Дистрибьютор

Материал из Мракопедии
Перейти к: навигация, поиск
Pero.png
Эта история была написана участником Мракопедии. Пожалуйста, не забудьте указать источник при копировании.


Я работаю дистрибьютором. Работа моя весьма проста: я хожу по квартирам и продаю товары народного потребления. Не назвал бы это работой, ведь это не унылое просиживание штанов в офисе. Я просто гуляю и общаюсь с людьми, меня никто не контролирует, делаю что хочу и как хочу. Не каждому человеку удаётся объединить работу и хобби, я один из таких везунчиков.

Самое сложное в моей работе – сделать так, чтобы человек пустил тебя домой. Когда ты уже у него в доме и завёл разговор, то развести клиента на деньги гораздо проще. А вот дверь многие не открывают.

– Никогда не разговаривай с человеком на пороге, – учил меня наставник в первый день моей работы, – вход создаёт между вами невидимый барьер. Либо заходи в квартиру, либо проси человека выйти к тебе. Лучше заходи, чтобы создать более расслабляющую атмосферу.

Сегодня я по обыкновению работаю в частном секторе. Люди гораздо охотнее открывают тебе если видят твоё лицо и вас разделяет только забор. И контакт наладить проще.
Вижу выделяющийся среди остальных двухэтажный дом с высоким забором. У хозяев явно водятся денежки. Подхожу к воротам и звоню.

– Здравствуйте, с праздничком вас! – весело крикнул я, услышав открывающуюся дверь дома.
– Кто там? – строго спросила женщина, по голосу будто бы лет тридцати.
– Пришли вас поздравить! Сегодня юбилей у нашей оптовой компании, мы проводим рекламную акцию...
– Нам не интересно, уходите, а то я милицию вызову!
– Да если б, вы забудете о моём визите как только закроете дверь – почти прошептал я ей вслед.

Ну просто диву даюсь иной раз, как постоянны бывают люди! За последние полгода стучусь в этот дом в третий раз, и эта женщина прогоняет меня одной и той же фразой. Ничего, когда-нибудь и она столкнётся с одиночеством, настолько невыносимым что будет рада любому собеседнику. Рано или поздно это случается со всеми.
Эх, если бы люди пускали меня так же легко как забывают! Как бы упростилась моя работа! Но, к сожалению, приходится работать с тем что есть. Ведь надо чтобы они сами изъявили волю меня пригласить, иначе разговор не заладится. Вот и ходишь, уламываешь.

Некогда унывать, меня ждёт следующий клиент. Подхожу к забору, заглядываю за него, вижу бабушку копающуюся в огороде. Любимый тип клиентов: пенсионерки, которым нечем заняться и не с кем поговорить. И не на что тратить пенсию.

– Здравствуйте, с праздничком! Пришли вас поздравить! – начал я как обычно.
– С каким-таким праздничком? – удивилась бабушка.
– Сегодня триста лет русской балалайке, – пошутил я, отметив про себя, что бабушка улыбнулась. У неё изначально было доброе лицо, а теперь добиться её расположения стало ещё проще. – И юбилей у нашей оптовой компании, мы проводим рекламную акцию. Приглашайте, и я вам всё расскажу.
– А вы коротко расскажите, а то у меня дела ещё... – озвучила бабушка стандартную отговорку, которую я слышу по десятку раз на день.
– У нас много продукции, – я показал на пакет с товаром так чтобы она увидела его только мельком и заинтересовалась, – а на пороге разговаривать неудобно. Приглашайте, я вас подробно проконсультирую, а в конце приятно удивлю.

Любопытство бабушки взяло вверх и она пригласила меня домой. Даже не ожидал, что будет так легко. Вот не боится же. Обычно приходится долго разговаривать с людьми на пороге, прежде чем они соглашаются впустить меня. День начинается удачно.

Презентацию товара нужно прерывать на простой разговор за жизнь, так делают абсолютно все мои коллеги. На одной рекламе приятного диалога не построишь, а никто не будет давать деньги неприятному человеку. Но мне искренне интересно узнавать новое о людях.
Лариса Михайловна (именно так зовут мою клиентку) всю жизнь махала кайлом на каком-то совковом заводе, стала ветераном труда. Ну конечно же она заслужила побаловать себя на старости лет! Дело осталось за малым – убедить её в этом.
В семейной жизни у неё тоже неплохо: сын уже взрослый, давно завёл семью и бизнес, живёт в другом городе. Финансово она ему не помогает. Муж умер несколько лет назад. Больше нет возможных охотников до её довольно большой пенсии. И судя по более чем скромному убранству дома, Лариса Михайловна её не тратит, а откладывает.

Вышел я от неё без товара и с полными карманами денег. Записал адрес в заметки в телефоне. Уверен, что когда я вернусь, то услышу от Ларисы Михайловны слова благодарности, ведь у неё придёт в норму давление из-за духов с афродизиаками. Она даже не знала, что афродизиаки – это вещества помогающие от давления, пока я ей не объяснил.

∗ ∗ ∗

После рабочего дня совсем не клонит в сон. Жрать охота. Ох уж этот ночной жор! Ещё полная луна как назло, ёбаный фонарь, игнорировать который невозможно.

Просматриваю заметки в телефоне, ищу к кому можно зайти подкрепиться. О, Лариса Михайловна! Она пригласила меня в дом пару недель назад, самое время использовать её приглашение по назначению. Ещё не слишком поздно, моя ночная прогулка не будет вызывать у людей подозрений.

Захожу к ней во двор, прилагаю все возможные усилия чтобы выглядеть как можно нормальнее.
– Здравствуйте, Лариса Михайловна, вот, проходил мимо, решил заглянуть, спросить как у вас дела!
– Ой, Илюша, проходи на кухню! Может, чайку?

Обычная реакция на визит старого друга. Вот что значит опыт! Сейчас в это трудно поверить, но первое время мне тяжело было казаться нормальным.

– Не откажусь! Что у вас новенького? Сын не приезжал?
– Куда уж ему, весь в работе, даже звонить стал реже в последнее время.

Отлично, одной помехой меньше. Можно спокойно вести беседу и никуда не торопиться. Не хочу уходить из дома до утра. Обычные ничем не примечательные члены общества, коим я и являюсь, ночью спят дома, а не по улицам шастают. Во время нашей первой встречи Лариса Михайловна не успела мне многого рассказать из своей жизни, сейчас мы это наверстаем.

Все любят хорошие истории. Одно и то же вино может быть амброзией, если купить его за две тысячи, или безвкусной гадостью, если отдать за него всего лишь двести рублей. Нам важно где рос виноград, сколько лет его сок бродил в бочке, и кто его разливал. Вот и с людьми так же. В этом смысле я гурман, для меня человека делают воспоминания.

Пью чаёк и получаю истинное удовольствие когда Лариса Михайловна рассказывает про свою первую любовь. Очень уютная вся эта обстановка: чайник, печеньки, ностальгические воспоминания, на фоне тихо о чём-то бормочет телевизор.

Лампочка на кухне заморгала и погасла. Лариса Михайловна сбилась на полуслове и ойкнула от неожиданности.

– У вас есть запасные лампочки? Я поменяю. – предложил я.

Меняю лампочки пока Лариса Михайловна рассыпается в благодарностях. Продолжаем наш разговор как ни в чём не бывало.

Через пять минут шедший по телевизору сериал резко обрывается помехами, сама собой увеличивается громкость, шипение режет по ушам. На экране вспыхнуло лицо диктора новостей. «Погибли трое человек» – сказал диктор неестественно высоким голосом. Сериал вернулся так же быстро как и прервался. Вообще непонятно что это было и почему, новости же закончились час назад.

Лариса Михайловна вмиг изменилась в лице.
– Что это у вас с телевизором? Интересные какие-то помехи. – спросил я.
По глубоко озабоченному лицу бабушки было видно, что ей совсем не хочется об этом говорить. Что это гнетёт её уже давно. Хорошо что у меня есть дар убеждения.

– Похожие вещи уже случались раньше. – начала рассказывать она, – Муж мой, Сергей, царствие ему небесное, любил охоту. Как только он принёс в дом ружьё, сразу же начали лампочки гаснуть, предметы падать, замки заедать. Невозможно было нормально жить. В доме тогда был маленький ребёнок, мы ужасно боялись что на него что-нибудь упадёт. Я сходила к местной колдунье, она догадалась что это связано с появлением ружья в доме. Только избавились от него – и сразу как рукой сняло.
А Сергей погиб через несколько лет в пьяной драке. У нас тогда была небольшая пристроечка к дому, они там выпивали с другом. В ней и начался пожар, который мы с соседями еле смогли потушить. Пока тушили, ребёнок едва не погиб. Сергея с собутыльником потом нашли там же с ранами от ножа, уж не знаю кто на кого первым полез. А из-за чего случился пожар, так и не выяснили.
У тебя случайно нет при себе никакого оружия?

– Есть, я всегда ношу с собой перцовый баллончик, на всякий случай – машинально соврал я.

Бред какой-то. Дом, который реагирует на агрессию, неважно в чью сторону, и запускает программу самоуничтожения, не жалея никого. Ни на йоту не похоже на правду, но лучше лишний раз не рисковать и убираться отсюда побыстрее. Кто знает, может это и действительно так, мы ещё многого не понимаем в окружающем нас мире.

Вот только голод становился всё настойчивее, пока я нагуливал аппетит историями от Ларисы Михайловны. Ладно, ещё несколько секунд погоды не сделают.

Она не успела попросить меня вынести баллончик из дома, мои клыки уже были в её шее.

∗ ∗ ∗

Сегодняшний рабочий день был весьма продуктивен: я познакомился с очень приятной семейной парой. Сделал у них свою обычную дневную выручку, они не только для себя, но ещё и для родственников подарки взяли. И даже наложили с собой яблочек! Обязательно наведаюсь к ним в следующее полнолуние.

Разворачиваю обёрнутые в жёлтые газеты яблоки и убираю их в холодильник. На одной из газетных страниц случайно замечаю фотографию знакомого мне дома.
В заметке говорится о странном убийстве: тело пенсионерки найдено на её собственной кухне полностью обескровленным. Никаких зацепок, никаких подозреваемых. Типичное нагнетание мистики. Зачем-то кладу эту заметку на стол, а не выбрасываю в мусорку вместе с остальными.

Убрав яблоки, ставлю чайник. Присматриваюсь ещё раз к фотографии в газете. Зря я тогда так быстро удрал. И чего испугался?

Свисток чайника зашумел резко, я вздрагиваю. Поворачиваюсь к нему, бросая лист бумаги на стол. Ножки крепкого деревянного стола обваливаются. Мне становится слегка не по себе.
Заострённая ножка стола летит прямо мне в грудь. Успеваю отпрыгнуть. Начинаю паниковать, к такому меня жизнь не готовила.
Фотография про́клятого дома сделало проклятым мой дом. Сейчас нужно выйти как можно быстрее, и на улице спокойно решить что делать дальше.

Выхожу в подъезд. На лифте ехать не хочу, мало ли что, спущусь пешком, всего лишь пятый этаж. Из соседских квартир доносятся какие-то тревожные завывания и истерический смех. Не так страшно как то что было в квартире, но подтверждает правильность моего решения не ехать на лифте.

Открываю подъездную дверь и замираю на полушаге. Она ведёт в мою квартиру. Подъезд замкнулся. Блять, ну как так-то?! И что делать теперь?!

Сдаваться глупо, в прошлый раз из дома бабки я же как-то вышел. С опаской косясь на деревянную мебель, чтобы ничего от неё не отлетело в мою сторону, подхожу к окну и кидаю в него кресло. С пятого этажа даже человек может спрыгнуть без фатальных травм, если повезёт. Встаю на подоконник. Только сейчас обращаю внимание на огромную полную луну. А с утра было новолуние.

Такого сильного голода я не чувствовал ещё не разу в жизни, даже не знал о том что вообще могу чувствовать подобное. Внутренности то скручиваются жгутом, то сжимаются в одну точку. Думать о чём-то кроме крови тяжело. Так вот какой ты оказывается, морок.

Сейчас я готов наброситься на первого встречного не думая о последствиях. Смотрю вниз, не вижу на улице ни одного человека. Странно, но на соседней большой людной улице точно кто-то найдётся. Выпрыгиваю из окна и бегу туда. Навстречу мне летит заострённая ножка от моего кухонного стола. Отпрыгиваю и спотыкаюсь, падаю.
Встаю почему-то из своей кровати. Пытаюсь заставить себя думать не о том как поесть, а о том, как выбраться. Почти невозможно, мысль вызывает физическую боль. Нужно уничтожить эту фотографию из газеты, это из-за неё всё началось.

На кухню ползу с трудом, боль расползлась по всему телу. По дороге от меня отваливаются части тела. Или не отваливаются, а это мне только кажется. Скорее всего, потому что некоторые отвалились раза по три.

Вот она, эта фотография, на столе, там же где я её оставил.
Чувствую запах железа. От него голод становится сильнее. Пытаюсь не потерять сознание. Из крана течёт кровь. Жадно припадаю к нему, кровь останавливается сразу же.
Пытаюсь сосредоточиться на том за чем пришёл. Голова раскалывается, мысли путаются, хочется уже лечь и сдаться. Поворачиваюсь к столу и не вижу там фотографии. Осматриваю всё вокруг. Её нет.
На меня опять летит ножка стола, медленнее чем два раза до этого. Можно увернуться если захотеть.


Текущий рейтинг: 56/100 (На основе 13 мнений)

 Включите JavaScript, чтобы проголосовать