она бредила. Верно бредила. Про какой выбор она твердит?

- Ты не послушал девушку, которая говорила тебе правду. Внутри тебя зверь- и от каждой твоей ошибки он набирается сил. Ты охотно подкармливаешь его, но для пробуждения ему нужна кровь. До кровопролития ты не дошел. Пока не дошел… Но если это случится- зверь поглотит тебя.

Ее слова были бредом. Это не могло быть правдой. Я подскочил со стула, схватил Ингрид за руку и потащил прочь из лавки.

- Ты можешь бежать, но от себя сбежать не удастся. Все уже началось…- сказала нам вслед гадалка.

Мы вышли из лавки и двинулись прочь. Во мне закипала ярость- какое право она имела нести всю эту чушь?! Кем она себя возомнила?! Кажется, Ингрид чувствовала мой настрой и молчала до самого дома. Вечером, после душа, я остановился перед зеркалом в ванной и долго всматривался в свое отражение. Я смотрел на него очень долго, и на секунду мне показалось, что в привычных мне серых глазах блеснуло что-то незнакомое. Чужое, зловещее, страшное. Я отогнал эту мысль прочь и отправился спать. Придя в офис на следующий день, я обнаружил на столе бутылку шампанского. Очевидно, коллеги решили поздравить меня с успешным завершением еще одного дела. Здесь мой авторитет, наработанный годами тяжелого труда, был непоколебим. Его подкрепляли постоянные заказы, каждый из которых получал триумфальное завершение. Пусть иногда приходилось прибегать к уловкам, вроде приглашения подставных свидетелей. Пусть, последнее время я стал делать это чуть чаще, чем раньше. Что с того? Дела шли своим чередом, я делал свою работу- и делал хорошо, никто не посмел бы с этим спорить.

- Поздравляю с завершением! – рядом стояла Лина, они с Ингрид когда-то работали вместе. До того, как в агентстве появился я.

- Спасибо.- ответил я.- Оно не могло закончиться иначе.

Лина кивнула и ушла к своему столу. Дел сегодня почти не было, поэтому я позволил себе в полной мере насладиться успехом. После обеда мы распили шампанское, я рассказал о том, как проходило заседание суда, добавив в конце:

- Я рад, что этот зверь, наконец, за решеткой!

И ответом мне было одобрение и плеск шампанского в бокалах. Когда мы убирали посуду, Лина, собиравшая тарелки из-под торта, посмотрела на меня долгим взглядом, как-будто что-то во мне стало не так, и спросила:

- Линзы?

Я покачал головой, она смутилась и ушла.

Тогда я не придал этому особого значения. Но после этот взгляд Лины- первый знак начавшегося кошмара, не раз придет мне на память. Все началось с мелочей- немного изменившиеся глаза, чуть смягчившаяся, крадущаяся походка… А затем появилось предчувствие, которым я не был подвержен никогда ранее. Предчувствие, которое в течении бесконечно долгой и серой недели вело меня к событию. Ингрид больше не поднимала вопрос о деле Зиновьева. Возможно, боялась, что мы снова рассоримся. Возможно, причиной было ее плохое самочувствие. Она постоянно ходила по врачам, пила какие-то таблетки и подолгу спала. В агентстве было тихо, мне не давали новых дел, дни шли чередой.


Все изменил звонок. Это было в понедельник, когда я уже был готов уйти домой с работы пораньше, и тут в кармане моего пиджака зазвонил телефон. Звонил мой давний коллега, который, вместе со мной, вел расследование по делу Зиновьева.

- Добрый день, Александр Яковлевич

- Добрый? Ну, Станислав Викторович, можете называть его добрым, если Вам так угодно.

- Что-то случилось?

- Случилось-мягко сказано. За городом, недалеко от частного сектора обнаружен труп девушки. Ее повесили. Вам ничего это не напоминает? Труп найден неподалеку от дома некой гражданки Лисенко Элеоноры Владимировны. Думаю, Вам знакомо это имя. Вам есть, что сказать мне по этому поводу?

Я ослабил узел галстука. Этого не может быть. Висельник- Зиновьев, и он за решеткой. Это не должно продолжаться. Это не может продолжаться, я приложил к этому все усилия. У дома Элеоноры… Вызов. Кто бы он ни был, тень, убийца, он бросал мне вызов. Вызов, который я собирался принять.

- Мы должны сообщить в полицию, немедленно.

-Нет!-почти крикнул я в трубку- Если мы это сделаем, на моей карьере можно будет поставить крест. Если мы это сделаем, это будет конец, конец! Прошу, дай мне два дня.

- Два дня на что, Слава?

- На то, чтобы закончить это дело. Это мое дело.

- Я даю тебе сутки. После этого я иду в полицию. Что бы ты там не задумал.

В трубке раздались короткие гудки, но я никак не мог ее отложить. Наконец, я нашел в себе силы отнять трубку от уха. Уняв дрожь в руках, я подошел к сейфу и набрал код. Металлическая дверь отъехала в сторону, открывая свое серое нутро. Внутри лежал пистолет. Я взял его, спрятал под пиджаком, захлопнул сейф и вышел из кабинета. Не знаю отчего, но я решил вернуться домой через старый город. Я вспоминал, как мы гуляли здесь с Ингрид неделю назад. Когда я еще был победителем, когда все было в моих руках. Теперь все было иначе… Я уже прошел мимо злополучной лавки гадалки, с которой и началось мое падение, когда услышал за спиной голос:

- Если убьешь его- зверь одолеет тебя.

Я обернулся- гадалка стояла на пороге.

- Я не могу иначе. Ставки слишком высоки.

- В этом деле одна ставка- твоя жизнь. Ты готов расплатиться ею?

- Никакого зверя нет.- сказал я ей твердо и пошел прочь, больше не оборачиваясь.

Дома я переоделся, оставил вещи, и на минуту зашел в ванную. Я смотрел в зеркало- большое настенное зеркало, перед которым я брился каждое утро. В моем лице что-то изменилось. Я присматривался, пытаясь понять, что не так, и вдруг отражение изменилось- там больше не было человека, которого я привык видеть, из отражения на меня смотрел монстр. Морда его была покрыта короткой коричневой шерстью, глаза светились нечеловеческой яростью, с клыков капала кровь. Я был словно в трансе и никак не мог отвернуться. Из транса меня вывел громкий крик- это кричала Ингрид. На секунду мы встретились глазами в зеркале, а потом я обернулся и ударил ее наотмашь:

- Заткнись, дура!

Она замолчала, я обернулся к зеркалу. Отражение было прежним. Оттуда на меня снова смотрело человеческое лицо. И ужас пронзил меня- я ударил Ингрид. Я ударил ее… Но времени отвлекаться не было. Я должен был завершить начатое. Какая-то часть меня- изменившаяся, чуткая, - знала гораздо больше. Знала, где нужно искать висельника. Дорога до озера, возле которого жила Элеонора, заняла полчаса. Я вел машину резко, лихо, как раньше не водил никогда. Выходя из машины, я проверил пистолет и двинулся к озеру. Все было точно так, как подсказывало мне внутреннее чутье. «Зверь внутри…». Он сидел на берегу, кидая в воду камни. Теперь я точно знал, что это был он. Я не окликнул его, лишь подошел ближе, слыша, как едва различимо шуршит под ногами гравий, и нажал на курок. Еще раз. Он повалился на бок, скатился ближе к берегу и остался лежать в воде. Все было кончено. Теперь уж точно. Я плохо помнил, как вернулся домой. В пустой дом, где больше не было Ингрид- она ушла. Ушла, забрав все свои вещи. Она ушла навсегда. Я выложил на стол пистолет, снял одежду, в которой ездил на озеро, вошел в ванную и стал смотреть в зеркало. На лице появилась шерсть, а в глазах остался блеск. Тот самый блеск, который я видел в прошлый раз… Я отвернулся, отражение осталось неподвижно. Оно превращалось в то чудовище, которое я видел в прошлый раз- обрастало шерстью, изменялось… Я нашел в себе силы посмотреть ему в глаза, потому что чувствовал- оно было теперь мной… Я прикоснулся рукой к зеркалу, а после окружающий мир накрыла темнота. «Утром на берегу озера найден труп. По словам очевидцев, они слышали выстрелы. Помимо отверстий от пуль, на теле обнаружены следы когтей, сердце у убитого отсутствует. Ведется следствие.»


- Суд постановил Зиновьева Александра Юрьевича признать невиновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 105 УК РФ и освободить из-под стражи в зале суда. Заседание суда объявляется закрытым.

Элеонора Лисенко вышла из зала, достала из сумочки сигарету с мундштуком и жадно затянулась. Сегодня она была свидетельницей снова. Теперь уже настоящей.

- Здесь не курят.- сказал ей охранник. Она сделала еще одну затяжку и затушила сигарету. Элеонора двинулась к выходу, когда услышала разговор:

- Он сильно изменился в последнее время…

- Да, что-то было не так.

- Возможно, он чувствовал…

Возле стены стояли двое мужчин, в руках у одного из них была свежая газета.

- Что там такое?- спросила их Элеонора

- Вы что же не слышали новостей? Убит Станислав Жданов, детектив.

- Что?!

Она вырвала у него из рук газету. «Сегодня утром в собственной квартире мертвым найден Станислав Жданов. Его нашла бывшая сожительница, пришедшая к Жданову за вещами. По ее словам, она обнаружила его в ванной, полной крови. Тело Жданова исполосовано когтями, сердце вырвано. Предположительно, жестокое убийство было заказано конкурентам Станислава, бывшего успешным в своей сфере. Ведется следствие».


В старом городе, сидя в лавке за низким столом, читала газету гадалка. Усмехнувшись, она посмотрела на последнюю строчку. Она предупреждала его. Она знала. Напротив нее сидела Ингрид. Они смотрели друг на друга- объединенные одним знанием – зверь не признавал победителей, которых не принято было судить, зверь требовал крови, и теперь он сыт.

Автор- Helena


Текущий рейтинг: 25/100 (На основе 47 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать