Колёса

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Silver brick.png
Эта история была написана участником Мракопедии Pivaseek в рамках литературного турнира. Судьи и авторы Клуба отметили эту историю наградой "Серебряный Кирпич". Пожалуйста, не забудьте указать источник при использовании.


Сегодня мне исполнилось 12 лет. И меня это не очень радует. Потому что есть два варианта как отметить этот праздник, и оба довольно напряжные. Чаепитие с родителями – скука смертная, настоящее наказание. Пойти к друзьям во двор – наверняка предложат выпить, чего я немного опасаюсь. Отказаться нельзя, меня и так считают ботаном, а ботанов у нас не любят. Не отмечать вообще – сочтут ненормальным как друзья, так и родители. Это ещё надо будет как-то им всем объяснить. Уж лучше не пить, так хотя бы у меня будут проблемы только с друзьями. Но как отказаться от алкоголя?

Родители всю жизнь вдалбливали мне, что пить и курить плохо, было бы проще, если бы сегодня они не пустили меня на улицу, и я бы мог расстроенный закрыться в комнате. Но они не стали применять на практике свой подход к воспитанию.

– Сегодня ты стал взрослее, и теперь имеешь полное право напиться! – поздравил меня мой сосед по парте Витёк.

Витёк не был школьным хулиганом, просто у него было больше друзей, и он всегда всё успевал попробовать раньше меня. В пятом классе у него остро встала необходимость списывать у кого-то математику, и он сел рядом со мной, набиваясь ко мне в друзья. Я был только за, потому что надо же мне с кем-то дружить, иначе затравят.

Пятидесяти рублей, подаренных им, как раз хватало на покупку пива. Он уже позвал своего соседа Костика, которому было четырнадцать, и который выглядел как взрослый. По плану Витька, он должен был покупать пиво.

– Я хочу выпить, – соврал я, – но у меня рядом бабушка работает. Если меня случайно заметит кто-то из её коллег, то ей обязательно расскажут. И тогда дома на меня наорут.

Витёк знал где работает моя бабушка, как раз недалеко от того заброса, за которым обычно все пили. Знал он и о бабушкиной суровости, и о том что меня долго не будут выпускать на улицу если спалят за чем-то неприглядным.

– Тогда нам лучше будет разделиться, – предложил Витёк, – Сначала пойдёт Костик, он купит пиво и будет ждать нас за забросом. Потом пойдём мы, купим пластиковые стаканчики и пойдём к нему.

План сработал. У него было только одно слабое место, Костику могли не продать пиво, но всё обошлось. К сожалению для меня обошлось. Конечно, от одного стаканчика пива ничего страшного со мной не случится, но первое в своей жизни алкогольное опьянение я старался оттягивать до последнего.

Как и задумывали, мы приходим в лесопосадку за забросом. Костик и Витёк ведут меня в место для распития, где они уже были раньше. Там нас ждала ещё одна неприятность: около этого место кто-то насрал. Рядом с большими камнями для сидения лежал здоровенный кусок говна. Костик оттолкнул его палкой, но моё настроение упало окончательно. Не так я себе представлял взросление. Где предметные олимпиады, победы на конкурсах, участие в конференциях? Когда их место успело занять распитие пива рядом с говном?

Алкоголь подействовал на меня не так как я ожидал. Все говорили, что он развязывает язык, и я надеялся, что он сделает меня душой компании, но вместо этого я просто залип в одну точку. Непривычная лёгкость в теле была скорее неприятной. Казалось, что если я встану, то мне будет тяжело идти. Что я здесь делаю и зачем? Я вообще не понимаю, я ли это, и какое время года – зима, лето?

Но был и один положительный момент: на Витька и Костика он тоже действовал, хотя и по-другому. Они вели свой обычный оживлённый разговор о том кто кому что сказал и кто что ответил, и не обращали на меня совершенно никакого внимания. В трезвом состоянии они бы наверняка меня окликнули, но сейчас мне дали спокойно позалипать. Всё не так уж и плохо, мне казалось, что будет гораздо противней.

Пиво закончилось, я начал трезветь и стал способен следить за разговором и вставлять редкие односложные реплики. А разговор как раз начал становиться интересным:

– Будь осторожен с ним, – предупреждал о чём-то Костик, -- кто много выёбывается – тот попадает под колёса.

– В смысле? – не понял Витёк, – он меня на велике переедет что ли?

– Я про другие колёса. Не про те, на которых ездят, а про те, которые давят. Сам я их не видел, но мне рассказывали про них разные люди. И рассказывали так, что им хотелось верить. Когда нечто убивает человека у тебя на глазах, то по твоему лицу это заметно. Сам решай, верить или нет.

– Я понял, так что за колёса-то?

– Они просто появляются из ниоткуда и едут на тебя. Размером колёса больше любого человека. Ты можешь бежать от них, но они тебя догонят. Можно спрятаться дома, но нельзя просидеть взаперти всю жизнь. Рано или поздно ты выйдешь, и тогда на тебя снова поедут колёса.

Ещё они никогда не появлялись в присутствии взрослых. Я слышал, что одному чуваку удалось спастись от них не выходя на улицу и попросив маму провожать его в школу и встречать из неё. Одноклассники не понимали, что ему грозит смертельная опасность, и ржали над беднягой, довели до того, что однажды он вышел на улицу без мамки, и тогда все увидели от чего он прятался, но было поздно. Сбежать он не успел.

– И что же случается с теми, кто попадает под эти колёса? – недоверчиво хмыкнул Витёк.

– Они исчезают. Куда именно – никто не знает. Как правило, их потом находят через несколько дней далеко от места исчезновения. И как правило, мёртвыми находят. Некоторые отделались съехавшей крышей, но всё равно это были уже почти овощи.

– Тогда лучше всего сидеть дома и не выходить ни под каким предлогом, – вмешался я, – родители в любом случае тебя в психушку сдадут, но так у тебя хотя бы есть шанс выжить. И в психушку ты поедешь нормальным человеком, а не овощем.

– Если верить тому, что мне рассказывали про психушку, то там ты сам захочешь броситься под колёса, – ответил Костик, – но попробовать можно, почему нет.

Я конечно же не поверил во всю эту историю с колёсами, но она ещё несколько дней не уходила у меня из головы из-за своей нелепости.

Однажды в школе на перемене я спросил у Витька:

– Если бы ты вдруг заметил, что за тобой приехали колёса, что бы ты сделал?

– Да брось, ты что поверил в эту чушь? – усмехнулся он.

– Нет конечно, я же не идиот, – на этот раз усмехнулся уже я, – но всё равно интересно представить. Мы же представляем как будем вести себя при зомби-апокалипсисе, но никто же его на самом деле не ждёт. Почему бы нет?

– Ну не знаю, прятаться от них я бы точно не стал. Наверно попытался бы повалить их. А ты?

– Я не думаю, что валить их – хорошая идея. Они же катятся сами, почему они не смогут сами встать? Не, тут только спрятаться можно. Как это сделать так, чтобы тебя не посчитали сумасшедшим – это уже другой вопрос. Можно ногу себе сломать. Это сделать сложно, но хочешь жить – не так раскорячишься.

– Ага, и всю жизнь пока не повзрослеешь ломать себе обе ноги поочерёдно в разных местах, – посмеялся Витёк, – так никаких ног не напасёшься.

∗ ∗ ∗

По английскому нам задали групповой проект. Помимо меня, Витёк позвал с нами работать двух девчонок: Наташку, потому что она ему нравилась, и её лучшую подругу Алесю. Алеся неплохо знает английский, поэтому я не возражал против его выбора. Была высокая вероятность, что я не всю работу буду делать один.

Проект мы начали утром в субботу, собравшись дома у Витька. Управились до вечера, текст был написан, и нам оставалось только заучить каждому свою часть.

Закончив, мы вышли гулять, и встретили во дворе Костика.

– Успешное завершение работы нужно отметить, иначе на уроке не сможем защитить проект, примета такая. Предлагаю скинуться на бухло, – как обычно взял на себя инициативу Витёк.

Подсчёты показали, что скинуться мы можем только на бутылку дешёвой газировки. Не то чтоб у нас совсем было пусто в заначках, просто никто не планировал ничего кроме работы над проектом, и все оставили деньги дома.

– Ну, раз уж денег нет, то придётся брать без денег.

– В смысле, украсть? – удивилась Алеся, – я не буду в этому участвовать и не советую вам.

– Вот именно! Это опасно! – присоединились мы с Наташкой.

– Я не буду тебя отговаривать, это твои личные проблемы с законом, и решать только тебе, но и помогать тоже не буду. Мне такие проблемы не нужны, – спокойно сказал Костик.

– Это не так уж и опасно! Я знаю людей которые уже это делали и мне рассказали как. Всё нормально будет, – Витёк похлопал себя по карманам, – Я, кажется, сотовый дома оставил. Лёх, поднимись со мной.

Мы поднялись на второй этаж, где нас не могли слышать с улицы и Витёк резко остановился не доходя до своей квартиры.

– Вот что за дела? Ладно бабы боятся, но ты-то? Вроде всегда нормальным пацаном был, всегда на тебя можно было положиться, и вдруг на тебе!

– Костик тоже против этой дурацкой затеи!

– Костик не против, он отказался участвовать. Человек просто решил за себя, а не начал кудахтать о том, как это опасно.

Я потупил взгляд. Возразить на это нечего.

– Тем более, для тебя ничего опасного нет. Весь риск я беру на себя. Ты просто отвлечёшь продавщицу покупая лимонад, а я в это время потянусь за прилавок. Если меня и поймают, а меня не поймают, то ты будешь вообще не виноват.

Мне всё равно не нравился этот план, даже если я и не рисковал. По закону я чист, но всё равно воровство – это мерзко.

– Алеся с Наташкой решат что ты трус. Пройдёт пара недель, как все девчонки в классе будут считать тебя ботаном, который никогда ничего не сможет для них сделать, – выдал Витёк решающий, на его взгляд аргумент.

И абсолютно бессмысленный, потому что я как раз занял сторону девчонок, а нормальный человек не будет осуждать того, кто с ним согласен. Но меня всё равно это задело.

– Ладно, но ты первый заходишь в магазин, чтобы это не выглядело как будто мы вместе. Если продавщица будет не одна – выходишь.

– Я знал, что ты всегда меня поддержишь! – просиял Витёк, – Сейчас, я только возьму куртку с большим внутренним карманом.

Мы сразу направились к магазину не останавливаясь чтобы что-то объяснить друзьям. «Сейчас всё будет» – небрежно но уверенно бросил на ходу организатор.

Когда я расплачивался за газировку, его в магазине уже не было. Выходя, я увидел, что Витёк не ждёт меня, а быстрым шагом направляется ко двору. Нагоню его после поворота, чтобы не палиться.

– Ну что, достали? – нетерпеливо подскочила Наташка.

Витёк слегка приоткрыл полу куртки, демонстрируя бутылку дешёвой водки.

– Ни фига себе! Вот это точно стоит отметить!

∗ ∗ ∗

Неделю я ждал гостей из милиции, готовился рассказывать что ничего не видел и не знал. Часть пути до дома мы шли вместе с Витьком, пока мне не нужно было свернуть.

– Давай больше так не рисковать. В следующий раз будем заранее планировать покупку алкоголя. Я лучше потрачу отложенное из карманных денег, чем попадусь на воровстве.

– Как скажешь, я не против. Но ты слишком сильно беспокоишься по этому поводу, как будто конец света случился. Расслабься.

Хорошо, что такое больше не повторится. Одной проблемой меньше

– Уже не очень беспокоюсь. Если бы нас подозревали, давно бы к нам пришли. Нет, это я на будущее, в следующий раз нам может не повезти. Сейчас меня больше волнует мой табель. Из-за незакрытой тройки по математике мне все выходные будут мыть мозг.

– Ну, крепись!

Попрощавшись с другом, я свернул в сторону дома, на стадион. Точнее, стадионом это было когда-то давно, ещё до моего рождения. Сейчас там паслись телята. О прошлом этого пустыря напоминала только асфальтовая беговая дорожка, частично разрушившаяся и поросшая травой.

Именно по ней в мою сторону двигались три здоровенных круглых диска.

Двигались сами по себе, как живые, быстро и целеустремлённо, совершенно точно не от ветра. Они не должны были ехать, даже стоять не должны, но ехали, и прямо на меня! Плевать почему они едут, но почему ко мне? Быстрее бежать, пока не раздавили!

Да это же и есть те самые колёса, которыми нас когда-то пугал Костик!

Расстояние от меня до колёс меньше, чем от меня до школы, но другого укрытия поблизости нет. Любой человек бегает быстрее если есть опасность для жизни, и я так просто сдаваться не собираюсь!

Пробежав половину расстояния, оглянулся и увидел колёса совсем рядом. До школы я не добегу. Но и не остановлюсь, хотят меня раздавить – пускай догоняют!

Из-за угла навстречу мне вышла взрослая женщина. Оглядываюсь ещё раз. Фух, всё-таки я убежал!

Мне с ней не совсем по пути, но я всё же приближаюсь к дому. Женщина сворачивает во двор нескольких двухэтажек. Там уже безопасно, всегда рядом незнакомые мне взрослые. Нужно только дождаться пока кто-нибудь из них пойдёт к гаражам, а уж оттуда я до дома добегу. Другого выбора нет, если только не позвонить маме и не попросить встретить. Но как я ей объясню, почему не могу дойти один?

Несколько часов высматривал взрослых идущих в гараж. Никогда ещё время не тянулось так долго. Устал и проголодался ужасно. Думал, что наверно сегодня никто в гараж не пойдёт, даже был близок к тому чтобы позвонить маме. Но всё-таки дождался и добрался до дома живым.

Пару месяцев назад я предлагал сломать ногу при встрече с колёсами чтобы иметь уважительную причину сидеть дома, но сейчас это казалось мне слишком радикальным. Ломать себе кость психологически тяжело, даже если ты на это решился. А вот поесть льда из морозилки – отличный вариант, хоть и временный. Пока буду валяться в постели, придумаю что-нибудь получше.

И придумал: колёса приехали за мной из-за кражи, после того как я с ней смирился. Значит, если я заплачу за украденное и извинюсь, то они скорее всего исчезнут. Не факт, что это сработает, но попробовать нужно. Всю ответственность я возьму на себя, Витька не подставлю. Терять мне уже нечего.

Они ведь так и не оставили меня в покое когда я заперся дома.

В первый же день моей болезни, когда родители ушли на работу, я увидел огромную тень за окном. По нашему безлюдному переулку медленно туда-сюда прокатывались колёса. Они хоть и больше не представляли для меня опасности, но противоестественный вид живых механизмов не давал успокоиться и напоминал о том что ждёт меня снаружи. Иногда у меня получалось отвлечься на чтение, но ненадолго. Трудно забыть о том кто хочет тебя убить, когда вас разделяют всего несколько метров.

Колёса исчезали только иногда, когда по переулку кто-то проходил или проезжал, а потом возвращались снова.

Я попробовал перейти в другую комнату, окна которой выходят не на переулок, а наш небольшой огороженный дворик. Ни колёс, ни их теней я больше не видел, но тогда они начали издавать гул, будто от мотора грузовика, но более низкий и зловещий. Гул раздражал больше чем вид теней за окном, он будто был прямо в моей голове, поэтому я вернулся пока он не свёл меня с ума. Эти хитрые хищники звали меня, заставляли приближаться к ним. Опять пытался читать, но тогда гул возвращался ненадолго, как издёвка, мол, не надо было пытаться убежать от нас.

По ночам гула не было, наверно, колёса не хотели будить взрослых. А когда родители заходили в мою комнату, то исчезали даже тени.

Скорее бы выздороветь и всё исправить, с температурой я не мог бы дойти до магазина даже обычным путём. О том, чтобы в моём состоянии делать короткие перебежки по улице и прятаться в подъездах высматривая мимо проходящих взрослых, не могло быть и речи. Главное сейчас – сохранить рассудок.

∗ ∗ ∗

Как всегда когда случается что-то плохое, родители это чуют и пытаются добить тебя окончательно. Я уже почти выздоровел и собирался в магазин, как мамка решила, что сейчас самое подходящее время, чтобы вспомнить про мой табель.

– Ладно, история сложный предмет, но почему у тебя тройка по географии?!

– Так случайно получилось, тест оказался сложнее чем я ожидал, исправлю когда будем проходить другую тему.

– Понятно, не подготовился вовремя. Неужели так сложно прочитать параграф? Так и скажи: «лень было», – мама вновь взглянула на табель и резко повысила голос, – а по любимой математике почему три?!

– Потому что я не расписывал решение с точностью до каждой операции, исходя из предположения, что его будет проверять не дебил!

Стараюсь не слушать что она говорит дальше. Жаль, что нельзя уйти. Деваться некуда, придётся потерпеть полчасика.

Да если бы полчасика! С работы пришла бабушка, и всё пошло по второму кругу с новой силой.

Главное – держать в уме, что родителям не нужны твои знания. Знаниями нельзя похвастаться перед подружками, а оценками можно. Им плевать что ты будет делать когда повзрослеешь, понадобится ли тебе сраная география или нет, им нужно прямо сейчас в разговоре на работе показать что они чего-то добились в жизни. А так как они не добились ничего, то им остаётся только рассказывать про твою учёбу.

А называть тебя посредственностью в математике они вообще не имеют права, потому что сами давно её забыли, если когда-то вообще знали.

Угрозы не дать денег на учёбу мне вообще не страшны, можно и на бюджет поступить.

Ни один из их аргументов в пользу того, что я никому кроме них не нужен и ничего не добьюсь, несостоятелен. Но почему-то всё равно на глаза наворачиваются слёзы. Не слушать, не слушать!

По-настоящему пугает не то что они говорят, а то что мне это слушать ещё шесть лет. Ну уж нет, я не выдержу!

Решено, этой ночью я дождусь пока родители уснут и выйду на улицу. Не стану я безвольным овощем которому не принадлежит его собственная жизнь.

Колёса катятся медленно через весь переулок, как будто дают мне возможность убежать. Но бежать некуда. Лучше пусть меня раздавят, чем будут год за годом выедать мозг чайной ложечкой. Хоть бы это было не очень больно!


Автор: Дмитрий Pivaseek Щербаков


Текущий рейтинг: 46/100 (На основе 22 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать